Американская выставка в Ташкенте История Разное

Прислала Людмила Грин

Обновление. Элеонора Шафранская прислала значок выставки.

Осенью 1969-го года открылась первая на нашей памяти американская выставка «Образование в США». Выставка проходила в спорткомплексе Ёшлик возле стадиона Пахтакор. «Очередь желающих «заглянуть в западный мир» начиналась от Навои и проходила через многочисленные кордоны милиции и человеков в штатском, зорко высматривающих стиляг и прочих неблагонадежных элементов, вылавливая их из толпы. Как определяли? Наверное, по одежде, или своим особенным нюхом. До сих пор удивляюсь, как они не заметили меня, носившего в ту пору шкиперскую бородку. Зато несколько американских парней на выставке буквально визжали и приветствовали нас с друзьями криками: «Эй, борода! Как это тебя пропустили!?». И щедро одаривали не только проспектами, но и почти запрещенными тогда журналами «Америка»…» (из воспоминаний очевидца)

Нужно сказать, что мы с мужем столкнулись с американцами ещё до посещения выставки, случайно попав на рекламную акцию, которую они проводили в Сквере Революции. В процессе общения с ташкентской публикой ребята-гиды раздавали журналы, значки и, самое ценное, конверты с маркой, посвященные недавней высадке американских космонавтов на Луне, погашенные в Хьюстоне. Через пару дней эти же конверты можно было купить у спекулянтов по какой-то недоступной (для нас, студентов) цене.

После такой рекламы мы, конечно же, не могли пропустить возможность поближе познакомиться хоть с какой-то стороной жизни в недоступной для нас Америке и тоже отправились просвещаться. В этот день как раз шел дождь, глина превратилась в вязкую грязь под ногами, а поскольку очередь загнали с глаз долой в узкие немощенные улочки старого города, то у каждого страждущего на обуви налип не один кусок грязи. И первое, что поразило меня — это расстеленные на улице перед входом ковровые дорожки из какого-то особого материала, поглощающего грязь, и автоматические чистилки для обуви.

На входе нас встречали улыбающиеся молодые девушки и парни, которые вручали каждому значок и журнал. Что было на самой выставке, через столько лет уж и не вспомнить — какие-то схемы, диаграммы, фотографии. Единственное, что осталось в памяти — это камень с Луны. Обычный серый булыжник, ничем на вид не отличающийся от валяющихся на улице, но лежащий на отдельном столике под стеклянным колпаком. А ещё помню общее поражающее впечатление от шикарной глянцевой бумаги, качества фотографий, ярких, радующих глаз, цветных изображений.

гостиница Ташкент

После этого посещения у моего мужа, Ильи, возникла мысль познакомиться поближе с кем-нибудь из гидов, благо все они (кто лучше, а кто хуже) говорили по-русски. Каким-то образом ему удалось проскользнуть мимо топотунов в гостинице «Ташкент» и познакомиться с одной из американок — Зорой Сафир. Она пригласила его в номер и Илюша с восхищением рассказывал о надувной мебели, которую иностранные гости привезли с собой, не доверяя местным изделиям. С Зорой условились встретиться на другой день утром и отправиться на эксклюзивную экскурсию в старый город.

На следующий день, как и договаривались, мы с мужем и Зора встретились возле входа в гостиницу и направились к трамваю. Не успели пройти и нескольких шагов, как Илюша вычленил из толпы нежелательное сопровождение, от которого попытался избавиться, заговаривая по дороге то с одним, то с другим прохожим, но по-моему отцепиться так и не удалось. Пришлось ехать под надзором, но удовольствие нашей гостьи от мечети, базара и особенно от женщин в парандже от этого не стало меньше. А уж когда мы заглянули во внутрь медресе и местный сторож угостил нас чаем с лепешкой (прославленное узбекское гостеприимство) и пригласил заходить ещё, восторгу не было предела.  По дороге Зора рассказывала о себе. Кстати, Владимир Войнович вспоминает: «Сотрудница «Голоса Америки» Зора Сафир, будучи когда-то гидом на выставке в Москве, была спрошена посетителем, американка ли она. Она ответила утвердительно. Спрашивавший попробовал уточнить: «Чистая американка?» Она сказала: «Да как будто сегодня душ принимала.». Тот, не оценив иронии, двинулся дальше: «Чистокровная?» На что получил ответ: «У нас в Америке чистокровными бывают только собаки и лошади».» Свою жизнь Зора строила сама — выучилась, выучила русский язык и устроилась работать на радиостанцию «Голос Америки». Узнав, что есть возможность поехать с выставкой в Россию, взяла на работе отпуск, чтобы посмотреть вблизи на страну, с жителями которой она общалась через радио. В качестве иллюстрации к своему рассказу она подарила нам фотографию  известного обозревателя «Голоса Америки» К. Григоровича-Барского.

