Мой полтинник. Часть 1 Разное

Пишет Айида Каипова

Узнаете? Старая школьная дверь – скольких она впустила в школу и скольких выпустила! (Ученики 1969 года выпуска)  Фотография выложена Н. Лебедевой в группе «Полтинник» на сайте «Одноклассники».

На сайте не однажды вспоминалась школа № 50 – сначала в комментариях, а  позже, в заслужено ставших популярными, «Этюдах о школе № 50». Читая все эти материалы, я всегда удивлялась тому, сколько называется совершенно незнакомых мне учителей, директоров, выпускников. Такое чувство, что не написал никто, с кем я училась в одно время в школе. Удивляться, пожалуй, нечему – через школу, за все годы ее существования, наверное, прошли тысячи учеников и сотни педагогов. Я проучилась в 50-й школе шесть лет, придя в четвертый класс, и получив там аттестат после ее окончания. И то, что так мало говорится о людях, учивших меня и моих ровесников, воспринимаю как несправедливость, которую хочу хоть в малой степени преодолеть.

С появлением Интернет-групп, я начала искать группы выпускников и учеников своей школы.  И такие, конечно же, нашлись. Они не все равноценны. Наиболее «серьезными» оказались группа «Полтинник», созданная моим одноклассником Анатолием Кимом в сети «Одноклассники».  Группа «Школа № 50 г. Ташкента» на сайте «Mail.ru» (Денис Гаврилов, Алишер Акрамов) и «Школа № 50, г.Ташкент» на сайте «В Контакте» (Алишер Акрамов, Тимур Акрамов, Денис Гаврилов).

Осознаю, что память моя имеет обычный для человека объем, а годы, прожитые вне Ташкента, стерли много важного. Поэтому заранее прошу у всех, кто будет читать, прощения за возможные ошибки и искажения, и прошу не стесняться поправлять меня. Замечательно было бы, если люди, которые лучше меня знают какие-то обстоятельства, дополнили бы мои воспоминания.

Фотография сквера со спутника. Еще живы чинары. И можно увидеть, как выглядит наша школа сверху.

Часть 1. «Корабль, плывущий вдаль…»
Семейный совет был прост, скор и неумолим. Собственно он и не был советом в полном смысле этого слова. Просто мама решила озвучить решение, которое зрело у нее, как видно, не один день. Она сказала, что пора нам с сестрой браться за ум и переходить в нормальную школу. Звучало это несколько странно, тем более, что учились мы с сестрой хорошо, особенно сестра.

Мы учились в небольшой старогородской махаллинской школе, русская часть учеников имела всего по одному классу в параллели. Ученики узбекских и русских классов общались вместе, многие школьные дела были совместными. Это создавало уютную и домашнюю обстановку. Все знали всех, мы бегали друг  к другу в гости, многие родители были знакомы друг с другом по-соседски. Наш дом от школы отделял один только соседский двор.

Не скрою также, что одноклассники относились к нам с сестрой прекрасно, со многими мы ходили еще в детский сад, учителя принимали такими, какие мы есть. Моей учительницей вообще была ближайшая мамина подруга. И, кроме того, школа была совершенно «нормальная», то есть, совершенно обыкновенная.

На наши первые с сестрой вопли удивления, гнева, разочарования и возмущения мама ответила, что новая школа физико-математическая и «очень сильная». И если ученик учится хотя бы на тройки в той школе, то в любой другой он будет отличником. А папа не сказал ничего, видно, его голос был только совещательным, все было уже решено.

Я перешла в четвертый класс, а сестра в шестой, и новый учебный год (1971/72-й) для нас начался для нас в школе № 50. Помню первую линейку в маленьком дворике, периметр которого был замкнут заборами  и зданиями. Очень много людей, родителей. Меня подвели к группе ребят и девочек, и сказали, что после линейки я пойду с ними в класс.

Класс был на четвертом этаже. Все было не то. И все не так. Старое здание (моя прежняя школа располагалась в здании более современного типа), высокие потолки. Широкие перила лестницы, на которые были набиты деревянные колобашки, чтобы никто с перил не съезжал – такого я даже представить себе не могла. Четвертый этаж, и огромные лестничные остекленные двери, многократно крашеные масляной краской.

Что бы там не говорила мама, первые несколько дней были довольно трудными. Набор учеников в среднее звено оказался более чем успешным, поэтому в новом четвертом классе нас оказалось сорок шесть человек, и всю неделю мы сидели по три человека за партой. В классе всегда было душно – ташкентским не надо объяснять, какая температура стоит в сентябре. В классе сильно пахло соляркой – по правилам тех лет, чтобы в помещениях было меньше пыли, и легче было убирать полы в классах и коридорах протирали тряпкой, смоченной в солярке. Позже перешли на какую-то мастику, но запах был примерно тот же. Меня напрягало еще то, что к началу учебного года у меня отросли волосы, и сестра делала мне тугие хвостики, которые сильно стягивали голову, и, хотя мне очень нравились, головой лишний раз двинуть было сложно. К началу следующей недели нас все-таки поделили на два отдельных класса, и на уроках стало гораздо уютней.

