ЛЕДОГОРОВ Игорь Вадимович Tашкентцы История

Пишет Зелина Искандерова.

Посылаю Вам материал в дополнение к напечатанному недавно на сайте об Игоре Ледогорове – многое связано с этим нашим земляком — человеком и актером!

Помню его в спектаклях Театра Горького в мои студенческие годы, позднее узнала, что мой муж Саша Искандеров занимался у него в  группе упражнениями

по аналитической геометрии на физфаке в 1961-62 учебном году, и воспоминания об зтом у Саши самые теплые. Помним многие потрясающие фильмы, где  снимался Игорь Ледогоров,  а в течение 2012 года узнали многое о его жизни в Москве и работе в ЦАТСА от его давнего друга по театру актера Павла Цитринеля, живущего сейчас с семьей в Торонто…

Надеюсь,  Вам этот материал представляется интересным для публикации на сайте.

С уважением                   Зелина

 

ЛЕДОГОРОВ Игорь Вадимович

 image005

 

 Один из друзей юности вспоминает: «Я познакомился с Игорем Ледогоровым в Ташкенте более полувека назад, когда поступал в Ташкентский Политехнический институт. До этого мы учились в разных школах – он в пятидесятой, я – в 18-й. Школа № 50 считалась у нас в городе одной из самых престижных, лучшие учителя, лучшие ученики, внеклассная работа. Был в школе даже драмкружок, которым руководил настоящий Народный артист Узбекской ССР Давыдов. Эта школьная сцена стала стартовой площадкой не только для Игоря Ледогорова.

Творческий путь Романа Ткачука, исполнителя роли пана Владека в телепередаче

«Кабачок 13 стульев», начинался здесь же, на подмостках пятидесятой.

Школьники ставили драматические спектакли, выступали с концертами. Делали

это порой очень талантливо.

Кстати, и первое знакомство Игоря Ледогорова со съемочной площадкой

произошло в школьные годы, здесь же, в Ташкенте. Вместе с другими учениками

школы № 50 Ледогоров снимался в массовке фильма «Два бойца». Помню, эти

съемки стали для города событием. Снимался в массовой сцене и второй мой

друг Игорь Великий вместе со своим сводным братом Володей Воробейчиковым.

Помню, как отчим Игоря, — известный в Ташкенте художник-каррикатурист —

шутил по этому поводу, — говорил, что теперь, кроме упомянутых в названии

фильма двух бойцов, в фильме действуют и два знакомых ему ташкентских

сорванца…

На самом деле сорванцов в фильме снималось значительно больше…

А вот в нашей школе № 18 драмкружка не было. Учились у нас, в основном, дети

из неполных, не очень благополучных семей. Только что окончилась война,

безотцовщина была явлением обычным и, чтобы увидеть, как выглядела в

послевоенные годы ташкентская шпана, достаточно было прийти к нам в школу №

18.

Игорь был очень достойным и очень порядочным человеком, хотя детство наше

пришлось на военные годы, отцы воевали, матери — работали, и воспитывала нас

улица. Улица не терпела трусов, подлецов, ябедников, хитрецов, жадных.

Неписаные законы улицы были суровы, но справедливы: драться – только один на

один, до первой крови, и никогда не бить «лежачего»! Невозможно представить,

чтобы в те годы несколько человек напали на одного…

В общем, познакомился я с Игорем Ледогоровым, когда мы поступали на

механический факультет Ташкентского политеха. Специальности мы выбрали

разные, Игорь – шел на «литейное дело», – я, как мы тогда говорили, пошел на

«тракторы» но встречались мы постоянно. Была у нас одна общая страсть –

волейбол. Игорь был великолепным спортсменом. Ему вообще удавалось в жизни

многое, но в те времена лучше всего он играл в волейбол.

Я и сам очень любил и люблю волейбол. В институтские времена я неплохо

играл, особенно на «распасовке», но мастерство Игоря было вне конкуренции,

на площадке он был очень силен.

Однажды мы оказались с Игорем в городском парке имени Тельмана, где были

волейбольные площадки. Мы ходили туда, чтобы поиграть, пообщаться с

друзьями, поболеть за своих. Именно там проходили тренировки сборной команды

нашего факультета. В основном в сборной играли старшекурсники.

Понаблюдав некоторое время за игрой, Игорь неожиданно «завелся» и заявил,

что мы вдвоем, вернее, он со мною, готов обыграть сборную факультета.

