Былой футбол глазами болельщика Tашкентцы История

Пишет Виктор Ивонин.

Просматривая блог, случайно оставил комментарии к статье «Голеадор из Ташкента». И надо же… Им заинтересовался некто M.Sh.  Просил кое-что поподробнее осветить по поводу Геннадия Красницкого. Пришлось писать подробнее. Вот только о футболе я впервые пишу. Сам я по специальности гомотанголог, один из «отцов-основателей» сравнительно новой науки – гомотангистики. В порядке хобби занимаюсь экономикой. А в футболе я только болельщик. Так что не взыщите футбольные специалисты и просвещённые болельщики … Пишу как умею и описываю как видел и как по дилетантски понимаю.

В Ташкент я приехал из Ферганы в 1963 году, поступив на учёбу в Ташкентский институт народного хозяйства. Жили мы в общежитии неподалёку от стадиона Пахтакор и не пропускали ни одного футбольного матча. Примерно за неделю до очередной игры, наш староста группы Анвар Ташметов, который был намного старше нас и по житейски опытнее и пройдошистее вчерашних школьников, собирал копеечные монеты, получаемые в качестве сдачи при покупках. Это были деньги за проход на стадион.

Купить билеты в кассах было невозможно. Ажиотаж  вокруг каждого матча был столь велик, что мы и не пытались прорваться к кассам стадиона. Да и билеты нам студентам тогда были не по карману. А самой знаменитой девицей в институте была моя однокурсница – Согонова, дочь тогдашнего директора стадиона Пахтакор.  И мы – первокурсники из провинции всерьёз полагали, что она принадлежит к роду волшебных небожителей, которые вот так запросто, без проблем и треволнений могут попасть на любой футбольный матч.

Не будь с нами Анвара Ташметова, так бы и сидели мы в общежитии, слушая восторженные вздохи стадиона во время матчей (стадион был рядом с общежитием и всё что там происходило — было слышно). Но его удивительная практичность родила особую технологию своеобразной телепортации из студенческого общежития в вожделенное пространство футбольных страстей и эмоций. Каждый раз после футбольных матчей мы, выходя со стадиона, подбирали использованные и выброшенные билеты. По ним и проходили на следующий матч. Дело это было сложным. Перед входом были многоярусные милицейские кордоны, которые сразу отсекали безбилетников. Вот перед ними мы и трясли старыми билетами. Проверять их милиционеры не проверяли, лишь убеждались, что идём мы с билетами.  Последним заграждением был контролёр, рядом с которым обязательно стоял милиционер, контролировавший контролёра.  Анвар всегда подходил к одному и тому же пожилому узбеку и на глазах у милиционера и всей очереди других болельщиков, вручал ему большую пачку использованных билетов, одновременно ловко и незаметно всыпая тому в ладонь пригоршню однокопеечных монет. Почувствовав тепло металла, тот не менее ловким движением отрывал кусок бумаги от старых билетов и пропускал всю нашу компанию. Так мы оказывались на стадионе. Оставалось найти удобное место. Скамьи на трибунах были общие и после нескольких пересадок, потеснившись, место всё же находилось. А дальше сама игра.

Начиналась она с феерического выхода всенародных любимцев на поле. Он сопровождался особым рокотом тысяч голосов. И раздавались милые сердцу звуки футбольного марша из старого довоенного спортивного фильма. Стадион затихал, но вновь взрывался, когда диктор начинал объявлять составы играющих команд. В то время было достаточно установить на стадионе шумомер, снять с него показания и было бы ясно кто в команде «всех белее, всех нарядней и милее». И это конечно же был Геннадий Красницкий, удивительная находка его первого тренера немца  Александра Андреевича Келлера. Это он разглядел в начинающем футболисте самую яркую будущую звезду узбекского футбола. Он превратил его в высококлассного футболиста, обладающего феноменальной нацеленностью на ворота и это он впервые определил весь будущий тактический рисунок игры Пахтакора.

