Курзин Михаил Иванович. Художники Узбекистана История

Раиса Крапаней пишет в своем журнале.

КУРЗИН Михаил Иванович родился в 1888 в Барнауле.

Окончил Казанское художественное училище (1907), учился в Москве в мастерской К. А. Коровина; посещал частную художественную студию М. Д. Бернштейна в Петербурге .

В 1912 вернулся в Барнаул. В 1916 призван на военную службу. После демобилизации (1917) стал одним из деятельных членов Алтайского художественного общества в Барнауле.

В 1919 предпринял поездку в Китай (через Ташкент). В начале 1920-х преподавал во Вхутемасе. ВМЕСТЕ С МАЯКОВСКИМ РАБОТАЛ в «Окнах РОСТА». Для тех кто подзабыл — окна РОСТА — окна сатиры РОСТА , плакаты, создававшиеся в 1919 — 21 годы советскими художниками и поэтами, работавшими в системе Российского телеграфного агентства (РОСТА).

В 1921 при содействии А. В. Луначарского доставлял на Алтай произведения для Музея живописной культуры, конфискованные у бывших господ ( а я признаться думала, как же оказались ценнейшие картины известнейших художников в очередной «тьму-таракани»…да не обидятся жители маленьких городов за такое классическое сравнение…)

С 1923 вместе с Е. Л. Коровай, первой женой, совершенно замечательной художницей тоже из Барнаула ,совершил длительное путешествие в Крым и Кавказ, в Среднюю Азию – Ташкент, где произошло их расставание: Курзин остался жить и работать в Ташкенте, а Коровай переехала в Самарканд.
Понятно, что М. Курзин приехал в Узбекистан сложившимся художником.

Художник очень активен – в 1927 выступил одним из основателей творческой группы «Мастера нового Востока»-ассоциации работников ИЗО в Ташкенте, участвует в выставках, ездит в командировки. Да и личная его жизнь складывается удачно – в 1930 году женится вновь на Валентине Марковой, давней знакомой, тоже художнице из Барнаула, своей ученице.

Курзин был дерзок во фразе, эпатажен в поступках, с которыми не всегда можно было согласиться, и потому очень скоро приобрёл врагов в лице своих же коллег-художников. Оговоры, письма в соответствующие инстанции, анонимные послания в среде так называемого «бомонда» не исключение из правил, а реальность во все времена((((
Кому бы понравилось вот такое высказывание человека, только-только прибывшего в уже сложившийся коллектив, где есть фавориты, обласканные критиками и властью — «Нашему времени не хватает современного Фидия, каковым, конечно, рассчитываю быть я».

Далее из энциклопедии узнаю, что в 1936 Курзин был арестован, обвинен во враждебной настроенности к советской власти, высказывании террористических намерений против И. В. Сталина, антисоветской агитации и приговорен к пяти годам лишения свободы и трем годам поражения в правах (ссылка); сослан на Колыму После освобождения в 1946 отправлен на поселение в Бухару, без права посещения Ташкента. НО В ТОМ ЖЕ ГОДУ ЕГО ВКЛЮЧАЮТ В СПИСОК ЧЛЕНОВ СОЮЗА ХУДОЖНИКОВ УЗБЕКИСТАНА!!!!
В 1948 вновь арестован за нарушение подписки о невыезде – самовольно приехал в Ташкент — ещё 8 лет заключения уже в Красноярском крае.

Не знаю, может чья-то придумка, но прочла и такое воспоминание, мол в самом деле Курзин, много и часто выпивающий, в один из своих застолий, едва стоящий на ногах, вывалился из своей квартиры и, пытаясь удержать равновесие, стал кричать на всю улицу: «Художники и поэты! В этой стране у вас нет возможности творить свободно, как велит вам ваша совесть. Идите на Кремль! И убейте Сталина!» На голове у него были трусы жены…
Он вернулся в Узбекистан в 1956 году, осел в Нукусе, где и умер в 1957 году от рака.

