Прогулки по улице Пушкинской в славном городе Ташкенте, пятидесятых-шестидесятых годов прошлого столетия. Часть четвёртая История

Татьяна Перцева.

Фото от Гузаль.

Дом около пересечения с Хорезмской. В нем был открыт первый коммерческий магазин, все ходили поглазеть на яркие импортные обертки…

Пока я ностальгировала по тем временам, когда хорошие книги были в чести, Ирина попала в маленький, но всем известный рай.
— Кондитерская на Пушкинской была островком «сладкой жизни» в моем детстве. Не из-за шоколадных батончиков, которые мне там изредка покупали, а из-за недостижимой красоты и богатства убранства: там все было такое сине-золотое — вазы, зеркала, витрины с небывалыми по красоте коробками. Заметьте — \Примечание: во всех кондитерских, оставшихся с дореволюции, было такое роскошное убранство. Помните кондитерский отдел в гастрономе на Бродвее? А чайный домик на Мясницкой в Москве?/
А напротив, в том самом сером трехэтажном доме жила моя первая учительница Галина Владимировна Савина. В первом классе я училась в 131-й женской школе, на Гоголя, за углом Пушкинской, напротив «пожарки». Галина Владимировна учила меня, стало быть, всего один год, но врезалась в память. Она была коротко стриженая, немолодая, но подтянутая, и какая-то отстраненная, холодная, что ли. Во втором классе моей учительницей стала добрейшая Пелагея Константиновна Ермолаева, к ней мы бежали, если что, как цыплята к наседке. А представить себе, что я побежала бы к Г.В. … Невозможно. 131-ю школу расформировали, когда ввели совместное обучение, большую часть нашего класса перевели в 44-ю, а меня и еще нескольких девочек — в 50-ю. А в бывшей 131-й стала библиотека! И моя сестренка позже, в 60-х, проходила там библиотечную практику. Сколько стихов она мне оттуда притаскивала! Надолго не давали, я их переписывала…

А знает ли кто, что в книжном на Пушкинской кассиршей работала мама Бернары Кариевой? Они жили в том же доме, она в обед бегала кормить мужа, председателя театрального общества.

На углу Пушкинской и Первомайской была гостиница «Пушкинская», она всегда казалась мне таинственной, там никогда не заметно было никаких постояльцев, кто там жил? Однажды я слышала там что-то подозрительно похожее на выстрелы. А где была 47-я школа? Я почему-то даже номера такого не припомню.
О, сорок седьмую я очень даже хорошо знаю!

— Сорок седьмая была на Дархан-арыке, напротив гастронома. Там если пройти двор и пролезть в щель была библиотека: куда удобнее, чем обходить. Вот где я книг-то набирала! Наверное, про эту библиотеку говорит Ирина? Я не помню номера.

-Зачем через щель,  — удивляется Акулина — там калитка была!

— Нормальные герои, — поясняю я, — всегда идут в обход!!! А вообще-то калитка не всегда была открыта…

— Аптека номер 6, как не помнить. Мы там гематоген покупали, когда сбегали с уроков.. Там работала такая беленькая тетя Наташа.

В 57-м я бегала туда за кислородными подушками для бабушки, бегом с нашей Хорезмской. Но один раз все равно не успела.. — печалится Ирина.
Ой, Зухриша моя родная пришла! Расстроилась бедная! А сама виновата, где все это время была?!

— Нууу, девочки, я всего день пропустила, а вы уже все обошли! Я просто захлебнулась от позитива, солнца, молодости, красоты и счастья! А главное от вашего настроения, дружелюбия и взаимопонимания. ВЫ мои умницы и красавицы!
Один мой знакомый говорил, что самое сексуальное в Ташкенте — это пройтись по Пушкинской от Сквера и до Асакинской. ;-))))

Что ещё почитать:  Бельгийский трамвай на Пушкинской, 1916 год

Не могу не вставить свои 5 копеек про бани: помните, в коридорах бань были стеклянные потолки? Я теперь понимаю, что они были очень красивые.
И я тут же начала задаваться.:

— Дааааа! Мы такие!!! Травка зеНЕлеет, солнышко блестит, дамы на шпильках прогуливаются, ну?!!! И это не счастье по вашему?!

