26 апреля, 46 лет назад… Tашкентцы История

Автор Мастура Исхакова.

Город будущего
(Землетрясение 1966 года)

(Фото отсюда)

…В 1964 году, после долголетних мытарств по райисполкомам и врачебным комиссиям, мама получила ордер на 2-х комнатную квартиру на первом этаже, на 8-м квартале Чиланзара. Квартира была с балконом, кухней, с малюсенькой ванной, туалетом и коридором. Отопление проходило под полом, что было удобно. Для нашей семьи это была большая радость! Комнаты были смежными, поэтому мама с младшей сестренкой Фирузой спала в дальней комнате, братишка Абдумалик на застекленном балконе, а мое спальное место было в зале. Здесь на ночь я раскрывала раскладушку, ставила её по середине комнаты, прямо под люстрой, и укладывалась спать. В это время я училась в ташкентском театрально-художественном училище имени П.Бенькова.

… Ранним утром 26 апреля 1966 года я проснулась от сильных толчков. Открыла глаза, увидела над собой раскачивающуюся люстру и услышала страшный гул. Я ничего не могла сообразить. Дом трясся, а испуганные жильцы спускались бегом по лестнице. Дети плакали, полураздетые, растрепанные взрослые, нервно выкрикивая что-то на ходу, в одной руке несли какие-то вещи, а другой тащили орущих чад. Я вскочила, посмотрела на часы, они показывали 5 ч. 30 м. В одно мгновение, я оказалась у маминой кровати и стала её будить. Но она, долго не просыпалась. Наконец, очнувшись, мама испуганно спросила:
— Мастура, что случилось?
— Не знаю мама, но надо срочно бежать!

Мы быстро схватили, что попало под руку, и выскочили из дома. Братишка был в интернате, а сестрёнку накануне я отвезла в круглосуточный детсад, что располагался в районе Рабочего городка на улице Известий.
Уже светало. Утро было холодным. Во дворе все стояли в оцепенении, прижавшись, друг к другу, в тревожном ожидании следующего толчка. И только теперь я поняла, что произошло. Это было сильнейшее землетрясение! Никто не шел домой. (К счастью, на Чиланзаре ни один дом практически не пострадал.) Немного успокоившись, некоторые жители стали выносить стулья, скамейки. Где-то разжигали костры. Уже слышались кое-где разговоры, смешки. Оглянувшись, я увидела наших соседей по площадке с детьми. И вдруг я вспомнила про своих младших. Как они там? Что с ними? Мы с мамой решили сейчас же поехать.
В 7 часов утра я подошла к автобусной остановке. Народу было мало, но и те, кто стоял, с тревогой поглядывали в сторону своих домов. Подошел 48-ой автобус. Я села на сиденье у окна. Через некоторое время автобус тронулся. Маршрут был довольно длинный. Он проходил почти через весь город с 8-го квартала Чиланзара до массива Юнус-Абад. Я смотрела в окно и не узнавала город. Он лежал в руинах, как после бомбежки. В некоторых домах стены упали в сторону улицы, а крыши каким-то чудом свисали. Все это напоминало страшное зрелище времен войны. По улицам то и дело проносились машины «Скорой помощи» и пожарные. Слёзы невольно капали из моих глаз. Я не могла поверить, что это мой любимый, родной город Ташкент. Автобус подъехал к остановке «Известия».
Я вышла и бросилась по улице. Детсад был расположен в старой постройке. Поэтому мне страшно было представить, какая картина может открыться перед моими глазами. То, что я увидела, еще больше повергло меня в ужас. Весь небольшой уютный зелёный дворик завалило кирпичом, балками, шифером. Стены упали и обнажили комнаты с нависшей крышей, где детские кроватки были засыпаны строительным мусором. Повсюду слышался плач детей. Дежурные няни собрали детей в уцелевший угол. Вскоре среди малышей я увидела сестренку Фирузу. Она помогала няне успокаивать младших. Я позвала ее. Фируза услышав свое имя, оглянулась и бросилась в мои объятья. Мы долго стояли, обнявшись, и плакали. Это были слёзы радости. Мы почувствовали себя такими родными и счастливыми.
Долго Ташкент приходил в себя. Особенно сильные разрушения были в районе Кашгарки, потому что именно это место было эпицентром страшного землетрясения. Теперь здесь стоит памятник «Мужеству», посвящённый ташкентцам, которые героически, выдержали борьбу со стихией. Почти все республики безвозмездно прислали медикаменты, продукты, стройматериалы. В Ташкент приехали строители, молодые парни и девушки, которые поселились в вагончиках. Возле нашего дома расположился небольшой лагерь из палаток и вагончиков. Строители работали круглосуточно, потому что нужно было обеспечить людей жильем до наступления холодов. За год Ташкент преобразился, появились новые кварталы с высотными и четырёхэтажными кирпичными и панельными домами, где каждый дом был украшен мозаикой, росписью с символами той республики, которая строила этот дом. Многие создали здесь семьи и остались жить в Ташкенте.
Ташкент в эти дни жил какой-то особой жизнью — люди объединились, многие взяли в свои дома на временное жильё оставшихся без крова. На улицах, расчищая завалы, дружно работали студенты, солдаты. На разрушенных домах и палатках висели лозунги, написанные от руки: «Трясемся, но не сдаемся!» Особенно популярными были строки из поэмы Владимира Маяковского:

