Последствия ташкентского землетрясения История Разное

ПРЕДИСЛОВИЕ

26 апреля 1966 года в 5 час. 22 мин. 50 сек. местного1, времени в Ташкенте произошло землетрясение с очагом под центральной частью города. В результате землетрясения разрушено 84000 квартир, 225 детских учреждений, 181 учеб­ное заведение. Пострадало несколько промышленных пред­приятий. Это стихийное бедствие вызвало сочувствие со сто­роны всех республик Советского Союза и естественное стрем­ление оказать пострадавшему городу быстрейшую помощь по его восстановлению. Через несколько часов по инициативе’ Коммунистической партии Советского Союза и советского правительства была организована правительственная комис­сия по ликвидации последствий землетрясения.

По данным сейсмической станции «Ташкент» глубина очага равна 8 км; эпицентральная область, или область наи­большего сотрясения, занимает более 10 км2. Перед земле­трясением сейсмографы сейсмической станции в Ташкенте подземных толчков не зарегистрировали.

Сходное разрушительное землетрясение с короткими вер­тикальными колебаниями и гулом произошло в Ташкенте 4 апреля  1868 года.

Последствия Ташкентского землетрясения представляют особый интерес для специалистов по сейсмостойкости соо­ружений, так как позволяют изучить повреждения в зданиях различной планировочной схемы, построенных без антисей­смических мероприятий, а также с мероприятиями, соответ­ствующими семи- и восьмибалльной расчетной сейсмич­ности*

Ташкентское землетрясение представляет особенно боль­шой интерес для изучения технических воздействий, потому что в зоне эпицентра все здания оказались в различной сте­пени поврежденными, тогда как число обвалов было невелико. Именно такое положение наиболее благоприятно для изучения сейсмических воздействий в натуре: десятки тысяч зданий в течение долгого времени сохраняли все следы разрушитель­ного воздействия, представляя собой как бы «сейсмограмму, записанную на камнях».

Изучение землетрясения проводилось экспедицией Инсти­тута механики и сейсмостойкости сооружений АН УзССР в составе В. Т. Рассказовского, Т. Р. Рашидова, А. И. Мартемьянова, К- С. Абдурашидова, У. Ш. Шамсиева, Ф. Т. Усманова. В работах по составлению карты изосейст принимали участие Л. И. Картошкин, А. А. Ведерников, X. С. Карцев.

Глава I

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРАНИЦ СЕЙСМИЧЕСКИХ ЗОН

И ИНТЕНСИВНОСТИ ТАШКЕНТСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ

ПО ДАННЫМ МАКРОСЕЙСМИЧЕСКИХ ОБСЛЕДОВАНИЙ

§ 1. Определение интенсивности сейсмических воздействий по характеру повреждения зданий1

Границы восьми- и семибалльной зоны Ташкентского землетрясения 1966 г. проходят в густо населенных районах города, в которых расположены постройки и сооружения разнообразных типов. Положение изосейст на территории города определялось на основании данных о степени повре­ждения зданий. Основная задача этих работ заключалась в нанесении границы между зонами интенсивности земле­трясения в восемь и семь баллов — восьмибалльная изосейста и между зонами семь и шесть баллов — семибалльная изосейста.

Для оценки интенсивности сейсмического воздействия по степени и характеру повреждения зданий и сооружений бы­ли разработаны основные положения, которые принимались в качестве критерия для определения интенсивности воздей­ствия в баллах. Обследование зданий и сооружений прово­дилось в период от 26 апреля по 1 октября 1966 г.

В качестве основных были намечены 12 радиальных мар­шрутов, сходившихся в центре города. На каждом радиусе отмечалась область перехода признаков более высокой ин­тенсивности к более низкой. Середину зоны принимали за точку пересечения изосейст с радиусами. Зона расположения изосейсты между смежными радиусами подвергалась до­полнительному обследованию для уточнения трассы изосей­сты. Основные радиусы были проложены вдоль радиально расположенных улиц, и потому схема маршрутов не имела правильной геометрической формы, а соответствовала суще­ствовавшей  планировке города.

