Моим друзьям – поклонникам Востока Разное

Коротко о себе.

Через Ташкент, в котором я прожил большую часть жизни, я увидел весь Восток. Но рассказать об этом, охватывая все события, замечая все оттенки, чрезвычайно трудно – мне бы потребовалась не одна кипа писчей бумаги. Моя поэтическая автобиография, изложенная в книге стихотворений «Последний хадж из Петербурга в Апраксино», отражает лишь малую толику бывших живых ощущений.
Родился я за три года до начала Великой Отечественной войны в Ташкенте в семье авиаторов. Когда началась война, отец сразу же улетел на фронт, я остался с мамой (как я узнал потом – первой женщиной-лётчицей Узбекистана). Мама тоже очень хотела отправиться в гущу сражений, но как бросить меня, малыша?.. Впрочем, для авиации в глубоком тылу оказалось столько работы, что я постоянно был под присмотром чужих бабушек и маму видел не так уж часто…

Помню, как закончилась война, как вернулся счастливый живой отец, сколько было вокруг радости! Помню, как пошёл в первый класс и своё самое первое удивление: прервали урок, и нам, первоклашкам, принесли на огромном подносе бублики, разрезанные вдоль и поперёк и слегка присыпанные сахарным песком… «Город хлебный» подкармливал своих малышей.
Шли годы, границы моих знаний о мире расширялись, я узнал, что моя мама родом из Горьковской области, что её родное село находится в знаменитом Больше-Болдинском районе, в том самом, обозначенном в биографии Пушкина «Болдинской осенью». Несколько раз мальчишкой я в этих местах побывал , что-то во мне перевернулось, стал я задумываться и сопоставлять. В своей школе узбекский язык мы учили плохо, но всё же глубинно восточное привораживало. До сих пор помню рассказы учителя узбекского языка Гумера Юсуповича о похождениях Афанди…
Были и другие хорошие учителя, были яркие радости и потрясения, шаг за шагом, часто спотыкаясь, входил я во взрослую жизнь. Закончил филфак Ташкентского университета, работал школьным учителем в Навоинском районе Бухарской области, в журнале «Русский язык в узбекской школе», в ташкентских издательствах… Писал стихи, пробовал свои силы во многих литературных жанрах. В 1978 году стал членом Союза писателей СССР.
Самое ценное моё приобретение за эти долгие годы – дружба или крепкое товарищество с теми, кто вышел на творческую дорогу и уверенно по ней идёт. В числе первых хочу назвать своего друга – однокурсника, кинодраматурга, писателя-сатирика Александра Бизяка. Тесно общался с Вадимом Новопрудским, Павлом Шуфом, Якубом Ходжаевым, Николаем Красильниковым, Сухробом Мухамедовым… Незабываемы творческие контакты с Эркином Вахидовым и Александром Файнбергом. Помню: осенью 1964 года на хлопковом поле читал мне свои первые рассказы Илья Люксембург. Храню я и первую книжку Дины Рубинной с теплой дарственной надписью…
Вот и всё, что я сумел коротко поведать о себе. О моих мыслях и чувствах тех лет больше расскажут стихи, написанные в те годы: «Пиала», «Ахмату», «Там, за выжженной степью…», «Усто Мумин» и другие – их можно прочитать на моём сайте в книге стихотворений «Последний хадж из Петербурга в Апраксино».

Что ещё почитать:  Отзыв о книге Николая Бондаренко «Стихотворения в дереве»

Николай БОНДАРЕНКО

9 комментариев

  • Рэм:

    Странно. Вы работали научным редактором журнала «Русский язык и литература в узбекской школе»?

      [Цитировать]

  • bondarenko-n-a:

    Я работал в редакции этого издания в 1963-1965 гг. Называлось оно не журналом, а методическими сборниками «Русский язык в узбекской школе», должности «научный редактор» не было. Журнал «Русский язык и литература в узбекской школе» появился позже — на базе методических сборников, первоначальный штат которых составляли три единицы — главный редактор,
    зав. оделом и машинистка.

      [Цитировать]

  • Рэм:

    Спасибо за ответ. Я тоже работал в этом журнале в 1983-1984 гг. научным редактором. Самое смешное, что до меня в этом журнале работал ответственный секретарь, и его фамилия была Бондаренко. Он умер. А при Вас работал такой — Вольф Шаевич Мирошник?

      [Цитировать]

  • bondarenko-n-a:

    Дорогой земляк и коллега! Вольф Шаевич Мирочник — основатель и первый главный редактор методических сборников «Русский язык в узбекской школе». Удивительно умный, эрудированный, добрейшей души педагог и журналист. Я ему многим обязан.
    О моём однофамильце я слышал, но не был с ним знаком.

      [Цитировать]

  • Рене Маори:

    Коля Бондаренко. А мы с Вами ходили на прогон оперетты «Цыган-премьер». Помните?
    Рене Маори

      [Цитировать]

  • bondarenko-n-a:

    Дорогой мой друг из далёкого прошлого! Память, увы, уже подводит. Мне не хватает каких-то подробностей, чтобы увидеть твоё лицо… Спасибо за приятную вечточку!

      [Цитировать]

  • bondarenko-n-a:

    Извините за ошибку в последнем слове!

      [Цитировать]

  • Рэм:

    Да, да, Вольфа Шаевича жалко. Вы и брата его, наверное, знали, я смотрю Вы на филфаке учились. Его брат, Ефим Шаевич Мирочник, был заведующим кафедрой истории русского языка на филфаке.

      [Цитировать]

  • bondarenko-n-a:

    Ефима Шаевича Мирочника я, к сожалению, не знал. Но Вольфа Шаевича — глубоко уважаю . Жаль, что мы с вами учились на филфаке в очень разное время.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.