« …Я знаю, город будет,
Я знаю, саду цвесть,
Когда такие люди
В стране Советской есть!.. »

Мастура Исхакова

Напоминаю, что фильм «Ташкент — столица дружбы и тепла», снятый Джасуром Исхаковым, можно посмотреть здесь. ЕС

23 комментария

  • Юрий:

    Все правильно! Я бы добавил только, что сердца людей как бы распахнулись в эти тяжкие дни для любви, сострадания и поддержки пострадавших. Ведь в этих знаменитых палаточных городках, которые были сооружены в центральных районах города, мгновенно создался настолько мощный народный порыв единства и единения, что это служило защитой для людей, лишившихся крова. И хотя для целей защиты населения и того всего самого ценного, что люди забирали в эти палатки, создавались патрули для охраны, но, как мне помнится, особых примеров мародерства не отмечалось. Все жили единой семьей и не было места для ворья! И что еще приходит на память — вначале было объявлено о силе толчков в 6,5-7 баллов, и постепенно в течение нескольких лет эту цифру скорректировали до 8 баллов. Видимо, был в этом какой-то свой резон. У нас в школе в тот день отменили занятия и мы поехали смотреть на трамвае № 4 от Ак-Тепе до Ташми что случилось с городом — первые разрушения встретились в районе ул. Саперной и Туркменского рынка и это действительно нас потрясло…

      [Цитировать]

  • ВТА:

    Да уж, пришлось пережить. Нас здорово тряхнуло, в углах комнаты щели были такие глубокие, почти насквозь, кирпичи из заложенной ниши вывалились, штукатурка с потолка вся осыпалась и на меня попала, потому и проснулась. И совершенно рефлекторно, в одну секунду оказалась у двери, где и встретилась с мамой. И открыла замок автоматически, все же сколько в нас биологического, бессознательного. В центре двора уже стояли все соседи в ночных нарядах и обсуждали событие. Мужчины подозревали, что началась война. Один даже вспомнил, что в военном билете у него написано — явка в военкомат сразу после ее объявления и стоял в раздумье. Но большинство сходилось на том, что тряхнуло, но очень сильно и необычно, снизу. Дома в махалле не упали, что в других частях города я не знала, телефонов ни у кого из нас не было, так что к 9 утра я отправилась в институт на лекцию по акушерству. ТашМи стояло. У входа на кафедру акушерства я увидела нашего лектора, профессора Абрама Ароновича Когана и довольно много студентов. Каждого, кто подходил, Абрам Аронович участливо спрашивал,как пережили, не пострадал ли кто-нибудь из родных, успокаивал и отправлял домой. Одна из студенток, которая жила на Каблукова, пришла в такой растерянности, что даже не стряхнула известку с головы. Муж ее еле успел выхватить полугодовалую дочку из кроватки, — упал толстенный слой штукатурки, раздавил бы малышку. И она после этого пришла на лекцию! Вот она дисциплина! Позже нам рассказали, как дежурный персонал клиники выносил новорожденных. Складывали живые кулечки на простыню, брали за 4 конца и бежали во двор. Не дежурившие, в том числе и профессор Коган, пришли в клинику так скоро, как смогли. Студентов в тот день отпустили и мы сели на 4 трамвай, поехали в центр города. Вот тогда и увидели то, о чем пишет Мастура Исхакова.