1 Составили: В. Т. Рассказовский, Т. Р. Рашндов, К. С. Абдурашидов, А.  И. Мартемьянов,  Л.  И.  Картошкнн, А.  А.  Ведерников,  X.  С.  Кариев.

Объекты, расположенные в зоне изосейст и принятые в качестве опорных точек для нанесения трассы и характе­ристики повреждений, описаны в табл. 1, помещенной в кон­це параграфа.

Критериям   интенсивности воздействия

На основании большого объема обследований, проведен­ных в первые недели после землетрясения, интенсивность землетрясения в центре города была установлена в восемь баллов. В то же время на его окраинах степень воздейст­вия не превышала шести баллов. Отсюда основной задачей при нанесении изосейст было уточнение технических харак­теристик повреждений, соответствующих интенсивности в восемь,  семь и  шесть  баллов   (рис.   1).

Исходным материалом для этой цели являлась шкала интенсивности землетрясений, принятая в Советском Союзе (ГОСТ 6249—52). Вместе с тем в условиях Ташкента и с учетом специфики сейсмических воздействий в эпицентральной зоне возникла необходимость в дополнении материалов, содержащихся в шкале. Кроме того, четкая формулировка различия между характером повреждений при восьми- и семибалльном землетрясении представляет известные труд­ности, так как внешние признаки имеют некоторое сходство. Это и побудило нас разработать приведенные ниже положе­ния.

Основными объектами обследования в зоне восьмибалль­ной изосейсты были выбраны жилые и гражданские стро­ения из обожженного кирпича, высотой в два этажа и бо­лее. В их число входили как старые постройки, не имевшие антисейсмической защиты и относящиеся по классификации ГОСТа к категории Б, так и здания, рассчитанные на сей­смичность в семь и восемь баллов.

Главнейшим видом повреждений, которые принимались во внимание при определении интенсивности воздействия, были трещины в несущих стенах, перекрытиях и перегород­ках. В отношении этих трещин оказалось полезным ввести следующую классификацию.

Структурные трещины. Этим условным названием обо­значаются разнообразные трещины, возникающие по неперевязанным швам кирпичной кладки, а также по швам эле­ментов перекрытий и ненесущих перегородок. В бескаркас­ной кирпичной кладке структурные трещины появляются по вертикальным неперевязанным швам, главным образом в углах и  пересечениях стен, в  примыканиях стен  пристроек,  иногда в пределах одной стены, если ее отдельные участки сложены в разное время. Во всех указанных случаях трещи­ны относятся к разряду структурных при условии, что швы были выполнены неправильно, без перевязки кладки и без металлических связей.

Характерный вид структурных трещин — это трещины по контуру заложенных проемов, если, как это наблюдалось по­чти везде, не были приняты специальные меры по соедине­нию заполнения проемов с основной кладкой. К числу струк­турных относятся также трещины по контуру концов желе­зобетонных   перемычек,  заделанных  в  кладку.

В несущих и ненесущих стенах с деревянным каркасом многочисленные структурные трещины образуются между вертикальными и наклонными элементами каркаса и запол­нением.

К числу структурных относятся различные трещины в гип­совых перегородках, трещины вдоль швов между плитами перекрытий,  а  также в  штукатурных  потолках  и  карнизах.

Конструктивные трещины. В этой группе объединены тре­щины, образование которых сопровождается разрушением конструктивных связей или преодолением значительных сил трения и сцепления, а в некоторых случаях — силы тяжести. Примерами могут служить сквозные наклонные и особенно наклонные пересекающиеся трещины в монолитной кладке стен и простенков, сквозные горизонтальные и вертикальные трещины отрыва стен взаимно перпендикулярного направ­ления при наличии перевязки кладки и горизонтального ар­мирования углов- и пересечений стен. К категории конструк­тивных относятся и многие другие виды повреждений, соот­ветствующие приведенному выше общему определению.