Ребята, естественно, посмеялись, но согласились.

Начали играть. Двое — против сборной. Игра была очень напряженная,

интересная. Вокруг площадки собрались болельщики. Мы сражались в

меньшинстве, поэтому каждый выигранный нами мяч, каждую удачную подачу

болельщики встречали бурно.

Действовали мы так: Игорь отходил на вторую линию, принимал подачу и пасовал

мяч мне. Я ему набрасывал под удар, и он мощным ударом посылал мяч на

половину соперников. Роста нам хватало, мастерства не занимать, шли, как

говорят, ноздря в ноздрю, разница в счете была минимальная. Ситуация

менялась каждую минуту.

В итоге мы, конечно, проиграли, но проиграли достойно, преимущество сборной

факультета было минимальным.

В этом эпизоде весь Игорь, – он был лидером по характеру, по сути своей.

И самую красивую девушку института – Сталю Фарынскую — Игорь Ледогоров отбил

у другого нашего товарища, Игоря Великого. Этого Игорь Великий не мог забыть

Ледогорову до конца дней своих.

Кстати, тогда же, в 1950 году, два моих друга Игоря и Сталька Фарынская

договорились втроем встретить Новый 2000-й год на Красной площади Ташкента.

Год 2000-й казался нам тогда почти нереальным… К сожалению, оба моих друга,

и Игорь Великий, и Игорь Ледогоров не дожили до этого времени.

Было в те далекие времена у Ледогорова еще одно увлечение, ставшее для него,

в конце концов, профессией. Игорь занимался художественной

самодеятельностью, – практически на всех институтских вечерах он выступал с

разными номерами…

Это ему действительно очень здорово удавалось и очень нравилось. С учебой у

него было похуже, поэтому вскоре Игорь отстал от нас, окончил институт

позже.

Я же в 1955 году защитил диплом, поработал немного по специальности в

Ташкенте, и уехал в Москву.

Так наша связь прервалась. На долгие годы я потерял Игоря из виду.

Однажды, годы уже спустя после описанных событий, был я в командировке на

Воронежском радиозаводе. Днем мы сидели на производстве, а вечером, как и

все командировочные, знакомились с городом, ходили в кино, словом, отдыхали.

Рядом с нашей гостиницей находился кинотеатр «Луч», и мы нередко ходили

вечером туда. В тот день, помню, шел фильм о Николае Баумане, и вдруг, вижу

— во весь экран: В главной роли Игорь Ледогоров!

Честно говоря, я думал сначала, что это просто однофамилец. Но с экрана на

меня смотрел мой давний знакомый и бывший однокашник – высокий, красивый

блондин – Игорь Ледогоров.

Позже уже узнал я, что Игорь окончил Ташкентский театральный институт,

переехал в Москву, служил в Театре Советской Армии.

Ах, как много теряем мы, откладывая первоочередные дела свои на потом!

И ведь жили мы оба в одном городе, может быть, на расстоянии нескольких

станций метро друг от друга, только вот встречу эту я все время откладывал

на потом. Все было недосуг. Казалось, успеем еще, впереди долгая жизнь. Да и

сам я, живя в Москве, бывал здесь не так часто, месяцами сидел на серийных

заводах, да на полигонах.

Ведь для нас всегда были первым делом самолеты, все остальное, личное, может

подождать. Оказалось, не может. Так мы и не встретились больше».

 

А вот уже о его работе в кино: «…С недавних пор считаю, что русский Жан

(«Руины стреляют») — главная роль Игоря Ледогорова, возможно, самого

ледяно-сдержанного актера 1970-х, чья диалектика в ненаверченной композиции

– лишь айсберг, подавляющий массив коего – под водой. И этот айсберг сминает

всё.

 

Подпольщик Жан (Иван Константинович Кабушкин). Вот истинный супермен по

жизни — реальный, беспощадный и страшный в своей бескомпромиссности… для

Врага. Такое ощущение, что теперь таких нет: перебили или повязали. Но это я

понял, когда выписал великий сериал и заново увидал молодого Ледогорова.

