Алексей Зеленецкий — человек Божий История

Первого февраля 1873 года — ровно сто сорок лет назад — состоялось официальное открытие первой русской школы в городе Каттакургане, основанной бескорыстным и незаурядным человеком — протоиереем Алексеем Федоровичем Зеленецким. Дорога на Ура-Тюбе

Алексей Зеленецкий — сын сельского священника, получивший образование в Симбирской духовной семинарии, окончил ее в 1856 году (причем своей alma mater отец Алексей оставил 1000 рублей с тем, чтобы на проценты с этих денег была впоследствии образована стипендия его имени). В течение первых двух лет по выходе из семинарии он учительствовал в доме у богатого помещика Самарской губернии, а затем — в 1868 году — был рукоположен в сан священника. Священствуя и вместе с тем учительствуя в разных местах Симбирской епархии, он овдовел, потеряв также и своих малолетних детей. Оставшись совершенно одиноким в глухом чувашском селе и чувствуя, что ему не под силу перенести горе в такой обстановке, он решил сменить место жительства и перебрался в Туркестанский край. Летом 1868 года он получил назначение на должность настоятеля в укреплении Ура-Тюбе.

В то время русского населения там было немного:  одна сотня казаков во главе со знаменитым впоследствии генералом М. Д. Скобелевым. Жили все тогда по-походному, в глиняных саклях — без мебели, книг и газет. Тяжелой казалась такая жизнь для интеллигенции.

Нелегкой была она и для отца Алексея, не успевшего еще свыкнуться со своим вдовством. Удовольствие и развлечение доставляли ему лишь экскурсии по окрестным городам в обществе офицеров, в которых принимали непременное участие Скобелев и помощник ходжентского уездного начальника. При содействии последнего и при помощи татарского языка, которому отец Алексей обучался в семинарии (он знал на память целые главы Корана, чем постоянно приводил в изумление правоверных мусульман), он познакомился и близко общался с местными жителями, пользовался их уважением. Некоторых  из них священник бескорыстно обучал у себя на дому русской грамоте.

Узнав об этом, генерал-губернатор Туркестанского края К. П. фон Кауфман выразил свое одобрение и не замедлил поощрить отца Алексея, исходатайствовав ему в Священном Синоде в награду камилавку. А в феврале 1872 года Зеленецкий был перемещен на открывшуюся вакансию настоятеля церкви в город Каттакурган, где и прослужил всю свою оставшуюся жизнь — по день смерти 28 февраля 1897 года.

Первая школа на селе

Прибыв к месту служения, отец Алексей занялся обучением детей нижних чинов гарнизона, а также местных мальчиков (узбеков и таджиков, афганцев, индийцев и евреев), открыв школу у себя в доме, состоявшем из двух комнат, из которых одну он занимал сам, а другую, большую, переделал в класс. В декабре того же 1872 года он обратился к начальнику Зарафшанского округа с просьбой об отпуске денег как на первоначальное обзаведение школы, так и на ежегодные расходы ее.

Отец Алексей доложил, что заведывание школой и обучение он примет на себя безвозмездно, но ввиду отвлечений от занятий в школе из-за исполнения религиозных треб просил назначить ему в помощь благонадежного грамотного нижнего чина, квартировавшего тогда в Каттакургане Пятого Туркестанского линейного батальона. Доклад этот генерал Абрамов одобрил и сделал распоряжение выдать на первоначальное обзаведение из городских сумм 116 рублей, а также утвердил штат Каттакурганской русской школы.

Первого февраля 1873 года отец Алексей официально открыл школу. Первоначально она последовательно помещалась за плату в домах  Сверчкова, Визина и Гольцгаузена, а в 1881 году было выстроено школьное здание из жженого кирпича. Школа тогда еще была бесклассная и без определенной программы. По возрасту, по времени поступления и успехам ученики в одной комнате разделялись на несколько групп учащихся. Предметами преподавания были: Закон Божий (для русских учеников), чтение, письмо и арифметика. Обучение чтению велось по методу Ланкастера, арифметике — в пределах четырех правил по руководству для уездных училищ, изданному Департаментом народного просвещения.

Преподавание и заведывание школой отец Алексей вел безвозмездно, а помощники его — унтер-офицер Пятого Туркестанского линейного батальона Ханин, рядовые того же батальона Свечкин и Стулов — получали по 120 рублей в год. Занятия проводились под руководством отца Алексея, составившего им для общения с местными учениками словарь общеупотребительных узбекских слов, при помощи которого обучение шло довольно успешно. Экзамены в школе производились с первого же года: произведенные испытания учащихся были отмечены благодарностями начальников Зарафшанского округа генералов А. К. Абрамова и Н. А. Иванова. В 1873 году экзамен производился войсковым старшиной Чеботаревым, который доносил начальнику Зарафшанского округа: «Всех учеников обучалось в школе — 16, в возрасте от 8 до 14 лет, которые, несмотря на краткость учебных занятий и другие непредвиденные препятствия, сделали довольно значительные успехи благодаря вполне разумной системе преподавания, принятой священником Зеленецким, который, избегая всякого насилия, изгнал из своей школы рутинный прием для приохочивания детей к книге — наказание. Дети держат себя совершенно свободно и непринужденно».

В ответ на это донесение генерал Абрамов выразил отцу Алексею благодарность за успешные и разумные занятия в школе. В 1874 году экзамен производил вновь назначенный начальник Каттакурганского отдела И. А. Войцехович, который дал лестный отзыв об успехах учеников, прибавив, что таковые достигнуты благодаря любви и преданности делу отца Алексея.

В 1876 году школу посетил  генерал-губернатор Туркестанского края К. П. фон Кауфман и лично экзаменовал учеников, «ответами которых, особенно учеников-туземцев, остался доволен», причем лучших из них устроитель края наградил бархатными халатами, а Зеленецкому выразил свое удовольствие за прекрасное состояние школы.