Пока я ни с кем не была знакома, на переменах ходила по школе и рассматривала здание. В старой школьной песне поется:

И в сентябрьский день погожий,
И когда метет февраль,
Школа-школа, ты похожа
На корабль, плывущий вдаль…

Это было точно про нее, мою новую школу. Широкие коридоры, гимнастический спортивный зал почему-то на четвертом этаже, много света. В школе была кабинетная система обучения, что само по себе тоже было делом новым, и мы каждую перемену перебирались в новый кабинет. Во многих классах фасадная или задняя стены класса были укреплены крест-накрест огромными металлическими балками. На них висели классные доски, ставшие частью интерьера класса. Такими же балками были укреплены внешние стены, и позже я узнала, что это было сделано после землетрясения 1966 года, в результате которого здание оказалось в аварийном состоянии.

На первом этаже учились начальные классы, и потому, по первому этажу более взрослым ученикам ходить не разрешалось. Командовала парадом там техничка тетя Рая – маленькая женщина в неизменном синем халате. Стоя в дверях с шваброй, бдительным оком следила, чтобы в буфет через этаж никто не проходил. При этом успевала еще чисто мыть пол и выдавать в гардеробе верхнюю одежду.

В школьном вестибюле я ждала после уроков старшую сестру, чтобы вместе ехать домой. В нем всегда было темновато, как-то сумрачно. Бетонный пол с мраморными кусочками, стенные часы над столом вахтера, узорная решетка гардероба.

В школе не было привычной столовой, а только буфет, который в перемены бывал битком набит страждущими поесть и попить. Хозяйничала там тетя Шура, с высокой прической из светлых волос. Ювелирно нарезала колбасу на бутерброды, разливала кофе. По углам стояли два гигантских фикуса, которые явно загибались в темном тесноватом помещении.

В той же части здания находилась и библиотека. Но вход в нее был обычно со двора. Очень приятное тихое место в тени высоченных ясеней. Рядом с входом — фонтанчик с питьевой водой и песочная яма для прыжков в длину. Библиотека работала только на выдачу учебников и потому редко бывала открытой. Большинство наших ребят было записано в Республиканскую детскую библиотеку, которая находилась недалеко от школы, рядом с кинотеатром «30 лет ВЛКСМ» и пользовалось ее замечательным книжным фондом.

Семидесятые годы были годами активной пропаганды ленинизма. Школы, конечно же, не должны были оставаться  в стороне. Самым красивым этажом был, наверное, второй — ленинский. Стены коридора украшали художественно выполненные стенды, посвященные Октябрьской революции (кто бы знал, что настанут времена, когда она официально будет называться Октябрьским переворотом). Длинный прямой коридор делился на секции ажурными черными металлическими перегородками. На подоконниках стояли цветы, и там я впервые в жизни увидела огромных размеров  пальму-монстеру с крупными  резными листьями и крепкими отростками воздушных корней. Она так нравилась мне, что я никогда не ленилась лишний раз пройти по этажу, чтобы взглянуть на нее.

Кабинет под номером 23 на этаже назывался Ленинской комнатой, и был соответственно оформлен. Материалы о биографии вождя, фотоснимки, книги, стенды, витринки. Малышей всегда притягивал маленький, но натуралистичный макет ленинского шалаша в Разливе, стоявший под стеклом. Ответственной за работу Ленинской комнаты была Елена Аркадьевна Яровинская (Бостанжогло), и позже этот кабинет стал нашей классной комнатой, а Елена Аркадьевна – классным руководителем. Она вела уроки немецкого языка, и я помню, как немецкая группа нашего класса разучивала песню песню немецких коммунистов в «ленинском» интерьере.

На втором же этаже были учительская, кабинет музыки,  крохотный кабинетик медсестры, а в дальней части коридора – кабинеты физики, в которых еще ох сколько придется проучиться!..

В здании школы каким-то образом – то ли по вечерам, то ли по выходным, работала школа (курсы?) для взрослых глухонемых. Иногда на площадке перед кабинетами физики мы видели молчаливо стоящие группки активно жестикулировавших людей – похоже, они приходили сдавать какие-то экзамены, или нам так казалось.

Небольшая дверь под лестницей вела в школьный двор. Дворик был очень уютный. С двух сторон он ограждался большим и малым школьными зданиями.  С правой стороны – забором, за которым, уровнем выше, стояло здание Министерства энергетики. А с левой – опять же забором, только ГПТУ-4. Кстати, в училище была большая столовая, в которую всегда пускали школьников, и мы часто обедали в ней.

С левого крыла школы был небольшой тир, спустя много лет на его месте была выстроена столовая.

Центральную часть двора занимала небольшая спортплощадка. Всегда чисто выметенная, со свежей меловой разметкой. В дальнем укромном углу, за туалетом, собирались курильщики. Поэтому этот уголок был одновременно и популярным, и запретным. Помнится, девчонкам нашего класса, досталось как-то подметать там во время субботника. Руководил нашими скромными усилиями учитель физкультуры Игорь Владимирович Москалев. Педагог хороший и человек замечательный. Помню, как мы засмеялись, когда он, обойдя площадку, повел носом и сказал: — Правда, нехорошее здесь место, злачное?!.