      [Цитировать]

    • Бобур:

      Согласен с вами. По рассказам моей матери в тот момент мой дед ветеран великой отечественной войны подумал, что США напало на нашу страну. А все происходящие из за сброшенной ядерной бомбы! Поводом для таких выводов послужила холодная война которая была в пике в те года

        [Цитировать]

  • Урикзор:

    Хорошо написала. Правда,в упор не помню, где там у нас ходил 48-ой автобус, и были ли тогда массив Юнус-Абад. 3-ий автобус точно ходил и троллейбусы.

      [Цитировать]

  • Нелли:

    По поводу землетрясения 1966 года — море воспоминаний, причем довольно жизнерадостных.
    Вы не поверите, но я помню, что мне снилось в ту ночь — в нашу комнату входит великанша-волшебница, топает ногой, все начинает трястись, дребезжать и падать. Открываю глаза : все трясется, дребезжит и падает. По лестнице с верхних этажей бегут вниз полуодетые соседи, мама пытается разбудить отца, а он отвечает спросонок : "Оставьте меня в покое, мне на работу рано вставать".
    Из школы я в тот день вернулась счастливая : в классе трещина, первоклашек отпустили по домам до осени. В музыкальной школе отменили годовой экзамен. Вообще в школах все экзамены, кроме выпускных, отменили. Мой приятель, который как раз тогда заканчивал школу, позже рассказывал мне, как во время какого-то экзамена очередной раз толкнуло, преподаватель с криком "Дети, за мной!" мужественно влез на подоконник и сиганул во двор со второго этажа ( а потолки в школе были высокие, не хрущевские). Дети мирно остались на своих местах. Преподаватель вернулся в класс, и экзамен продолжался.
    Родители разъехались по командировкам (так совпало), а мы с бабушкой перебрались ночевать во двор : у нас там была большая крытая беседка, соседи повытаскивали кровати, раскладушки и т.п. и стали ночевать на свежем воздухе. Восторг для детей! Одна семья даже разбила во дворе большую (армейскую?) палатку, и стали там жить. Мы умирали от зависти.
    Но эта замечательная жизнь продолжалась недолго, моя строгая бабуля через некоторое время все-таки вернула нас под крышу родного дома, который хоть и осел с одного бока, но проявил себя вполне надежным.
    Вообще, честно сказать, я не видела ни одного разрушенного дома, кроме тех, что ломали бульдозерами, опасаясь, что они могут не выдержать последующих толчков и завалить жильцов. Это были старенькие одноэтажные постройки, в их числе и наш старый дом, где мы жили до 1964 года. Людей из этих снесенных домов, как во время войны, расселяли по квартирам в хороших, надежных домах ("уплотняли"), но в основном, люди сами селились у своих родственников и знакомых. Так, у нас несколько месяцев жила старушка, приятельница моей бабушки, ее домик снесли, а потом ей дали новую квартиру в свежеотстроенном районе, Юнус-Абаде. Дай бог здоровья и долгих лет всем, кто помогал отстраивать Ташкент, ведь подумайте, к зиме всех людей уже смогли переселить в новые дома, а толчки, хоть и не такой силы, как первый, продолжались до декабря.
    Как "потрясенным детям Ташкента" нам выпали тогда всяческие внеплановые блага : выпускников школ принимали в институты в несколько потоков и с огромными поблажками, остальных посылали в пионерские лагеря по всей территории Союза. Я попала в подмосковный лагерь в Солнечногорске, где впервые столкнулась с таким явлением как устойчивый стереотип. Причем, если факты в него не укладываются, что ж, тем хуже для фактов. Стереотипы были такие :
    1). Все ташкентцы — узбеки
    2). Город в руинах.
    3). Немногих оставшихся в живых вытаскивали из-под обломков.
    Тот факт, что я русская, жива-здорова и не из-под каких обломков не вылезала, никого не убеждал. Первое время за мной ходили толпами и показывали пальцами. Потом рассосалось.
    А может, зря я так на людей наезжаю. Быть может, в них сказывалось желание посочувствовать, посопереживать другому в несчастье. А как прикажете мне сочувствовать, если я весела, здорова и жизнью довольна?

