История о Голубом Экране История

Из серии Ташкентские истории.

Лекция называлась загадочно: «Видение по радио». Может, поэтому небольшой зал Народного дворца в это воскресенье был переполнен. Студенты, молодые рабочие, ремесленники старого города… Далеко не каждый из тех, кто пришел сюда в тот день, мог толком объяснить, как работает радио. Ни у кого из них не было еще в доме этого маленького чуда -радиоприемника, еще толпились на улицах Ташкента удивленные горожане перед громкоговорителем, укрепленным на высоком столбе… Шел 1927 год. Всего лишь несколько месяцев назад, в феврале, начала свою работу Ташкентская широковещательная радиостанция. Только-только услышал ташкентцы эти удивительные голоса, бегущие по проводам. А тут лекция : «Видение по радио».

И если в радиоголос уже можно было поверить, то «видение по радио» было вовсе из области фантастики. Но молодой парень в выгоревшей гимнастерке, который читал эту необычную лекцию, совсем не был похож на проходимца, решившего подурачить толпу: «Лекцию читает инженер Борис Грабовский»,— было написано на афише. И читал ее этот инженер так увлеченно и страстно, словно уже стоит в его квартире этот самый «телефот», как называл он аппарат для видения на расстоянии, и видит он в нем дальние дали, чужие города и страны… Слушали эту лекцию, как слушают      сказку о ковре-самолете; интересно, захватывающе, кажется, чего проще, сел на ковер — и в небе. А потом глянешь на ста­рый ковер, что лежит в углу — и улыбнешься.

Но Грабовский не был сказочником, И не было в его маленькой квар­тирке на Шейхантауре ни волшебного, ни даже простого ковра. Откуда у парня, недавно вернувшегося с гражданской войны, куда он ушел добро­вольцем, подобная роскошь? Самое волшебное, что было в его доме — это «телефот», прибор для видения на расстоянии.

Он возвращался домой в тряском вагончике трамвая, потом шел по пыльной улочке и, улыбаясь, поглядывал на купол мечети, стоящей неподалеку от его дома. «Вот бы где лекцию прочесть!»—подумал он и сам засмеялся своей шутке.

Но не только ревностным служителям аллаха трудно было поверить в идеи Грабовского. Сам Борис Львович Розинг, видный советский ученый, первым высказавший мысль по передаче изображения на расстоянии и предложивший использовать для этого электронно-лучевую трубку, — даже он не поверил своим глазам, когда Грабовский привез ему в Ленинград в 1925 году свой «телефот». Выдающийся ученый, еще в 1911 году получив­ший на экране трубки неподвижное изображение предмета, был восхи­щен — ведь перед ним был, в отличие от всех предыдущих систем подоб­ного рода, настоящий электронный телевизор! Созданный по тому самому принципу, по которому работают и сегодняшние «голубые экраны».

Но в том далеком 1925-м году первый в мире телевизор еще не работал.

Нужна была электронно-лучевая трубка, которую не изготовишь в кустарной мастерской, нужны были другие тонкие приборы, нужна была помощь молодому энтузиасту, спешившему воплотить свою уникальную идею в жизнь.

— Поможем,— выслушав изобретателя, решительно ответил Юлдаш Ахунбабаев. И тут же, не медля, взял ручку: «На основании предложе­ния Председателя ЦИК Узбекской ССР…». Открылись для молодого уче­ного двери лабораторий Среднеазиатского университета, цехов завода имени Ильича, предприятий связи. А на ленинградском заводе «Светлана» была собрана та историческая электронно-лучевая трубка, на которой впервые появилось движущееся изображение. Она и сегодня цела, хра­нится в Ленинграде, в Центральном музее связи.

Вот строки из отчета о первом официальном телевизионном сеансе:

«26 июля 1928 года в присутствии комиссии под руководством профес­сора Ташкентского университета Н. Н. Златоврацкого, Б. П. Грабовский, И. Ф. Белянский и их помощники-связисты установили в здании округа связи (ул. Л. Толстого) передатчик, а в 20 метрах от него, в другом поме­щении — приемник. Комиссия разделилась па две части: одни следили за передачей, другие — за приемом. В 12 часов дня был проведён первый официальный телевизионный сеанс: изумленные члены комиссии своими глазами увидели на экране радиоэлектронного «телефота» движимое изображение. Они узнали Белянского…»

На экране молодой изобретатель, взволнованный, радостный, cнимал и надевал свою форменную фуражку, вертел головой, что-то говорил членам комиссии… Слышно, конечно, ничего не было, но было и так понятно:

— Смотрите! Работает! Работает! Ура!

А потом был первый телерепортаж. Аппаратуру установили на углу улиц Ленина и Карла Маркса, у самого перекрестка. Мимо сновали прохожие, катился, позванивая, трамвай, и все это, словно в зеркале, отражалось на маленьком экранчике «телефота»…

Телевидение в Ташкенте — первое в мире? В это трудно поверить, но тем больше наша гордость. Родившись здесь, «голубой экран» начал свое шествие по всей стране — от Москвы  до самых до окраин. Правда, только через три десятилетия. Не до телевидения было всем нам в тяжелые сороковые годы… Но вот оправились от войны, и вскоре появился в наших домах громоздкий, массивный «КВН—49». Появился еще не у каждого, и счастливый владелец телевизора    устраивал    по вечерам   коллективные просмотры. Собирались соседи, целыми семьями, со своими стульями, рассаживались, и когда наступала тишина, хозяин трепетной рукой включал аппарат. Огромная линза, стоящая перед экраном, освещалась голубоватым светом, и диктор объявлял программу, которую мы смотрели век начала до конца…

Первые регулярные передачи Ташкентского телецентра начались ноябре 1956 года. А еще через три года ташкентцы уже начали смотреть внестудийные передачи — репортажи с митингов, торжественных вечеров, спортивных состязаний… У телецентра появилась передвижная телевизионная станция.

Всего двадцать с лишним лет смотрим мы телевизор, а как привыкли к нему! И если вначале мы, как завороженные, смотрели на голубую линзу «КВН»а, то сегодня нам подавай уже последнюю модель цветного «Рубина», да чтобы цвет у него был посочнее да поярче. Помню, совсем недавно мы пытались превратить свой скромный черно-белый «Рекорд» в цветной, приклеивая к экрану трехцветную пленку. Сегодня настоящие цветные передачи мы смотрим из Ташкента, Москвы, из других стран по системе «Интервидения»…

Да и наша «старая», 192- метровая телевышка сегодня кажется нам совсем невысокой. Она действительно уже «не справляется» со своими обязанностями. Поэтому и решено было построить для нового телецентра новую телевизионную башню. Она поднялась в районе парка «Побе­да», ростом почти в два раза выше своей старшей сестры. А выше — это значит лучше качество передач, шире зона приема. Когда вступит в строй новый передающий комплекс, ташкентцы смогут смотреть передачи по четырем черно-белым и одной цветной программам.

Мы перестали удивляться — это одна из примет нашего стремительно­го времени. Но гениальное потому и кажется нам простым, что оно гени­ально. «Телевидение? Это очень просто!»—так называется книга, вышед­шая недавно во Франции. Действительно, чего уж проще: стоит взглянуть на маленький голубой экран — перед тобой весь мир и даже космос.

2 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.