Записка о границах России в Средней Азии в 1866 году История

Записка ген.-м. Романовскаго относительно устройства Ташкента; 8 февраля 1866 г. № 11. (Копия с копии.)
Воен.-учен. арх. Отд. 11, № 6807.

При соединении наших Оренбургских и Сибирских границ в 1864 году Высочайшее утверждено было не пере­носить нашей Государственной границы за предположенную тогда линию от Джулека на Туркестан, Чимкент и Аулиэ-ата. Но события 1865 г., в особенности-же вынужденное об­стоятельствами занятие Ташкента, делают ныне более затруднительным точное исполнение этого предположения.

По имеющимся неполным сведениям, все желания стать в дружеския сношения с средне-азиатскими владениями, что для спокойствия наших собственных владений необходимо, не только не имели успеха, а напротив действия последняго времени еще более озлобили против нас соседних вла­стителей и, быть может, сделали почти открытаго врага из считавшагося с давних пор другом России — Бухарскаго эмира. Вместе с тем обстоятельства последняго времени показали также, что и образование из ближайших к нам частей Средней Азии независимых вассальных владений представляет на практике, при своем осуществлении, много препятствий и возбуждает вопросы, которые могут выяс­няться только со временем.

Так, например, предположение об образовании в Таш­кенте ханства ныне уже никем не одобряется, а мнения о том, чем бы ханство могло быть с пользою заменено, крайне разнообразны и разноречивы. В этом отношении мнения сходятся лишь в одном, что без нашего вооруженнаго покровительства, без присутствия наших войск, а вместе с тем и без самаго внимательнаго наблюдения за внутренним управлением, подобныя владения в Сред­ней Азии при теперешних ея обстоятельствах не просуществовали-бы и несколько дней.

По всем этим причинам весьма возможно, что в прежнем предположении 1864 года об устройстве наших границ и ближайших к ним частей Средней Азии по­требуются некоторыя перемены. Но как вместе с тем [51] с одной стороны черта, на которой можно-бы было надеяться учредить нашу пограничную линию, вследствие ея особенных выгодных для того условий, до сих пор не опре­делилась во всех подробностях, а с другой — и самое устройство, как бы удобно и выгодно было дать подчиняю­щимся нам частям Средней Азии, не выяснилось, то, казалось-бы, что для действий на будущее время всего лучше руко­водствоваться следующими соображениями.

Не отказываясь от прежняго предположения до более близкаго ознакомления с местными условиями и до разъяснения выгоднейшаго для нас устройства соседних средне-азиатских владений, не стесняться однако безусловно этим предположением, а неуклонно стараясь не распространять наших непосредственных владений в Средней Азии, в то­же время не отказываться однако ради сего от таких дей­ствий и распоряжений, которыя были-бы для нас необходимы. Вообще-же, имея прежде всего в виду истинную пользу России, действовать как по всем стоящим ныне на очереди в Средней Азии вопросам крайне осторожно и не вредя видам общей нашей политики.

В Ташкенте не стеснять себя никакими регламентациями, а стараться дать ему устройство действительно наибо­лее соответствующее нашим и его выгодам, а затем уже определить отношения Ташкента к России, какия для сего окажутся удобными и возможными. При этом следует обра­тить особенное внимание и на обезпечение плавания по Сыр-Дарье, что вообще для устройства края, для развития в нем промышленности и торговли, столь важно и необходимо. А так как плавание по Сыру не может быть обезпечено без занятия или по крайней мере без подчинения нам некоторых прибрежных пунктов, то и не стесняться в занятии этих пунктов, когда действительная надобность этого будет требовать.

Вместе с тем, как в видах полнаго спокойствия в Ташкентском владении, так и для обезпечения плавания по Сыру, было-бы желательно, чтобы Кокан и кипчаки убедились в необходимости иметь с ними мирныя отношения и даже искать нашего покровительства. Что же касается до Бухары, то с ней всего было-бы желательнее скорейшее возстановление дружественных торговых сношений и возможное упрочение этих сношений, но и при этом ближайший местный начальник обязан помнить, что азиатец уважает только силу оружия, что малейшее колебание и нерешительность, тем более уступка, в виду каких-бы то ни было [52] неуместных с их стороны заявлений или действий, будут приняты ими за слабость, а потому не только не достигнут цели, но могут гибельно отозваться как на частях, нами вновь занятых, так и на наших степях и на наших прежних линиях.

При этом главная цель этого начальника должна быть заставить эмира понять, что мы не желаем завоеваний и не грозим целости его владений, но не позволим ему расши­рять этого владения по направлению к нашим пределам. Быть может, в случае возможности сношения с Бухарою, прервание или стеснение торговли с нею, и, так сказать, блокада ея границ, окажут более сильное действие, чем само военное предприятие.

Как-бы то ни было, но до окончательно заявленнаго изменения прежняго предположения, что кроме выяснения указанных выше обстоятельств зависит и от других соображений высшаго правительства, местное начальство в своих официальных донесениях не должно забывать, что прежнее предположение опубликовано во всеобщее сведение циркулярами министерства Иностранных Дел, а потому всякое несогласное с ним заявление крайне неудобно и может иметь место лишь в письмах конфиденциальных, представляемых на обсуждение высшаго правительства.

Резолюция: «Высочайше одобрено. 8 февраля 1866 г. Генерал-адъютант Милютин.»

Примеч. ред. О содержании этой резолюции сообщено командующему войск. Оренб. воен. окр. 8 февраля 1866 г. № 18.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.