ЕЩЁ ОДИН КУРЗИН
В своих поисках Художника в интернете нашла его однофамильца (родственника?).

Валентин Яковлевич Курзин являлся членом Союза художников СССР с 1942 года. Родился он в Барнауле, учился в Самаркандском художественном училище, потом во Всероссийской академии художеств в Ленинграде.
В 1951-м вернулся в Барнаул.
В последние годы художник жил и творил в Бийске.

8 комментариев

  • Денис:

    Барнаул, Ташкент, 20-50 гг.., Союз художников…
    Слишком много точек возможного пересечения, чтобы пропустить шанс. Я о другом ташкентском художнике, Владимире Кайдалове. Он был более благополучным и традиционным, приходилось читать о нём и довольно резкие отклики. Но — это муж моей тётки, художницы Лидии Кайдаловой (Сечкиной), старшей сестры моего отца. У него было несколько картонов с работами Кайдалова, они вместе с отцовскими расказами сформировали тёплое отношение к Ташкенту. Если кто-то знает что-то об этой чете художников, или может бросить ссылку на их репродукции, буду бесконечно благодарен. Адрес мой — у милейшего ЕС.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Ой, Денис, я хорошо помню Кайдалова, И его дочь, Мику. она училась в 43 школе,только была на четырре года старше, и почти все время проводила в нашем дворе, потому что дружила с Милой покровской и Вандой Княжевской. Вот с Милой я могу вас связать, вернее со скайпом ее дочери, они живут в Киеве Мой адрес — тоже у ЕС.
    Татьяна.

      [Цитировать]

    • Денис:

      Спасибо за отклик. К сожалению, о Кайдаловых знаю только из искусствоведческих публикаций. Любые другие сведения крайне важны. Если будете созваниваться с Микой (кстати, как полностью?), скажите, что я нашёл (заочно) могилу деда, Сечкина К.З. на Боткинском, дистанционно привёл в порядок, но есть вопросы.
      Рискну оставить адрес: sechkin_dv@bk.ru. Авось спамеры не заинтересуются…
      С уважением, жду вестей.

        [Цитировать]

      • Сергей:

        Приветствую,Денис!
        Случайно увидел Вашу переписку с некой Татьяной.Я интересуюсь живописью и кое-что из рисунков Кайдалова мне попадалось, кое что еще есть.А если есть у Вас такой интерес,могу найти тех людей которые продавали его работы \графическме\ и возможно еще осталась большая папка его работ.Эти люди тоже какие-то родственники Кайдалова… Моя почта gureev_sergey@bk.ru
        C уважением Сергей.

          [Цитировать]

  • Татьяна:

    Денис, увы, Мики уже тоже нет в живых. Я уже говорила, что могу связаться с ее подругой. Обязательно напишу вам письмо, как только что узнаю получше. Вернее, подруга не одна, их было двое или трое. Со всеми держу связь. На следующей неделе узнаю, все, что смогу и напишу.
    Татьяна.

      [Цитировать]

  • Наталья Козлова:

    Уважаемые коллеги! Я работаю в Челябинском музее изобразительных искусств и пишу каталог живописи 20-50-х гг ХХ века из нашего собрания. В коллекции у нас есть портрет Левицкой Г.В., написанный Коровай Е.Л. Поступил в 1960 от Кускова П.А. У портрета нет датировки. Я предполагаю, что написан он был в конце 40-х, когда и Кусков П.А., и Коровай Е.Л., и Левицкая Г.В. были еще в Узбекистане. Уточнить, вероятно, смогла бы дочь Елены Коровай, Ирина Георгиевна, но я не знаю как с ней связаться. И еще один вопрос: Левицкая Г.В., — сестра художника Левицкого Р.В-?
    Всяческих благ и успехов. Наталья Александровна Козлова, старший научный сотрудник.