В качестве дальнейших примеров можно привести тре­щины в железобетонных перемычках и надпроемной клад­ке, в массивных арочных перемычках и сводах, деформации сдвига в опорах плит перекрытий, трещины изгиба в желе­зобетонных элементах, горизонтальный срез простенков и др.

На рис. 2—4 показаны трещины обоих видов. Деформа­цию подоконной кладки на рис. 2 можно отнести к типу структурных — отслоение кладки произошло по плоскости неперевязанного шва. На рис. 3 также преобладают струк­турные деформации по контурам заложенного проема и пе­ремычек, по штукатурному карнизу и потолку. Однако срез верхней части простенка у оконного проема уже нельзя объ­яснить структурными особенностями кладки. Эту деформа­цию, так же как и заметные сверху и  справа  от заложенного проема косые ..трещины в стенах, следует считать кон­структивной. На рис, 4 показаны характерные деформации обоих типов.

Пользуясь указанной классификацией, можно следующим образом сформулировать критерии степени повреждения зда­ний. Главным признаком восьмибалльного воздействия яв­ляется возникновение конструктивных трещин во многих «стенах здания.

Укажем четыре наиболее типичных случая:

1)           трещины такого типа, как на рис. 5, наблюдающиеся почти во всех лестничных клетках жилых домов; эти тре­щины чаще образуются в верхних этажах, иногда по всем этажам лестничной клетки в зданиях как группы Б, так и рассчитанных на семи- и  восьмибалльную сейсмичность;

2)           косые и пересекающиеся трещины (см. рис. 4); име­ются почти во всех аналогичных стенах, обычно в верхнем этаже, иногда  в других этажах;

3)           трещины в междупроемной кладке, возникающие в большом количестве на разных этажах (рис. 6);

4) длинные горизонтальные трещины в верхних этажах, ниже чердачного перекрытия (рис. 7), в различных стенах, а также большое количество горизонтальных трещин в про­стенках  разных  этажей.

Наличие одного из четырех перечисленных признаков считалось достаточным основанием для отнесения интенсив­ности воздействия к восьми баллам. В каждом случае на­ряду с конструктивными имелись многочисленные струк­турные трещины.

Основным критерием для семибалльного воздействия мо­жет служить большое количество структурных трещин. При этом могут наблюдаться и конструктивные трещины, но лишь в  отдельных  редких  случаях.

Кроме основных, использовались и вспомогательные при­знаки, из которых наиболее полезными оказались следующие:

1. Массовые повреждения и обвалы в зданиях группы А характеризуют восьмибалльную зону. Большинство зданий труппы А в этой зоне требовало восстановительного ремон­та   или   же   было   снесено.   В   семибалльной   зоне   степень повреждения зданий группы А (главным образом одноэтаж­ных из сырцового кирпича) значительно ниже. Восстанови­тельные мероприятия были необходимы лишь в редких слу­чаях, во многих домах оказалось возможным ограничиться текущим ремонтом (в том числе снятием штукатурных по­толков).

2. В восьмибалльной зоне отмечено массовое поврежде­ние кирпичных заборов различных конструкций, в то время как в семибалльной заборы имели лишь редкие деформации. Повреждения дымовых труб при Ташкентском землетрясе­нии в восьмибалльной и семибалльной зоне были почти оди­наковы. В среднем в этих зонах разрушено около 50% ды­мовых труб.

Основной критерий для шестибалльной зоны — наличие отдельных небольших структурных трещин в зданиях груп­пы Б и небольшие конструктивные повреждения в зданиях группы А, находившихся до землетрясения в плохом техни­ческом состоянии.

