Воспоминание о виноградных кущах Разное

Автор: Роувен Миллер
Круглые сутки, начиная с вечера исхода поста Судного Дня экосфера Израиля заполнена звуками инструментов: молотков, электропил, дрелей, электроотверток… Идет интенсивная подготовка к празднику Сукот, последнему из череды осенних еврейских праздников, называемому в русcкой традиции Праздником Кущей. Большая часть населения Израиля превращается в сукостроителей, сооружающих эти самые Кущи (Сукот).

Праздник начнется с заходом солнца, в пятницу, 2 сентября и продолжится восемь дней.

Предлагаю отрывок из эссе, написанного года три назад по этому поводу.

…сорок дней Господь лично писал новый кодекс для евреев, и доставлены были им Заповеди, вторая редакция, как раз именно в тот день, который в последующие времена отмечается как Йом-Кипур. А далее надлежало усадить весь народ за изучение Господних заповедей.

Несколько дней ушло у Моше и прочего беженского начальства на восприятие и реализацию указаний Господа, записанных в Книге «Ваикра» («Левит») по поводу праздников: еженедельной Царицы Шабат, ежегодных Песаха, Шавут, Йом Кипурим и Сукот. И были тогда впервые построены для инструктажа по новому законодательству временные сооружения из подручных материалов. Насколько мне запомнилась Синайская пустыня, там, в основном, растут кустарники вроде саксаула и верблюжьей колючки. Поскольку Господь был на еврейское племя рассержен, чудес на сей раз он делать не стал, и по-видимому, первые сукот были устроены из этих малоэстетичных растений. Впрочем, в редких оазисах Синая растут пальмы, и, впоследствии, за сорок лет блужданий и изучения Заветов, евреи, надо полагать, отработали конструкцию сукот, приближенную к современной.

На первичное, и сдается мне, откровенно формальное и, грех сказать, но, очевидно, халтурное, изучение Законов было отпущено всего шесть дней. Господь, тайно приговоривший евреев к сорокалетнему блужданию и полному вымиранию этого, как Он уже понял, неисправимого поколения, вышедшего из Египта, решил, видать, что сорокакратного повтора таких праздников изучения Закона, да еще и с младых ногтей, с открытия сознания, будет достаточно, если и не для полного, то для приличного усвоения Божественной Мудрости. Еще по дню: в начале и конце праздника Сукот отводилось на подготовку и проводы его. И восьмой день объявлен был радостным праздником сдачи выпускного экзамена. Он так и называется «Симхат Тора» — «Радость Торы». Есть у него и другое название — «Шминит ацерет» — «Торжественное собрание восьмого дня». И это торжественное собрание завершает цикл осенних праздников, знаменующих первый компромисс между жёстковыйным народом и Господом.

Ибо Господь, несмотря на проявленные нашими предками вероломство, неискренность, жёстковыйность, упрямство, рабскую психологию и плохую обучаемость, сохранил, все-таки, Союз именно с евреями. Но ему так и не удалось создать новую породу человека — Homo Idealis. И по сей день остались, в целом, неизменными природа и повадки Homo sapiens, о которых с горечью писал Коэлет (Екклизиаст) лет через 400 после первого празднования Сукот, бывшего, на самом деле, принудительно-показательной зубрежкой Заповедей в порядке демонстрации Господу утопического процесса быстрой перековки рабского сознания…

Что делать? Так выглядело начало перехода наших предков от осознания себя племенем Израиля к будущему осознанию себя государствоообразующей нацией, которая вот уже после 3300 раз празднования Сукот все еще толком не сформировалась… Впрочем, в этом немало причин исторических, о которых, как-нибудь, в другой раз. Уж, одно то, что 2000 раз мы вынужденно праздновали (если праздновали!) Сукот на чужой земле…

Кстати, о Сукот в галуте.

Мой тесть (благословенна его память), родившийся в начале прошлого века в г. Екатеринославе в сравнительно состоятельной семье, рассказывал, что в доме, которым его родители владели до большевистского переворота и гражданской войны, был специальный мезонин с раскрывающейся крышей, в котором ставили суку. И в любую погоду, а Екатеринослав в октябре — не Беэр-Шева, хоть ненадолго, но семья собиралась посидеть в суке.

А мое ташкентское детство протекало в районе Миробадских улиц: Большой и Малой, густо заселенных евреями, особенно, бухарскими. Это был район частной одноэтажной застройки — особняки разного качества, в зависимости от достатка хозяев, со дворами, засаженными деревьями и цветами. У узбеков и бухарцев обязательным элементом была виноградная беседка, в которой нашим жарким летом ужинали, а нередко и спали душными ночами.

В наших ашкеназских, достаточно ассимиллированных, а точнее, манкуртированных Старшим братом, семьях еврейские праздники были практически забыты. Если даже моя бабушка, а после ее смерти — моя жена и устраивали праздничный семейный обед в день седера Песаха, то ни о его историческом, и, уж тем более, религиозном смысле и речи не было, не говоря уже о правилах кашрута. Главное — мацу купили, она на столе, гефилте фиш — тоже. Вот вам и Песах… А об остальных праздниках и говорить нечего!

Иное дело было у бухарцев. Попадая когда-то в древности в Среднюю Азию, то как ссыльные персидских царей, то как маркитанты, врачи, ученые — в обозе Александра Македонского, эти евреи принесли в Маверанахер (пародируя популярный в антиизраильской прессе топоним, можно перевести как «Западный берег реки Сыр-Дарья»), главные достижения античной, еврейской и египетской культур и, осев, они немало способствовали процветанию древних царств Согдианы и Бактрии. Эти евреи пережили множество экономических и политических формаций региона: нашествие кыпчаков-тюрок, арабов, монголов, персов, колонизацию Россией и советскую власть. И, в отличие о других народов, перемешавшихся, принявших под страхом смерти ислам, бухарские евреи сохранили верность Господу и, благодаря этому остались самым древним сформированным народом во всем регионе. Это стоило им дорого — изоляции в гетто Бухары, Самарканда, Худжанда, Ташкента, Ферганы, гуманитарных унижений, поборов и, нередко, жизней. Но более 2500 лет после того, как их предков вавилоняне увели в плен из Эрец Исраэль, и куда они начали возвращаться в позапрошлом веке, они оставались верны Торе, которую изучают в шатрах в праздник Сукот.

Так, как поступали в Сукот бухарцы, по крайней мере, наши, миробадские? А очень просто — сукот им служили естественные виноградные беседки! Их готовили к празднику, украшали. Не так, как в Израиле, где используют гирлянды и, по сути дела, елочные игрушки. Их обычно украшали цветами и фруктами, расставленными на столе. Да и неснятые спелые грозди винограда, до чего же бывают красивы!

А вот как люди праздновали, что за этроги, лулавы, адасы и аравот (четыре ритуальных растения, символизирующие Сукот)  были в советском Ташкенте, сие прошло мимо меня. И тайной осталось, хотя все эти приготовления и украшенные беседки у своих друзей-одноклассников видывал. Что и говорить, сказано же: мы ленивы и нелюбопытны… А жаль, но время то не вернешь, а место и вовсе не хочется!

Хаг Сукот самеах, дорогие читатели! Веселого вам праздника!

HPIM1218

На снимке. Праздноване Сукот в Иерусалиме. Большинство изображенных на снимке – уроженцы Узбекистана.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.