История семьи Мандалака Tашкентцы История

Пишет Олег Николаевич.

Эта история взята мной из сборника воспоминаний «По волнам моей памяти» Владимира Петровича В. Он дал мне её почитать несколько лет назад и я не раз испытывал желание опубликовать отдельные главы его интереснейших воспоминаний. Видно время пришло…

Публикация согласована с автором и героем его рассказа Дмитрием Константиновичем Мандалака. Публикация автора 2004 года…

Мне хочется поделиться с вами историей одной семьи,  в которой как в зеркале отразилась наша история. Это семья с редкой фамилией Мандалака.

В конце 19 века в Средней Азии появились братья Мандалака, Дмитрий и Георгий, греки по национальности. Убедившись в перспективности предпринимательства в шелководстве, они занялись им. Братья Мандалака являются основоположниками промышленного шелководства в Средней Азии. До них это была область кустарного производства. Мандалака при строительстве грензавода в Коканде использовали самую передовую технологию того времени. Приглашали лучших специалистов, выписывали техническую литературу по этому вопросу, знакомились с лучшими производствами в этой области, занимались улучшением породы. Их усилия привели к росту объемов производства шелка и улучшению его качества. Да, их целью было получение прибыли. Но сколько рабочих мест они открыли, сколько средств вкладывали в улучшение жизни своих сотрудников, в благотворительность. Предания об их добрых делах до сих живы среди потомков их сотрудников. И неоднократно потомки Мандалака попадали в ситуацию, когда, услышав их фамилию, совершенно незнакомые люди тепло расспрашивали: не родственники ли они тех братьев Мандалака.

Вплоть до революции это было процветающее предприятие. После революции все было реквизировано и пришло в упадок. В центре Коканда остались два симметричных особняка в греческом стиле. Эти дома братьев- шелкопромышленников стали украшением города. После революции следы Георгия потерялись. Возможно, он эмигрировал. А Дмитрия постигла трагическая судьба. Он чувствовал, что кольцо репрессий сжимается вокруг бывших крупных предпринимателей. Постоянно шли обыски, и реквизировалось все, что только можно. А он считал себя роком семьи и думал, что если его не станет, то семью оставят в покое. Поэтому он застрелился, оставив без средств существования жену и двух маленьких детей.

Чтобы прокормить семью, жена Афина вынуждена была распродавать или обменивать на продукты то немногое, что уцелело от реквизиций, в частности немного золотых царских червонцев. Тогда продажа золота была запрещена. Но надо было чем-то кормить голодных детей. Во время продажи монеты на базаре она и была задержана чекистской облавой. Без суда и следствия Афину расстреляли, несмотря на то, что двое малолетних детей, Константин и Ольга, остались круглыми сиротами. Надо сказать, что этот эпизод с гордостью описан в одной из книг о первых чекистах, как образец операции по борьбе с незаконными валютными операциями.

Детей приютили родственники. Но как только они подросли, дети ушли в самостоятельную жизнь. Тень родителей сопровождала их всю жизнь. Клеймо «социально чуждый элемент» и прошлое их родителей не раз влияло на их судьбу. Так, во время войны Константина не взяли в армию, хотя он рвался на фронт добровольцем. Так, его не приняли в партию.

Ольга всю жизнь проработала в бухгалтерии. А Константин в 15 лет после окончания школы устроился работать в МТС в глубинке Узбекистана. Почувствовав, что у него тяга к технике и электричеству, поступил и окончил Ташкентский институт инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства. Ездил на практику на первенец пятилеток Сталинградский тракторный завод, произведший на него неизгладимое впечатление. А потом в конце 30-х годов ушел в птицеводство, где прошел путь от слесаря до директора инкубационной станции.

