Страницы жизни забытого композитора Tашкентцы История

Инесса Сергеевна Гульзарова, музыковед

Вениамин Хаэт (1896-1975)

25 мая нынешнего года ему исполнилось 120 лет со дня рождения. Ташкентский композитор, о творчестве которого в наши дни напоминает, пожалуй, только его опера «Кот в сапогах», которая с успехом шла в течение долгих лет на сцене Государственного Академического Большого театра имени А.Навои. Сегодня и она предана забвению, как и имя ее автора - Вениамина Арнольдовича Хаэта, чьи произведения не всегда имели возможность звучать и быть услышанными.

Далеко не все его опусы не только не обсуждались, но и не исполнялись. А если и было исполнено, то один раз, а потом – предано незаслуженному забвению. Забыты не только его отдельные произведения, но и творчество в целом. Думаю, что список неисполняемых произведений композитора легко перечислить, и в архив их сдавать никак нельзя. Потому что опусы этого автора и сегодня способны доставлять людям эстетическую радость, они не утратили значения как образцы для композиторской молодежи: по глубине содержания, по мастерству инструментовки, по оптимистическому звучанию.

Поэтому хочется хоть частично восполнить эту явную несправедливость и написать об этом чистом и добром человеке и композиторе, создавшем музыку, заслуживающую того, чтобы ее хоть изредка включали в свои программы узбекистанские коллективы, дирижеры, инструменталисты, певцы. Почему из репертуара ташкентского оперного театра совершенно выпала его детская опера «Кот в сапогах», в которой, как и в любой сказке, заложена народная мудрость, воспитывающая уважение к труду, творчеству, ибо радость и смысл жизни в созидании, а легкая жизнь несет с собой леность души и мысли, гибель фантазии, мастерства?! Почему музыка этой оперы – ясная, мелодичная, отличающаяся доступностью музыкального языка и несложностью формы, не радует сегодня наш слух?! Эти «почему» могут и должны быть продолжены, ибо хорошую музыку надо, непременно надо исполнять, даже если она сравнительно «старая»…

Драматична и судьба жизни Вениамина Арнольдовича Хаэта, и складывалась она нелегко. Он был наделен интеллектом, душевным благородством и личным обаянием. Мягкий по натуре и деликатный в обращении, Вениамин Арнольдович был непреклонен в своих убеждениях как художественных, так и политических. В первую очередь это относится к его деятельности в качестве композитора. Известно, что Хаэт написал три оперы, две оперетты, ряд симфоний и инструментальных произведений, песен и музыку к драматическим спектаклям. Он искал себя в самых различных жанрах, всегда и всюду, однако, привнося элементы борьбы за свой оригинальный стиль. Этот автор был буквально наполнен музыкой и жаждал, чтоб она звучала, увлекала слушателей и исполнителей самого разного возраста и степени подготовки. К сожалению, этого не произошло…

Вениамин Хаэт с любимой собакой

Вениамин Хаэт с любимой собакой

Скупы и строки биографии Хаэта. Он родился 25 мая 1896 года в Вильнюсе в небогатой религиозной еврейской семье, исполнявшей все, что было положено по Торе. Они были простыми, но очень веселыми людьми, страстно любившими музыку, которая постоянно звучала в их доме. Каждую субботу все члены семьи любили садиться за стол и петь. Причем пели, как вспоминал Вениамин Арнольдович, очень красиво и на разные голоса. Когда мальчику исполнилось пять лет, он с родителями переехал в Одессу. В этом городе был очень красивый оперный театр, на сцене которого шли яркие и зрелищные постановки. Хаэты-старшие очень любители оперу и раз в месяц водили сына на оперные спектакли. Билеты, как правило, покупали на галерку, потому что они были дешевые. Вениамин Арнольдович рассказывал своей дочери Нине, что первый спектакль, который он смотрел в этом театре, была опера «Отелло» Д.Верди. К этому времени юному зрителю исполнилось  восемь лет. После «Отелло» маленький Вениамин, заболев театром, создавал себе костюмы и декорации из картона, бумаги и фольги. Он занимался этим часами. Так пришло увлечение живописью и музыкой. Однако впоследствии предпочтение было отдано музыке, которой он посвятил всю свою жизнь. В дальнейшем она никогда его не покидала: в часы невзгод он в музыкальных звуках находил отдых и усладу.