§ 2. Определение интенсивности Ташкентского землетрясения1

Первый вопрос, с которого должен начинаться анализ последствий землетрясения, это определение его интенсивно­сти в баллах. Для этого обычно используется шкала Инсти­тута  физики Земли АН  СССР   (ГОСТ 6249—52)   [8].

Ввиду некоторой условности получаемых результатов ни­же предлагается еще несколько дополнительных критериев для оценки силы землетрясения.

Шкалой ГОСТа предусматривается определение балль­ности 1) по поведению зданий и сооружений; 2) остаточным явлениям в грунтах и изменению режима грунтовых и на­земных вод; 3) по прочим признакам. Рассмотрим соответст­вующие оценки  интенсивности  Ташкентского землетрясения.

Поведение зданий и сооружений. В зоне наибольших раз­рушений имелись здания группы Л и Б. К зданиям группы А мы относим одноэтажные и двухэтажные дома из сыр­цового и из обожженного кирпича на глиняном или другом растворе марки не выше 4. В эпицентральной зоне почти все здания этой группы разрушены (рис. 17, 18), в отдель­ных случаях произошли обвалы (рис. 19, 20). Такое состоя­ние соответствует интенсивности землетрясения в 8 баллов.

1 Составил В. Т. Рассказовский.

В группу Б входят здания из обожженного кирпича Щ растворе марки не ниже 10. Большинство таких зданий по­лучило значительные повреждения и требует серьезных вос­становительных работ (рис. 21 и 22). Многие подлежат пол­ной или частичной разборке. Это также соответствует ха­рактеристике восьмибалльного землетрясения.

Среди зданий группы Б имелись старинные постройки с малыми пролетами и большой толщиной стен на растворе марки не ниже 25 (но сопротивлению сцепления раствор с кирпичом), со сводчатыми перекрытиями небольших про­летов, отличающиеся высоким качеством строительных ра­бот. Эти здания не получили повреждений при землетрясе­нии 1946 г., но очень серьезно пострадали при землетрясе­нии 1966 г. (рис. 23 и 24). В эпицентральной зоне имеется несколько таких построек, расположенных на средних или хороших грунтах — сухих лессах. Этот факт дает основание предположить, что в некоторых случаях должны были быть ускорения, соответствующие верхнему пределу восьмибалль­ной интенсивности.

Остаточные явления в грунтах. После землетрясения об­наружились тонкие трещины в сухих грунтах. Относительно

изменений режима водоемов и источников сведений не име­ется. Такая характеристика явлений в грунтах соответст­вует семибалльному землетрясению по шкале ГОСТа, од­нако надо принять во внимание, что характерной особенностью данного землетрясения является отсутствие поверхно­стных волн, которые, по-видимому, играют существенную роль в возникновении изменений в верхних слоях I почвы. Таким образом, пониженный поверхностный эффект в дан­ном случае не противоречит оценке землетрясения как вось­мибалльного.

Прочие признаки. По третьему пункту шкалы ГОСТа трудно различить эффект семи- и восьмибалльного; земле­трясения, так как перечисляются одни и те же последствия с некоторым усилением внешнего эффекта при восьми бал­лах. В данном случае совершенно не наблюдалось раска­чивания висячих предметов, откуда следует, что этот приз­нак не универсален и может служить для характеристики только длиннопериодпых землетрясений. Остальные призна­ки этого раздела соответствуют восьмибалльному землетря­сению. Отмечено много случаев опрокидывания мебели, под­скакивания и опрокидывания легких предметов. Воздействие на людей также соответствует восьмибалльному эффекту. К признакам, упоминаемым в шкале, необходимо добавить большое количество психических травм при восьмибалль­ном землетрясении.

Смещение маятника сейсмометра. Расшифровка записи сейсмометра СБМ, установленного на Ташкентской сейсми­ческой станции, вследствие технических причин представля­ла некоторые трудности. По данным автора этого прибора С. В. Медведева [9], исследовавшего запись, смещение соот­ветствовало  семибалльному  землетрясению.

