Ташкент – все еще terra incognita? Разное

Основу туристической отрасли Узбекистана составляют три столпа – Бухара, Хива и Самарканд. И хотя существует немало и других мест, где найдется на что посмотреть, скажем, Шахрисабз или Афрасиаб, с этими гигантами туриндустрии тягаться они не в состоянии. Так уж сложилось, что прибывающие к нам туристы стремятся посетить одни города и не заглядывают в соседние, справедливо полагая, что раз в путеводителе никакие памятники старины в этих городах не обозначены, значит, их там и не существует.

Между тем, специалисты придерживаются взглядов прямо противоположных. Объектов исторического наследия очень много, причем они концентрируются не только вокруг вышеупомянутых городов, но встречаются практически по всей территории республики.

К сожалению, им не хватает широкой известности, в первую очередь в нашей собственной стране. Как следствие, к потенциальным объектам туристического поклонения не прокладываются туристические маршруты, не создается обслуживающая их инфраструктура, они пребывают в забвении, потихоньку ветшают и разрушаются. За примерами далеко ходить не надо – достаточно обратить взгляд на нашу столицу.

«Да здесь же почти нечего смотреть, чисто индустриальный город», – скажет коренной житель Ташкента. И ошибется, повторит распространенное заблуждение.

«Столица, действительно, не может похвалиться выдающимися памятниками древней архитектуры, такими, как великолепные сооружения Самарканда, Хивы и других городов», – говорит ведущий специалист главного управления охраны памятников Министерства по делам культуры Владимир Карасев. «Но зато Ташкент – один из наиболее богатых городов Средней Азии на археологические объекты. Поэтому в деле развития туризма здесь надо делать основную ставку на памятники археологии.

Ни один город Средней Азии не подвергался такому интенсивному археологическому наблюдению, как Ташкент. Если в 1983 году на территории города было определено 39 археологических памятников, то сейчас мы их насчитываем уже свыше 240. В первую очередь я бы назвал городище Минг-урюк, городище Шаш-тепа, оно находится на окраине Ташкента (хотя вообще-то я склонен считать его за пределами города), Кугаит-тепа, городища Ак-тепа – Юнусабадское, Сагбанское, Чиланзарское, Кукчинское, Шахнишин-тепа, Олтын-тепа, Ишакмазар-тепа или, как его иногда называют, Ишанмазар-тепа. И заметьте, это только в границах города.

Самыми древними на территории города и его окрестностей я считаю городище Канка, городище Шаш-тепа. Канка находится в Аккурганском районе Ташкентской области. А Шаш-тепа находится на окраине, неподалеку от Южного вокзала. В районе Каракамыша есть великолепный памятник рубежа нашей эры, который мы в этом году собираемся изучать — Баландин-тепа. Если же взять Ташкентскую область в целом, то здесь насчитывается порядка 3-4 тысяч исторических памятников. Много их разбросано в округе Ташкента, вокруг Ангрена, Алмалыка. Это такие известные археологические объекты, как городище Тункет, знаменитые городища Канка и Шахрухия. Хорошо известны исторические памятники Алпомыш-тепа, Ялангтуш-тепа, не считая огромного количества различных Ак-тепа, которые встречаются почти повсеместно.

А в Бостанлыкском районе расположено большое количество самых древних памятников на территории Узбекистана, да и вообще, по-моему, Средней Азии. Там, в районе Чарвакского водохранилища, находится знаменитая стоянка первобытных людей Пальтау. Сейчас, благодаря работам академика У. Исламова и такого известного археолога, как Константин Крахмаль, там выявлены объекты, которые можно датировать полутора миллионами лет. Представляете? Это одни из древнейших поселений, древнейшие следы жизни человека на территории Средней Азии, равных которым нет. Древние городища, стоянки первобытных людей находятся также недалеко от Ангрена, точнее, на окраине Ангрена. Это Куль-Булак, Коч-Булак, Кызыл-Олма, оно находится на другой стороне реки Ангрен. Сейчас, кстати, они интенсивно уничтожаются, поскольку через них прокладывают дороги. А еще с этих городищ забирают землю для изготовления кирпичей. Дехканские и ширкатные хозяйства за их счет раздвигают границы своих посевных угодий. Все это влечет уничтожение исторических объектов».

Но, будем говорить откровенно, из всех археологических памятников на государственной охране находятся буквально единицы. По словам Карасева, археологической карты города, на которой были бы отражены объекты исторического наследия, до сих пор не существует. Такая карта должна включать в себя все объекты, которые несут культурные напластования прошлых эпох. Это могут быть слои, холмы или остатки древних архитектурных сооружений. В отличие от обычной туристической схемы, археологическая карта включает в себя подробное описание каждого объекта культурного наследия, его характеристику и составленную на него научную документацию. К сожалению, в силу различных причин, этому вопросу всегда уделялось второстепенное внимание. Обычно от археологов требовали решения более узких задач – либо определить дату города, либо проследить, нет ли археологических памятников на строительных объектах, чтобы они не уничтожались. Задача же выявления всей исторической топографии города, очень серьезная и большая, перед археологами никогда не ставилась.

Кстати, эта же проблема касается и всей республики – у нас нет ни одного города, который имел бы свою четкую археологическую карту. В свое время еще Бартольд утверждал, что написать историю Ташкента невозможно. Он всегда ссылался на письменные источники, а их было крайне мало. Но время показало, что история города Ташкента может быть восстановлена за счет исследований археологических напластований и слоев. Поэтому основная задача – беречь их как зеницу ока. К сожалению, на каждом шагу мы наблюдаем картину прямо противоположную: большинство археологических памятников города находится в крайне неприглядном виде. Многие из них заброшены, полуразрушены, превращены в мусорные свалки и находятся в таком плохом состоянии, что жителям города просто должно быть стыдно. Совсем недавно с большим трудом удалось остановить строительство на месте городища Бинкет. Сейчас исследования на этом месте продолжаются. Но в результате стройки площадь городища сократилась процентов на пятьдесят…

Каждый исторический памятник, будь то памятник археологии или архитектуры, несет свою неповторимую историю, это своеобразный свидетель о своем времени, о людях, которые его строили и сохраняли. За каждым из этих памятников просматривается судьба целых поколений жителей города.