В 1913 году Вениамин Хаэт поступил в Одесскую консерваторию. Созданная в этом же году 8 сентября, она на территории Российской империи стала четвертым высшим учебным музыкальным заведением – после Санкт-Петербургской, Московской и Саратовской консерваторий. Привлечение выдающихся педагогов-музыкантов из Италии, Польши, Чехии, Германии, Австрии, Санкт-Петербурга и Москвы обеспечило ей быстрое развитие. Первым ее ректором стал польский композитор, пианист, дирижер и музыковед Витольд Иосифович Малишевский, ученик Н. А. Римского-Корсакова. Благодаря этому Одесская консерватория уже с самого начала стала высшим учебным музыкальным заведением европейского уровня. Именно здесь в течение пяти лет и довелось учиться Хаэту по двум классам: дирижирования и фортепиано.

К сожалению, не сохранились имена педагогов Вениамина Хаэта. Однако известно, что по специальности у него был опытный наставник, многосторонне образованный, высококультурный человек, владевший французским языком, на котором с ним и общался Вениамин Арнольдович. Профессор   щедро раскрывал перед студентом все секреты профессионального мастерства, передавая ему высокие традиции классической школы, но вместе с тем учил искать и новые пути, черпая материал для творчества из жизни в богатейшем фольклоре своего народа. Восприимчивый юноша буквально на лету схватывал любые сведения о музыке. В своих занятиях он был настойчив и трудолюбив.

Упорно и успешно овладевая всеми консерваторскими дисциплинами, Хаэт вынужден был пробивать себе путь в жизнь самостоятельно. Нелегко оказалось молодому студенту в то время найти подходящий заработок, который не отрывал бы его от практических занятий. Поэтому параллельно с учебой он подрабатывал концертмейстером и тапёром на всевозможных вечерах и свадьбах. Помимо этого он работал в театре, где играл в оркестре. А в двадцатые годы организовал джаз банду, исполнявшую вместе с ним его авторскую музыку. Позже Хаэт становится дирижёром хорошего оркестра, с которым гастролировал по многим российским городам. К этому периоду относится его знакомство с певцом Утёсовым, писателем Катаевым и другими людьми искусства, среди которых оказался молодой начинающий режиссер Казанского театра оперетты. Именно ему Вениамин Арнольдович показал свою музыку, которая ему очень понравилась. Вскоре молодому автору предложили выгодный контракт, заключив с ним договор. Но Хаэт не только стал писать для этого театра музыку, но и начал работать в нем дирижером. Его первым композиторским опусом для этого коллектива стала оперетта «Любовь и доллары», премьера которой прошла с большим успехом. Впоследствии она была поставлена на сценах многих театров России. К сожалению, ноты этой оперетты не сохранились.

Вскоре Хаэта приглашают в Москву, но в силу объективных обстоятельств он там не задерживается, как и во многих других городах, оставляя о себе память в виде музыкально-сценических опусов, среди которых «Петр Первый», «Василиса прекрасная», «Кошкин дом», «Филер», «Дама-невидимка» и другие. Столь резкая смена места жительства не была случайной. «Судьба этого композитора, - пишет российский музыкант Вадим Рыжков, - сложилась таким образом, что по различным причинам он не мог находиться в центре музыкальной жизни страны. Время расцвета его творчества совпало со временами, когда запущенный механизм строительства нового тоталитарного государства ломал судьбы людей, не считаясь с их личными качествами, интеллектом, творческим талантом. В этот водоворот событий была втянута и семья Хаэта - со всеми вытекающими отсюда последствиями, главное из которых (с точки зрения творческой реализации) - оторванность от большой культурной жизни. Именно, подобная удаленность от эпицентра музыкальных событий во многом не позволила не только активно в них участвовать, но и просто найти выход к своему слушателю, иметь возможность звучать и быть услышанным, а, по большому счету, и полностью реализовать творческий потенциал».

