Слово в защиту Бухарского квартала Разное

И опять Роувен Миллер: Оказывается, было и продолжение!

Белькервель Эла.

В защиту Бухарского квартала

Я перечитала статью господина Майстрового «Возрождение из небытия» и стыдно стало. За себя. Чего завелась, зачем писала комментарии в «Заграницу», фотографии зачем подбирала, и вообще, какого рожна мне надо? Ведь пишет человек искренне, с удовольствием, прекрасно знаком с материалом. Хочется на иврите сказать: маамар ле-мофет. Классная статья, в общем. Вот и промолчать бы, ибо сказано: молчание — золото.

Но виновата во всем, как водится, не я, а подруга, которая, прочитав статью, решила, что это я выступаю под псевдонимом. И задала роковой вопрос: — «Твоя работа?» Ну, я и взвилась именно потому, что это — моя работа. Но начнем по порядку.

В конце 2006 года в некоторое учреждение, назовем его Х, прибыло письмо от некоего лица, назовем его Z. Содержало письмо приблизительно следующий текст:

Здравствуйте!
В последнее время к нам поступают жалобы от частных лиц и от организаций, занимающихся охраной памятников. Жалобы связаны с началом реставрационных работ на участке Баба-Тама , в Бухарском квартале. Очевидцы утверждают, что строительные работы никем не контролируются и проводятся при отсутствии специалистов в области консервации и реставрации зданий. Комплекс, находящийся под охраной, частично разрушен, разборка фасадов и бесконтрольное бетонирование наносят зданию непоправимый ущерб.
Поверхностная проверка установила, что заказчик не помнит имени консультанта проекта по вопросам реставрации и консервации. В кратчайшее время удалось выяснить, что таковой консультант отсутствует вовсе. При этом состоянии дел следует немедленно приостановить все строительные работы на участке и возобновить их только после назначения подходящего консультанта и получения от него четких инструкций.

 []

Ниже приводится сокращенный список требований, предъявляемых к подрядчику, осуществлявшему строительные работы:

1. Проверка состояния здания на сегодняшний день:
Поскольку работы проводились безо всякого контроля, следует организовать проверку здания и оценку причиненного ущерба, установить объем ремонтных работ и завести дневник поэтапной консервации и реставрации.
2. Защита исторических адресов-посвящений:
Мраморные доски с адресами-посвящениями, стоимость которых невозможно переоценить, подвергаются опасности (падение строительных материалов и посторонних предметов, капающая краска, едкие вещества, в частности известь, могут легко повредить старинные доски из хрупкого материала). Эта, по сути скандальная ситуация, должна быть исправлена немедленно. Адреса-посвящения должны быть защищены. Тип и способ защиты следует о согласовать со специалистом.
3.Разборка фасадов:
Обмер, эскизирование, нумерация камней, фотофиксация фасадов, подлежащих разборке и восстановлению. Способ разборки, способ и место складирования камней должны проводится в строгом соответствии с указаниями консультанта по реставрации.
4. Перенос оконных и дверных проемов.
Следует выяснить у архитекторов и консультанта-реставратора, возможна ли сдвижка проемов и насколько она соответствует аутентичности фасадов здания.
5. Деревянные детали заполнения проемов в синагоге Баба-Тама.
Следует проконсультироваться со специалистом-реставратором по вопросу разборки и хранения деревянных элементов, а также выяснить возможность заполнения отреставрированных проемов вышеуказанными деревянными деталями.
6. Деревья под охраной.
В процессе строительства следует обеспечить охрану старых деревьев и гарантировать их полную сохранность.
7. Деталь оконного заполнения старинного проема в укрепленной комнате-убежище.
Для изучения особенностей заполнения старинного проема укрепленного помещения, убежища, следует выполнить подробные чертежи повышенной точности в укрупненном масштабе.
8. Восстановление части северного фасада.
Северная часть фасада была разрушена снегопадом. Подлежит реставрации по согласованию с консультантом-реставратором.

Письмо было принято к сведению, работы заморожены, консультант назначен.
Необходимо уточнить, что автор письма — лицо материально незаинтересованное. А заинтересованное граждански, человечески, профессионально.

Тянутся месяцы, создаются и распадаются комиссии, здание стоит наполовину разрушенное, наполовину достроенное. На снимках видны разобранные стены, россыпи камней, которые никто не удосужился пронумеровать. Безнадежно испорченные, заляпанные бетоном каменные детали. Внутренний двор загажен, подходы к синагоге завалены строительным мусором. Бесхозность, бесконтрольность, варварство.

 []

Из статьи Александра Майстрового: «Улицы Бухарского квартала отличались необычной для того времени шириной и просторностью, а богато украшенные дома, синагоги и ешивы, напоминали восточные дворцы…»
И еще: «Роскошь и архитектурное разнообразие, сочетавшее восточный орнамент с западной строгостью, создавали неповторимый колорит».