Григорович-Барский в очках справа

Очень интересовалась, насколько чисто говорит по-русски, и когда я ей заметила, что американский акцент чувствуется у неё в слишком долгих и гортанных «а-а-а», тут же постаралась избавиться от него. А вот, что я нашла в интернете о Зоре:

Когда Зора Сафир выходит в эфир,
а за ней Ираида Ванделла,
то любому еврею охота в ОВИР
и любому чекисту на дело.
(Катя Капович "Три зимы под копирку")

Мы, правда в те времена не знали, что она такая известная дама, держалась она по свойски, да и одета была в ситцевое платьице и кеды (у себя в номере гостиницы, по Илюшиным словам, она выглядела куда изысканнее), так что мы запросто пригласили её к нам домой в гости. Одна она идти видимо не решилась (как потом выяснилось, перед поездкой их всех пугали КГБ, стукачами и различными подставами) и как-то красиво выкрутилась, объяснив, что обещала встретиться с подругой и не может идти без неё. Договорились, что Илюша проводит её, а потом привезет к нам вместе с подругой. Я же помчалась в магазин и затем домой, чтобы приготовить хоть что-то, поскольку у нас было по-студенчески пусто.

Через пару часов заявилась вся компания, причем практически сразу стало понятно, что вторая американка никак не может быть близкой подругой Зоры — уж больно разными они были: Зора первым делом кинулась осматривать нашу небольшую библиотеку, попутно заинтересовавшись стоящими на книжных полках иконами, а вторая девица была в восторге от висящего на занавеске зверька, которого я сама сделала из огрызков тётиной чернобурки.

Когда гости немного осмотрелись и освоились, я пригласила всех за стол и тут произошел первый конфуз. Мы тогда жили на частной квартире с удобствами (вода и туалет) во дворе. Дома же у нас висел на кухне рукомойник — металлический сосуд с дыркой в днище, заткнутой металлическим же штырем, в который заливалась вода.

Когда была необходимость им воспользоваться, нужно было подтолкнуть этот штырь вверх, дырка открывалась и оттуда текла вода. Девушки, как цивилизованные люди, захотели перед едой помыть руки и я их подвела к этому самому рукомойнику. Нужно было видеть вытянувшиеся от удивления лица иностранок и слышать, как Зора растерянно спросила:

— И как пользоваться этим агрегатом?

Наконец сели за стол и тут второй конфуз — оказалось, что они не желают ничего есть, кроме овощного салатика — диета. А я ещё купила торт с кремом и, за неимением специальной тортницы, подала его прямо на картонке от коробки, правда извинившись и объяснив это тем, что в наших магазинах посуду купить невозможно (оконфузилась третий раз).

Несмотря на эти мелкие недоразумения, пообщались мы довольно интересно. Илюша расспрашивал Зору о том, как лучше рвануть из Союза, я пыталась выяснить, какие писатели наиболее читаемы в Америке, а вторая девица развлекала нас рассказами о своих поклонниках, появившихся в последнее время и о том, как её угощали пловом (довольно презрительно: пло-о-вом) в студенческой общаге. На прощание я ей подарила зверюшку, вызвавшую её восторг, уверив, что сделаю себе ещё, а Зоре мы вручили пару книжек, с большим трудом уговорив её взять их.

Через день Илюша решил опять навестить американцев в гостинице, а я подала ему идею отнести Зоре в подарок самую старую из икон, как предлог для посещения. Никто из нас не ожидал, какой эффект вызовет этот сувенир. Вернувшись, муж со смущенным смешком рассказал, как вручил Зоре сверточек и она тут же стала его разворачивать, заявив, что не принимает кота в мешке. Когда же освобожденная от оберток икона оказалась у неё в руках, девушка перепугалась и швырнула её на пол, опасаясь провокации. Мы и не подумали о том, что вывоз за рубеж предметов искусства карается законом. С большим трудом удалось убедить Зору, что это просто подарок от всей души, не имеющий особой художественной ценности.