      [Цитировать]

    • АГ:

      ЗдОрово! Я даже позавидовала, что не пережила такие приключения!
      И вообще, уважаю людей, которые с юмором переносят трудности.
      Во время последнего землетрясения, я висела в одноклассниках (хотя и выбегала на улицу во время толчков, но увидев, что я одна такая "смелая", с позором вернулась в Сеть). Беседуя с друзьями из Намангана и Ферганы — чуть не умерла со смеху!
      А ведь им реально было не до смеха. Но какая любовь к жизни! Это потрясающе!

        [Цитировать]

  • tanita:

    Знаете, Нелли, я тоже не видела ни одного разрушенного дома. В то время я часто бывала на Кашгарке. Таких диких разрушений там не было. Трещины — да. Обвалившиеся дувалы — да. Но общей картины катастрофы не наблюдалось. Позже это объясняли тем, что волна шла вертикально, а не горизонтально, а описываемые разрушения могли быть при горизонтальной волне, как в Ашхабаде. Эпицентр-то находился под Ташкентом, и, кстати: я жила в этом эпицентре, а когда моя мама, которая тоже жила в эпицентре, сумела дозвониться до старшей сестры и стала ругать ее, что она не беспокоится о сыне, который жил у них, та оень удивилась, и спросила, а что тут такого, ну тряхнуло. Она жила на Волгоградской, работала на Шота Руставели, и там толчки ощущались гораздо слабее. Как и на Чиланзаре, кстати. А то, что многие посчитали это войной — факт. Моя свекровь истерически кричала "Бомба, бомба!! На улице все говорили о войне. Это уже было в крови и сознании людей. Слишком мало лет прошло с войны. На Малясова, в эпицентре, ни один дом не был разрушен. На Кашгарке- тоже. На Навои у нашего дома обвалился внешний левый угол, если стоять лицом к дому. Но угол обвалился сверху. А что нужно быть благодарными Рашидову — это тоже факт Он сумел так быстро и разумно организовать помощь Ташкенту, что дома буквально росли на глазах.Лето прожили в палатках, осенью въехали в отремонтированный дом. Всем, кто брал ордера "под котлован", дали квартиры в центре, тем, кто хотел получить квартиру сразу — давали квартиры довольно быстро. Работали люди со всех концов СССР. Ташкент отстроили в рекордное время. Сравните с печальным примером Спитака, который так и остался полуразрушенным. Да, и то, что студентам и школьникам была лафа — тоже факт. Сессию-то скомкали!!!