Все ташкентские болельщики, ещё до игры прекрасно знали, что вся команда будет играть не на ворота противника, а на Геннадия Красницкого. А вот уж тот был просто обязан забивать голы. Кстати этой же тактики придерживалась команда и после ухода Красницкого, тогда его роль на поле стал играть исключительно яркий нападающий Берадор Абдураимов. Но это был уже совершенно иной игрок. Несколько изменился рисунок игры намного позже, когда на поле вышло замечательное молодёжное пахтакоровское трио Ан, Фёдоров, Хадзипанагис. А после гибели Ана и Фёдорова в авиационной катастрофе под Донецком (Хадзипанагис до этого вернулся на родину в Грецию) и прихода в команду большого числа футболистов из других команд страны, Пахтакор и вовсе потерял тактическую келлеровскую индивидуальность, стал «неузнаваемым».

Учитывая тактику игры команды все болельщики ждали голов только от Красницкого и он действительно выделялся на поле.  Выделялся ростом и более мощной комплекцией, хорошо заметной с трибун. В этом аспекте он чем-то напоминал торпедовца Эдуарда Стрельцова, который тоже был заметен на поле не только прекрасной игрой, но и мощными физическими габаритами.  В этих условиях понятна была и тактика соперников. Их задача состояла в том чтобы, во что бы то ни стало, выключить из игры Красницкого. Как правило, это дело поручалось профессиональным футбольным костоломам, которые компенсировали недостаток своей футбольной квалификации крайней грубостью и неразборчивостью в приёмах.  Так что игра Пахтакора в передней линии почти всегда шла нервозно. Красницкий реагировал на грубость и удары исподтишка, серьёзно.

Как правило, персонально опекали Красницкого два защитника. Но и в этих условиях он умудрялся забивать голы.  Ярких финтов и обводок,  которые позднее постоянно демонстрировали Абдураимов и Хадзипанагис от него никто не ждал. На поле он всегда выглядел неуклюже и тяжеловато, но при этом демонстрировал исключительно эффективную игру. Оставалось только удивляться его взрывным моментам, неминуемо приводившим к очередному голу. При этом два опекуна-защитника были ему не помеха.

Постоянно оттягивая на себя двоих-троих защитников, он по существу создавал оперативный простор для игры своим коллегам нападающим. И наиболее полно этими возможностями пользовался его друг и напарник – Станислав Стадник.  Поэтому в то время, говоря о Красницком, чаще всего упоминали не собственно Геннадия, а тандем Стадник-Красницкий. И именно так, а не наоборот, Красницкий-Стадник. Но это не по их рейтингу и популярности, а по удобству произношения. Они действительно прекрасно дополняли друг друга, создавая совершенно особый, ни с чем не сравнимый, рисунок игры Пахтакора в нападении.  Частенько Красницкий просто стоял на половине поля противника. За мячом не бегал, медленно провожал взглядом рядом проходящие мячи. Казалось ему трудно поворачиваться и делает он это намного медленнее юрких защитников противника. Но стоило им на секунду зазеваться, как мяч оказывался у него в ногах и он с непостижимой скоростью, сминая массой на своём пути всю защиту, выходил на ударную позицию. А уж тут он промашки не давал. А сила удара была такова, что частенько вратари старались под мяч не подставляться. Зрителям было заметно, как вратари уворачивались от  летящих в ворота мячей и они ликовали, когда всё же кто-то из них решался принять на себя удар Геннадия Красницкого. Таких вратарей было немного и их ташкентский зритель очень любил и уважал. Среди них был знаменитый Лев Яшин и двухметровый гигант Урушадзе.