Счастье длилось недолго… Появилась обличитель Элвэта:
-Так вот, где ещё прятались прогульщики! В аптеке! Татьяна П., нет, это другая библиотека. Не на Дархане, а на Гоголя, как я понимаю. По дороге к кинотеатру «30 лет комсомола»? Или к рынку? Книжный магазин не вижу… Что- то с памятью моей стало… Опишите дом, где он помешался. Бабушку жалко. Тогда по Пушкинской часто бегали с такими подушками…Господи, как же я забыла! На Гоголя была библиотека, в которой проходили практику девочки из нашего класса. А я, как дура, поперлась на физику, так мне и надо было! Но свидетельство сохранилось. Я — физик-лаборант! Вот потеха-то!! Гы!
И Танюша, моя дорогая Танюша Вавилова спешит меня обрадовать:

— Библиотека, Танечка, на углу Гоголя и Советской? Хочу обрадовать, она осталась, все так же принимает детей. Когда мои внуки учились в 18-й, они тоже туда бегали. А на отрезке Гоголя, между Пушкинской и Советской, до сих пор растут старые дубы и всем вам машут ветвями, шлют привет. Жаль, что они не могут принять участие в нашей игре, как много бы вспомнили!

И еще, не ты одна физик-лаборант только по свидетельству, я, например, телеграфист! Раз в неделю, начиная с 8-го класса, мы тоже получали специальность и сдавали экзамены на категорию. И опять же на Пушкинской! На старом почтамте. И вот вам приметы того времени — нас не только учили, но и воспитывали в трудовом коллективе. На рабочее место не пускали в капроновых чулках и без косичек. Наша руководительница так и сказала: «Чему же вы порадуетесь, когда окончите школу, если и капроновые чулки до этого оденете?» Носили хлопчатобумажные, коричневые, в рубчик! К вам, младшим, свобода пришла раньше. Да и такая роскошь, как капрон к вашему выпускному в Ташкенте уже была, а нам из Москвы и Риги привозили.
/Мое примечание: папу из-за моих капроновых чулок в девятом классе в школу вызывали. Правда, моего родителя этим не прошибешь!/
Но, это только самое начало 60-х, а чуть позже, когда вы с Элветой прогуливались по Пушкинской, прижимая к груди заветный томик Брехта, мне пришлось свернуть по улочке Хамида Алимжана в сторону зоопарка, а потом налево в старый переулочек, где в доме Шляхтина тогда располагалась медицинская библиотека. Только теперь, из  XXI века, я вижу сколько всего упустила в жизни выбрав медицину, а не гуманитарные науки! Пока вы под сенью дерев занимались самообразованием и могли прогуливать неинтересные лекции, мы сидели в бывших кадетских залах, вытянувшись по струнке. Нас перекликали и пересчитывали на каждой лекции и на каждом практическом занятии. Даже серьезно заболев, мы должны были потом отрабатывать все пропуски. И не только писать рефераты и отвечать пристрастным дежурным преподавателям по вечерам, но и дежурить по ночам. Так что, гуляя по Пушкинской, вместо изящного томика я прижимаю к себе пакет с черепом, который на одну ночь выклянчила у молодого ассистента кафедры анатомии, чтобы зазубрить на латыни все бугорки, отверстия и ямки. И встречусь с вами только после зачета.
-Танюша, лекции я не прогуливала, ты чо!!! У нас порядки были, как в институте благородных девиц, а декан нас держал так, мы его, как огня боялись!
А вот я в сорок третьей приобрела специальность машиниста заверточных машин на кондитерской фабрике. Физик-лаборант — это уже вторая. Третьим было свидетельство медсестры. Пригодилось только последнее. Я довольно бойко делаю уколы, перевязки. ставлю банки…
Значит, библиотека есть. Слава богу! Большое счастье! А то, что у вас в ТашМи была каторга — известно всем. Кошшшшмар!
Зухре лучше всех: она там живет, она может хоть каждый день гулять по Пушкинской… в отличие от некоторых, которым Пушкинская только снится…

