Глобус дружбы народов Разное

Юрий Эдикович Геворкян.

По воскресеньям совершаем поход на базар для закупки продуктов на предстоящую неделю. Хотя шиковать и роскошествовать никто не собирается, но и самого необходимого набирается за двадцать килограмм. Раньше приходилось все тащить на собственном горбу. Теперь, милостью всевышнего, подрос сынок, можно брать его на подмогу: четыре-пять килограмм тащить ему вполне под силу, а мне какое-никакое, а все облегчение.

Он любит со мной ходить на базар. Со мной – это не с мамой; я всегда куплю ему мороженое, или вкусную самсу. Потом мы прогуляемся по задворкам базара, где располагаются спонтанные «блошиные» торговцы всякой дребеденью. Там, если повезет, мы прикупим пополнения в наши коллекции значков, почтовых марок и монет.

На обратном пути, уже навьюченные – по три сумки в каждой руке, тащимся, потея, к дому и у него возникает резонный вопрос.

— Папа, куда мы идем? Метро в той стороне!

— Зачем нам метро, всего три остановки пройти.

— И что ты собираешься пешком телепаться?

— Какая тут дорога – полчаса ходу.

— Ну ты даешь! Полчаса ходу! Делать нам что ли больше нечего.

— А в чем проблема, сынок?

— Ни в чем. Просто я домой хочу.

— А сейчас, по-твоему, мы где находимся?

— Папа, мы на улице! Посмотри вокруг, вон деревья растут. Вон автобусная остановка. Кстати, как раз наш автобус подъезжает. Мы вполне еще можем успеть на него.

— Нет. Мы на него не успеем.

— Почему не успеем?

— Потому что в автобусе нужно деньги платить за проезд, а мы будем экономить, у нас мало денег – мы бедные.

Эта отговорка его не удовлетворяет, он ясно видел, что после всех покупок, денег у нас осталось — хоть на такси вокруг города покататься.

-Просто ты еще малыш, сынок. Поэтому для тебя дом – это три клетушки на третьем этаже, где суетится твоя мамочка, и где с утра до вечера тарахтит противный ящик под названьем телевизор.

— А у тебя где дом? – довольно ехидно спрашивает он.

— А у меня здесь вокруг везде мой дом. От озера Рохат до Алгоритма, от Юнус-Абада до Куйлюка, везде мой дом. И стадион «Старт», где я проводило все свое время, когда был таким как ты сейчас, и этот базар, где мы набираем продукты – мой дом и Боткинское кладбище – где упокоились наши старики – мой дом. И вон та зеленая травка в скверике – мой дом. Это наш город.

— Но я уже устал.

— Какой ты нытик, однако, сынок.

Несмотря на такие пространные объяснения, чувствую – он чего-то недопонимает. Или я что-то не так объясняю.

* * *

Всего каких-то тридцать с небольшим лет назад, возвращались мы с папой домой. Гостили мы у бабушки, на восемнадцатом троллейбусе доехали до площади Пушкина, здесь нам предстоит пересадка на 3 трамвай или автобус 30-го маршрута. И тот и другой не отличались регулярностью движения и соблюдением графика на маршруте и в дневное время, а ближе к вечеру их можно было прождать и полчаса и сорок минут.

Так долго ждать транспорт, конечно же мне было невтерпеж.

— Ну что так долго нет трамвая? Когда приедет наш автобус?- папа не директор трамвайного депо и автобусного парка, вопрос не по адресу.

— Откуда мне знать? Может быть, они на кольце в домино играют, пара на пару. Рано или поздно, кто-то из них проиграет, тогда они отправятся в рейс, — папа пытался отшутиться от меня.

Но я такие шутки принципиально не понимаю и продолжаю своим нытьем действовать ему на нервы. Характер у меня был несносный, а поведение — непредсказуемым. Кругом люди в праздничных одеждах – рядом находился летний кинотеатр, собираются культурно провести вечерний досуг.

— Ну хочешь – пешком пройдемся – здесь недалеко.