Мнимая пассивность Красницкого на поле вводила в растерянность защитников противника. Они были заряжены на противоборство. А противоборствовать было не с кем, поскольку игрок без мяча угрозы не представляет. Тем более не двигающийся игрок, выполняющий роль ярмарочного столба, который богато украшен, привлекает всеобщее внимание, но просто стоит, да и только.  В ещё больший ступор защитников вводили длинные лекции Красницкого о стратегии и тактике футбола, которые он громко и эмоционально, бурно жестикулируя, читал своим друзьям по команде прямо во время игры, мирно стоя где-нибудь на половине поля противника. А тем временем вокруг разворачивались нешуточные события. В свободные зоны, созданные якобы скучающим и неподвижным футбольным ритором, врывались нападающие и полузащитники Пахтакора. Внимание, заслушавшихся сладкоголосыми высказываниями Геннадия, защитников, распылялось и вот тут-то и следовала та самая «золотая» передача Красницкому. Судьба матча решалась мгновенно. Болельщики были в восторге. А вот тренеров от таких тактических находок Геннадия просто трясло.  Это только сейчас мы понимаем, что именно Геннадий Красницкий предвосхитил современные методы интерактивного обучения, которые лишь недавно вошли в практику высшего образования в Узбекистане. Ну не понимали тогда тренеры его методов интерактивного обучения команды футболу прямо по ходу игры.

А вот хитрые киевляне этим делом воспользовались. Дело в том, что киевское Динамо в то время было в расцвете сил и играть с ним любой команде страны было трудно. Высоко котировалось оно и на международной арене. Равных ему соперников в стране в то время не было, кроме … ташкентского Пахтакора. Это единственная в то время команда, которая не проиграла блистательным киевлянам ни одного матча. На этот раз тактика игры Пахтакора была иная. Впереди был один Красницкий. Все остальные сзади. Команда играла от обороны.  И это при том, что как раз оборона Пахтакора была его ахиллесовой пятой. Но на матчи с киевлянами она строилась столь грамотно, что преодолеть её динамовцам не удавалось. Тем более что в воротах стоял лучший вратарь Союза – Юрий Пшеничников. А в команде были такие практически непроходимые футбольные асы как Владимир Штерн и Вильгельм Кахаров. Но в основе этого всё же лежал феномен Геннадия Красницкого. На этих играх он уже не стоял. Он постоянно маневрировал на чужой половине поля, сковывая всю оборону противника и обеспечивая подавляющее численное превосходство Пахтакора в защите. А та при малейшей возможности выносила мяч на Красницкого. Конечно поймать врасплох полноценную и высококлассную оборону киевлян удавалось редко, но и расслабиться наш легендарный форвард ей не давал. И не давал возможности уходить ей вперёд на поддержку нападения.

И всё же киевляне сорвали с Пахтакора большой куш. Тренером киевлян становится большой друг Геннадия Красницкого  Валерий Лобановский. Одновременно он готовит диссертацию о стратегии и тактике футбола на примере команды киевского Динамо. На суд научной общественности представляются две модели игры – домашняя – атакующая и выездная – защитная. Специалисты сразу поняли, что выездная модель полностью скопирована с игр Пахтакора с самим киевским Динамо. Только вот на место Красницкого у киевлян был выдвинут Олег Блохин. Так Лобановский стал учёным.

А тут и несчастье подоспело. После успешного матча Пахтакора в которой Станислав Стадник забил решающий гол, раздосадованный до глубины болельщик противной команды, специально прилетевший на эту игру из другого города зарезал Станислава прямо на глазах у людей возле гостиницы Ташкент. Таранного тандема Стадник-Красницкий не стало. Вставший на место Стадника Берадор Абдураимов, игры не испортил. Но это уже была совсем иная игра. Играя рядом с великим Красницким, Берадор постепенно превращался в футбольную звезду первой величины и пришло время, когда он заменил в команде постаревшего ветерана.