Затем был период преподавания в сельхозинституте. Но тяга к живому делу перевесила, и Константин опять вернулся в Узптицепром, с которым связана вся его последующая жизнь. Константин Дмитриевич работал начальником отдела механизации. Он руководил и непосредственно участвовал в получении новой техники, ее монтаже и наладке, в ремонте эксплуатируемой техники во множестве птицефабрик по всему Узбекистану.

Пытливый ум и фамильная тяга к новаторству подвигали его на исследовательскую работу в птицеводстве. Мандалака стоял у истоков введения клеточного содержания птиц. Он постоянно занимался рационализаторской и изобретательской деятельностью.

В середине 50—х годов Константин Дмитриевич получил бронзовую медаль Всесоюзной сельскохозяйственной выставки за достижения в области механизации птицеводства. При строительстве птицефабрик столкнулись со следующей проблемой. Птицы не выдерживали высокой летней температуры. Необходимо было охлаждать воздух. Но кондиционеры в то время стоили очень дорого, что привело бы к высокой себестоимости продукции, и были ненадежные. Мандалака с соавтором предложили оригинальное и предельно простое устройство. Электродвигатель с вентилятором, установленный на крыше, гнал воздух в помещение через кассету с опилками, на которые капала вода. Воздух, проходя через мокрые опилки, охлаждался минимум на пять градусов. Кроме того, повышалась его влажность, что в условиях нашего лета далеко не лишнее. Заметьте: в устройстве все очень просто и ничего дефицитного. Право нашим умельцам впору применить это у себя. Этот кондиционер получил широчайшее распространение.  Сотни тысяч их внедрялись не только в птицеводстве, но и сельском хозяйстве, в промышленности. Ставили его во всей Средней Азии и за рубежом, в странах с жарким климатом.

До последних лет жизни Константин Дмитриевич привлекался в трудных ситуациях в птицепроме. Его совет и помощь всегда были действенны. Иначе и быть не могло, учитывая его огромный опыт, инженерный талант и золотые руки. Государство присвоило Константину Дмитриевичу звание Заслуженного механизатора УзССР, наградило медалями и орденом «Знак почета».

Само собой разумеется, его дети росли среди железок и проводов. Им передался и инженерный талант, и золотые руки.

Первые свои деньги (очень скромные) старший сын Дмитрий получил за участие в монтаже электрооборудования инкубатора в пять лет. Это не ошибка. Малыш действительно привинчивал маркированные электропровода в монтажных шкафах. Не удивительно, что он поступил на энергетический факультет Ташкентского политехнического института. А после окончания работал там на кафедре. Ему хотелось работать в области программирования для вычислительной техники, являющейся в то время передовым рубежом прогресса и овеянной флером романтики. Узнав о том, что в Объединенном диспетчерском управлении (ОДУ) энергосистем Средней Азии и Южного Казахстана создается Автоматизированная система диспетчерского управления (АСДУ), в 1973 году Дмитрий переходит туда.

Программный комплекс АСДУ по сложности сопоставим с комплексом, обслуживающим космонавтику. Диспетчерский зал ОДУ по впечатлениям напоминает Центр управления полетами в России. Тот же огромный информационный щит, масса цифровых приборов, большое количество дисплеев. И напряженная работа диспетчеров, ведущих энергетический режим Объединенной энергосистемы, в которую входят Узбекистан, Кыргызстан, Туркмения, Таджикистан и Казахстан. Сердце ОДУ – автоматизированная система диспетчерского управления. Это сложнейший аппарат математического моделирования процессов в энергосистеме, банк телеизмерений параметров и телесигналов состояния энергообъектов, собираемые со всей Средней Азии, противоаварийная автоматика. Все это сотни программ и сотня компьютеров, объединенных единой информационной базой и сетью ежесекундно и круглосуточно выдающие людям, управляющим режимом, весь набор необходимой информации.