А через несколько дней муж вернулся домой с огромной коробкой, в которой оказался чайный сервиз «Пахта» — довольно убогий предмет воздыхания для многих, который невозможно было купить в обычном магазине. Оказалось, что он встретил в городе Зору и та попросила его помочь ей донести кое-что. Илюша с радостью согласился и они пошли в валютный магазин, где Зора и купила вышеупомянутый сервиз. Илюша донес покупку до трамвайной остановки, где Зора стала с ним прощаться. Он предложил и дальше нести коробку, но она огорошила его: «А я это вам купила», — попрощалась и уехала.

Вскоре выставка закрылась, наши новые знакомые уехали, а нам осталось на память, кроме посуды, неотвязное желание мужа уехать из Союза.

25 комментариев

  • Акулина:

    На этой выставке работал преподаватель политэкономии нашего института Владимир Иванович Поляков, человек бывший в солидном возрасте (участник ЧОН и Великой Отечественной войны). Он там находился с целью контрпропаганды. рассказывал, как он спорил с американским гидом по поводу войны и спортивных успехов. В частности, сказал. что США высокие легкотлетические результаты показали еще в Арденнах…
    В том же году в Ташкент приезжал еще и оркестр Миннесотского университета. Я была на встрече наших студентов с американцами в консерватории. Был замечательный кунцерт. Особенный восторг (причем всеобщий) вызвала девочка, исполнившая на чанге увертюру к «Кармен». Ребята из конторы там, конечно же были, но, судя по тому, что один из моих одноклассников на следующий день хвастался дисками и снимками с прогулки, последовавшей за встречей, вреда никому не было причинено.

      [Цитировать]

  • Aida:

    По малолетству на выставку я не попала. А ярко-красный журнал-проспект с выставки и значок (по-моему с символикой «Союз-Аполлон) много лет «жили» у нас в доме. В журнале тоже были фотографии космонавтов, вообще много фотографий-иллюстраций. Почему-то отчетливо запомнился снимок мальчика, который водил по экрану монитора световым пером

      [Цитировать]

  • Дорогая Акулина! Я рад, действительно рад, что среди ваших знакомых «вреда никому не было причинено». А вот поэту Александру Файнбергу, который на своем творческом вечере дал представителю этой выставки (и чуждой идеологии!) ужасно крамольный автограф -«В память о Ташкенте. А. Файнберг» досталось по полной. Все его книги были выкинуты из планов издательств и СЕМЬ ЛЕТ его стихи не печатали ни в газетах, ни в журналах.

      [Цитировать]

  • LG:

    Элеонора!
    Большое спасибо за изображение значка! Я его искала по всему интернету, но увы…

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Выставка Народное образование США проводилась по программе КГБ СССР, поскольку абсолютно весь персонал выставки был представлен высококлассными специалистами ЦРУ. На Выставку попали только люди прошедшие собеседование, либо группы людей, каждый член которой утверждался представителем КГБ. Длина очереди была запрограммирована. Ни одного «случайного» человека на ней не было, включая Файнберга и авторов поста. И пусть авторы не думают, что в КГБ того времени работали олухи. Со временем откроют архивы и нынешние авторы с удивлением обнаружат, что все их встречи, и даже рукомойник и торт в коробке, были запланированы задолго до приезда американцев. Меня и тогда и сейчас удивляла и удивляет поразительная наивность «советских» людей. Неужели Ильфа и Петрова не читали: — «Статистика знает всё …» а дальше в наше время добавляли: — «а КГБ всё равно больше». Неужто думали, что в стране, где абсолютно на всё были разработаны нормы Вы могли ходить как захотите. Вам даже мяса в четверг не давали и ковры только по решению профкома. А тут решили, что без санкции на Выставку зашли. Конечно Вас не заносили, но Ваши анкеты и все родословные, включая дедов и прадедов были заранее досконально изучены и Ваш допуск был утверждён. Систему нужно знать, знать её внутреннее устройство. Тогда выходя из дома всегда будете знать, что Вам по пути встретится и когда вернётесь.

      [Цитировать]

    • LG:

      Как бы дожить до того момента, когда откроют архивы! Может хоть тогда узнаем подробности о наших дедах-прадедах до седьмого колена, а то никак не получается восстановить родословную. Как здорово, что КГБ увлекалось генеалогией.

