Немецкая община Ташкента. Пастор Генрих Берендс Tашкентцы История

Автор: Виктор Арведович Ивонин

После безвременной кончины Пастора Немецкой Евангелическо-Лютеранской общины Туркестана Юстуса Юргенсена в 1933 году в Ташкент приезжает пастор Генрих Генрихович Берендтс, 1892 года рождения, уроженец Санкт-Петербурга. Новый пастор и его жена, дочь Епископа Артура Мальмгрена - Хедвига Берендтс, были с радостью приняты общиной. Генрих Берендтс по тем временам был на редкость высокообразованным человеком. Он имел два высших образования – юридическое и теологическое.

Пастор Евангелическо-Лютеранской общины Ташкента Генрих Генрихович Берендтс

До приезда в Ташкент работал в Семинарии проповедников (Prediger-seminar), теологическом образовательном учреждении для подготовки евангелическо-лютеранских священнослужителей, торжественно открытом 15 сентября 1925 года в Ленинграде. Он преподавал там древнееврейский язык, на котором написана первая часть Библии – Священное писание Ветхий завет, и считался одним из лучших педагогов. Знание древнееврейского, также как древнегреческого, языков, являлось обязательным в программе подготовки лютеранских священнослужителей.

Его появление в Ташкенте было не случайным, поскольку знаменовало собой одну из кульминационных точек постоянно нараставшего давления властей на Лютеранскую церковь. В начале 1929 года было принято постановление «О религиозных объединениях» [1], которое стало действующим законом, определявшего положение церкви в бывшем СССР более 60 лет. Оно ограничило деятельность религиозных объединений «удовлетворением религиозных потребностей верующих». Была запрещена благотворительность, игравшая существенную роль в деятельности лютеранских приходов, издание религиозной литературы, проведение общих собраний религиозных обществ, созыв религиозных съездов и совещаний без разрешения властей.

С лета 1929 г., в процессе осуществления постановления, началось силовое давление на церковь. Изменился не только юридический статус церкви, она подверглась массированной идеологической кампании, направленной против веры и церкви, пережила закрытие десятков храмов, аресты и ссылки сотен верующих и пасторов. «Лютеранская церковь России стоит перед крахом, — писал А. Мальмгрен, — эта мысль причиняет боль, но церковная организация на земле не имеет вечной жизни, а также как и все, что существует в природе и истории, преходяще. Евангелическая вера останется, она не прейдёт, и этому не смогут противостоять даже врата ада. Но лютеранская церковная организация в России не сохранится — час ее падения скоро наступит»[2].

С 1918 по 1931 гг. было закрыто 662 лютеранские церкви, на очереди к ликвидации в этот период состояло еще 945 религиозных обществ и 828 церковных зданий. К 1937 году были арестованы, репрессированы, осуждены около 130 лютеранских священнослужителей. С 1917 по 1925 гг. за рубеж выехало примерно 70 пасторов, а с 1925 по 1938 гг. еще около 30. Только 30 лютеранских священнослужителей умерли своей смертью в первые годы советской власти. Пасторское служение оставили примерно 20 человек. Оставшиеся пасторы работали под контролем властей. Так в официальной докладной записке о состоянии религиозности в Ленинградской области от 22 апреля 1936 г. указывалось: «В Кингисеппском округе лютеранские пасторы читали проповеди о стахановском движении, в которых подробно останавливались на речи т. Сталина и на выступлении передовиков-колхозников, на совещании в Москве, в конце проповеди говорили, что не хорошо нам, верующим, отставать от стахановского движения, мы должны стать стахановцами своей веры и религии. Так как эти проповеди читались одновременно несколькими пасторами, следовательно, указания об этом им были даны от их руководящих органов» [3].

В это время даже неприкосновенный ранее епископ Мальмгрен находился на грани ареста. Дело в том, что в 1932 г. некоторые представители Лютеранской церкви СССР были вовлечены в уголовный процесс, по приговору которого 20 человек приговорены к смертной казни, 18 человек — к 10 годам лишения свободы и 24 — к меньшим срокам заключения. По делу проходили глава Ленинградского высшего церковного совета епископ Мальмгрен и его зять пастор прихода св. Петра Генрих Берендтс. Суть дела заключалась в следующем: руководство Мурманской железной дороги незаконно продавало ворованные дрова для отопления. В числе их клиентов был и пастор Берендтс, приобретавший дрова для церкви и познакомивший с расхитителями «социалистического имущества» епископа Мальмгрена, купившего дрова для семинарии.