Что ещё почитать:  Школа имени Чехова

— Книжный был наискосок от консерватории, под средней 9-этажкой. Перед перекрестком Жуковской и Пушкинской стоят три 9-этажки, под правой был союз архитекторов, в том доме жили архитекторы, под средней — книжный, это был бывший Узкитаб, переехавший сюда с Карла Маркса, а над ним жили и живут писатели и поэты, там же жил Файнберг, а в последнем было кафе «Лаззат», а над ним жили артисты. Теперь вместо союза архитекторов — фирма, продающая отопительные котлы и обогревательное оборудование, вместо книжного — «Фитнес энд Спа», которое разрастается во все стороны и уже захватило половину бывшего «Лаззата», а на месте «Лаззата» был ресторан «Грузия», недавно его убрали, часть его отошла «Фитнесу», а честь стала магазином «Манго». Угол перекрестка был пустой, лет 20 назад там появилось кафе мороженое, которое разрослось, превратилось в «Дока-хлеб» и продуктовый, а потом и их ушли, и сейчас там химчистка «Идеал», куда вроде никто не ходит. Зато, этот «Идеал» закрыл бетонными плитами огромный арык на Жуковской, в котором всегда летом течет и бурлит вода, там даже было водяное колесо, которое убрали люди из химчистки, на месте арыка парковка! Вот вам и про книжный….

— Какая жалость! — в один голос восклицаем мы с Таней Вавиловой:

— Ах, Зухра! Как жаль мне это колесо, оно не только украшало улицу, а было символом Востока среди череды новых зданий не имеющих принадлежности. И открытый арык журчал прелестно и создавал впечатление кусочка загородного пейзажа. Вот я жду, когда же мы дойдем до Дархан-арыка и вспомним, где он проходил. Теперь мне трудно прочертить его путь сквозь современные постройки.

— Химчистка поставила прелестный мостик через этот арык, такой витой и красивый, но…. как-то ночью один «ночной гонщик» въехал в этот мостик и снес его, а теперь один серый бетон….. — пытается утешить Гузаль.

Что ещё почитать:  Непрерывный полёт МиГа жизни

— Элвэта, да по пути к «Тридцатке», там напротив была пожарная станция, — откликается Ирина. — Я думаю, многие, кто заканчивал 44-ю школу, сначала учились в 131-й, она была начальная. А книжный магазин был прямо напротив Консерватории, но попозже, в 60-х. Я его не очень любила, он был чересчур пафосный, к полкам не подпускали. То ли дело на Навои, я там однажды, стоя у полки, прочитала целиком 2-й том Цвейга, где «Нетерпение сердца».
— И никто меня не выгонял, — возражаю я.- Ройся на полках сколько хочешь! Я там часами торчала, когда приезжала домой!
 А тут появилась новая, совсем не знакомая барышня. Здравствуйте, Людмила!

— Уважаемая Ирина! Хочу поспорить с Вами по поводу 131 школы. Когда в 1952 году я пошла в первый класс, то она была школой №44 им. К.Д.Ушинского. Там занимались начальные классы и мы учились на втором этаже. Там же был и буфет. На первом этаже была библиотека. Учились только девочки ( в нашем классе был один мальчик-инвалид, который жил во дворе этой школы). А потом нас перевели в среднюю школу за тем же номером (у меня сохранились первые тетради), которая находилась рядом с кондитерской. у нее было 2 входа: один со стороны ул. Пушкинская (крыльцо), почти напротив аптеки, а за углом, со стороны ул. Хорезмской были ворота во двор. Во дворе были мастерские по труду (для мальчиков и девочек одинаково), жили директор школы Попова (забыла имя, отчество), завуч Ирлин Георгий Яковлевич (позже диктор Ташкентского телевидения), уборщица-грозная тетя Мариша.

Ой, и я пошла в школу в пятьдесят втором! — радуюсь я: вот и сверстница нашлась. — В семь лет. А в в сорок четвертой оказалась уже в десятом классе по причине разногласий с классным руководителем девятого «б» сорок третьей… Но эта сорок четвертая была рядом с кондитерской.
Оказалось, что что-то перепутали… и Ирина вносит ясность:

— Людмила, я знаю, что она была филиалом 44-й, но у меня в личном деле (недавно попалось на глаза) почему-то записано 131-я. А мальчик и у нас был один в классе, его звали Боря. Я поступила в 1953-м. Я не знала, что директором была Попова, но я помню, со мной училась Наташа Попова, и я даже тогда удивлялась, как горячо ее любила наша, в общем сухая, Галина Владимировна. Хотя она была очень милая, воспитанная девочка..

— Спасибо. Я случайно перепутала улицы., — спохватывается Людмила. — Наверное, школа все-таки была на углу улиц Пушкинская и Первомайская. А у меня есть фотографии с детства. Ирина, а Галина Владимировна случайно не жила в доме на ул. Пушкинская (угол Пушкинской и Гоголя) на стороне школы 131. Ведь в этом доме жил писатель Сидельников. Она такая была невысокая, худощавая.

