Легендарная разведчица с «Узбекфильма» Tашкентцы

Ирина Каримовна Алимова родилась Мары в Туркмении в 1918 году. Ее дед был русским, возводил знаменитый Чарджоуский мост, а потом женился на туркменке.

В 18 лет ей, студентке сельхозтехникума, на «Туркменфильме» сразу дали одну из главных ролей в фильме «Умбар».
Девушки  направили в Ленинград, в театральное училище. А после  него она попала на «Узбекфильм», где над ней шефствовал сам Наби Ганиев.
Увы, война разметала все планы и надежды молодой актрисы. Она сама пришла в военкомат и ее, как знающую четыре тюркских языка, зачислили в НКВД переводчицей.
Она прошла всю войну, встретила Победу уже в Кракове. В Туркменистан вернулась с орденом Отечественной войны.
На киностудии работы не нашлось, пришлось возвращаться в НКВД, в местную контрразведку.
Уже в  1947 году на Лубянке ей предложили перейти во внешнюю разведку. И она, понимая, что мечты о большом экране надо похоронить, согласилась.

Алимовой дали кодовое имя «Бир».

Дополнительно она выучила немецкий и турецкий языки. В 1953 году ее решили отправить в Японию под видом уйгурки из богатой семьи, давно выехавшей из России. И теперь она из «родных» мест направлялась к «жениху» в китайский порт Тяньцзин. Там они «женятся» и через Гонконг отправятся в Японию.
Так она познакомилась с «Халефом»,  разведчиком-нелегалом Шамилем Абдуллазановичем Хамзиным, кстати, холостым.
И так вышло, что они  влюбились уже при первой встрече и прожили всю жизнь вместе.
В конце 1953 года «Бир» прибыла в Тяньцзынь под своим легендированным именем Хатыга, а «Халеф», уже прочно обосновался в городе как коммерсант Энвер Садык.
После свадьбы они стали представляться как мистер Энвер Садык и миссис Хатыга Садык.
Они обратились к американскому Красному Кресту с просьбой помочь им перебраться в Гонконг, а затем в Японию.
«Бир» выяснила, что одна эмигрантка, нуждавшаяся в средствах, имела небольшой земельный участок в Токио. Узнав о готовности выгодно продать его, «Халеф» и «Бир» запросили Центр о разрешении приобрести эту собственность. Они получили согласие и оформили покупку.
Так они получили визу сроком на год в Японию.

Для начала супруги обосновались в японском Кобэ, где, продав участок земли, приобрели небольшой двухэтажный дом.
Первый этаж они заняли сами, а второй сдали двум американцам, оказавшимся, как установили позже «Бир» и «Халеф», сотрудниками американской разведки. Последнее обстоятельство оказалось очень для них полезным. Японские контрразведчики не могут допустить мысли, что в доме на втором этаже живут представители ЦРУ, а на первом — КГБ.
И действительно, один из давних эмигрантов — русский, живший в Кобэ, — очевидно, почувствовавший в них «русский дух», написал в контрразведку о своих подозрениях. Японцы начали следить за ними. Супруги Садык решили «пожаловаться» в турецкое представительство, где у них были друзья. Это возымело положительное действие.
«Халеф» по заданию Центра перебрался в Токио,  стал компаньоном в экспортно-импортной фирме и открыл магазин в двухэтажном доме. Вскоре за ним последовала и «Бир».
Связь с Центром держали через тайники, закладку своих почт «Халеф» и «Бир» делали поочередно.

В обязанности «Бир» входила работа по зашифровке материалов резидентуры и расшифровке радио — депеш и сообщений Центра, поступавших через тайники.
«Бир» активно вела изучение перспективных кандидатов на вербовку, поддерживала связь с агентами — источниками информации, обрабатывала поступавшую к ним разведывательную информацию.
В целях маскировки «Халеф» и «Бир» вели светскую жизнь — посещали дипломатические приемы в турецком, американском и других посольствах. «Бир» регулярно посещала американский женский клуб, принимала у себя гостей. Особенно близкие отношения у них сложились с турецким посольством и с самим послом. В их доме, например,  целый месяц гостил турецкий военный атташе.
Японские газеты и журналы обошла в свое время фотография, на которой Ирина Каримовна как «миссис Хатыга Садык» снята рядом с супругой тогдашнего императора Японии, участвовавшей в открытии выставки икебаны. А ведь она была уже майором КГБ!
За 13 Ирина Каримовна лишь раз навестила своих родных в Ашхабаде.