      [Цитировать]

    • EC EC:

      Наталья Александровна, Вам могут помочь или Умар Курбанов, ведущий блог о художниках http://art-blog.uz или Турунали Каримович Кузиев, есть на Фейсбуке под именем «Турсунали Каримович»

        [Цитировать]

  • Джага:

    Раиса. Не могли бы Вы дать ссылку на источник, в котором сказано, что Курзин умер в Нукусе?
    Из воспоминаний Э. Жолдасова. «Задумал я роман». «Звезда Востока», 2, 2013.
    «Однокурсница Анна, когда нашу группу направили из института на сбор хлопка, сказала, что её отец считает важным, чтобы кто-то написал биографию Курзина и рассказала со слов своего отца: «Курзин в числе других художников писал по заказу портреты советских вождей, Ворошилова и др. В комиссии по приёму портретов были важные люди из «компетентных органов». Один из них, самый надутый и «компетентный» сделал замечание, мол, не теми красками написаны волосы. На что Курзин резко ответил, что каждый должен заниматься своим делом и, чем писать под указку, то лучше вообще не писать. Тот внёс в протокол, что Курзин заявил: «Портреты вождей вообще не следует писать!». Затем составил коллективный донос, под которым заставил подписаться (угрожая арестом) знаменитых, но покойных сейчас художников (Т. и К.), поэтому не привожу полностью их имена, и сказал с издёвкой — «Пусть теперь Курзин занимается «своим делом» в лагере».
    Савицкий сожалел о том, что Курзин был так не сдержан на язык. Он или Альвина Шпаде рассказывали, за что арестовали и осудили в первый раз Михаила Курзина. На какой-то выставке Курзин выпил лишнего и заявил: «Этот, как там его, развесил свои жидовские сопли». По этой ли причине или по другой, но кто-то донёс на Курзина, что он «империалистический шпион». Курзин действительно, в 20-е годы был в Китае, но скорее всего, поводом к аресту Курзина было то, что он был в Крыму, в «гнезде контрреволюции» гражданской войны. А когда он был осуждён на поселение в Бухаре после того случая с портретом одного из «вождей», добавили ещё 10 лет заключения. В том числе из-за речи на базаре, когда он, крепко выпив после очередного своего скандала в Союзе художников, на базаре призывал недоумевающую толпу мусульман изучать великую культуру Запада и заявлял – «Я не собираюсь бороться за социализм, где не будет свобод, даже буржуазных».
    В ташкентском музее искусств я видел несколько работ Курзина, но почему-то без этикеток на них с его фамилией. Кажется, что Курзина до сих пор замалчивают. Написана ли о нем монография? Кстати, в монографии искусствоведа М. В. Мюнц об искусстве Узбекистана нет ни одной репродукции Курзина и ни одного слова о нём. А ведь Курзин был одним из основателей Союза художников Узбекистана. Впрочем, возможно, что советская цензура не пропустила упоминание о Курзине.
    Если кто-то начнёт писать книгу о творчестве Курзина, то её можно разделить на 3 периода и согласно им строить композицию книги. Первый период до каторги — работы маслом и гуашью. Очень и очень дерзко написаны «Бай агитирует», «Чайхана», «Старое и новое», и так же дерзко исполнен рисунок «Портрет узбека». Второй период, на каторге – картины «Эмигранты», «Поэты», «Базар». И третий период, после каторги — натюрморты и портреты. Все работы написаны очень энергично, a la prima, с божественным ощущением цвета – это картины «Лепёшки», «Море» и «Окно», которое навевает покой, просветлённость и лёгкую грусть. Несмотря на перенесённые страдания, поздние натюрморты Курзина жизнерадостны. Мало кто из художников изображал еду, фрукты, овощи с таким вожделением. Это и понятно, после скудного пайка зоны.
    В работах Курзина позднего периода (1956-1957 год) чувствуется потрясающая экспрессия («Натюрморт с лещом»), а в портретах стариков и старух из дома престарелых — любовь к людям, которых не пощадило время. (Надо бы найти тот дом престарелых, может быть, там сотрудники что-то помнят о Курзине или сохранились у кого-то его работы…)»

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.