Маллицкий Николай Гурьевич Tашкентцы История

Маллицкий Николай Гурьевич (1873 — 1947)
Автор Борис Анатольевич Голендер.
Фото Ш. Немцовича. 1908 г.

Найдено на сайте archibase.narod.ru с предупреждением о том, что начало статьи утеряно — у кого есть текст — сообщите, пожалуйста.


Подкупил стражников и тайно проник в зиндан русский, приехавший из Ташкента. Звали его Николай Гурьевич Маллицкий. Это имя было хорошо известно в Туркестане. Н. Г. Маллицкий возглавлял редакцию главной газеты края — «Туркестанские ведомости». Он направился в Восточную Бухару «брать интервью у узников зиндана по специальному заданию туркестанского генерал — губернатора Деана Йовановича Суботича.
D.P. Припоминаю, что в моей семье частенько мелькал тот факт, что попутчиком Николая Гурьевича был никто иной, как знаменитый художник Верещагин. Автор таких картин, как «Апофеоз войны». В Ташкентском музее изобразительных искусств как раз и хранится полотно этого мастера, в память о том детективном задании. Картина так и называется «Зиндан». Не могу ручаться за достоверность сего факта, но похоже на правду….

«Генерал-ракета» Д. Й. Суботич — серб по национальности, герой русско-турецкой войны 1877-1878 гг., энергичный администратор и .либерал, незадолго до описываемых событии назначенный на пост главы туркестанского края, получил сведения. что в Бухарском эмирате все еще сохраняются бесчеловечные средневековые зинданы, которые давно должны были быть запрещены в соответствии со специальным фирманом (указом) эмира. Н.Г. Маллицкий разведал действительное положение вещей и представил обстоятельный доклад о зинданах в Восточной Бухаре в канцелярию
генерал-губернатора. Но действия доклада оказалось совершенно противоположное ожидаемому. Узнав о миссии Н.Г. Маллицкого, бухарский эмир Сеид Абд-ал Ахад пожаловался российскому императору на то, что буд-то бы этим вмешательством во внутренние дела эмирата «нарушаются условия протектората РОССИИ над Бухарой»
Это был удобный повод для удаления либерального генерал-губернатора. Деятельностью Д. И. Суботмча в Tуркестане власть имущие были недовольны за его доступность, переговоры с левой оппозицией, за амнистии политическим заключенным. Д.И. Суботич был отстранен от должности и отозван в Петербург. 17 сентября 1906 года из-за ожидавшихся манифестаций он бвз положенных в таких случаях торжеств покидал Ташкент. Лишь несколько человек осмелились провожать опального генерала и его супругу Олимпию Ивановку на пятую версту Ташкентской железной дороги, Среди ближайших друзей к соратников были, между прочим, и два журналиста — Василий Янчевецкий (будущуй автор всемирно известных исторических романов «Чингиз-Хан», «Батый’, «К последнему морю») и Николай Маллицкий,. за свою рискованную экспедицию уволенный от службы в газете «Туркестанские ведомости» без права поступления на казенную должность. Как раз в этот день ему исполнилось тридцать три года…
Фиаско в карьере (он дослужился только до чина статского советника) не обескуражило Николая Гурьевича. Осенью 1906 года Н. Г, Маллицкий баллотируется в депутаты Городской Думы и с 9 января 1907 года становится ташкентским Городским Головой. Как случилось, что опальный журналист, не имевший даже достаточно ценной недвижимости в городе (по закону об имущественном цензе), чуть ли не единогласно был избран руководителем общественного самоуправления столицы Туркестанского края и оставался Городским Головой целых десять лет?
Н. Г Маллицкий приехал в Ташкент летом 1895 года Как лучшего выпускника Петербургского императорского историко-филологического института его пригласил преподавать историю и географию а Туркестанскую учительскую семинарию сам главный инспектор учебных заведений нашего края Ф. М. Керенский (отец будущего главы временного правительства). Молодой, обаятельный, веселый учитель истории быстро стал душой ташкентского общества, активно включился в интеллектуальную жизнь Туркестана, в короткий срок в совершенстве овладел тремя восточными языками. Он публиковал в газетах и журналах одну за другой значительные работы, был в числе основателей знаменитого впоследствии Туркестанского кружка любителей археологии, состоял ученым секретарем секретарем Туркестанского отдала Российского Императорского Географического общества. Когда он стал редактировать в 1901 году «Туркестанские ведомости» его .журналистская работа потекла особенно плодотворно.
Одним словом, превращение Николая Гурьевича в Городского голову никого, в общем, не удивило.
