Военврач от Бога Tашкентцы История

Под жарким солнцем Афганистана, в душной операционной ташкентского военного госпиталя, в обустроенной самарской клинике – везде этот человек работал, что называется, на пределе. На его счету, без преувеличения, сотни спасенных жизней. Наш сегодняшний рассказ – о заслуженном враче России, одном из ведущих нейрохирургов страны, профессоре, полковнике медицинской службы, отличнике здравоохранения Владимире Семеновиче ПОПОВЕ.

Владимир Семенович родился в Куйбышеве. В 1966 году окончил Куйбышевский государственный медицинский институт, был призван в армию и направлен в Забайкальский военный округ начальником полкового медпункта. Здесь он впервые всерьез заинтересовался нейрохирургией. А в окружном госпитале Прикарпатского военного округа Попов вместе с талантливым хирургом Давидом Шейманом долгое время занимался поиском эффективного лечения боевых травм черепа. Тогда, в середине семидесятых, военно-полевая хирургия по-прежнему ориентировалась на опыт Второй мировой войны. Но локальные войны в Индокитае, Корее, на Ближнем Востоке подтвердили, что современное оружие куда более совершенно. С этим Владимиру Семеновичу пришлось столкнуться и во время войны в Афганистане. До афганских событий Попов пять лет прослужил в Германии, где ему не раз приходилось демонстрировать свои навыки.

… Казалось, боевой летчик Грицук на всю жизнь останется инвалидом. И все из-за нелепой случайности. Его истребитель столкнулся со стаей птиц. Плексигласовый осколок угодил летчику в лоб, пробил череп, повредил глаз. Пилот, истекая кровью, смог отвести машину от расположенного поблизости немецкого города и удачно посадить ее. Однако ему требовалась незамедлительная помощь. Владимир Семенович выехал на место происшествия, провел первичную обработку раны, доставил Грицука в госпиталь и успешно прооперировал его. Со временем этот офицер смог дослужиться до генерал-майора.

Через некоторое время Попову пришло назначение в Ташкентский окружной военный госпиталь Краснознаменного Туркестанского военного округа.

— Я знал, что с декабря 1979 года в Афганистане велись боевые действия, — рассказывает профессор Попов. — Мне «выпала карта» ехать именно в этот горячий район. В апреле 1981 года я прибыл с семьей в Ташкент. После богатой Германии, проезжая через азиатские пески, я сразу почувствовал и специфику этих мест, и близость войны. На вокзале нам встретился санитарный автобус, в котором лежали солдаты в полевой форме и в панамах. Это везли раненых из Афганистана в наш госпиталь. Я понял, что попал в район боевых действий.

Вместе с семьей Владимир Семенович поселился в общежитии рядом с госпиталем. Начались суровые будни военного хирурга, где каждый день был ознаменован борьбой за солдатские жизни.

— К нам шли, как мы называли, «борта» — самолеты с ранеными, — продолжает Владимир Семенович. — «Борт» мог появиться в любое время суток. Мы работали практически без выходных. Помню, как первый «борт» привез бойцов с осколочными ранениями головы после оказания первой квалифицированной помощи. Я посмотрел на ренгенограммы одного солдата и увидел множество осколков в полости черепа. Раненый был в тяжелом состоянии. Взяв снимки, я побежал к начальнику отделения: «Виталий Иванович, смотрите, здесь полно осколков, надо готовить операционную, срочно оперировать!» «Нет, — ответил опытный нейрохирург, — давайте подождем, посмотрим, как пойдут дела, будет ли воспаление или нет. Показания к немедленному удалению множественных осколков я пока не вижу. Давайте проведем консервативную терапию».

Владимир Семенович понял, что особенности раневого процесса, с которыми он практически не встречался ранее, требуют расширения знаний. Весь опыт военно-полевой хирургии, терапии, нейрохирургии после Великой Отечественной войны по решению Наркомздрава и указанию Сталина был обобщен в 36 томах. На этом академическом издании проходили обучение будущие военные хирурги. Но ранения, которые получали солдаты в Афганистане, отличались от тех, что были у участников Второй мировой.

— Тогда было больше осколочных ранений, причем осколки летели с малой скоростью, — говорит Попов. — В Афгане ситуация изменилась. Появились новые типы мин. Осколки от итальянских мин были сделаны из специального состава, который не виден на рентгене. Это затрудняло лечение. Появились «кувыркающиеся» пули со смещенным центром тяжести. Они наносили гораздо больше повреждений, поскольку, попадая в тело, продолжали там какое-то время вращаться. Опыта оказания помощи таким раненым оказалось явно недостаточно.

Несмотря на боевые действия, постоянно проводились научно-практические конференции, не прекращалась теоретическая работа. Попову и его коллегам удалось разработать и внедрить ряд уникальных методик. Например, осколки из головы раненого стали извлекаться при помощи магнита. Со временем врачи смогли понизить смертность и число послеоперационных осложнений. Многие из тех, с кем пришлось работать Попову, впоследствии стали известными учеными.

В Ташкенте Владимир Семенович защитил кандидатскую по боевой травме. В 1984 году он, начальник отделения нейрохирургии окружного госпиталя ТуркВО, был награжден орденом Красной Звезды.

Счет тех, чьи жизни спас нейрохирург, можно вести на сотни. Но тогда Владимир Семенович такой статистикой не занимался. Перед ним каждый раз стояла главная задача – спасти конкретного человека, вернуть его к нормальной, полноценной жизни. Причем работать приходилось не только с военными.

— Однажды ко мне приехал пожилой человек. Участник Великой Отечественной войны. На пиджаке – три звезды, полный кавалер ордена Славы! Я выяснил, что все послевоенные годы жизнь его буквально висит на волоске. Кроме того, он страдает от невыносимой боли. В пояснице – осколок немецкого снаряда. Удаление его было сопряжено с опасностями для жизни. Существовала опасность повредить расположенные рядом с осколком жизненно важные нервы.

Владимир Семенович провел необходимые исследования и решился на эту сложнейшую операцию. Результат — успех и выздоровление больного, который на память увез с собой осколок, но уже не в пояснице, а в кармане.

В конце 80-х хирург переехал в родную Самару. По материалам, собранным в Ташкенте, защитил докторскую диссертацию. Сегодня Владимир Попов читает лекции будущим офицерам-хирургам, продолжает практиковать. Впервые в России, еще в середине 90-х годов, Владимир Семенович стал проводить операции по удалению позвоночных грыж без разреза – достаточно ввести в тело пациента специальный зонд. После такой операции больные через день-два встают с постели.

Денис ДОМАРЕВ

Ссылку на источник прислала Л. Я. Свердлина.

1 комментарий

  • Ринна:

    Господи, ещё в середине 90 — х написано, что удаляли позвоночные грыжи без разреза! А сейчас что, ушли далеко назад? У меня их две, и я уже говорят не операбельна…Даже резать не берутся…

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.