 

Этому актеру выпала масса ролей, по счастью, неординарных. Из них половина –

главные. Было где развернуться, поискрить всеми гранями. Один из самых

трудных образов – в замечательной картине «Они были актерами». Герой

Ледогорова – руководитель театра, ненавидимый всей труппой. Поскольку

главрежем его назначили фашисты. А он, товарищ Рябинин, оказался нашим…

разведчиком. И был зверски замучен гитлеровцами. Скажете, еще одна ипостась

подпольщика Жана. Только это совсем другой человек, хотя  Ледогоров всегда

один и тот же.

 

Если требуется чистый интеллектуал – к вашим услугам Вильгельм Вейтлинг,

знаменитый наставник и сподвижник родоначальника марксизма («Карл Маркс.

Молодые годы»). А вот этот — уже тихий советский интеллигент с железным

стержнем идеи, археолог и музейщик Зимин из «Шествия золотых зверей». И тут

же рядом мужественный летчик-испытатель из «Нежности к ревущему зверю»…

 

Любителям фантастики должен угодить его Ракан («Через тернии к звездам»).  В

военной драме Ледогоровым выстроена шеренга безупречных генералов и

офицеров. Но если требовалось, в легкую становился хоть старцем («Дым

отечества»), хоть злостным и многоликим шпионом («50 на 50»), хоть хитрым

вождем морских гёзов Принцем Оранским («Легенда о Тиле»), хоть знаменитым

мореходом: Овцын («Баллада о Беринге..»), Георгий Седов в одноименной ленте…

 

Среди заметных ролей: Шпалов («Засада» 1969), Климов («Тройная проверка»

1969), Капитонов («Товарищ генерал» 1973), Бауэр («Жизнь и смерть Фердинанда

Люса» 1976), Чобану («Никто вместо тебя» 1976), Толя («Портрет с дождем»

1977), Калиновский («Мир вашему дому» 1981), Черников («Люди и дельфины»

1983), Травкин («О странностях любви» 1983), Илья («Меньший среди братьев»

1984), Зосим («Далёкий голос кукушки» 1985), Базов («Покушение на ГОЭЛРО»

1986), Пастухов («Земляки» 1988), Кабанов («Овраги» 1990) и др.»

 

 

ЛЕДОГОРОВ Игорь Вадимович

 

 image004

 Народный артист РСФСР (1989).

 

В первой половине 70-х годов этого высокого, худого мужчину со стальным

взглядом можно было часто видеть на улицах Черноголовки. Жил он в Москве, в

общежитии театра Советской Армии, а сюда приезжал на выходные к жене и сыну.

 

Он создал на экране образ настоящего мужчины: его героические персонажи

защищали родину, открывали новые земли, покоряли космические просторы,

служили образцом для подражания сильной половине человечества. Его главным

оружием была воля и вера в победу. Позже, когда на страну накатилась волна

новых экономических отношений, а героями нашего времени стали криминальные

авторитеты, этот актер оказался невостребованным, и ему пришлось

эмигрировать в Новую Зеландию. Его звали Игорь Ледогоров.

 

Он родился 9 мая 1932 года в Москве, стал актером в Ташкенте, затем –

Ленинград, далее на долгиегоды – Театр Советской Армии и – кино, кино,

кино….

 

Впервые появился на экране в одиннадцать. Съемки фильма «Два бойца»

проходили в Ташкенте, где он жил , попав в эвакуацию с родителями и куда во

время войны эвакуировали часть «Мосфильма». На пацанов, в числе которых был

Игорь, надели немецкие мундиры, дали в руки деревянные автоматы и поставили

задачу — прорвать оборону. В это время по ним из бутафорского пулемета

строчил герой фильма — его исполнял Марк Бернес. В кадре ватага мальчишек

выглядела как группа настоящих немецких солдат.

 

Первый опыт в кино не убедил юного Ледогорова в том, что он обладает

актерским талантом. Поэтому после школы Игорь окончил Политехнический

институт, преподавал в ТашГУ – (мой муж был у него в группе по начерталке на

физфаке в 1961-1962 году (З.И.)), а в 1964 году закончил Ташкентский

театрально-художественный институт.

 

Знаменитым актером Игоря Ледогорова сделала роль в фильме Семена Туманова

«Николай Бауман» (1968 г.) — о последних днях жизни одного из соратников

Ленина, создававших газету «Искра». Игорь Ледогоров создал в этом фильме

образ революционера-интеллигента первой волны, для которого идеалы равенства

и справедливости были не пустым звуком. Политический идеализм этих искренне

верящих в свое дело людей позже приведет нашу страну к тяжелым потрясениям,

а революционный террор сметет прежде всего их самих.