Специалисты футбола прекрасно знали, что место Пахтакора в чемпионатах страны не соответствовало подлинной силе команды. Объективно, она всегда должна была находиться в числе призёров. Но было обстоятельство, о котором пресса предпочитала не говорить, а болельщики как-то не догадывались. Я это понял, когда в 1966 г. Пахтакор в первом круге оказался на первой строчке турнирной таблицы. В Узбекистане надежды болельщиков были самые радужные. Пахтакор побеждал уверенно и выглядел мощным и сбалансированным во всех линиях. И каково же было наше возмущение, когда союзный еженедельник Футбол, публикуя интервью с известным футбольным специалистом привёл его слова о том, что во втором круге Пахтакору ничто хорошее не светит, поскольку он «уже устал». И только тут я всё понял. Пахтакор был единственной в Союзе командой, вынужденной играть на своём поле летом, в том числе во время чилли, когда температура на солнцепёке стадиона уходила за 70 градусов.  В таких условиях футболисты за 1 игру теряли 3-4 кг веса. Силы спортсменов не безграничны и за жарким летом следовали блёклые осенние матчи, которые команда едва вымучивала. Хорошо запомнил матч с ленинградским Зенитом. Он почему то был назначен на 3 часа дня. Температура в тени была больше 40 градусов.  Ленинградцев хватило только на то, чтобы расползтись по полю. Так они и простояли все два тайма. Да и пахтакоровцы смогли забить только 5 мячей. На большее сил не хватило. Сгрудились все возле центрального круга и для видимости, только для болельщиков, не сходя с места, катали друг другу мяч до финального свистка.  Потому этот матч и запомнился, что я ни до, ни после, никогда такого футбола не видел.

По этой же причине не брали в сборную и Геннадия Красницкого, безусловно сильнейшего в то время нападающего советского футбола. Он играл в Пахтакоре и после летних игр почти всегда выходил из нормальной спортивной формы. Уставал, как и все его партнёры по команде. А это заканчивалось весьма невразумительной осенней игрой.

И всё же он играл за сборную Союза. Однажды сборная СССР в рамках подготовки к чемпионату мира 1966 г. выехала в большое турне по странам Южной Америки. Ведущими форвардами в ней были Геннадий Красницкий и киевлянин Валерий Лобановский. Матч со сборной Аргентины складывался тяжело из-за мощных оборонительных рубежей аргентинской сборной. Несмотря на все усилия атаки советской сборной вязли в плотной обороне аргентинцев. И тут нарушение правил. Снесли Лобановского. Он сам установил мяч на точку и отходя, якобы для разбега, тихонько шепнул Красницкому – «Гена, исполни». Лобановский разбегается и проскакивает мимо мяча. А за ним пушечный удар Красницкого, фотография которого в то время обошла все газеты и журналы мира. Это единственный случай за всю историю футбола, когда мяч пробил сетку ворот. Специалисты потом подсчитали, с какой силой и скоростью должен был лететь мяч, чтобы пробить натянутую сетку. Стадион взорвался. Одни видели, что мяч влетал в ворота, другие видели, что мяча в воротах нет. Пререкания на поле и гвалт на трибунах. Но судья всё же засчитал гол. Вся Аргентинская пресса дружно вопила, что гола не было. И лишь одна газета дала фотографию мяча в сантиметре от сетки. Именно эта знаменитая фотография облетела весь мир. Позднее Диего Марадона всю свою карьеру футболиста носил её в своём бумажнике как талисман, благодаря которому он занялся футболом и стал величайшим футболистом. В одном из своих интервью, которое мне довелось слышать в Германии, он сказал, что всегда мечтал побывать в России, чтобы поклониться праху величайшего футболиста всех времён и народов Геннадия Красницкого, который своей феноменальной игрой покорил его и ввёл в волшебный мир большого футбола. И тут он вытащил хорошо знакомую мне фотографию мяча рядом с сеткой и долго что-то рассказывал о потрясающем ударе русского футболиста.  Жаль только, что об Узбекистане он и слова не сказал, поскольку всё советское тогда воспринималось как русское.