По этому поводу необходимо заметить, что сейсмичес­кая станция, где находится сейсмометр, расположена вне зоны наибольших разрушений. Таким образом, полученная с помощью СБМ информация условна и дает основания по­лагать, что в зоне наибольших разрушений землетрясение могло иметь интенсивность более семи баллов, причем верх­няя граница возможной интенсивности не определена.

Резюмируя изложенное, приходим к заключению, что наиболее определенную оценку интенсивности можно полу­чить лишь по поведению зданий. По этому признаку Таш­кентское землетрясение характеризуется как восьмибалльное с возможным в некоторых случаях превышением восьми­балльной нормы.

Перейдем к рассмотрению дополнительных признаков, которые не включены в ГОСТ, но позволяют сделать вполне определенные выводы.

Поведение зданий, в которых проведены антисейсмичес­кие мероприятия в соответствии с нормами сейсмостойкого строительства.   В Ташкенте  имеется  много  зданий  высотой; до девяти этажей, запроектированных и построенных в соот­ветствии с расчетной сейсмичностью в 7 и 8 баллов. Для специалистов, изучавших Ташкентское землетрясение, пове­дение этих зданий представляет наибольший интерес. Необ­ходимо дополнить шкалу ГОСТа описанием поведения зда­ний, защищенных антисейсмическими мероприятиями. Такие здания существуют во всех сейсмических районах, а опыт землетрясений на территории Советского Союза начиная с 1946 г. дает достаточно  материала для дополнения  шкалы.

Все кирпичные постройки указанного типа, оказавшиеся в эпицентральном районе, получили сильные повреждения и требовали проведения восстановительных мероприятий и усиления специальными конструкциями. В их числе более 30 зданий возведено в последние годы с расчетом на 8 бал­лов (рис.. 25 и 26). Все они построены по утвержденным про­ектам, из которых большинство составлено в Ташкенте, мень­шая часть—в Москве. Проекты выполнены в соответствии с 01-8—57 и СНиП II-А. 12—62. Этот факт снова подтвер­ждает предположение о том, что сейсмические воздействия в некоторых случаях достигали верхнего предела восьми­балльной интенсивности.

В зоне наибольших разрушений отсутствовали крупнопа­нельные здания. Несколько каркасных зданий от двух до пяти этажей, рассчитанных на 8 и 9 баллов, существенных повреждений не получили. Из шести каркасных зданий в зоне эпицентра два (Дворец искусств и ЦУМ—двухэтаж­ное и трехэтажное здание соответственно) имеют уникаль­ные конструкции и большие запасы прочности и могут про­тивостоять девятибалльному землетрясению. Обе построй­ки при землетрясении испытывали колебания с большими амплитудами. В ЦУМе и в фойе Дворца искусств стекла витрин и наружных стен упали на землю. Вокруг этих зда­ний утром 26 апреля были обнаружены груды разбитого стекла, что вызвало перерыв в их эксплуатации на несколь­ко суток. Третье, четырехэтажное, каркасное здание — дет­ский сад Центрального телеграфа с самонесущими стена­ми— получило существенные повреждения, хотя и было рассчитано на 8 баллов. Из оставшихся трех со сборномо-нолитными каркасами одно, заводское, высотой в 4 этажа, по­строенное с большим запасом прочности против проекта, к два административных в 4 и 5 этажей, также рассчитан­ных и построенных на 8 баллов, не получили повреждений несущих конструкций, что свидетельствует о достаточной эффективности антисейсмических мероприятий в них. Факт их сохранности не   исключает,   однако,   возможности   некоторого превышения ускорений, соответствующих восьми бал­лам, не на всей площади эпицентра, а лишь в некоторых ее точках. Массовое повреждение кирпичных зданий в зо­не эпицентра, рассчитанных на семи- и восьмибалльную сейсмичность, подтверждает приведенную выше оценку ин­тенсивности землетрясения.