Он прекрасно знал и любил Туркистан, говорил по узбекски, как узбек, по таджикски, как таджик. Такой руководитель городского самоуправления безусловно, был подлинной находкой для Ташкента. Наш город в то время управлялся на основании городового Положения, которое было утверждено 16 июня 1870 года, еще при Александре II, и поэтому отличалось значительным демократизмом по сравнению с другими, позднейшими городовыми Уставами, действовавшими за пределами Туркестанского края. В Ташкенте к началу нынешнего века насчитывалось почти 200 тысяч жителей, и только 50 тысяч из них жили в новом городе, в так называемой европейской части Ташкента. 8 соответствии с городовым Положением из числа горожан выбирались 72 депутата Городской Думы. но специально оговаривалось, что лишь 24 депутата-мусульманина. не более, могли подставлять старый город. Рассказывают, что, вернувшись домой после выборов, Н. Г. Маллицкий сказал: «Несправедливо количество голосов Городской Думе. Налогоплательщиков в старом городе гораздо больше, чем в новом, а мест у них в Думе меньше. Но я дал сегодня себе слово, что работать буду так одна школа в новом городе — одна в старом; одна больница, одна мостовая в новом — столько же в старом. Будем с Управой обновлять и благоустраивать город, не нарушая законов справедливости».
Под руководством энергичного молодого Городского Головы запущенное городское
хозяйство, обремененное большими долгами, быстро пришло в норму, а добросовестный труд вновь сформированного коллектива Управы позволил начать серьезные работы по благоустройству Ташкента. Прежде всего Городская Дума позаботилась об улучшении ирригационной системы. Н. Г. Маллицкий привлек к постоянному сотрудничеству опытных специалистов — старшего арык-аксакала бозсуйской системы Шир Мухаммеда Мухаммадкулова и его помощника саларского арык-аксакала Мааруф-хана Шарифходжаева. Оба старика прекрасно знали свое дело.
Городской Голова писал, что сложная система водоснабжения города успешно функционировала именно потому, что «в Ташкенте всецело удержались местные ирригационные приемы. выработанные тысячелетней практикой». Другой элемент благоустройства — освещение улиц. Оно осуществлялось специальными керосиново-калильными фонарями. Таких фонарей было не
менее пятисот и даже существовала должность «главного городского фонарщика», а обязанности которого входило ежедневное зажигание и тушение фонарей, а также поддержание всей осветительной системы в рабочем состоянии. Улицы города нужно была шоссировать и мостить. Эти дорогостоящие работы лежали целиком на местном самоуправлении и надо сказать, постоянно находились под неусыпным контролем Городского Головы. В моей коллекции хранится редкий план Ташкента 1913 года с собственноручными пометками и записями Н. Г. Маллицкого. На этом плане скрупулезно отмечены улицы города. замощенные на городские средства, а также
показаны все улицы, которые предстояло еще благоустраивать «за счет попудного сбора». К 1914 году. когда городские капиталы, предназначенные на благоустройство, были конфискованы правительством в фонд обороны (началась Первая мировая война), а Ташкенте удалось привести в надлежащий вид чуть больше одной трети всех имевшихся улиц.
Еще одно серьеэное достижение городского хозяйства связанно с работой Н. Г. Малпицкого на посту Городского Головы в Ташкенте. В 1913 году по договору с бельгийским анонимным обществом в городе был пущен электрический трамвай (а раньше была конка). На четырех маршрутах общей протяженностью 40 километров ходило 77 вагонов. Расширялась телефонная сеть. В Ташкенте к 1917 году насчитывалось окопо 800 телефонных номеров. Модернизация городской телефонной связи началась после того. как Городской Голова в декабре 1907 года по собственному почину устроил внезапную ревизию телефонной отчетности и обнаружип большие злоупотребления.
Большое внимание уделяла Городская Дума содержанию больниц, санитарному надзору, уходу за городскими парками и садами. Городская Дума располагалась в самом центре нового города — на Воронцовском проспекте. Теперь это улица Х. Сулеймановой, но самого здания Думы напротив нынешней Национальной библиотеки км. А. Навои уже нет, оно снесено после землетрясения 1966 года. В этом уютном доме с колоннадой еженедельно по средам проходили бурные заседания депутатов, решались важнейшие вопросы городской жизни: расходование поступавших налогов, прием и увольнение муниципальных служащих, продажа и покупка земельных участков, строительство — все определялось именно здесь. Ташкентцы очень гордились независимостью
собственного городского самоуправления. По инициативе Н. Г Маллицкого 21 апреля 1909 года был утвержден официальный герб города Ташкента. Привожу его полное описание, кстати, отсутствующее не только в энциклопедии «Ташкент», но и в известном геральдическом справочнике П. П. фон Винклера о гербах российских городов:

Городским головой было сделано множество ценных предложений, ряд которых тогда осуществить не удалось. Таков был проект гидроэлектростанции на Чирчике у Ниязбека (сооруженная уже после революции). Н.Г. Маллицкий добивался правительственных решений о постройке железной дороги из Туркестана в Сибирь (будущий Турксиб) и об открытии университета в Ташкенте. Интересно, что в 1910 году, когда ташкентский Городской Голова по этим вопросам был в Петербурге на приеме у знаменитого П. А. Столыпина, неожиданно выяснилось, что Н. Г Маллицкий и П. А. Столыпин — родственники, а следовательно,. родня великому русскому поэту М.Ю.Лермонтову. В доме Маллицких долгие годы хранился большой портрет Петра Аркадьевича Столыпина с такой его надписью «Н. Г. Маллицкому в память о нашем общем великом предке». Авторитет Николая Гурьевича Маллицкого был в Ташкенте непререкаем. Его знали и любили и в новом, и в старом города. После революции многие близкие ему люди уговаривали бессменного Городского Голову уехать из Туркестана, полагая, что при новой власти ему опасно оставаться в Ташкенте. Звали его на родину — в Оренбург, звали в Петроград, но Н. Г. Маллицкий остался верен Ташкенту. Он снова вернулся к преподавательской роботе, стал одним из первых организаторов
университета, открытого после революции в нашем городе. В 1926 году Н, Г Маллицкий получил звание профессора. Читал он лекции и в других учебных заведениях.
Не все. конечно, было гладко. Бывшего Городского Голову арестовывали в 1919 и в 1931 годах. Три года он жил в ссылке. За разрешением прописать Николая Гурьевича в Ташкенте, в городе, которому он отдал весь свой могучий талант, в 1936 году пришлось обращаться аж к самому И. В. Сталину. Но столь любимая им и отстаиваемая справедливость все-таки восторжествовала! Замечательный ученый не унывал, упорно работал, читал в Ташкенте блестящие лекции по географии, этнографии и истории, составлял физико-географическое описание Узбекистана, в свои семьдесят лет облетая
пустыни и горы на маленьком открытом самолете, готовил капитальный труд ‘Динамика водных ресурсов Средней Азии».
В 1945 году он получил ученую степень доктора географических наук. После смерти Н.Г. Маллицкого a 1947 году его родственники и ученики передали богатейший архив ученого в государственные хранилища. Только опубликованных работ Никопая Гурьевича насчитывается более ста двадцати, причем многие из них не потеряли своего значения до сегодняшнего дня. А сколько трудов осталось в рукописях!
«Ташкент (исторический очерк)», ‘Система наименования у коренного населения города Ташкента». «Ташкентские махалля и мауза». «Ишаны и суфизм» — ‘эти и многие другие работы Н. Г Маллицкого и сегодня остаются ценнейшими пособиями для краеведов. А переведенный и опубликованный им еще в 1902 году ‘Мусульманский сонник» несколько лет тому назад был переиздан в Узбекистане массовым тиражом и неожиданно стал бестселлером!
Таков был наш последний (девятый по счету, Городской Голова — ученый и администратор, педагог и путешественник. И просто Ташкентский милый человек…

Борис Голендер

4 комментария

  • Ольга Щеткова:

    Удивительный человек.
    Статья ещё раз подтверждает,чтороль отдельной личности в истории очень велика. Человека нет, а память жива и какая память!!!

    Подскажите, пожалуйста, электронный адрес Бориса Анатольевича Голендера. Мне есть что ему рассказать об истории людей, проживающих в Ташкенте более 100 лет надад и соприкасавшихся с Ольгой Николаевной Маллицкой — женой Николая Гурьевича.
    С уважением, Ольга Щ.

      [Цитировать]

  • Анвар Камальдинов:

    Вот таким людям и надо ставить памятники! Перед хокимиятом!

      [Цитировать]

  • Ольга Щеткова, у Б. А. Голендера нет электронной почты, Музей Есенина, в котором он работает, не подключен к Интернету.

    Если доверяете, пришлите мне, я распечатаю и отнесу ему.

      [Цитировать]

  • Так приятно читать о становлении города, о либеральных формах самоуправления, о справедливых реформах, о продуманном градостроительстве и ирригации. Куда же это ушло всё?

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.