16 комментариев

  • ВТА:

    Сине-золотая кондитерская на Пушкинской, с вазами и зеркалами, до революции принадлежала Эслеру. Старожилы и раньше, и тогда, в 50-60 годы только так ее именовали. Аптека Каплан и кондитерская Эслера.

      [Цитировать]

  • tanita:

    Тань, вот только как правильнее: "Эслера" или "Эйслера"? Надо бы у наших краеведов-знатоков получше узнать. У Олега Николаевича или у Евгения Смехова…

      [Цитировать]

    • ВТА:

      Танюша, произносили в быту "Эслер", а среди подписей документов в Канцелярии Турк. губернатора я встречала фамилию Эйслер, но документально установленной связи не имею, хотя вероятно. Многие чиновники имели собственность. Среди маминых знакомых была одна очень пожилая женщина, жила недалеко от кондитерской. Она работала там до революции, говорила "Эслер", но… Надеюсь получить доступ в архив через неделю, постараюсь хоть по описям уточнить, если найду.

        [Цитировать]

    • ВТА:

      Таня, нашла в Википедии — кондитерская Эйслера.

        [Цитировать]

  • tanita:

    Танечка, спасибо, мне почему-то казалось, что именно Эйслера, но я не была уверена

      [Цитировать]

  • lvt:

    Узнала дом с первой фотографии. Он стоял в квартале между Первомайской и Братской, ближе к углу, на нечётной стороне Пушкинской. На некоторых снимках аптеки Каплана-министерства просвещения видна его правая башенка.

      [Цитировать]

    • акулина:

      Он существовал довольно долго. Некоторое время в нем был ретро ресторан, крутой ужасно. Но однажды перед входом стали распродавать имущество, ресторан закрыли, а дом снесли. Было это где-то в 95-96 м году

        [Цитировать]

  • Серега:

    Весь квартал между улицами Первомайской, Хорезмской, Пушкинской (шанхайчик с весьма исторически значимыми зданиями), выселили и позже снесли к едреней фене в связи со строительством развязки Юнус-Абадской линии метро в 1996 году.

      [Цитировать]

  • Серега:

    Ирлин Георгий Яковлевич (1926.7.XI – 2006.13.VI) старейший ведущий уз. тв., такой здоровенный (качок и один из первейший советских культуристов), симпатичный дядька с низким голосом. Бывший десантник, штангист, прошел всю войну, вел тучу передач на телевидении, его уважали все.Несмотря на свой возраст, тренировался ежедневно. Одно время, в подвале телевидения даже спорт зал открыл, могли ходить все желающие. Потом его оттуда какой-то столовкой потеснили.
    Жил на 2-м квартале Чиланзара, рядом с моей бабушкой. Когда я его встречал мимоходом — здоровался и удивлялся его белозубой, безупречной улыбке, хотя в то время ему было уже за 60.
    фото по ссылке http://yandex.ru/images/search?img_url=http%3A%2F%2Fcontent.foto.mail.ru%2Flist%2Fserola%2F161%2Fs-1187.jpg&uinfo=sw-1366-sh-768-ww-1349-wh-643-pd-1-wp-16x9_1366x768&text=%D0%B8%D1%80%D0%BB%D0%B8%D0%BD%20%D0%B3.%D1%8F.%20%D1%84%D0%BE%D1%82%D0%BE&noreask=1&pos=0&lr=51&rpt=simage&pin=1

      [Цитировать]

    • Рабинович:

      Всю войну не мог пройти по возрасту. Штангой в ОДО занимался у Амо, которого изобразили в виде памятника шахтера на Хадре. кмс, кажется, был. Культуристом не был, тогда этого понятия и вида не было. Начинал учителем физкультуры в школе № 80.

        [Цитировать]

  • Серега:

    На Ирлина был чем-то похож наш препод по физре в нархозе — Истомин Саша.

      [Цитировать]

  • людмила:

    Ирлин Г.Я. преподавал у нас в классе биологию, потом стал завучем. С его женой Иреной уже будучи студенткой я познакомилась в самолете, когда мы обе летели в Сочи. Там вместе и отдыхали. Жаль она рано ушла. У нее были проблемы со здоровьем. Ангельской души был человек.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.