Малое школьное здание, очевидно, было выстроено гораздо позже. На первом этаже находились кабинеты труда и маленькие классы английского языка. На втором – спортивный и актовый залы, раздевалки, кабинет НВП.

Такими они и были, мои родные пенаты. Хотя ездить в школу мне было далеко и трудно. Особенно зимой, когда автобусы ходили очень плохо и были забиты битком. И учиться я стала хуже по сравнению с предыдущими годами. Так и не поняла я маминой логики – может, лучше в старой школе с пятерками, чем в новой, с тройками. Но школа, она, как родина – дана тебе и все тут.

На этом снимке, сзади группы ребят, видна лестница со старыми перилами, на которые набиты колобашки – попробуй прокатись! Фотография выложена Денисом Гавриловым в альбоме группы «Школа № 50, г.Ташкент» на сайте «В Контакте».

Здание школы на фотографии 50-х годов. Фотография выложена Михаилом Головиным в альбоме группы «Полтинник» на сайте «Одноклассники»

Так выглядела лестница в новые времена. Фотография выложена Маргаритой Елецкой в группе «Полтинник» на сайте «Одноклассники».

Коридор. Надпись на фотографии «Все абсолютно узнаваемо, тем более полы, которые поменяли только на первом этаже». Фотография выложена Рафиком Мухамедовым в альбоме группы «Школа № 50 г. Ташкента» на сайте «Mail.ru»

Обратите внимание – доска висит на огромной металлической крестовине – такие были во многих классах – скрепляли стены. Фотография выложена Денисом Гавриловым в альбоме группы «Школа № 50, г.Ташкент» на сайте «В Контакте».

Школьный вестибюль, стены нет-нет ремонтировались, но посмотрите на плитки пола – их помнит не одно поколение учеников. Фотография выложена Денисом Гавриловым в альбоме группы «Школа № 50, г.Ташкент» на сайте «В Контакте».

Вид школьного здания со двора. Уже стеклопакеты в окнах, но они ничуть не исказили облика здания. Фотография выложена А. Акрамовым в альбоме группы «Школа № 50, г.Ташкент» на сайте «В Контакте».

Двор-колодец (вид из окна третьего этажа). Всегда аккуратная разметка на спортплощадке. Таким я увидела его впервые. Только спортплощадка давно заасфальтирована и несколько лет назад появилось здание столовой – его край виден справа. Фотография выложена А. Акрамовым в альбоме группы «Школа № 50, г.Ташкент» на сайте «В Контакте».

Сколько мячей заброшено, сколько прыжков сделано, сколько гранат метнуто, сколько кроссов отбегано…  На заднем плане, за забором здание Министерства энергетики. Фотография выложена А. Акрамовым в альбоме группы «Школа № 50, г.Ташкент» на сайте «В Контакте».

10 комментариев

  • Татьяна:

    Аида вы заканчивали пятидесятую на год позже меня, и мы вполне могли сталкиваться в школьных коридорах. Какие же красивые, счастливые, ОСМЫСЛЕННЫЕ лица на этой фотографии! Какие молодые!
    И какие прекрасные!!

      [Цитировать]

  • Aida:

    Значит, виделись. И значит, нас учили одни и те же учителя. О них — во второй части.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Дааа, тогда между нами не год, а пятнадцать лет…

      [Цитировать]

  • Aida:

    Какая разница, все равно мы обе из Полтинника и из Ташкента

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Святая истина!

      [Цитировать]

    • Aida:

      Скажу больше — мы обе женщины, обе на этом сайте, и обе живем в России. Правда, компьютер с упорством продолжает показывать, что я из Франции — не верьте своим глазам! Так что общего у нас, похоже, больше, чем отличий.

        [Цитировать]

  • Семен:

    Всем огромное спасибо за такие теплые воспоминания о нашей школе и за чудесные фотографии, когда писал Этюды не мог разыскать свои старые 50 летней давности фотки, найду- размещу.А физкультуру у нас в старших классах 58-59 гг тоже вел Игорь Владимирович . С ним работала его жена, по-моему, Татьяна Валентиновна. Говорили, что умерла в очень молодом возрасте. Жаль Оба были хорошими учителями и добрыми людьми. Спасибо всем, кто с честью несет звание УЧЕНИКА ИЛИ ВЫПУСКНИКА 50школы!

      [Цитировать]

  • Бедер Александр:

    Семену. Супругу Игоря Владимивовича звали Алла.
    Кроме того не закончил с вами дискуссию по поводу школы Песталлоцы. Со всеми вашими доводами согласен, обднако как только 50 школа была пастроена все классы и большинство учителей были переведены в нее. По этой причине она несомненно является предшественницей. С уважением А.Бедер

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Айида, и я очень этому рада. Потому что, кажется, мы во многом единомышленницы.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.