Интенсивность афтершоков. После землетрясения 26 ап­реля 1966 г. наблюдалась серия последующих толчков, из которых пять оценивались в 7 и более баллов1: 10 и 24 мая, 4 и 29 июня и 4 июля. Из них наиболее сильные были 10 мая и 4 июля. Количество и интенсивность афтершоков, по-видимому, могут служить дополнительными критериями для оценки главного толчка по меньшей мере как восьмибалль­ного. Однако отнесение последующих толчков к типу афтер­шоков во многих случаях вызывает сомнения, поэтому ис­пользование данного признака возможно только при нали­чии сейсмологических и геотектонических обоснований. Не­зависимо от этого интересно сделать непосредственное срав­нение интенсивности афтершоков и основного толчка по их воздействиям на здания. При всех сильных толчках появля­лись новые трещины в зданиях. В некоторых случаях про­исходили обвалы элементов конструкций и даже отдель­ных степ, сильно поврежденных основным землетрясением и находившихся в аварийном состоянии. Как правило, все аварийные места были огорожены и дальнейшие обвалы не приводили к несчастным случаям.

В некоторых зданиях после афтершоков обнаруживались новые трещины в кладке степ, по не всегда можно было ус­тановить, возникла ли данная деформация заново или же произошло увеличение трещины, образовавшейся при основ­ном землетрясении, но оставшейся незамеченной. Некоторые из позднейших трещин, особенно в домах, построенных в 1964—1965 гг., по-видимому, носят характер осадочных. Это объясняется тем, что за короткий промежуток времени в 2—2,5 месяца произошло несколько десятков толчков силой от 5 до 7 баллов, что несомненно должно было вызвать до­полнительные осадки грунтов и кладки.

Характеризуя суммарное воздействие афтершоков, мож­но сказать, что их следствием явилось главным образом уве­личение дислокаций по возникшим ранее трещинам. Новые повреждения были незначительны, разрушения наблюдались лишь в исключительных случаях.

По данным местной прессы. Воздействие каждого отдельного афтершока совершенно ‘несравнимо с воздействием основного землетрясения: это явления совершенно разных масштабов. Если считать, что все пять афтершоков, перечисленных выше, имели интен­сивность 7 баллов, то землетрясение 26 апреля надо оценить как близкое к девятибалльному. По всей вероятности, дан­ные об интенсивности афтершоков, опубликованные в мест­ной и центральной прессе, несколько преувеличены и толчки должны быть оценены как шестибалльные или средние между шестью и семью баллами. При этом условии основное земле­трясение 26 апреля  следует считать восьмибалльным.

Сравнение с другими землетрясениями. В материалах обследования последствий Чаткальского землетрясения 1946 г. имеется описание приблизительно ста десяти зда­ний и сооружений, получивших повреждения. Большинство этих зданий можно отнести к группе Б. Среди повреждений имелись различного вида трещины, отрывы стен взаимно перпендикулярного направления. Степень повреждений зданий не только группы Б, но и группы А была неболь­шая. Восстановительные работы после землетрясения про­водились лишь в исключительных случаях, эксплуатация зданий не прекращалась. Интенсивность землетрясения 1946 г. оценивалась как превышающая 7 баллов, что и по­служило причиной перевода территории Ташкента в восьми­балльную зону в   1948 г.

Как видно из сравнения последствий землетрясений 1946 и 1966 г.г. во втором случае наблюдалось явление зна­чительно большего масштаба. Тысячи зданий пришлось снести, десятки тысяч потребовали восстановительных ме­роприятий. Если в 1946 г. сила землетрясения равнялась 7 баллам, то в 1966 г. она была не менее восьми. Принимая же во внимание суммарное воздействие основного толчка и всех афтершоков, эту оценку следует еще повысить.

* * * * * * * * * * *

Далее в книге идут таблицы разрушений, и главы с формулами и СНИПами, интересные для узких специалистов. Спасибо Ивану Князеву (и его друзьям) за книгу, за сканирование и распознавание текста. Е. С.