А Красницкий по возвращению из турне потряс ташкентских болельщиков совсем новым тогда приёмом – ударом «сухой лист», которому он научился у Валерия Лобановского. В первом же матче в Ташкенте он забил два гола прямо с углового. А ещё он написал большую по тем временам книгу своих впечатлений. Я уж совсем забыл её название, благо Зося подсказала — «От Рио-де-Жанейро до Монтевидео». Рассказал об играх и о многих заморских диковинах, в том числе и о том, что во всех латиноамериканских странах здания строят таким образом, чтобы наверху на крыше был ресторан или иное место вечернего отдыха горожан. Я хорошо помню этот момент, поскольку в Ташкенте сразу после выхода книги срочно переделали проект строящегося ЦУМа и предусмотрели там организацию вечернего кафе на крыше.

Сейчас это место не используется. А между тем именно там, на этом памятном месте могли бы по вечерам собираться фанаты Пахтакора из Клуба Геннадия Красницкого. Он это место создал своей книгой, там и должен быть этот клуб. Нынешним собственникам ЦУМа есть о чём подумать. Дело то доходное.

А вот позднее Красницкий жил в том же доме, что и я. Через подъезд. Все соседи его естественно знали. Но это был особый дом – Дом специалистов, где проживала интеллектуальная элита Узбекистана. Все люди заслуженные, хорошо известные, поэтому к соседству выдающегося футболиста относились спокойно. Матчи с его участием непременно смотрели, искренне болели, встретив во дворе, хвалили и поздравляли за хорошие игры. Но фанатизма не проявляли и в друзья не набивались. Да и он с уважением относился к соседям учёным и вёл себя на редкость скромно. Двор между двумя старыми домами замкнутый, все друг друга знают с детства. Красницкий давно из дома съехал. Но его и сейчас здесь помнят и знают даже пятилетние дети. Но уже не как былую футбольную звезду первой величины, а как человека честного и порядочного. Дело в том. что однажды футбольные фанаты принесли ему в квартиру только что появившийся в продаже цветной телевизор. Раздосадованный Геннадий поначалу по доброму просил их унести дорогой в то время подарок обратно. А потом не выдержав, спустил назойливых доброхотов с лестницы и выбросил им вдогонку новенький телевизор в упаковке с балкона.  Цветные телевизоры тогда были в диковинку и этот случай быстро разошёлся по «сарафанному» радио и лёг в основу подобного эпизода в кинофильме «Отпуск по семейным обстоятельствам».

Виктор Ивонин

Напомню, что полгода назад была статья Олега Николаевича Великий и всеми любимый кумир по прозвищу Красный.

20 комментариев

  • Валентин:

    Основным конкурентом киевского Динамо был Пахтакор… Равных ему соперников в стране в то время не было, кроме … ташкентского Пахтакора… Лучший вратарь союза- Юрий Пшеничников…. Виктор Ивонин, простите конечно, Вы называете себя дилетантом в фитбольных вопросах, но не примеряйте на себя роль сказочника. То, что Вы пишите не просто перебор, а какая-то неуместная мифология. При всем уважении к Пахтакору команда никогда не была в лидерах советского футбола, нравится Вам это или нет…

      [Цитировать]

  • Валентин:

    И всё же он играл за сборную Союза. Однажды сборная СССР в рамках подготовки к чемпионату мира 1966 г. выехала в большое турне по странам Южной Америки. Ведущими форвардами в ней были Геннадий Красницкий и киевлянин Валерий Лобановский. И еще совет, Виктор… Не передергивайте. Красницкий НЕ ИГРАЛ за сборную СССР, он играл за Олимпийскую команду в товарищеских матчих, это, увы, две большие разницы. Говорить, что Пахтакор в те годы курсировавший между Высшей и Первой лигой был лидером советского футбола просто смешно как и искать оправдание его неудач в чилле:-) У Пахтакора как у практически всех южных команд всегда были нелады с тактикой при отличном настрое, особенно в домашних матчах. На ту же причину (жару) моли жаловаться и Нефтчи (Баку) и Кайрат (Алма-Ата)…. да все южные команды..