Вениамин Хаэт в кругу семьи и друзей

Вениамин Хаэт в кругу семьи и друзей

За несколько месяцев до Второй мировой войны Хаэт с семьей приехал в Ташкент покоривший его азиатским солнечным климатом, спокойствием, гостеприимством и добротой местных жителей, а так же плодородной землей, на которой выращивались вкусные овощи и фрукты. Здесь началась настоящая работа, продолжавшаяся долгое время. Жизнь наполнилась встречами с творческими людьми и новыми интересами. Ему хотелось писать так, чтобы его искусство становилось нужным, понятным широким массам слушателей – будь то дети или взрослые. Он пишет музыку к таким спектаклям Русского театра драмы имени Горького, как «Жизнь в цвету» А.Довженко, «Домби и сын» Ч.Диккенса, «Укрощение строптивой» У.Шекспира и другим. А осенью 1950 года в дом Хаэта приходит беда: его арестовывают с конфискацией имущества и отправляют в ГУЛАГ на 25 лет строго режима. Однако в 1954 году Вениамина Арнольдовича реабилитируют.

В. Хаэт с женой, певицей Р. Кучликовой и дирижером А. Абдукаюмовым

В. Хаэт с женой, певицей Р. Кучликовой и дирижером А. Абдукаюмовым

Те, кто хорошо знал Хаэта, отмечают чистоту его творческого облика, неразрывно связывая ее с осознанием личной ответственности за все, что было близко его общественному и профессиональному бытию. Ничего не было ему безразлично. Он остро реагировал на канцелярщину, стилистическую путаницу, несправедливость и многое другое. Искренний, благожелательный и отзывчивый и вместе с тем требовательный к себе и другим, Вениамин Арнольдович являл собой такую редкой цельности личность, когда нет места разладу между «умом и сердцем». Он создал немало талантливых произведений.

Так, в 1957 году ГАБТ имени А.Навои поставил его оперу «Кот в сапогах», которая в течение многих лет была любимейшим зрелищем детей самого различного возраста. Не меньшим успехом пользовался этот спектакль в Вильнюсе, Новосибирске, Душанбе и Фрунзе (ныне Бишкеке). Известно, что сочиняя музыку для детей, композиторы, как правило, заботятся о том, чтобы ее сюжет был интересен и доступен для понимания маленькому существу. Не стал исключением и Хаэт. В основу своей оперы он положил известную сказку французского писателя Шарля Перро «Кот в сапогах», написав и ее либретто. Сказка рассказывает о Коте - умном, предприимчивом, неунывающем, который достался одному из братьев в наследство от отца. Вначале молодой человек был не очень доволен, однако потом, благодаря хитрости и преданности Кота, он получил даже больше того, о чем мечтал. Основная идея оперы – дружба и верность ей.

«Кот в сапогах», постановка ГАБТа им.А.Навои

«Кот в сапогах», постановка ГАБТа им. А. Навои

Красочность, колоритность в музыке, как и во всей постановке, никого не оставляли равнодушным в зале. Музыка активизировала восприятие детей, она не делала действие сентиментальным, а усиливала чувство справедливости и торжества добра над злом, живо откликаясь с нужным драматическим нервом на все события, отраженные в спектакле не только вокальными, но и оркестровыми средствами. Хаэт создал настоящую детскую оперу, которая и сегодня бы воспринималась аудиторией любого возраста с большим интересом, ибо изобилует многими красочными сценами, находчивой оркестровкой, темпераментом, подлинной игрой ума. Композитору удалось в своей веселой занятной музыке подчеркнуть узловые, основные черты нехитрой сценической интриги.

«Кот в сапогах», постановка ГАБТа им. А. Навои

«Кот в сапогах», постановка ГАБТа им. А. Навои

Сказку Шарля Перро и сегодня, знают бабушки и дедушки, мамы и папы. Уверена, они уже прочитали книжку своим детям и внукам. Но, согласитесь, в сказку всегда хочется вернуться, если учесть, что существует и ее оперный вариант. Возможно мои слова, подобно эху, дойдут до будущих постановщиков, и мы услышим долгожданное: «Добро пожаловать»?!

