О «Пахтакоре», других интересных встречах — с любовью. Часть 5 Tашкентцы История

Михаил Зальцберг

ЖАР (ТОША) , ДРУГ СЕРЕГА И…МЫЛО
А-а, ни за что не разгадаете этот «сканворд».  Рассказываю по порядку.
Итак, в 1967 году я  (как и мечтал)  был принят на факультет журналистики ТашГУ.  Это был первый набор, т. к.  раньше журналистов готовили на отделении филфака.  Сразу же окунулся в водоворот студенческих буден, о которых можно долго рассказывать. Скажу только, что первый год мы проучились в старинном здании на Сквере, а потом стали ездить в Вузгородок в переполненных 28-м и 34–м автобусных маршрутах. Ну, это я к слову, а вообще-то в 1967 году произошло событие планетарного масштаба — чемпионат Университета по баскетболу, в котором журфак выступал уже отдельной командой. Прибежали из деканата, составили список и сказали: завтра вечером -первая игра. Но мы уже не боялись ничего, увидев предполагаемый состав.

Оказалось, что за нашу команду будет выступать сам любимец болельщиков Узбекистана Алжан Жармухамедов, да-да, будущий олимпийский чемпион, причем будет выступать на законных основаниях. Дело в том, что Тоша (так его все звали) по вполне понятным причинам учился по особому графику и занятия он стал посещать позже. Как принято в таких случаях наш декан ему сказал: самое главное — не посрамить честь факультета. И Тоша прекрасно справился с «высоким доверием», но не будем забегать вперед.
Кто еще был в составе,  кроме Тоши и вашего покорного слуги? «Артист-бола» (мальчик-артист) — так в шутку называли популярного тогда актера Равшана Агзамова  (фильмы «Нежность», чуть позже — «Влюбленные»)  и еще три парня из узбекского курса, фамилии которых я, к сожалению вспомнить не могу. Зато прекрасно помню, что поболеть за нас пришла красавица Лариса Заславская, однокурсница, которая много лет спустя вышла замуж за Робика Мирсаидова, несмотря на все немыслимые препоны. Да, все-таки любовь побеждает! Но это уже другая песня…

«Тренерская установка» Тоши была предельно ясной — не паниковать, если начало будет неудачным, спокойно держать мяч, а когда он попросит — отдавать ему. Да, главное оказалось не броски, как мы все боялись, а суметь довести мяч до Тоши, ибо наш Гулливер-универсал оправдывал все далеко идущие ожидания. Помню, набросал много очков химфаку. Думаю,  результативность у него была выше, чем у игроков НБА,  ведь кто мог помешать игроку команды мастеров при его росте 207 см сделать два шага и забросить мяч. ? Разве что грубая игра? И наши соперники (не только химики) не брезговали ударами исподтишка — лишь бы вывести Тошу из себя. Попробовал я напомнить арбитру о ее (почему-то на нашей половине судила девушка) обязанностях, как получил умышленную подножку — судья опять ограничилась предупреждением. К тому же я играл без очков…
Словом, химфак мы прошли уверенно, а в полуфинале нас ждал физфак. Знал я там только Валеру Югая, с которым еще недавно мы соперничали на школьных площадках. Он уже входил в сборную республики, да и другие «физики», как оказалось, вполне могли поспорить с»лириками». В драматичной борьбе очков 10 мы им проиграли, зато в матче за третье место мы должны были поспорить с мехматом. В котором играл…правильно,  мой будущий закадычный друг, один из талантливых спортивных журналистов Узбекистана, наконец,  просто отличный человек- Сережа Данилов. До этой встречи мы внимательно смотрели как играют мехматовцы и тоже наметили какой-то план. Настрой на последнюю игру был сумасшедший.  Ведь если с физиками мы еще пребывали в стадии эйфории и надеялись, что мессия в образе Тоши к нам не замедлит явиться (кстати, первое место в этом турнире занял физфак) , то на этот раз решили биться до последнего свистка.