        [Цитировать]

    • Александр Жабский:

      Это очень большая фантазия! Я был студентом, шел мимо по Навои, вижу — очередь. Приняв спонтанное решение, втал в неё и, отстояв часа 2, без проблем попал на выставку — как и все мои знакомые.

        [Цитировать]

    • Ирина:

      Я тоже с сестрой отстояла очередь и была на выставке. Никому заранее мы о нашем намерении не сообщали, стихийно пошли. Если только КГБ смогли прочитать наши мысли, и за полчаса проверить нашу родословную до 7-го колена, пока мы добирались до хвоста очереди, ну тогда, конечно, Вы правы…

        [Цитировать]

    • DMB:

      Чет, г-н Ивонин загнул. Мой отец совершенно свободно прошел на сие мероприятие. Буклет с него до сих пор у него в чемодане
      с фотоальбомами лежит. И чет про ковры не понял. Какой-то профком? Это где было? В «почтовых ящиках»? Сие допускаю. Как фантастику. На ярмарках ковров было — есть деньги и желание — бери любой. Мясо по четвергам — ну, дык, день-то рыбный. Да и то в нашей семье мясо всегда было, хотя папа и мама — не инжиньеры, а работягами простыми были.
      Папа даже сайгачатину привозил частенько, кстати, не покупал. Просто возил своих «соработяг», у каких машины не было, на охоту.
      А тут В. А. И. заливает, как все плохо было, как КГБ гнобило…
      Мож, хватит околесицу нести, близкую к бреду?
      Г-н Ивонин, именно такие, как Вы, мой СССР и развалили.
      Привет мишке меченому…

        [Цитировать]

  • Игорь:

    А позже были выставки: Информатика в жизни США и что-то о жилище в США,но это уже другая история)

      [Цитировать]

    • Aida:

      Про жилище было интересно — помню округлый дом с выпуклыми окошками-иллюминаторами. Стены по-моему предполагалось напылять из какого-то вспененного строительного материала. Чем-то похожи на домики хоббитов.
      А на выставку по информатике сама не пошла. Приехала на ВДНХ, а там увидела, как милиция людей группками выстраивает для организованного входа на выставку. Так противно стало, повернулась и уехала. Может и зря, может там интересно было

        [Цитировать]

  • Eva:

    Я надеюсь вам хватит IQ понять, что Сара Шапиро может быть стопроцентной американкой.
    Но никогда ни она, ни Рифат Гарифулин, ни Сурен Хачикян не будут стопроцентными россиянами. Поэтому Америка — это Америка, а Россия — это Россия.

      [Цитировать]

  • Александр Постолов:

    Наша школа 76-я, которую недавно снесли, находилась на улице Укчи, в шаговой доступности от арены «Ешлик». Не знаю, как остальные «подколпачники», а мы, буквально 1500 тысячи учеников, (не одновременно все, конечно), успевали за время большой переменки сгонять через дворы на выставку!!! И журналов «Америка» у нас было немеряно, и значков этих, — штук по 20-30 на каждого. Девчата наши пояски делали из них. Нам замечаний никто не делал! Никто нас не ругал и бесед с нами не проводил!
    Поверьте, уважаемый ВАИ, у тогдашнего КГБ было много другой работы. А из гидов выставки нам больше всего нравилась Маша (фамилии не помню, к сожалению). Она отвечала подробно и интересно на все наши вопросы.

      [Цитировать]

    • Александр Жабский:

      И у меня сохранился такой значок. Помню, я взял целую пригоршню (они лежали свободно горкой на столике, куда их постоянно подсыпали), потом раздал во дворе и в универе.

        [Цитировать]

    • Yultash:

      На этой выставке лучшим гидом конечно-же был потомок князей Шеховских. Он прекрасно владел русским языком, вокруг него всегда собиралось много слушателей, которые засыпали его вопросами. Чтобы прекратить это «любование князем» специально подготовленные люди из толпы задавали провокационные вопросы. Откуда знаю? На выставке встретил свою бывшую однокашницу по ТашПИ. Она этим безобразием и занималась, рассказала, что инструкции по этой «работе» получила в своём райкоме КПУз.