 

image008

 

После этой роли Ледогорова стали активно снимать. В год выходило по два, а

то и по три фильма с его участием. В 1970 году на советские экраны вышел

фильм «Баллада о Беринге и его друзьях». До этого история о знаменитом

путешественнике не получила достойного отражения ни в литературе, ни в

кинематографии. Персонаж Игоря Ледогорова — Дмитрий Овцын, всего лишь один

из команды Витуса Беринга, лицо историческое, человек трудной судьбы,

оставивший огромный след в исследовании Сибири и Аляски, в наше время

известен разве только узкому кругу людей, занимающихся историей

географических открытий. Конечно, в кино его образ приукрашен, добавлена

романтическая связь с «царевой невестой» Екатериной Долгоруковой. Что делать

— жанр требует! Но в фильме все это было так органично, так естественно, так

убедительно, что много лет спустя, студент исторического факультета, помня

эту картину, специально занимался судьбой Дмитрия Овцына и его друзей, имена

которых без труда нашел на карте нашей страны.

 

Ледогорову было легко создавать героические образы — мужественное лицо,

проницательные, серого цвета глаза обеспечивали ему длинный список

соответствующих ролей. Он был полярником, революционером и не раз примерял

генеральские погоны. Сам Игорь Вадимович неоднократно говорил, что во всех

героических ролях для него не важен антураж. В своих персонажах он старался

показать ту внутреннюю борьбу, ту силу духа, когда мужчина в экстремальной

ситуации должен вести себя именно как мужчина с большой буквы.

 image006

 

В 1980 году на экраны страны вышел фильм «Через тернии к звездам» и надолго

завоевал сердца мальчишек и девчонок. Историю, рассказанную Киром Булычевым,

на экран перенес кинорежиссер Ричард Викторов. Это благодаря ему в 1973-1974

гг. появились на экранах космические одиссеи «Москва — Кассиопея» и «Отроки

во вселенной». Как и все фантастические фильмы Ричарда Викторова, «Через

тернии…» отличался необыкновенной правдоподобностью изображения.

Практически каждая деталь обсуждалась с экспертами из Звездного городка,

будь то техническое приспособление для стыковки двух космических кораблей

разных цивилизаций или одежда инопланетянина, прибывшего с официальным

визитом на Землю.

 image007

 

Удивительно, но многие вещи, придуманные для фильма, выглядят сегодня вполне

современно. Именно этот предельно щепетильный подход Викторова к деталям

позволил фильму сохранить актуальность до сих пор.

 

В фильме «Люди и дельфины» на площадке с актёрами работали два научных

сотрудника из Батумского дельфинария. Общаясь много лет с дельфинами, они

пришли к выводу, что те понимают нас лучше, чем мы друг друга. В интервью

Игорь Ледогоров рассказывал: он был просто поражён, когда дельфин Егор

помогал ему почувствовать, что он не опасен, что он друг. Во время съёмок

актер много узнал об этих загадочных животных, общение с которыми произвело

на него колоссальное впечатление.

 

В фильмах «Отроки во вселенной», «Через тернии к звездам» и «Люди и

дельфины» Игорь Ледогоров снимался вместе со своим сыном Вадимом, сначала

учеником школы № 82, а затем студентом театрального вуза.

 

К концу 90-х карьера у Игоря Ледогорова, как у большинства актёров того

поколения, пошла на спад. Последнее десятилетие в театре больше делили

собственность, чем роли, а на хорошее кино нельзя было достать денег. Много

талантливых актёров вынуждены были отправиться на поиски хлеба. Они

снимались в рекламе, низкопробных детективах про современный бандитский мир,

а тому, кто был слишком разборчив, приходилось перебиваться с хлеба на воду.

Игорь Вадимович очень остро воспринимал происходящее в стране, ему казалось,

что культура, искусство, кино, театр в стране, где все словно сошли с ума в

жажде денег, никому не нужны.

 

И в 1997 году Игорь Ледогоров вслед за сыном уезжает в Новую Зеландию.

 

Его первые письма в Москву к друзьям были восторженными, но одновременно и

настораживающими. Этот мир оказался для него чужим. Здесь на небе чужие

созвездия, луна развёрнута в другую сторону, а вода в раковине, когда

уходит, крутится не по часовой стрелке, а против. Без знания языка, в

довольно пожилом возрасте ему было тяжело адаптироваться в чужой стране.