Интересны и инструментальные опусы Хаэта, исполненные на концертной эстраде при его жизни: Узбекское каприччио для скрипки с оркестром, Баллада для виолончели с оркестром, Ода-рапсодия для валторны с оркестром, Концерт для фортепиано с оркестром и другие. Для этих сочинений характерно использование как подлинного фольклорного материала, так и тем, вобравших интонации фольклора, однако являющиеся оригинальными. Композитор многое почерпнул для себя, изучая оригинальный узбекский фольклор, целиком погрузившись в его изучение. Так, в Узбекском каприччио струя ориентализма оплодотворяет фантазию Хаэта, создает благодарную почву для поисков собственного музыкального стиля, оригинальных средств выражения. Его исполнение вызвало живой отклик слушателей, получили высокую оценку и оригинальная музыка и отличное исполнение. Солистом выступил известный ташкентский музыкант Владимир Неймер. Профессионалы старшего поколения вспоминают, что его игра была одухотворена тонким артистизмом, яркой в скрипичном отношении. А сам Владимир Борисович отмечает достоинства Каприччио, к которым относит национальную почвенность, обращение к мелодико-ритмическому богатству узбекского фольклора и убедительное развитие тематического материала, на основе которого создан этот опус.

В 1960 году Хаэт пишет оперу «Забавный случай» на собственное либретто по Карло Гольдони, постановку которой запланировала дирекция ташкентского оперного театра. Известный узбекистанский композитор Б.И.Зейдман написал тогда в рекомендации, что «опера отличается стройностью, сжатостью и отделкой деталей. Музыка ее мелодична, написана удобно для голосов. Вокальные ариозные формы четкие, речитативные построения естественны. Весь комплекс выразительных средств позволяет слушателю-зрителю легко воспринять замысел автора». А самое главное Борис Исаакович подчеркнул, что «ввиду камерности, несложного оформления, небольшого числа исполнителей и небольшой продолжительности опера удобна для постановки» и что она, безусловно, «может занять достойное место в репертуаре театра Навои».

Однако из-за преждевременной кончины Вениамина Арнольдовича, последовавшей 5 февраля 1975 года, этим планам не суждено было осуществиться…

Сегодня память о композиторе бережно хранит его внук Александр Кирияцкий, создавший сайт своего талантливого деда, где наряду с биографическими сведениями, скупыми рецензиями, документами есть фотографии, программки, афиши из семейного архива, запись музыки, ноты, перечень сохранившихся музыкальных сочинений и многое другое, собранное им по крупицам.

Безусловно, трагическая судьба Хаэта не должна постигнуть его творчества, которое недопустимо предавать забвению. Многое из созданного композитором заслуживает внимания исполнителей. Потому и вспомнила я о чудесном облике и творчестве Вениамина Арнольдовича Хаэта, музыка которого должна звучать и сегодня.

Инесса Сергеевна Гульзарова, музыковед

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

1 комментарий

  • Александр Кирияцкий:

    Спасибо ОГРОМНЕЙШЕЕ Инессе Сергеевне Гульзаровой и Евгению Семёновичу Скляревскому за публикацию этой статьи в «Моём Ташкенте». 14 июня 2016 года исполняется 79 лет со дня рождения дочери Вениамина Арнольдовича Хаэта, Нины Вениаминовны Хаэт, моей дорогой мамы, ушедшей из жизни почти 12 лет назад. Лишь благодаря ей и её нескончаемой любви к своему папе композитору Хаэту, до нашего времени сохранились 8000 страниц рукописных нот Вениамина Арнольдовича. Из них, к сожалению, всего треть мной вставлены в Гугль, в сайт Университета Квебека в Монреале и в Музыку-нео. Не законченная Автобиография Нины Вениаминовны и 4 рассказа моей мамы и есть те самые скупые источники о жизни композитора Вениамина Хаэта, о которых упоминает Инесса Сергеевна Гульзарова. После смерти Нины Вениаминовны восстановление творческого наследия композитора Хаэта превратилось в основную задачу всей моей жизни. Поэтому я очень благодарен музыковеду Ташкентской Государственной Консерватории Инессе Сергеевне Гульзаровой за эту её прекрасную статью о моём дедушке.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.