        [Цитировать]

      • Тамара:

        Тоже запомнила красавца-князя — в элегантном коричневом костюме, серьезного такого… Задала ему вопрос о том, как он столь блестяще овладел русским, а он ответил, что и сам из русских, Шаховской, из того самого рода, о котором я в то время по стихам Пушкина и по истории русской литературы знала. Это и было для меня главным событием выставки — ожившая история.

          [Цитировать]

  • Тюльпан-Лола:

    Мой дядя в то время работал в «Ёшлике» охранником! И значков, и журналов всяких натаскал домой) они все еще хранятся в домашней библиотеке, в Ташкенте…

      [Цитировать]

  • Энвер:

    В оригинальном контексте о З.Сафир: (роман В.Н.Войновича «Персональное дело», главка «Не собаки и не лошади»

    Основатель моей фамилии князь Воин жил в четырнадцатом веке и имел трех сыновей: Милоша, Алтомана и Воислава. Поминаю об этом не чтобы похвастаться древностью рода. Среди особ знатного происхождения встречаются такие выродки, что примазываться к ним чести немного. Тем более, что мои предки по материнской линии простые местечковые евреи. Воин был сербом. Второй сын его Алтоман принял мусульманство и стал основателем рода Алтомановичей, который по нынешнему раскладу можно назвать боснийским. Среди потомков Воина были русские адмиралы, австрийские генералы и даже венецианские до жи. Мой дед, привезенный в Россию в четырехлетнем возрасте, ощущал себя русским. В 19 веке один из Войновичей – Коста говорил так: «Я по рождению серб, по мировоззрению хорват, а по вере католик». Он передал свою веру детям, и они — писатель Иво и дипломат Луйо — считались уже совсем хорватами. Луйо имел двух дочерей Марицу и Ксению. С ними, приходившимися мне семиюродными тетями, я познакомился в конце их жизни. Когда я последний раз посетил Марицу в Нью-Йорке, ей было за 90, а мне около полусотни. «Ты принес чего-нибудь выпить?» – спросила она. «А надо?» — удивился я. «А как же!» Я сбегал в магазин, вернулся с 0,75 виски, и пока мы с ней на равных бутылку опустошали, тетя мне сообщила, что желая умереть сербкой, вернулась в православие. Разумеется, выдающихся людей спорного происхождения каждая сторона стремится записать в свои соплеменники. Нобелевского лауреата Иво Андрича сербы считают сербом перешедшим в католики, а хорваты говорят: раз католик, значит, наш. Лет 20 тому назад в Мюнхене мы с моим прияте лем зашли в югославский ресторан. Приятель, которого никто не тянул за язык, сообщил хозяину ресторана мою фамилию. Тот спросил меня не родственник ли я Иво Войновичу. Я сказал, что да, дальний. Он был великий хорват, сказал ресторанщик. Сербского происхождения, уточнил я, чем собеседника сильно разгневал. В другом таком же ресторане тот же приятель сказал официанту в шутку, что я хорват. Официант нахмурился и сквозь зубы заметил: «Хрваты не добри люди». Национальные различия многим людям нужны, чтобы было, чем гордиться и кого ненавидеть. У понятий нация или национальность есть много разных определений, но на самом деле, что это такое не знает никто. Сербы, хорваты, боснийцы, герцеговинцы и черногорцы живут на одной земле, говорят, пишут, читают, думают и поют на одном и том же языке. Разница между ними не больше, чем между туляками, орловцами и курянами. Чем же определяется национальность? Религией? А как же, допустим, немцы? Они католики и протестанты, а все равно немцы. Украинцы – православные и като лики. А уж русских каких только нет! Православные нового обряда и старого, буддисты, кришнаиты, баптисты, молокане, жидовствующие. Значит, дело и не в религии. Значит, в крови? Помните пятый пункт? Если папа юрист, то и сын и внук и все пра-пра до любого колена при любых мамах будут юристы. А если сирота и сам не знает своих корней? А если смешанного происхождения вроде меня? У Булата Окуджавы отец был грузин, мать армянка, а сам он, не зная хорошо никакого языка, кроме русского, считал себя по национальности москвичом. И имел право. Потому что при неформальном определении национальности единственным критерием может быть только самоидентификация. Кем себя чувствуешь, тот ты и есть. А формально национальность обычно совпадает с гражданством. Обладатель немецкого паспорта, будь он по рождению кто угодно считается немцем. А гражданин Франции – французом. Сотрудница «Голоса Америки» Зора Сафир, будучи когда-то гидом на выставке в Москве, была спрошена посетителем американка ли она. Она ответила утвердительно. С прашивавший попробовал уточнить: «Чистая американка?» Она сказала: да как будто сегодня душ принимала. Тот, не оценив иронии, двинулся дальше: «Чистокровная?» На что получил ответ: «У нас в Америке чистокровными бывают только собаки и лошади». Это утверждение применимо к России и другим территориям, и чем дальше, тем больше. Границы рушатся, самолеты летают, народы мигрируют и мешаются, как речная вода с морской. Смешавшись совсем, будущие поколения утратят возможность гордиться своей принадлежностью к определенным почве, роду и этносу и лишатся причины ненавидеть друг друга за несходность происхождения. А впрочем, люди не собаки и не лошади, и кого за что ненавидеть придумают.