 

В одном из своих интервью он признался, что самым сложным было первое время,

ведь люди нередко сходят с ума, потеряв контакт с близкими, рядом с которыми

прожили годы, ту почву под ногами, которая называется родиной. «Но время

вносит свои коррективы — уже прошло четыре года, и я стал понимать, что там

тоже живут люди со своими печалями и заботами, и я как-то контактирую с

ними. Я уже пребываю там не просто как эмигрант или резидент — живу и

накапливаю определённые впечатления, сейчас я успокоился, могу общаться со

своими коллегами и близкими, и не столько на эмоциях, сколько душою, много

думаю, размышляю, читаю то, что не успел прочитать».

 

Но всё-таки его влекло в Россию, и судьба предоставила ему такую

возможность. В 2001 году Игорь и Вадим Ледогоровы приехали в Москву на

озвучивание новой версии фильма «Через тернии к звёздам», в которой они

снимались двадцать лет назад. Негативы не выдержали времени, и сын режиссёра

Ричарда Викторова — Николай — решил возродить картину к новой жизни. В ходе

восстановления доделывали то, что не удалось в 80-х годах из-за нехватки

средств или технических возможностей. В итоге фильм стал на полчаса короче,

но динамичнее и красочнее.

 

Эти две недели кроме работы были наполнены счастливыми встречами с друзьями,

с родным театром, на сцене которого было так много творческих побед. Игорь

Вадимович понял, что в России его не забыли, что он любим, он нужен. Это

стало потрясением для артиста. Он уже привык к жизни на чужбине, как-то

приспособился: со своей женой Сталиной Алексеевной объездил остров, возился

с внуками, много читал и думал. Его возвращение в 2001 году в Новую Зеландию

стало особенно тяжелым для него и его близких.

 

 

 

Хочется привести очень трогательную фразу Игоря Вадимовича из одного

интервью:

 

«В нашей семье всегда было много животных. К нам, когда мы жили еще в

Ташкенте, а потом в Москве, то и дело приходило несчастное существо без

хвоста или без уха, и мы его принимали, лечили, кормили, пригревали, и потом

это существо расцветало, становилось похожим на кошку или собаку».

 

 

 

Игорь Ледогоров вдалеке от родины и своих зрителей не оставил надежду

работать. За долгие годы в кино и театре он накопил колоссальный опыт,

которым он мог и хотел поделиться, но он так и не преодолел языковой барьер,

а времени, отпущенного ему, оставалось немного.

 

Игорь Ледогоров прожил в Новой Зеландии меньше восьми лет. Его сын Вадим,

который легко адаптировался на чужбине, преподавал и работал в театре,

старался почаще прибегать к помощи отца. И Ледогоров-старший нередко

присутствовал на занятиях сына со студентами и помогал начинающим актёрам

постичь основы системы Станиславского.

 

 

 

(Так сложилось, что в Торонто живет более трех лет известный советский актер

Павел Цитринель с супругой Татьяной и семьей сына Димы, и мы хорошо с ними

знакомы. Заслуженный артист РСФСР Павел Наумович Цитринель 27 лет, до

отьезда в Израиль в 1991 году, очень успешно работал в Москве в знаменитом

Театре Советской Армии вместе с Игорем Ледогоровым, очень дружил с ним,

играл вместе с Ледогоровым ключевые роли во многих триумфальных спектаклях

театра, и очено тепло, задушевно нам о нем рассказывал (З.А.).).

 

 

 

В творческой среде часто говорят, что актёр — это не профессия, а диагноз,

актёр по-настоящему живёт только на сцене. Наверно, поэтому сердца многих

талантливых актёров остановились на театральных подмостках.

 

Мечта Игоря Ледогорова выйти на сцену всё-таки сбылась. Вадим поставил

«Вишнёвый сад» и на роль Фирса пригласил отца.

 

Игорь Вадимович очень тщательно работал над ролью, звонил в Москву, обсуждал

малейшие детали. В одном из интервью он признался, что очень было трудно

работать, ведь играть-то пришлось на чужом языке. Когда спектакль вышел,

новозеландцам было особенно интересно посмотреть, как играет русский актёр.