С «западной строгостью» я бы поспорила, в остальном же солидарна с автором .
Шхунат а-Бухарим, Бухарский квартал — жемчужина Иерусалима. Квартал находится под охраной и подходит под категорию памятников архитектуры. Поэтому любое прикосновение к старинным ли, к современным ли зданиям, должно проводится со всеми необходимыми предосторожностями.
(См. письмо приведенное выше).

Цитирую статью Александра Майстрового: …»Баба Тамма»,…несмотря на неказистый внешний вид… рассказывает о перипетиях развития Бухарского квартала».

Фрагменты этой недлинной фразы иллюстрируют весь спектр проблем современного подхода к памятникам архитектуры. Автор отмечает «неказистый внешний вид» синагоги. Но подчеркивает при этом, что синагога — каменный свидетель прошлого. Спорить о красоте здание и решать, следует ли сохранить его в первозданном виде, дело профессионалов.

Поэтому не станем обсуждать правомерность передачи комплекса под охрану.
Ибо здание, которое кажется неспециалисту грязным, запущенным, неказистым, на поверку может оказаться шедевром, раритетом. И даже образцом уникального, утраченного способа строительства. Или важной составляющей градостроительной ткани квартала. Или неизвестным шедевром знаменитого зодчего. И, наконец, просто свидетелем важного исторического события. []
Так оптимизму и дерзости обновителей старины, я хочу противопоставить осторожность и консерватизм реставраторов и хранителей архитектурных памятников.

Способов, которыми можно возродить запущенное, утратившее первозданную прелесть здание, множество. (См. письмо, приведенное выше). Но в первую очередь, следует отнестись к зданию, — как? Да как ответил в «Месте встречи» своим единственным в мире голосом Владимир Семенович — коллеге:
— Нежно.

Отнестись нежно. Присмотреться, разглядеть под слоем столетней грязи уникальную резьбу по камню, в старом замызганном окне — ярчайший цветной, никогда не тускнеющий витраж. Оглядеться вокруг и представить, что произойдет, если мы снесем «неказистую» постройку, разбросаем старинные тесаные камни, выкорчуем неудобные деревья, а на месте разрушенного здания установим опалубку, зальем бетоном. Облицуем полученную многоэтажку каменными плитками. Заполним огромные проемы стеклом. И получим в результате стандартное промышленное здание, которое назовем ешивой, или синагогой, или Талмуд-Торой, по потребности.

В самом сердце Иерусалима, в Бухарском квартале. Какой эффект сие действо окажет на остальную застройку? На менее неказистую, не такую запущенную?
Поддержит ли характер квартала или разрушит его? Как отразится на понятии тонком, эфемерном, но часто ключевом в оценке специалистов: патина старины?

В 1944 году иерусалимский городские власти издали постановление, разрешающее облицовку фасадов пиленым камнем. Так окончилась эра каменного строительства в Иерусалиме и началась эра камня, как облицовочного материала.

Современный иврит совсем, как моя тезка-людоедка, полюбил богатое слово архитектоника и тычет его повсюду, со смыслом, но чаще всего без оного.
Фактически, словом архитектоника заменили понятие архитектура. Самое абсурдное из слышанных мною словосочетаний: архитектоническая деталь.

Но следует признать, что старая иерусалимская постройка, «дооблицовочного периода», наполняет слово архитектоника особым смыслом. Ибо, как утверждает архитектурный словарь, «архитектоника — это художественное выражение закономерностей, присущих конструктивной системе зданий».
И еще: » А. выявляется в ритмическом строении форм, делающем наглядными усилия конструкции».

Стены старых зданий Бухарского квартала, сложенные из тесаного камня, земли, извести, гравия, горшечного боя и строительного мусора, выявляют архитектонические закономерности этих «неказистых», на первый взгляд, построек. Известь, грамотно вмешанная в заполнитель, столетиями остается свежей и влажной, сохраняя необходимую вязкость.
 []
А это значит, что стены, построенные из камня, со швами, расшитыми известковым раствором, не только сохраняют зимой тепло, а летом прохладу, -они дышат, они живут и, для внимательного взгляда, они — яркое «выражение закономерностей, присущих конструктивной системе здания». Архитектоника, одним словом…

Как-то я увидала на балконе истинно неказистого здания, большой плакат.
Плакат содержал цитату из масехет Шабат. В вольном моем переводе, цитата гласила следующее: » Много ли в мире городов, подобных Иерусалиму, чтобы осквернять в нем субботу? »

Хочется перефразировать цитату и спросить: — Много ли в мире Иерусалимов, в Иерусалимах — Бухарских Кварталов?

И следует ли в тонком конфликте между сохранением и разрушением, между развитием и консервацией бездумно выбирать развитие и обновление, как бы оптимистично и радостно эти слова не звучали?

Истина, как водится, балансирует на тоненькой средней линии. Следует возрождать, улучшать, перестраивать и обновлять.

Но делать это следует Нежно.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.