Нам до Паркентского базара всего две остановки. Я это прекрасно знал, но у меня была совсем другая цель.

— Пешком две остановки? Еще чего? – Такая затея мне тоже не нравилась.

Чтобы как-то скоротать время, и хотя бы на короткое время прекратить мое нытье он повел меня сооружению, которое предназначалось для украшения площади.

Площадь и в те времена носила имя великого русского поэта, но памятника, как такового, ему там не было. Вместо него стояло совершенно замечательное сооружение в виде огромного шара, причудливо раскрашенного в самые разные цвета. Этой цветистостью он меня всегда и привлекал. Я удивлялся и поражался фантазии того художника, который сотворил такое буйство красок и цветов, так замечательно его разукрасил.

Мне недавно подарили набор цветных карандашей, насчитывающим тридцать шесть штук. Но особо разгуляться с ними мама не разрешала.

Папа стал объяснять, что это не просто разукрашенный шар, а подобие глобуса – макета земного шара.

— А почему подобие?

— Потому что глобус должен отражать реальную картину земной поверхности, с морями океанами, горами и пустынями, но в определенном масштабе.

— А тот, кто делал этот глобус – он не знал, как правильно должно быть?

— Не обязательно. Может у него была совсем другая цель.

— Какая другая?

— Это лучше бы у него спросить. Но я думаю, что глобус, как таковой, правильный – это для специалистов – географов. А у каждого приличного ученого есть свой глобус и более точные топографические карты. Трудно представить, чтобы ученые-географы, собрались здесь, на площади, для проведения своих ученых совещаний. Поэтому остается, что этот глобус сделан для простых людей, которым не до нюансов и тонкостей географии. Зато здесь есть национальные флаги самых различных государство, видишь – они вплотную друг к другу, что видимо, обозначает дружбу и добрососедство между ними.

— А почему все флаги разные? – мой вопрос озадачил его своей неожиданной глупостью.

— Разные страны, поэтому и флаги у них разные. Флаг – является одним из символов государства. Вон, смотри черно-красно-желтый, а внутри герб со штангенциркулем – это флаг Германской Демократической Республики; а вон синий флаг, крест в левом верхнем углу и четыре белые полосы – это Греция; вон белый с голубым крестом – это Финляндия; голубой флаг с желтым крестом – Швеция.

— Папа, а ты флаги всех государств знаешь?

— Все наверное, нет, но кое-какие знаю. Вон бело-голубой флаг с короной посередине – это флаг государства Сан-Марино. Это очень маленькое государство, если бы глобус был правильный, то это государство мы бы отсюда не разглядели. Вон сине-бело-красный с красной звездой посередине – это Югославия.

Я заподозрил хитрость; он говорит про те флаги, которые знает к каким государствам принадлежат. А о тех которые не знает – умалчивает. Он сам признался, что все не знает. Я решил, что сумею проверить его.

— А вон тот – красно-бело-синий и три зеленые звезды?

— Ирак.

— А вон красно-бело-красный, а в середине дерево?

— Это — Ливан. Дерево на нем – кедр. Ливанский кедр.

Мне становится обидно, что не удается поймать его. Хотя бы заставить задуматься. Я стараюсь выбрать флаг посложнее – по моей логике это те которые расположены не на самом видном месте. Я выбираю флаг в самом низу шара.

— А вон тот – зеленый треугольник слева и красно-бело-черная полоса – это чей флаг?

— Это флаг государства Судан.

Папа продолжает отвечать уверенно и без запинки. А мне, несмышленышу, не дано сообразить, чтобы проверить знания другого человека, нужно обладать не меньшими, а большими знаниями в этой области.

— Папа, а вот люди в государстве Судан, как они ходят вниз головой?

Мой вопрос опять его озадачил.

— С чего ты взял, что в Судане люди ходят вниз головой?

— Ну видишь – флаг прямо внизу. Те страны, которые наверху, там люди ходят как и мы – головой наверх. А вот там – они получаются вниз головой. Почему они не падают?