Роль разыгрывающего была поручена мне и, слава Богу,  я с ней вроде бы справился. Во всяком случае, как заметил после игры Тоша, ему уже не нужно было кричать «мяч», то есть его понимали с полуслова. Выиграли мы совсем мало, несколько очков, и Сереге было за что обижаться на своих партнеров:  в концовке у них было много обидных потерь, они похуже использовали своего «столба», т. е. Данилова.
Этим мое участие в спортивной жизни университета и ограничилось — приближалась первая сессия, которую я прошел с большим трудом. Стало ясно, что все не потяну. Но так быстро «завязывать» — тоже плохо. Ребята обижались, в деканат боялся заглядывать. Но к следующему году картина изменилась, чему я был только рад. При приеме стали посматривать и на спортивную биографию.  И если раньше у нас было три спортсмена-волейболистка Фаина Теплицкая, боксер Олег Якубов и я, то в следующем году Сережа перевелся с мехмата, пришли еще один баскетболист Евгений Коваленко (будущий игрок ЦСКА и сборной СССР) ,  еще один боксер — Геннадий Плетинский и еще один «цыган» и легкоатлет Александр Берштейн (бег на 110 м с барьерами), уже успевший побывать в Испании (!)  и Франции в составе сборной молодежной СССР.  Правда, О. Якубов вскоре перевелся на заочный и уехал в Андижан, чтобы узнавать жизнь с изнанки, от корней.  Ну, и как тут не заметить, что мы учились вместе с другой знаменитостью,  театральной -Семеном Злотниковым, с которым вместе с Павлом Шуфом, Сашей Меламедом, Славиком Любовским осенью 1967 года готовили приветствие команды КВН нашего факультета во Дворце искусств, сразу после хлопка. По традиции прибежали из деканата и сказали: Маслякова поймали на таможне с золотом и долларами и КВН отменяется…»Сильно» расстроившись,  Семен тоже решил узнавать жизнь на практике и для начала подался в Ленинград.

Покинул нас и Тоша,  или Жар — так больше нравилось его новому наставнику в ЦСКА Александру Яковлевичу Гомельскому. И Тоша, наш добрый, стеснительный великан,  сумел пройти горнила множества испытаний и в Мюнхене в 1972 году, на этой печальной для израильского, да и всего мирового спорта (как все сейчас прекрасно видят)  Олимпиаде, сумел прекрасно выступить и победить самих американцев в том скандальном матче с «тремя секундами» — 51: 50! Будем помнить все о той Олимпиаде!
В 1968 году Ташкент впервые принимал чемпионат СССР по теннису. Как это было приятно — вновь увидеть знаменитых, насладиться их игрой. Никто не сомневался в успехе Александра Метревели — он тогда был в расцвете всех своих сил, но кто ему бросит «перчатку»?  Готовились и судьи, среди которых были и мы с Ладо. Довелось нам на турнирах Совмина Узбекистана, других турнирах судить многих известных мастеров (выше я их называл) , но вот с участием Метревели — нет. Какова же была моя радость и волнение, когда я увидел себя в списке 16-ти арбитров на финальный матч.
Правда, я отвечал лишь за одну среднюю линию подачи. Но это было не так уж важно.
Кто же стал противником Метревели в финале?  Как это ни странно прозвучит, но ташкентский чемпионат оказался пиковым для малоизвестного ленинградца Владимира Пальмана. Какие у него были козыри — до сих пор никто не объяснит. Подача? Да нет: первая не сильная, про вторую и говорить нечего.  Коронные удары? Ну,  был левша, а это означает, что была своя изюминка, приносившая немало неудобств соперникам. Но если суммировать все эти оценки, то, как говорится, мне неизвестно, чтобы в Лондоне кто-то ставил на Пальмана. Тем не менее, по крупиночкам, по зернышку, демонстрируя только ему присущее хладнокровие и старательность, Володя добрался аж до финала.  Здесь уже Метревели не оставил никаких шансов сопернику,  как говорят, «был красавчик». Во всех смыслах. Как же мы болели за него через 3 года, когда он в финале Уимблдона совсем чуть-чуть уступил чеху Яну Кодешу. Жаль, что Володя Пальман сверкнул, как метеорит и практически исчез, ибо ни твои способности и талант, ни поддержка, ни даже национальность тебя не спасут, если Бог у тебя один — зеленый змий.

А судейство мое прошло нормально, соперники меня особенно не донимали. За исключением одного момента, когда подавал Метревели, в первое поле подачи. Мяч не попал в «мою» линию, что я и зафиксировал левой рукой и возгласом «нет!» Метревели посмотрел на меня как на врага народа, подошел к сетке,  увидел то место и пошел подавать второй мяч. Вокруг гнетущая тишина. И вдруг все услышали крик: «Судью на мыло!» В этот момент  (мне так показалось)  все были на моей стороне. А я ужасно сдерживался, чтобы не расхохотаться.  Кричал-то мой друг Серега Данилов, который пришел поддержать меня. По-моему получилось у него это великолепно! Как впрочем и то, что он делает по сегодняшний день вместе с одним из лучших теннисистов Узбекистана 70-х Яковом Рыбальским: рассказывают о подготовке команд Узбекистана к Кубку Дэвиса, другим турнирам, вовлекая в орбиту этой поистине замечательной игры новые ряды ее почитателей.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.