12 комментариев

  • Наверное у всех. живших в то время в эпицентре. свои воспоминания. Первое. это ощущение низко летящей эскадрильи самолетов и красное зарево в окне. а поэтому первым моим вопросом было-это война? По стене прошла сквозная трещина. а. выскочив на улицу. увидели оседающую пыль от предпраздничной побелки. Балхана в которой жила подруга с семьей. перекосилась и зависла под углом над улицей. Квартира моей тети была с высокими потолками и как выяснилось с нишами. так как они вывалились и дом перекосило. Но что интересно. паники не было. соседи спрашивали друг друга все ли в порядке и не нужна ли помощь. А потом сон в палатках с новорожденной дочерью и ощущение лодочного качания по ночам где то в первых числах мая. И это все моя Шахрисябзская и Турк-Янги Шахар.

      [Цитировать]

    • Рэм:

      Ваши воспоминания просто совпадают с моими, я тоже запомнил это красное зарево в окне, а мне никто не верит, говорят, что я выдумываю. И у нас во дворе на Ахунбабаева, 17 тоже была балахана. Все соседи уже собрались в центре двора и пересчитывали друг друга в ожидании повторных толчков, а семья с детьми с балаханы не выходила. Потом направили к ним делегатов, они спустились в уверенности, что началась война и были готовы уезжать в эвакуацию.

        [Цитировать]

  • Акулина:

    В ту ночь проходила генеральная репетиция первомайского парада (с прохождением техники). Танки и БРТы шли в парк мимо нашего дома и никак не кончались, а когда, я выглянув в окно увидела, что нет уже никаких танков, затрясло… Выскочив на улицу, соседи стали парасчитывать соседей, узнавать, не остался ли ктото в доме. Дом наш не особенно пострадал. В ту ночь плохо стало соседу, на которого упал его собственный портрет, согласитесь, спросонья можно перепугаться. На счастье поблизости оказалась скорая, фельдшер которой бывишй жителем нашего городка приехал проверить своих, оказавшись близко на вызове. Только закончили с устройством пострадавшего, спохватились, что среди вышедших соседей нет семьи, главой которой была женщина, ярче которой в окрестностях не было. Побежали ее спасать — и тут она выходит : и она и дочка в шубах и с внушительным чемоданом в руках. В общем, было очень весело…

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Лодочное качание было конкретно под 9 мая. Мы жили недалеко от зоопарка и этот звериный вой животных оттуда до сих пор помню

      [Цитировать]

  • Glafira:

    В окне,выходящем на запад,появилось как бы рассветное зарево.Оно разрасталось и меняло цвет
    в красный спектор.Это сопровождалось наростающим гулом, похожим на приближение поезда метро.Мне вспомнилась бомбёжка…
    И тряхонуло так,что громоздкая мебель развернулась поперёк спальни.Сбегая со второго
    этажа на лестнице-опять сильно тряхнуло.
    Дома четырёхэтажные,между домами соседи,паники нет.Тревожные голоса,предложения помощи.А луна огромная какая то красновато-оранжевая.Все смотрели,переговаривались
    Удивлялись цвету луны…Эти наблюдения с массива
    Высоковольтный.Их не забыть как и бомбёжку 41 года…

      [Цитировать]

  • зухра:

    Акулина, рассказ про даму в шубе я слышала от своего мужа, который тогда жил на углу Хамида Алимиджана (Балыкчинской) и Советской, недалеко от зоопарка. В том же дворе жил Жасур Исхаков, который написал сценарий фильма «Прощай зелень лета». Многие персонажи, населявшие общий двор в фильме были узнаваемы соседями Жасура, они узнавали себя или своих соседей.