В Союзе было 9 энергосистем, между которыми шло негласное соревнование — у кого лучше АСДУ. И надо сказать, что ОДУ Средней Азии всегда было в числе первых, несмотря на то, что центральные ОДУ больше финансировались, поставлялась лучшая вычислительная техника, и под боком были центральные проектные институты с большим количеством специалистов, работавшие на них. В ОДУ Средней Азии многое создавалось своими рукам, и программы и техника. И надо сказать они ничем не уступали «центральным», а в чем-то и превосходили их.

Интеллектуальная атмосфера энтузиазма, созданная начальником  службы АСДУ Игорем Брискиным, и коллектив талантливых единомышленников позволили создать, можно сказать, «не за деньги, а за идею», прекрасный программный комплекс, который функционирует до сих пор. В этом процессе почти с нуля активно участвовал Дмитрий. А теперь он  стал начальником  службы АСДУ и занимается модернизацией программного комплекса и поддержанием его круглосуточной работоспособности.

Интересна прихотливость судьбы. Дмитрий женат на Эрике, чей дед работал у «тех» братьев Мандалака. Воистину жизнь в отличии от литературы не боится упреков в неправдоподобии.

Его брат Сергей после окончания того же института и того же факультета занялся теми же проблемами, только на уровне электростанции. Вот уже много лет он занимается АСУ Сургутской ГРЭС. Вначале как представитель ташкентской проектно-наладочной организации ОРГРЭС. Сейчас он начальник отдела АСУ ТП Сургутской ГРЭС в России.

Только дочь Марина, как и положено девочке, занялась не железками, а закончила Республиканскую музыкальную школу им.Успенского и всю жизнь учит детей музыке.

Вот уже входит во взрослую жизнь следующее поколение семьи Мандалака. «Изменив» делу отца, после окончания училища имени Бенькова появился талантливый художник Константин Мандалака, сын Дмитрия. Несмотря на все проблемы, связанные с взаимоотношением рынка и художника, мы видим, как растет его мастерство. Это подтвердила и его персональная выставка, прошедшая недавно в Доме-музее Тансыкбаева.

Зато по стопам отца пошла  дочь Дмитрия Маргарита, отлично учащаяся в Ташкентском государственном техническом университете в энергетическом институте на факультете электроэнергетики. В дальнейшем она видит себя продолжательницей отцовского дела.

Посмотрите, какие яркие и разные жизни. Но всех их объединяет безусловный талант и глубокая порядочность. Согласитесь – уже только за это о них нужно помнить. Эти жизни – кирпичики в здании истории нашей родины.

5 комментариев

  • VTA:

    Олег Николаевич! Я Вам так признательна за эту публикацию. Очень давно меня интересовала судьба этих людей. Я в детстве слышала о них, особенно о трагической участи Афины, но не могла найти никаких документальных сведений, кроме приговора тройки в «Красной Фергане». Мои родственники жили в то время в Коканде, а старший брат бабушки принял смерть вместе с Афиной. Даже через много лет после того события старожилы Коканда, перехавшие в Ташкент, рассказывали, что весь город был потрясен ее расстрелом. Как хорошо, что выжили дети Афины, что род Мандалака продолжается и его представители достойные люди. Счастья им и успехов! Спасибо!

      [Цитировать]

  • tanita:

    Олег Николаевич, огромное спасибо, за то, что вместе с Таней Вавиловой возрождаете память о старых ташкентцах,

      [Цитировать]

  • Ольга:

    Замечательная статья!
    Для меня ОДУ Средней Азии и Ю.К. — самая главная часть жизни. С Димой продолжаем дружить, хоть и видимся раз в три года. И не мне одной снится тенистая Хорезомская 6. Но самое важное, что наши дети продолжают дружить!
    Спасибо, что всколыхнули.

      [Цитировать]

  • Анатолий Блинцов:

    Молодец, Олег! Продолжай в том же духе. С братьями Мандалака я был знаком, особенно с младшим Сережей. Пересекались по работе в Ташкенте (САО ОРГРЭС и в Сургуте). А Игорь Брискин — брат моей жены Юли.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.