      [Цитировать]

  • Валентин:

    … и теперь уже к евгению обращаюсь. Виктор так запросто в своей статье «зарезал» и похоронил Станислава Стадника, что аж страшно стало. На самом деле Станислав Митрофанович Стадник скончался в Ташкенте в 1998 году, никто его возле гостиницы «Ташкент» не зарезал, а в споследние годы Стадник работал в ташкенстком тракоторе. В 2008 году прошел фтубольный турнир его памяти. короче говоря, статья (особенно после вот этого факта) предстает какой-то полной дичью. Кроме перепечатки из книги самого Красницкого о поездке в Южную Америку- все сотально какая-то дикая фантазия автора. В конце концов все это было не 500 лет назад, еще живи люди и все проверяется на раз…

      [Цитировать]

  • Валентин Богданов:

    … И еще. Евгений, поправьте, пожалуйста. Пахтакор разбился не под Донецком, а под Днепродзержинском, Виктор, столько ляпов… В конце концов у Вас же есть интернет!

      [Цитировать]

  • По слову «гомотанголистика» google выдаёт аж целых две ссылки. И Яндекс тоже две, причём считая эту вот самую страницу. Наука серьёзная, популярная, множество последователей, ничего не скажешь.

    Для читателей: судя по обрывочным сведениям, «гомотанголистика» — наука о реликтовых гоминидах, простым языком — о снежном человеке. Дело серьёзное, работа большая, приверженцев пруд пруди, а уж результаты…

      [Цитировать]

  • Опять же, было весьма интересно узнать, что г-н Ивонин «занимается экономикой в порядке хобби». То есть, всю нашу экономику нагнули и… эээ… оприходовали в порядке увлечения в свободное время.

      [Цитировать]

  • Name:

    В статье, безусловно, больше развлекухи, чем собственно фактов. Однако же за наших футболистов по итогам некоторых комментариев заступиться надо.
    Великий Красный таки играл за национальную сборную СССР (провел три официальных матча, а в одном, с Югославией в 1966 году, даже забил гол).
    Пшеничников таки становился лучшим вратарем страны в 1968 году (правда, уже выступая в ЦСКА), но и в составе «ПАХТАКОРА» попадал в число 33-х лучших футболистов страны в 1966 и 1967 годах.
    «ПАХТАКОР» в те годы не курсировал между лигами, а практически постоянно играл в высшей лиге отечественного футбола (1960 по 1970 годы вылетал из вышки только раз — в 1963, чтобы на будущий сезон вновь вернуться в класс сильнейших).
    Киевлян мы конечно громили не каждый сезон, но и мальчиками для битья в матчах с ними не были!

      [Цитировать]

  • Тут не развлекуха. Так оно мне всё некогда представлялось, а сейчас и вовсе обросло кучей увлекательных вещей. Почему б не поделиться. Тем не менее спасибо за поддержку. Если я и виноват, то Пахтакор тут не причём. Так кстати, и с экономикой. Если я в чём то и виноват, то экономика тут не причём. Нечего её поносить…
    А теперь совсем серьёзно. Пребывание в высшей лиге, зачастую не зависело от команды. Вопрос об этом замыкался на Министерстве финансов. Содержание любой команды высшей лиги влетало государству в копеечку. Финансирование шло из государственного бюджета и экономили как могли. Если с хлопком были нелады (погода), то следующий год в высшей лиге всегда был под вопросом. Кроме того существовал очень жёсткий порядок расходования бюджетных средств. Официальных стимулов хорошей игры создать было невозможно. Поэтому, намаявшись с этой ежегодной проблемой, Пахтакор превратили в колхозную команду и отдали корейцам в колхоз Политотдел. Колхозная бухгалтерия содержала большие степени свободы и там можно было решать многие вопросы финансирования на уровне Общего собрания колхозников, каковыми теперь являлись и все пахтакоровцы. И многие проблемы баланса между лигами отпали.
    Теперь по поводу гомотангов. Вы их пока поищите в английской транскрипции. Побольше увидите. А мне придётся написать в блог длинную историю о том, как мы гомотангов в здешних горах ловили. А пока в Малайзии открыли пещеру гомотангов, организовали музей и туда возят российских туристов. Россияне народ умный, образованный, начитанный сразу понимают от кого они произошли. Кстати, мне сказали, что в последнем номере журнала «Гармония» (издаётся в Ташкенте), что-то про гомотангов уже напечатано.
    И последнее. Переслал этот материал в Америку. Там все в восторге. Нет пророка в своём отечестве….