— Судан находится не внизу. Судан находится в Африке, почти на экваторе и люди там ходят так же как все. А там где приделали их флаг – на самом деле находится Антарктида. Это ледяной континент – там из нормальных людей вообще никто не живет, только пингвины.

Но на этот раз я не очень-то ему поверил. Потому что к тому времени я точно знал, что сверху Земного шара находится Северный полюс и там всегда очень холодно. А на противоположной стороне – Юг, следовательно там должно быть всегда очень тепло.

Ошибся ли папа или просто не захотел говорить всей правды?

Вообще-то я был на миллион процентов уверен, что мой папа, самый умный – он знает все. У него два высших образования. Он окончил географический факультет Бакинского педагогического института и исторический факультет Ташкентского государственного университета. Об этом не раз говорилось и в семье и при посторонних.

Нет, теоретически может быть и существуют люди еще умнее. Но я к этой мысли относился как об идее о марсианах или сатурнянах. Может они тоже существуют. Но кто их видел? Кто с ними разговаривал? Кто знает, что они умеют?

Никто. Ну и нечего о них упоминать в серьезном разговоре.

А папа – вот он рядом; в любой момент можно взять его за руку и что-нибудь спросить. Он ответит на любой вопрос. Он все знает. А как люди в государстве Судан ходят вниз головами — он тоже знает, но объяснение, видимо, очень сложное, мне сразу не понять. Поэтому он постарался отделаться от меня, чтобы лишний раз не подчеркивать мою неосведомленность.

Каждый раз, когда мы оказывались на площади Пушкина, я любым способом тащил его к Глобусу Дружбы Народов.

И к великому моему сожалению, каждый раз оказывалось, что на месте какого-нибудь флага зияет провал. Или от старости и обветшалости конструкции или порывом сильного ветра вырвало, но разрушения были налицо.

Через некоторое время пробоин стало чуть ли не больше, чем самих флагов; уже насквозь были видны деревянные ребра внутреннего каркаса. Но самое печальное было то, что никто и не собирался делать ремонт. А если вовремя не привести в порядок – он же может вообще развалиться.

Самопроизвольно развалиться, кстати ему не позволили. В один прекрасный день его попросту снесли. На его месте появился замечательный гранитный памятник. Он был очень похож на тот образ который каждый из нас помнит из книжных картинок. Но тем не менее на пьедестале золотыми, не тускнеющими буквами сделана надпись «А.С.Пушкин».

Все получилось очень логично и к месту и ко времени; на площади Пушкина стоит ему памятник, изысканно-лаконичный, без всяких излишеств и вычурностей.

Но есть одно «но». С ним все понятно. Чересчур все понятно.

А как же теперешние малыши, прогуливаясь рядом со своими достопочтенными папашами, придумают свои глупые вопросы?

Октябрь 2004 г

5 комментариев

  • cafard:

    Nice, really nice… C флагами особенно понравилось.

      [Цитировать]

  • Garik:

    Vse tak do boli znakomo…… Dorogoi Yury Edikovich…. Kstati tol’ko u nas armian mozhet bit’ takoe zamechatelnoe ochestvo: Garikovich’, Edikovich… u sina v shkole uchitel’nica Laura Yurikovna… Dovol’no taki dobroe nostal’gicheskoe pis’mo… osobenno dlia menia, zhivushego tak daleko … spasibo…

      [Цитировать]

  • Игорь Пилипенко:

    Юра, Вы не работали в ТФ НИИХП в 83-86 годах?
    Если да, то я был бы рад пообщаться с Вами.
    Меня можно найти на сайте http://www.odnoklassniki.ru , через сервис Поиск людей.
    С уважением,
    Игорь Пилипенко,
    Киев, 46 лет

      [Цитировать]

  • Ирина Сидорова:

    Я работала в ТФ НИИХП ,но с 86 года . Хочется пересечся, пусть не в пространстве,но во времени.

      [Цитировать]

  • Елена Романчишена:

    Ирина, есть подозрение, что мы с Вами работали в ТФ НИИХП……
    С Игорем — то мы уже обозначились!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.