Вот, например,  какую информацию добывали разведчики.
«Георгу. Под видом создания новых полицейских отрядов начали интенсивное увеличение армии. Планы милитаризации держат в глубокой тайне, ибо это является серьезным нарушением взятых страной обязательств. В ближайшие годы предполагается увеличить таким образом численность армии вдвое. Заключены секретные контракты на развитие военной промышленности. В прессе по этим вопросам не появляется никакой информации. Бир».

Или.
«Георгу. Стало известно, что в обстановке секретности спущена на воду подводная лодка нового типа, оснащенная новейшим оборудованием. Бир».

В начале 1966 года резидентура доложила важную информацию:
«Георгу. Хорошо информированный источник сообщает о планах создания новой замкнутой политической группировки, в которую могут войти Южная Корея, Южный Вьетнам, Тайвань, Япония, Таиланд, Филиппины, Новая Зеландия, Австралия, Малайзия. Переговоры, возможно, состоятся в Сеуле или Бангкоке. Это явится серьезным дестабилизирующим фактом в Юго-Восточной Азии. Бир. «

И действительно, в Сеуле был создан азиатско-тихоокеанский совет — АЗПАК.

Проблема работы  в Японии- это традиционное подозрительное отношение японцев к иностранцам. Даже сегодня к эмигрантам здесь относятся более враждебно, чем в любой другой развитой стране. А получить японское гражданство возможно, только женившись на японке.

Уже в 90-х годах, когда «Дело «Бир»» было рассекречено, японские газеты писали:
«Во время 13-летнего пребывания в Японии семья Садык наблюдала за перевооружением страны вслед за созданием сил самообороны в 1954 году и развитием двухсторонних связей с Соединенными Штатами. Одним из успехов деятельности шпионов Садык было приобретение сделанных с воздуха фотоснимков баз США и сил самообороны. Эти данные они смогли заполучить благодаря знакомству с американским солдатом турецкого происхождения».

Только летом  1967 года разведчики вернулись домой. И «Бир» вновь стала Ириной Каримовной.

«Я всю жизнь играла очень трудную роль, только без дубляжа и суфлеров… Ошибиться было нельзя — за нами стояла огромная страна, которая не должна была пострадать из-за наших срывов».

И добавила: «Если бы пришлось жить заново, я снова избрала бы прежний путь».

Ирина Каримовна Алимова умерла 30 декабря 2011 года. Похоронена 6 января 2012 года с воинскими почестями на Донском кладбище в Москве.

Из книги Виталия Павлова «Женское лицо разведки», Москва, «Олма-Пресс» 2002.
Источник.

3 комментария

  • Ефим Соломонович:

    В конце девяностых годов прошлого века, бывший руководитель отдела «С» КГБ СССР(подготовка нелегалов -разведчиков) Юрий Дроздов побывал в гостях у легендарных разведчиков — нелегалов Ирины Каримовой и её мужа Шамиля Хамзина. Жили разведчики в двухкомнатной «Хрущобе», и у этой четы, имевших совсем недавно свои виллы и квартиры в нескольких странах, не говоря уже о счетах в зарубежных банках, стоял старенький телевизор «Темп», и на вопрос Юрия Дроздова о том, что их удивило при возвращении в Советский Союз, Ирина Каримова и Шамиль Хамзин ответили, это то, что их не посадили и не расстреляли. А самой большой радостью для Шамиля Хазина было то, что на него надели национальный туркменский халат во время их визита в Туркмению, по приглашению Туркменского правительства. Сам факт внимания и гостеприимства к нему и его супруге поразил разведчика Шамиля Хамзина больше, чем вручение ему и супруге правительственных наград в КГБ СССР.

      [Цитировать]

  • long59:

    интересно, кого это в 1967-м сажали и расстреливали?
    Ну никак без клеветы на бывшей союз не обходиться.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.