      [Цитировать]

    • ВТА:

      Таните: Совсем упавших домов 26 апреля я не видела, но в самом центре, где были одноэтажные дореволюционные дома (ЦУМ, вокруг театра Навои и т.д.), вывалились на улицу стены вместе с окнами и занавесками. Вся внутренность комнат с круглыми печками-голландками, мебелью и кроватями выглядела, как театральные декорации на сцене. Началось это еще на Карла Маркса, когда мы ехали на трамвае в сторону Первомайской. Тоже наблюдалось, повторяюсь, около ЦУМа, где потом трамваи делали кольцо. Туда я ездила вместо занятий в институте, т.к. нас направили на помощь поликлинике, которая работала в палатках. Посмотри на фото, которое я тебе присылала, там видно, что около дома стена разрушенная лежит. А наши мальчики в это время сначала перевозили вещи пострадавших, а потом разбирали дома. Другие дома устояли, но в них страшно было войти. А еще выдавали компенсацию за разбитую посоду и прочее, на ремонт дома. Очередь была огромная, стояли с черепками. Туда я не пошла, а вот комиссию вызывала, чтобы нашу кибитку обследовали. Дали 40 рублей, их, конечно, ни на что не хватило. Дом укрепляли рабочие из Иркутска, нанимали частным образом. Работали по поздним вечерам. Кибитка простояла еще 10 лет, пока ее не снесли. На Красной площади стояла длинная очередь специалистов, желающих выехать из республики в другие города Союза. Им там давали работу и квартиры. Но мои родители не захотели, мы тутошние, ни в какие времена уезжать и не думали. Ну, все, лимит на мои комменты вышел, а то сейчас кинутся ругать.

        [Цитировать]

  • tanita:

    Родителям тоже давали квартиру в Харькове, но мы с сестрой отказались ехать, мама и осталась. Уезжали многие, но Танечка, знаешь, потом многие стали и возвращаться. Я это точно знаю. А домов правда не видела. Но раз ты говоришь — тебе безоговорочно верю. Компенсации мы не получали. Дом родителей оказался единственным на улице, в котором был сейсмопояс. он практически не пострадал. Но ремонт делали. В доме свекров на Навои обвалилась штукатурка до кирпичей, толстенные куски, меня чуть не убило.НО это был день рождения моего мужа и подруги, Эвелины Амосовой-Степанянц, В связи с этим не мешало бы вспомнить еще одну печальную дату6 Чернобыль. Неееет, плохой это день, двадцать шестое апреля. Пока не закончится, не видать мне покоя.

      [Цитировать]

    • ВТА:

      Так три стены с крышей стояли, поэтому не казалось, что разрушения полные, да и не везде так было. А вот фотографировать без специального разрешения было нельзя. Кроме того, только что перед нашим, было страшное землетрясение в Скопле, более разрушительное чем ташкентское. С ним и сравнивали. Даже плакат я видела, где было от руки написано: "Утрите сопли, мы в Ташкенте, а не в Скопле!"

        [Цитировать]

  • J Silver:

    Мне показалось, что автор не свои впечатления описывает, а чьи-то рассказы! Сам-то я это не помню, только какие-то смутные отрывки, на которые накладываются рассказы родственников, но именно здешнее описание и не стыкуется с этими рассказами — как-то все преувеличено…
    На Домбрабаде практически никто ничего и не почувствовал, а нам на Братской досталось…

      [Цитировать]

    • tanita:

      Именно, что не стыкуется. Кстати, не было ни уныния, никто не ныл. Атмосфера была, скорее, бодро-деловая. Была какая-то твердая уверенность, что все будет хорошо, что город встанет и выживет.