      [Цитировать]

    • Name:

      Прошу прощения, Виктор Арведович. Я, конечно, должен был выбрать слово покорректней.
      А в целом Ваш материал я бы отметил, поскольку в ряду того, что публиковалось к 70-летию Красницкого, он один из немногих оригинальных. В основном издания занимались перепечаткой того, что уже было до сего дня.
      Я бы сказал, что изложенные в статье Ваши воспоминания об атмосфере большого футбола в Ташкенте тех лет — достаточно ценны.

        [Цитировать]

  • вася:

    Даже в оправдательных коментариях неточность команду пахтакор передали колхозу Кызыл Узбекистан

      [Цитировать]

  • Валентин:

    Уважаемый автор, Вам люди указали уже на десяток неточностей в вашем прекрасном тексте, который продолжает nen висеть, смущая неокрепшие души, недобравшиеся до комментариев. Вы хотя бы Стадника не хороните преждевременно, ведь молодые люди прочитают, будут потом думать, что в Ташкенте творился колумбийский беспредел и в 60-е после матчей людей резали прямо в толпе почем зря…. Откредактируйте»нетленку», стыдно же ведь!

      [Цитировать]

  • Пётр Кинеретский:

    Я посещал все матчи Пахтакора с 1971 по август 1979 года.
    Факты, конечно, сильная вещь, но когда ты любишь команду, когда она любит болельщиков, они теряют смысл.
    Я был на матче, с Зарей, кажется, когда Михаил Ан с углового забил два мяча, вот это я никогда не забуду!
    Спасибо автору поста, за то, что напомнил ту атмосферу, которая царила на стадионе Пахтакор.
    Я уже 31 год не смотрю футбол, с гибелью Пахтакора во мне умер болельщик.
    Не цепляйтесь к фактам!
    Дайте еще немного поболеть за Пахтакор!

      [Цитировать]

  • Валентин:

    Петр, тогда давайте вспомним как за Пахту в те годы гонял Пеле и как в 1984 они выиграли Кубок Чемпионов Европы, а Денисов вместо Блохина получил Золотой мяч. А чего, зачем цеплятся к фаткам, это лишнее… Я, родившийся в год трагической гибели команды, тоже болел и сейчас, кстати, болею за Пахтакор. В детстве собирал программки, интересовался статистикой, хоть и не застал (в силу возраста) самобытной команды 60-х и 70-х, но именно благодаря профессионализму летописцев истории узбекистанского футбола, был осведомлен о том, кто такие те же Красницкий и Стадник, Ан и Федоров. Если сегодня в век интернета, когда доступна любая информация и на ее поиск нужно потратить лишь n-ое количество времени, человек не утруждает себя этим, это значит, что он элементарно не интересуется своим читателем…. Еще раз повторю. Некоторые ляпы просто вопиющие и, наверное, от этого все остальное (описание атмосферы тех лет, какие-то интересные факты и так далее) просто теряют свое значение… Это-печально. Тут на протяжение долгого времени люди выясняют где располагался тот или иной дом, как проходила или почему называлась так, а не иначе какая-нибудь улица и это абсолютно нормально. Часто речь идет о реалиях, удаленных от нас на 50, 100 и даже больше лет и истину можно определить лишь выясняя какие-то невеликие подробности, отыскивая потерянные свидетельства, документы, карты… Футбол- это точная игра. Как говорил Лобановский- самое красивое результат на табло, а выходит, что это и не важно вовсе… Мне все же кажется, что этот ресур (П. о Т.) задал некую планку достоверности и профессионализма в народном краеведении ниже которой опускаться как-то уже и неудобно, не комфортно что-ли.