    http://www.litportal.ru/genre40/author1450/read/page/35/book30635.html

      [Цитировать]

  • Акулина:

    По случаю праздника предлагаю перемирие и споем:»Хорошо, что Ю.Гагарин не еврей и не татарин, не туркмен и не узбек, а советский человек!» :-)

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    В то время я уже закончила университет, и работала в ташкентском филиале ВНИИ ВОДГЕО, институте по биологии и очистке сточных вод. Дожидалась разрешения на прописку в Москве. И как-то в выходной шестьдесят девятого отстояла огромную очередь. Вопреки утверждениям В. А. Ивонина, и я, и оподавляющее большинство были случайными людьми, которые очень хотели посмотреть что это такое — первая американская выставка в Ташкенте. К тому же на этой выставке демонстрировался лунный камень, из тех, что привезли американские космонавты. Очередь начиналась от Хадры и шла вниз, через глинобитные домики. Все действо обставлялось таким образом: от очереди отделалось десятка полтора человек, которых вели под присмотром. Через каждые несколько минут группа почему-то останавливалась, и так продолжалось довольно долго.
    Попав на выставку и стосковавшись по языковой практике, я принялась болтать с американцами. Рассказала о себе, расспросила их, но. в основном, речь шла о русской литературе. нужено сказать, из публики действительно раздавались провокационные вопросы, и когда какая-то женщина истерически выприкнула: «У вкс там в Америке трущобы и негров угнетают», сотрудник выставки. очевидно, потеряв терпение. спросил:
    «А вас сюда разве не через трущобы вели»?
    Были какие-то выпады и насчет американских президентов, на что , в свою очередь был задан вопрос о Хрущеве…
    Мы долго разговаривали, и американец пригласил меня посидеть в комнате отдыха, от чего я благоразумно отказалась. И без того последствия были не слишком. Тут Ивонин прав: КГБ не дремало. Моего руководителя в заочной аспирантуре вызвали и продемонстрировали записи моих бесед с американцами.
    Спасло меня два обстоятельства: абсолютное отсутствие политических тем и неучастие в комсомоле…

      [Цитировать]

  • Вера:

    А я в то далекое время училась в 10-м классе с математическим уклоном, где нас учили программированию на ламповых «Уралах». И на выставку мы с одноклассниками прорывались именно потому, что на ней были журналы, рассказывающие о новых ЭВМ и перспективах их развития. Для нас это была фантастика! И говорили мы с гидами практически только об этом. Получили журналы и отнесли их в школу — показать всем, кто на выставку не попал. И нам завидовали!.. А завуч вызвала нас в кабинет и в ответ на мои попытки объяснить, как это интересно, грозно кричала, что я «антисоветский человек» и мне «не место в социалистическом обществе». К счастью, в недалекости ее ума я уже тогда не сомневалась. А потом «хозяева» выставки пришли к нам, в 110-тку, отсняли на пленку весь урок английского и обещали, что наш класс станет «американскими звездами». И на этом все благополучно закончилось. А лунный камень впечатления совсем не произвел, увы.

      [Цитировать]

  • Владимир:

    Помню в восемьдесят каком то году на вднх в Ташкенте была выставка американская. Блин как это давно было то…

      [Цитировать]

  • внин пух:

    Мы учились в шестом классе не надо придумывать какие-то проблемы мы в шестом классе по очереди вошли на эту выставку также смотрели на лунный камень и взяли журнала Америка не каких запретов не было. Жалко, что фотографией мало того времени. Я пытался, тайте на английском, но их нет, только без рассказов об иконах. В моде были жвачки.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.