        [Цитировать]

  • зухра:

    В начале 66 года к нам пришли страховщики, я была с бабушкой, взрослых дома не было. Решив, что страхование это обязательное, я отдала им "свои сбережения" — 3 рубля, застраховала дом и была очень горда своим поступком. Вечером пришли родители и пожурили меня за этот поступок, мама даже поругала. А тут в апреле землетрясение! А дом у нас застрахован 9летней девочкой! Тут уж меня похвалили ))) А на полученные страховые деньги мы благополучно сделали ремонт.
    А еще помню, что тогда везде появилось московское мороженое. Вот было блаженство…

      [Цитировать]

  • Людмила:

    Война-это возникло не из генов наших. а из видимости в окнах(красное зарево) и невообразимого гула. Даже не слышавшие звука летящей эскадры. подумали именно так. Это было мое первое слово. когда муж помог мне. только вышедшей в декрет толстячке. выбраться из постели. Это был наш эпицентр-угол Шахрисябзской и Турк-Янги шахар. Мы жили в доме с балаханой и моя подружка в таком же доме напротив. Ее дом так странно скосило. но и он устоял. Трещины были сквозные-солнышко видно. Я ору подружке-Лялька.выходи и она спустилась с балахоны в одной комбинашке. а следом муж с сынишкой. Старые узбекские дома из саманного кирпича были с высокими потолками и многие с заложеными нишами. У моей тети вывались все кирпичи из нее и отошла стена в углу-высота 3.20. Мама после операции не смогла одеться и накинула на себя одеяло. так до нас по Шахрисябзской. боясь. что я с перепугу родила. А моя дочь от страха родилась на неделю позже. Полностью разрушенных домов не видела. но осевшую прямо возле меня стену дома во время очередного толчка видела и сцена открылась. Компенсацию не просили и не получали. а квартиру в конце декабря получили. Работала в то время на Карасарайской и там тоже не было таких развалов. Странно. но может это по молодости. страха не было. Испуг. быстро прошедший. да. Страшней стало на Чиланзаре. когда во время Зиты и Гиты долбануло и заскрежетала арматура. и вывалился кусок бетона в подъезде. А в 66-м доставали телевизор из под стола. смотрели чемпионат мира по футболу. прятали снова на место и шли спать на улицу. а если оставались в доме. то двери не запирали и никто нас не выкрал. И из Ташкента мы тоже не хотели уезжать. Вроде как и стыдно было. похоже на крыс. или просто любили свой город.

      [Цитировать]

  • tanita:

    Люд, я слыхала, что в первые дни какое-то мародерство было. но это очень быстро пресекли, потому что пойманным мало не показалось. Из Ташкента я ни за что. И сестра тоже. Казалось странным, что можно жить в каком-то другом городе. Насчет крыс я вовсе не думала. А вот то, что моя свекровь никогда не видевшая войны — она родилась в Казахстане, войну провела в Ташкенте, свекор не воевал по причине туберкулеза, который все-таки его доканал эмфиземой, она сразу закричала что это война. Мне кажется, именно на рефлекторном уровне. Вот мне в голову не пришло насчет войны. несмотря на гул. грохот и зарево. Почему-то сразу стало ясно. что землетрясение. И мужу тоже. А ей — нет. но ей по возрасту война ближе. Вот сразу и включился рефлекс

      [Цитировать]

  • Bлад.A:

    А я помню, что вечером 26 апреля мы с отцом пошли на футбол, где наш Пахтакор выграл у минского Динамо, гол забил Таджиров

      [Цитировать]

  • Мастура:

    Друзья, как приятно читать ваши воспоминания о тех трагических днях, когда сердца людей сплотились и все вместе мы пережили довольно легко это время, благодаря нашим соотечественникам и строителям, бросившим свои семьи и приехавшим к нам на помощь. Еще раз рекомендую посмотреть фильм "Столица дружбы и тепла" о нашем городе, о людях, о добре и взаимопонимании между ними. Ссылка на фильм «Столица…» http://ifolder.ru/24921216

      [Цитировать]

  • Александр Анцупов:

    А я благодаря именно этому землятрясению появился через 9 месяцев(29.01.1967)на свет божий.Уже будучи взрослым я узнал об этом от своих родителей.Вот так,господа.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.