      [Цитировать]

  • Анатолий:

    Валентин, Вы похоже тоже не утруждаете себя поиском информации в Иннете, коли пишите про Красницкого — «… Не передергивайте. Красницкий НЕ ИГРАЛ за сборную СССР, он играл за Олимпийскую команду в товарищеских матчих, это, увы, две большие разницы.». ;-)

    Выдержка с Википедии:

    «Карьера
    Клубная карьера*
    1960—1970 Пахтакор 245 (102)
    Национальная сборная**
    1961—1966 СССР 3 (1)
    Тренерская карьера
    1970 Трактор (Ташкент)
    1971 Пахтакор тренер
    1972 Янгиер тренер
    1973 Трактор (Ташкент) тренер
    1974—1976 Пахтакор тренер
    1976 Пахтакор
    1977 Янгиер
    1983—1985 Звезда (Джизак)»

      [Цитировать]

  • Lew:

    Уточнение по поводу голов, забитых с углового.
    Сделал это в одном матче дважды не Красницкий и не Ан, а Берадор Абдураимов. Это был его коронный удар, позаимствованный у Лобановского.

      [Цитировать]

    • Пётр Кинеретский прав. Это был Михаил Ан. Именно светлой памяти Ан забил два гола с угловых в одном матче с разных флажков и в разные верхние углы. И я был на этом матче. Как и на матче с «Динамо» Киев, когда «Пахтакор» выиграл 5:0. В том же году была и гостевая победа в Киеве 1:0. Блохин в интервью «Комсомолке» тогда говорил, что это (5:0) было самое горькое поражение в его карьере.

      Вот воспоминания Виктора Звягинцева:

      «… Едешь, к примеру, в гости к «Пахтакору» и не знаешь, привезешь ли оттуда очки. Вспомним то нашумевшее поражение киевлян от узбеков 0:5. Многие говорили — Киев сдал. Ничего подобного, с ребятами я говорил потом, они говорят «Пахтакор» вышел насколько заведенный на игру, что динамовцы не знали куда бежать…

      А ведь «Пахтакор» тогда в чемпионате занял 15-е место, в то время как Киев выиграл Кубок кубков и Суперкубок. Игроки какие были — те же Федоров, Ан, что погибли в авиакатастрофе, Хадзипанагис, который несколько раньше уехал в Грецию…»

        [Цитировать]

  • Renjuplayer:

    Спасибо, Виктор Ивонин за эту статью, вызвавшую бурную реакцию в рядах болельщиков Пахтакора. Конечно, некоторые суждения автора статьи спорны и оппоненты, показав свою эрудицию, убедили нас в исторической справедливости.
    Виктор в предисловии предупредил, что он не полностью владеет достоверной информацией.
    Также хотел отметить, еще на одну неточность автора, а именно что после гибели Пахтакора в 1979г., снова заиграл новыми красками стиль команды и вновь сверкнуло имя Пахтакора, 1982 год, лучший бомбардир чемпионата СССР Андрей Якубик (22 гола).
    А гол Якубика Жальгирису после длиннейшей навесной передачи Геннадия Денисова, слета, в одно касание в «девятку», до сих пор считаю непревзойденным в мировой истории футбола голом.

      [Цитировать]

  • Ришат:

    Совершенно с Вам согласен гол Якубика один из красивейших голов мирового футбола, хорошо бы если сохранилась видеозапись этой игры и тогда многие смогли увидеть это чудо.

      [Цитировать]

  • Михаил:

    Фильм, в котором показан упомянутый автором эпизод с выброшенным из окна телевизором, называется не «Отпуск по семейным обстоятельствам», а «Отпуск за свой счет».

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.