И Ледогоров отлично сдал экзамен на профпригодность, хотя подготовка

спектакля там совсем другая: даётся очень мало времени, репетиции идут в

напряженном, изматывающем темпе, спектакли — каждый день, что для русского

актёра как минимум непривычно, а жизненный век постановки, как правило,

очень короткий. «Вишнёвый сад», в котором играл Игорь Ледогоров, «жил» всего

6 недель. Для примера: спектакль «Святая святых» в театре Советской армии, в

котором играл Ледогоров, шёл 12 лет. В Новой Зеландии об этом даже мечтать

не могут, потому что у них нет театра, который просуществовал бы столько

лет.

 image009

Он никогда и никого не обременял своими проблемами со здоровьем, хотя у него

очень сильно болели суставы. И только тогда, когда терпеть стало уже

невозможно, он обратился к врачам. Диагноз был страшен: всего лишь несколько

дней жизни могли гарантировать новозеландские врачи Игорю Ледогорову. Они

были в шоке, не могли понять, как он терпел такую боль, и только когда им

сказали, что перед ними известный русский актер, понимающе закивали

головами.

 

Он прожил еще целый месяц, помогло лечение, ему становилось лучше, боль

уходила, друзья и коллеги ему звонили из Москвы, и он подолгу говорил с

ними, делился планами…

 

Творческая жизнь Игоря Вадимовича Ледогорова была длинной, насыщенной и

интересной; герои, образы которых он создавал на экране, не были

суперменами, но они всегда отстаивали идеалы добра и справедливости.

 

В своём последнем интервью на родине на вопрос: «Всего ли вы достигли, чего

хотели, или же ещё остались несбывшиеся мечты?» — он ответил, что, когда

человек перестаёт мечтать, он перестаёт жить. Его последняя мечта выйти на

сцену сбылась незадолго до смерти. Роль Фирса стала последней в биографии

Игоря Ледогорова.

 

Десятого февраля 2005 года он скончался в городе Гамильтон в Новой Зеландии…

 

На его могиле на мраморном камне написано по-русски просто и ёмко: «Игорь

Ледогоров (1932- 2005)».

 

9 комментариев

  • VTA VTA:

    С Новым Годом, Зелина! Прекрасный материал, спасибо. Хорошее дополнение к предыдущей статье и комментарием.

      [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Спасибо, Танечка!
    С Новым Годом!
    На самом деле это только малая, надводная часть «айсберга» — об Игоре Ледогорове — актере и человеке — можно было бы рассказать и написать намного больше…
    Кстати, уточнение-замечание для Таниты (Татьяна Перцева): её утверждение на сайте, со ссылкой на Ирину Богдановскую, о том, что Ледогоров преподавал Ирине на физфаке начерталку, ошибочно.
    Ирина (Инна) Богдановская — моя однокурсница, мы поступили на физфак ТашГУ в 1964 году, и у нас начерталки уже не было в программе…
    Видимо, речь шла о её муже Володе Ферлегере — Володя Ферлегер учился двумя курсами старше нас, у них на первом курсе в 1962-63 учебном году начертательная геометрия ещё была, как и у моего мужа Саши Искандерова в 1961-62 году, и Ледогоров вел тогда упражнения по начертательной на этих курсах физфака.
    Перешлите, пожалуйста, Татьяне Перцевой – советую ей уточнить и исправить, просто «для исторической точности».

    А насчет родителей Игоря — попробую связаться с его сыном Вадимом и узнать о бабушке и дедушке…
    Всего наилучшего! Зелина

      [Цитировать]

    • VTA VTA:

      Насчет родителей, спасибо, как раз хотела спросить, не знаете ли что. Полковник Ледогоров имел дачу в 4-м Обсерваторском тупике. Высокий, худощавый, строгий, лицом похож, мне кажется. Но так давно было!

        [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Да, Танечка, я узнала — это были его родители!
    С уважением Зелина

      [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Дорогие друзья,
    Вот такое сообщение получила я недавно от сына Игоря Ледогорова — Вадима Ледогорова(привожу его полностью):

    Добрый день/утро/вечер, Зелина!

    С удовольствием просмотрел странички, посвященные папе, на сайте «Письма о Ташкенте». Честно говоря, я уже заглядывал на этот сайт в связи с поиском информации об А.Файнберге для моего «блогга» (http://trueagapit.blogspot.co.nz/ ). сайт мне очень понравился своей позитивной направленностью и духом «того» Ташкента, который я помню до землетрясения.