      [Цитировать]

  • Акулина:

    Мы жили в Ленинском училище, что недалеко от Балыкчинской, но, я думаю, что, скорее всего, это были просто родственные души . Хотя Ольга Ароновна, о которой идет речь, женщина настолько яркая, что ее знали очень многоие

      [Цитировать]

  • Ринат:


    Ташкент, весна 1966-го года, мне было чуть больше шести месяцев. Ранним утром 26-го апреля начались первые толчки знаменитого землетрясения, силой 8 балов. По словам моей Мамы, я крепко спал на диване, Отец решил меня не будить, мол пусть спит, всё будет хорошо, с такими мыслями они выбежали на улицу, где было уже много народа. Буквально через минуту толчки резко усилились, они хотели вернуться чтоб забрать меня, но один из аксакалов стоящих в толпе крикнул им: стойте на месте, Аллах сохранит его. Когда немного утихло, Мама с Отцом забежали домой и обнаружили меня играющего с часами, которые сорвались со стены и упали возле меня, словно показывая всем, «пришло моё время». Все последующие колебания почвы были слабее, но возникали они часто с небольшими перерывами в течении многих месяцев, вплоть до момента нашего переезда в 1967-ом году в самарскую область. Я очень рад, что моя Мама до сих пор жива, и это сообщение пишу с Её слов, стараясь не упустить ничего! Стало быть, в начале моей жизни Земля сотрясалась подомной больше года, будто хотела сказать что-то важное. Примерно через полгода после возвращения из Армии (ГСВГ), то есть, ровно через двадцать лет, в 1986-ом году мне представилась возможность посетить город моего рождения, Ташкент. Гостил я там не долго, в частном доме на улице Батумской, но что примечательно, именно в тот год, и снова 26-го апреля как напоминание мне, произошла знаменитая катастрофа на Чернобыльской АЭС. Это ещё один факт, уже обычных для меня совпадений в моей жизни, ибо случайностей – не бывает.
    (Мусин Ринат Рашидович).

    ///

      [Цитировать]

  • Энвер:

    Из землетрясенческого. Разбор завалов, ночные дежурства, всё потом (и об этом уже здесь вспоминали). Добавлю своё про сам момент. Я тогда жил уже на Высоковольтном (первый год после переезда с Каблукова). Панельные дома не пострадали. У меня пострадала ценная виниловая грампластинка, оставленная на проигрывателе. На неё упала головка с иглой и прочертила ужасную царапину. Событие серьезно не воспринялось. Но когда я поехал на занятия в универ и увидел повреждения в центре — осозналось по-полной.
    Однокурсник с Чиланзара (тоже с панельного дома) рассказал два наблюдения 1) (почти весёлое) его сосед в момент толчков буквально ссыпался с верхнего этажа с УЖЕ ПРИКУРЕННОЙ сигаретой в зубах; 2) (почти трагическое) мамаша близнецов пометалась между двумя — как-бы выбирая кого спасать, в результате, в шоковом состоянии выбежала на улицу с тазом в руках, потом, очухавшись, побежала назад за детьми.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Я, как тебе известно, жила тогда на Навои. Потом как-нибудь опишу, как все было Всего интереснее, что 26 — день рождения моего мужа, а после Чернобыля и землетрясения эта дата воспринимается мной, как день катастроф. Все в один ряд. естественно. И каждый год жду очередного ужаса…
    Так вот, мой племянник жил у бабушки с дедушкой на Малясова Сестра жила на Волгоградской, Мать полдня пыталась ей дозвониться, а когда дозвонилась, и обрушилась с упреками, та удивленно спросила, в чем собственно дело. ну, толчок. ну тряхнуло, ничего же не случилось. У них действительно так не трясло…

      [Цитировать]

  • У моей семьи после землетрясения пропала связь с близкими людьми-Олейник Юрий Иосифович(1921г.р) и его детьми-дочкой Ириной(1950г.р.),сыном-Владимиром(1956г.р.)Очень просим помочь найти их!!!!!

      [Цитировать]

  • Samir:

    At last! Someone with the insight to solve the prolbem!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.