Яркий пример – история мечети Гадобай. Это здание ныне находится недалеко от парка бывшего Комсомольского озера, в районе Бешагача. А первоначально мечеть Гадобай была выстроена на месте старой мечети, построенной еще в ХVI веке в районе Шейхантаура. И стояла она напротив комплекса Шейхантаур, на берегу Джара, оврага, который разделял раньше город на четыре даха – Шейхантаурскую даха, Бешагачскую, Кукчинскую и Себзарскую. Мечеть располагалась как раз на границе Бешагачской и Шейхантаурской даха. В конце 30-х годов, когда строилась улица Навои, встал вопрос об ее уничтожении, сносе, так как она мешала прокладке улицы. Здания религиозного назначения – мечети, церкви, синагоги – в то время уничтожали охотно. Но, поскольку эта мечеть была очень красивая – большой квадратный зал с уникальными росписями народных умельцев на коше, расписаны были и потолки и колонны, с трех сторон мечеть была обведена айваном, который также поддерживался колоннами – ее всем было жалко. Люди решили обратиться к правительству, пошли к Файзулле Ходжаеву и попросили его не уничтожать эту мечеть. Он сказал: «Если вы сможете ее перенести в другое место – перенесите». И тогда методом хашара, всего за два дня мечеть была разобрана и перенесена в район Бешагача, на берег канала Анхор. В дальнейшем, правда, это здание как мечеть уже не использовалась. Одно время оно служило зданием политпросвещения, потом стало зданием музея научного атеизма, затем его немного перестроили, и оно превратилось в Республиканский дом научного атеизма, а позже, уже в период перестройки, было отдано каким-то частным коммерческим предприятиям, которые так и не смогли привести его в надлежащее состояние. Постепенно оно обветшало, пришло в полный упадок и сейчас практически разрушено.

Сейчас судьбу этого здания повторяют другие, не менее красивые. Между тем, ценность их, как памятников архитектуры, весьма высока. Определяющее значение имеет стилистика сооружения, его уникальность. Стилистика может характеризовать эпоху, а может творческий замысел самого архитектора. Своеобразными стилевыми особенностями, присущими только ей, обладает каждая эпоха и позже они (эти самые особенности) уже никогда не повторяются.

Возьмем, к примеру, Куранты, театр имени А. Навои, Центральный телеграф – эти здания и сооружения представляют собой безусловную художественно-архитектурную и историческую ценность. То же самое можно сказать и о многих зданиях выстроенных гораздо позже. Всем известен, к примеру, Дворец искусств, он же кинотеатр «Панорамный». Это неповторимое в своем роде сооружение. Внутри находится великолепная настенная роспись, выполненная Арнольдом Ганом, первая фреска такого монументального масштаба, созданная в Ташкенте. Таким образом, высокую художественную ценность здание зачастую приобретает еще при жизни своих создателей. Отсутствие подобных памятников зодчества обедняло бы, обезличивало бы наш прекрасный город, лишало бы его собственной уникальной истории и превратило в заурядный среднестатистический населенный пункт.

Кстати, открытия в досконально, казалось бы, изученном городе, происходят постоянно. Так, несколько месяцев назад в Ташкенте была обнаружена почтовая станция начала прошлого века. В то время сообщение между городами происходило при помощи лошадей. Их меняли через каждые 15-20 верст – сдавали на очередную станцию уставших, взамен получали свежих, отдохнувших и ехали дальше. Так вот, на улице Карасарайской, в районе местечка Ибрагим-ота, были открыты остатки почтовой станции 1914 года. И что удивительно, сейчас в этом здании тоже действует почтовое отделение! Это здание представляет большой интерес с точки зрения его архитектуры. Полностью оно, к сожалению, не сохранилось, но его можно восстановить и воссоздать почтовую станцию, как это было сделано в Эстонии, где восстановлены все почтовые станции и ныне являются объектами туристического посещения.

(Информационное агентство Узрепорт) Источник

3 комментария

  • Холмы — тепа — оплывшие руины крепостей, замков, укреплений и других сооружений не могут быть объектами привлекающими туристов в должном объеме… Для туризма, с его спецификой характерен весь комплекс предоставляемых услуг — гостиницы с заявленным сервисом, проффесиональные гиды — это тлько то немногое, что необходимо для успешного ведения туризма. В любом случаю сравнивать Ташкент и его окрестности с Самаркандом, Бухарой и Хивой неуместно — здесь своя специфика, отличная от чисто архитектурно-глянцевого туризма. Здесь необходимо сочетать самые древние археологические объекты (тепа, пещеры, стоянки), с архитектурой средневековья (Хаст Имам, Шейхантаур) и архитектурой XIX-XX столетий. При этом нельзя забывать о мощном рекреационном потенциале горных территорий… В любом случае развитие туризма в Ташкентской области должно идти по пути, учитывающему все эти направления…

    PS. Вопрос автору — А где можно найти останки Мечети Гадобай???

      [Цитировать]

  • Joeandex — а как найти автора? Ссылка на источник перестала открываться…

      [Цитировать]

  • Поискал в инете слово «Гадобай» — там ничего нет про эту мечеть… Наверное вопрос к самому агентству Узрепорт???

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.