Последние дни И. А. Каблукова в Ташкенте Tашкентцы История

Помните Асакинскую? К Тельмана/ТашМИ шла улица Якуба Коласа, а к Алайскому — Каблукова. Есть возможность узнать — в честь кого она названа. Статья опубликована в журнале «Фан ва Турмуш» № 1-2 за 2007 год и скопирована с сайта журнала.

В этом году исполняется 150 лет со дня рождения Ивана Алексеевича Каблукова, известного русского химика, почетного академика, профессора МГУ и Тимирязевской сельхозакадемии. Современник и соратник таких выдающихся химиков, как Менделеев, Бертло, Освальд, Аррениус, Бутлеров, он посвятил служению науке 65 лет своей жизни. Он жил в интересную эпоху становления многих направлений химической науки, развития новых промышленных технологий. И. А. Каблукову принадлежат фундаментальные работы в области теории растворов, термохимии, переработки минерального сырья на удобрения. Он был выдающимся педагогом. В середине прошлого столетия трудно было найти московского химика, да и не только московского, не считавшего себя питомцем его школы. Свой богатейший опыт преподавания И. А. Каблуков отразил в ряде замечательных учебников и монографий по физической и неорганической химии, термохимии и правилу фаз.

Последние месяцы жизни он провел в Ташкенте, здесь же и был похоронен. Одна из улиц города названа его именем. Портрет  И. А. Каблукова выставлен в портретной галерее на химическом факультете Национального университета Узбекистана.

В октябре 1941 года вместе с эвакуированными учеными Тимирязевской академии Каблуков прибыл в Ташкент. Правительство Узбекистана проявило особую заботу об известном ученом. Сказалось и традиционное уважительное отношение узбеков к людям почтенного возраста, тем более к ученому с мировым именем. Ему была предложена работа на химическом факультете Ташкентского государственного университета и отдельная квартира. Однако возраст и состояние здоровья не позволили ему продолжить активную деятельность. Он только успел выступить с несколькими публичными лекциями по вопросам науки, химических технологий и т. д.

И. А. Каблуков обладал хорошим чувством юмора, которое он сохранил до последних дней жизни. По досадному недоразумению весной 1942 года до Казани, куда были эвакуированы большинство химиков, работавших в Академии наук, дошел слух о том, что Каблуков скончался в Ташкенте. Там, как положено, собрали траурное заседание, отметили его заслуги и направили в журнал «Известия Академии наук» некролог. А через несколько дней телеграмма из Ташкента: «Узнал, мол, о вашем заседании, пришлите, пожалуйста, протокол». И подпись — Каблуков. Коллеги схватились за головы: заживо похоронили человека.

Что ещё почитать:  Моя мама

Вскоре после этого Каблукова не стало, даже не успели извлечь из журнала некролог — так он и вышел, написанный заранее.

На церемонии похорон в Ташкенте выступил писатель Алексей Толстой. Здесь в Ташкенте он успел подружиться с маститым профессором, ведь ему как-никак довелось несколько лет учиться на химика.

«Великие люди умирают, но творения их живут и многому нас поучают…» — так писал Иван Алексеевич Каблуков о Д. И. Менделееве. И ещё из его воспоминаний: «Д. И. Менделеев приехал в Москву, чтобы спокойно поработать в номере гостиницы, так как в Петербурге различные дела и посетители мешали ему. Случайно узнав от меня о торжественном собрании, посвященном двухсотлетию Ньютона, Дмитрий Иванович заинтересовался и пришел на собрание. Когда весть об этом распространилась среди присутствующих и особенно молодежи, то было высказано общее пожелание об избрании Д. И. Менделеева почетным председателем собрания. Профессор  В. Я. Цингер, бывший председателем математического общества, открыв заседание, исполнил желание публики. Д. И. Менделеев, хотя и согласился принять на себя роль почетного председателя заседания, но был этим очень недоволен, что честным образом и выразил во время перерыва. К тому же спокойному пребыванию Д. И. Менделеева в Москве наступил конец: на другой день с утра к нему в номер стали стучаться различные делегации от студентов, и Д. И. Менделеев поскорее уложил свой чемодан и уехал из Москвы».

Советы И. А. Каблукова любителям меда

В списке трудов Каблукова более 20 работ, посвященных пчеловодству. Результаты многолетних исследований он обобщил в книге «О меде, воске, пчелином клее и их помесях». Эта книга, изданная в 1941 году, остается одним из лучших справочных руководств по пчеловодству.

В книге приводится такая история. Однажды он решил исследовать качество меда, отобрав для анализа 13 сортов меда, продаваемого на рынках Москвы. Подмеси (так Каблуков называл примеси) были обнаружены в 11 из них. Чего только не добавляли в мед лавочники! Сахар, патоку, муку, мел, песок и даже мелкие камни. Содержание нерастворимых в воде примесей достигало 28 процентов.

Тут же Каблуков описывает простые приемы, помогающие оценить качество меда. Во-первых, чистый мед полностью растворяется в воде. Во-вторых, если к меду подмешана патока, то хотя она и растворяется в воде, но дает осадок с раствором хлористого бария. В-третьих, если в мед подмешать крахмал, содержащийся в муке, то раствор меда в воде при добавлении йода дает синюю окраску.

6 комментариев

  • Собрходжа Тешабаев:

    Спасибо!

      [Цитировать]

  • Владимир Магедов:

    Дорогие друзья!
    Я правнук Ивана Алексеевича, вместе с бабушкой и прабабушкой я был в Ташкенте и меня водили в госпиталь прощаться с праде-дом, когда он почувствовал приближение своей кончины. Помогите узнать, где теперь находится могила Каблукова, я знаю что она пренесена из парка Кафанова.
    С уважением, Владимир.
    окт 2011

      [Цитировать]

  • Владимир, сегодня был на могиле И.А., кл.Ботктно, коммунистический сектор, 1 сектор, в конце у забора. И.А. перезахоронили туда лет 7-8 назад…

      [Цитировать]

  • виолав:

    Давид Самойлов («Дезик»)

    Правительственная телеграмма из Москвы в Ташкент в октябре 1941 года: «Встречайте почетного академика Каблукова».

    Начали думать ташкентские мудрецы: «Что за зверь такой — почетный академик?» Посмотрели в БСЭ статью «Академия наук СССР». Читают и глазам своим не верят: «Почетными академиками являются товарищ Сталин, товарищ Молотов и товарищ Каблуков».

    Подходит московский поезд к перрону ташкентского вокзала. Преклонных лет академик (физико-химик по специальности) с супругой, еле живые после долгого пути, сидят на своих жестких местах плацкартного вагона.

    В проходе появляется майор НКВД с двумя адъютантами: «Вы почетный академик Каблуков?» Академик тихо говорит жене: «Ну, Маша, давай прощаться. Приехали». Энкавэдешник, между тем, берет под козырек и рапортует: «Товарищ почетный академик! Почетный караул для Вашей встречи построен. Докладывает майор Асмагулия».

    На перроне гремит оркестр, суета, праздничное настроение. Академическую чету усаживают в лимузин и привозят на дачу генерал-губернатора Туркестана еще царских времен.

    И прожил там почетный академик Каблуков до своей кончины в 1942 году, не зная ни забот, ни печали. А обычные академики в том же Ташкенте жили чуть ли не в студенческом общежитии, получая дополнительно к карточке двести граммов хлеба и, один раз в месяц, фунт масла.

    http://www.informprostranstvo.ru/N07_2008/humor.html

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.