В 1877 году в общем приказе начальника Зарафшанского округа генерала Н. А. Иванова говорилось: «Что касается до русского училища в городе Каттакургане, то засвидетельствованное ныне и начальником отдела, и лично мне известное прекрасное состояние ее, выраженное и успехами, оказанными учениками на произведенном экзамене, вполне убеждают меня, что заведывание его находится в руках усердного и опытного в деле человека. Мне особенно приятно видеть весьма удачный опыт совместного обучения русских детей и туземцев, причем успехи, достигнутые последними, не оставляют пока желать лучшего. Я изъявляю глубокую признательность и душевную благодарность заведующему Каттакурганской русской школой, священнику Зеленецкому, за его отличные труды по школе, давшие такие результаты».

Из школы в училище

Во второй половине 1879 года школа была преобразована в приходское училище для детей обоего пола с новым штатом, состоящим из трех персон: законоучителя, учителя и помощника учителя. Учебное начальство поручило заведование училищем отцу Алексею до марта 1894 года, когда он вынужден был по преклонности лет отказаться от него.

В 1884 году при училище были созданы вечерние курсы для взрослых местных жителей. С открытием в 1887 году в Каттакургане русско-туземной школы отец Алексей вошел с ходатайством к властям о переводе в нее этих курсов.

  В последний путь

28 февраля 1897 году после тяжелой и продолжительной болезни отец Алексей скончался. Прихожане и почитатели похоронили своего пастыря у восточной стены алтаря Владимирской церкви в Каттакургане и возложили на гроб несколько венков, один из которых был от детища отца Алексея — приходского училища. Ко времени погребения на церковную площадь пришла и группа мусульман, в числе которых были многочисленные ученики покойного.

Без малого 30 лет отец Алексей прослужил в Туркестане, и почти все эти годы он, наряду с прямыми своими священническими обязанностями, посвятил делу народного образования по своей личной инициативе. Спрашивается, что же заставило его принять на себя непосильный труд возиться с детишками, разными по вере и национальности, в душной небольшой сырой комнате, да еще обременять себя разными отчетностями по школе? Ответ, конечно, один — любовь к делу.

И это подтвердили бы все, кто только видел его в роли учителя. Не раз, например, жители города встречали отца Алексея, идущего в школу с карманами, нагруженными кишмишом или конфетами, предназначенными в поощрение старательным и лучшим ученикам. В Каттакургане бывшие ученики вспоминают, как батюшка по приходу в класс выгружал на стол из карманов содержимое, приговаривая: «Кто знает урок и кто будет вести себя послушно, тот получит кишмиш или конфеты». Одному своему ученику отец Алексей часто говаривал: «Учись, Латиф, будешь со временем чиновником, волостным управителем или переводчиком». И Латиф Шарифов успешно учился: закончив курс в приходском училище и получив установленное свидетельство, он первоначально стал переводчиком в своей же школе, потом на таможенном пункте в селении Зарбулак, а затем у Пенджикентского участкового пристава. Позже Латиф, прослужив некоторое время в Каттакурганском уездном управлении, занял пост Джуй-шагрского волостного управителя. Он был награжден за свою службу почетными халатами второго и третьего разряда и двумя медалями. И бывший каттакурганский мальчонка Латиф, окончивший школу отца Алексея Зеленецкого, стал позднее именоваться Латифбаем Шарифбаевым…

Посещая прихожан  и встречая в их домах детей школьного возраста, священник всегда обращал на это внимание родителей, а детям говаривал: «Приходи ко мне в школу учиться, там у меня таких детей много, и за науку они получают конфеты, получишь и ты». По окончании экзаменов, распуская учеников на каникулы, отец Алексей часто на свои средства лучшим ученикам выдавал награды; точно так же на свои средства в дни Святой Пасхи и Рождества одаривал своих питомцев сладостями, приглашая к себе в дом, где в его саду дети пили чай и резвились. Вот почему они любили своего батюшку и приходу его в школу всегда были рады, видя в нем не сухого педагога-чиновника, а любящего отца.

Следует отметить и то обстоятельство, что в школе Зеленецкого вместе с русскими ребятами учились дети разных национальностей. Примечательно, что даже мальчики  влиятельных и богатых родителей шли учиться к нему в школу, в которой была всего одна комната. В числе его учеников были и дети местной интеллигенции, которые, получив начальное образование, поступили впоследствии в средние и даже высшие учебные заведения, став чиновниками и офицерами.

Из  детей, учившихся у отца Алексея, кроме упомянутого Латифа Шарифова, следует отметить и других местных уроженцев, занявших видное общественное положение: переводчика при военном губернаторе Самаркандской области Якубова, каттакурганского курбаши Дустмухамада Нурмухамедова, городского депутата, купца второй гильдии Хикматуллу Фатхуллаева и переводчика Азизова. Привлекая детей в школу, Зеленецкий старался, насколько это было в его силах, удержать на местах учителей и учительниц приходского училища, которые слишком часто менялись из-за мизерного жалованья. Он предоставлял им дополнительные уроки на вечерних курсах, уроки пения или же обучения церковного хора из солдат.

Лучшим из них отец Алексей выхлопотал пособия из остатков училищных средств. Все это сделало имя Алексея Зеленецкого очень популярным во всем Туркестанском крае. В последние годы своей жизни батюшка, оставив педагогическое поприще, с любовью занимался пчеловодством, желал привить новое дело в среде местного населения.

Его с полным основанием можно считать основателем в Каттакурганском уезде пчеловодства, которое в дальнейшем стало успешно развиваться.

Подготовил Рубен НАЗАРЬЯН.

Источник.

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.