    Единственно. что мне бы хотелось упомянуть (в плане исторической достоверности) — это:
    1. Насчет «сводил концы с концами» — это, мягко говоря, преувеличение (чтобы не сказать больше — спекуляция). Даже в связи с возрастом И.Ледогоров работал вплоть до своего отъезда в Новую Зеландию. Буквально, перед самым отлетом папа играл спектакль на сцене театра Сов.Армии (Росс.Армии ныне). И зрители кричали из зала: «Не уезжайте!»,- по окончании. Так что он оставался, по-прежнему, «востребованным».
    2. Что касается самого отъезда, то дело было так. Папа стал подумывать об уходе на пенсию. Планы были приобрести дом/дачу где нибудь подальше от Москвы. А потом они решили (родители), что дальше Новой Зеланди, уж, пожалуй, некуда. И — собрались и приехали. Ностальгия, конечно была,- по работе, по театру и т.д. Но она прошла после посещения Москвы в 2000 году, когда мы оба были там на озвучании «Через тернии к звездам. Новая версия».
    3. «Лечение помогло». К сожалению, никакого лечения не было. Было слишком поздно. Мужество, которое папа проявил в свои последние месяцы трудно с чем нибудь сравнить. Когда год спустя после его смерти мама была приглашена на годовщину, которую устраивали мед.персонал и администрация Rest Home, заведующая палатой подошла к ней и сказала, что все они вспоминают отца с уважением и любовью, и, что «он был настоящий джентльмен». Это в устах англичанки (British) прозвучало как достойная награда.
    А актеры, которые работали здесь с ним, или видели его работу, до сих пор вспоминают его при каждой встрече.

    Эти, так сказать, поправки, конечно, относятся не к вам, а к тем недобросовестным журналистам, которые не удосужились даже проверить в каком городе И.Ледогоров скончался и похоронен (это — Кембридж). Я просто подумал, что для такого душевного сайта, как «Письма о Ташкенте» желательно испраить эти неточности.

    С уважением,
    Вадим Ледогоров.

    —————————————————-
    Приятно, что и в Новой Зеландии (!) наши люди читают и хвалят этот сайт, правда?! А недочеты журналистов, будем считать, исправлены этим дополнением.
    Я ещё очень просила Вадима написать подробнее о родителях его знаменитого отца — жду ответа…
    С уважением Зелина

    С уважением Зелина

      [Цитировать]

    • VTA VTA:

      Зелина, очень приятно за внимание к нашему любимому сайту. Передайте благодарность Вадиму Игоревичу за уточнения. Ждем воспоминания о полковнике Ледогорове и его супруге. Она была хорошим педиатром.

        [Цитировать]

  • Татьяна Сырченко:

    Спасибо вам, девушки, за Письма о Ташкенте! Во время войны сюда была эвакуирована из Харькова, который бомбили с первого дня, Военная академия тыла и снабжения, где работал мой отец до войны. Жили с мамой и братом сначала в землянке, потом в частном доме. Я родилась после войны, а всё в их памяти было свежо, и много было рассказов. О красном сеттере Веге, которая ходила с мамой на работу, пыля хвостом («Вега, не пыли»), брат ходил в школу, отец часто уезжал на фронт, а потом и вовсе уехал надолго служить, как потом оказалось, в Швецию. Через много лет, когда мне посчастливилось встретиться с Игорем Вадимовичем Ледогоровым, я поразилась двум моим жизненным паролям, с которыми я росла, а он «озвучил» в рассказе о себе: Ташкент и Швеция. Недавно я выспрашивала своего брата — а он 1930 года — не было ли у них в школе мальчика Игоря с красивой фамилией Ледогоров или девочки Сталины, всё-таки имя яркое. Но нет, он не вспомнил. Может быть кто-то вспомнит брата, его зовут Юра Рыбаков, часто звали Рыбой, как и меня. Сейчас окунулась в ваши страницы, просто гуляя по сайтам про Игоря Ледогорова накануне 10 февраля. Как хорошо, что есть его пространства и пространства его памяти. У каждого из нас своя история о Встречном на Пути. Спасибо ещё раз. Есть Звёзды, к которым через Тернии он пришёл. С любовью — Татьяна Сырченко
    PS Белые гортензии растут в Новой Зеландии. Эти выросли под Петербургом. Пусть будет память!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.