Как свидетельствует статья, помещенная в «Ленинградской правде» с оценкой участия в деле Мальмгрена и Берендтса, на складе железной дороги исчезло 160 тыс. кубометров дров, из которых семинария и церковь св. Петра купили примерно 12—15 кубометров, за что и были обвинены по ст. 64, ч. 2, УК в покупке краденого имущества. В октябре 1932 г. пастор Берендтс был приговорен к 3 годам исправительно-трудовых работ в лагере с конфискацией имущества. Но благодаря дипломатической поддержке лютеранской церкви Германии, после подачи кассационной жалобы, в которой пастор указал, что он не знал о том, что дрова краденые, 31 декабря 1932 года ленинградский суд сообщил, что его имущество конфисковано не будет, но Берендтс подлежит трёхлетней ссылке с отбыванием в Ташкенте.[4] А тяжело больной 75-летний епископ А. Мальмгрен покинул СССР. В это время в стране осталось всего 11 пасторов: П. Бодунген (Петергоф), отец и сын Райхерты (Ленинград), Г. Берендтс (Ташкент), Э. Ройш (Закавказье), в латышских общинах — два брата Мигла, в Церкви Ингрии — С. Лаурикалла, А. Яатинен, А. Корпелайнен и Л. Шульц. Из них впоследствии только Лаурикалла эмигрировал в Финляндию, а все остальные были арестованы и осуждены.

Тем не менее, в 1933 году в далёком от центра Ташкенте, прихожане ещё не понимали всей тяжести положения с лютеранской церковью в Узбекистане. И в это время пастор Генрих Берендтс проявил себя человеком широкой души, высокообразованным и интеллигентным, далёким от конъюнктуры, политических интриг и треволнений. Он достойно продолжал дело своего предшественника великого Юстуса Юргенсена. Как и его предшественник, он был блестящим и умным оратором, способным привлечь к себе людей, зажечь Божьим словом их души и сердца. Он никогда не перекладывал свои обязанности в проведении богослужений на предигеров. Он вёл все воскресные службы сам. У него был иной стиль подачи материала. «Чтобы во время проповеди быть ближе и понятнее общине, пастор Берендтс читал проповедь не с кафедры, а у алтаря, расхаживая взад и вперед».[5] Образ представительного, высокого, статного, красивого человека, обладающего даром слова производил неотразимое впечатление на прихожан, вселял в них доброту и уверенность. Его жена Хедвиг Артуровна тоже принимала участие в богослужениях и, будучи прекрасной органисткой, играла в Кирхе. В своих воспоминаниях прихожане говорят о том, что они были образцом добродушия, приветливости и семейной любви. Также как пастор Юргенсен, Берендтс старался наладить связи с наиболее просвещённой и высокообразованной частью общины. Внимательно прислушивался к мнению известных и влиятельных людей. По опыту предшественника, вместе с женой давал частные уроки немецкого языка на дому.

Несмотря на выдержанный стиль поведения и нейтральные по отношению к власти проповеди пастор Генрих Генрихович Берендтс и его жена Хедвига Артуровна Берендтс были арестованы 25 сентября 1937 г. УГБ НКВД Узбекской ССР по месту жительства. Он обвинялся по статье 66, часть 1 (Контрреволюционная пропаганда или агитация) Уголовного кодекса Узбекской республики. Решением тройки при НКВД Узбекской ССР от 21 ноября 1937 г. Г.Г. Берендтс был осужден за контрреволюционную деятельность и направлен в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет. 27 июля 1964 г. определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Узбекской ССР решение тройки НКВД Узбекской ССР от 1 ноября 1937 г. против пастора Берендтса отменено и делопроизводство прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Одновременно его жене Хедвиге Артуровне были переданы паспорт Г.Г. Берендтса, военный билет, студенческая записная книжка Петербургского Университета, свидетельство Императорского Величества, удостоверяющие выписки в количестве 8 штук, две справки и 12 фотографий.[6]

У каждого века есть своё историческое дело, свои особенные стремления. Но жизнь и славу любого времени составляют два стремления, тесно связанные между собой и служащие друг другу дополнением: гуманность и забота об улучшении человеческой жизни. Яркими носителями этих двух христианских и мирских стремлений были два пастора Немецкой Евангелическо-Лютеранской общины Ташкента Юстус Юргенсен и Генрих Берендтс. Их великая миссия служения людям состояла в том, чтобы опираясь на лютеранские ценности, изнутри и исподволь, готовить современников к консолидации людей вокруг ценностей христианской морали и добродетели, обретению Божьей Благодати, преодолению трагической разобщённости современной жизни, формированию гуманистических отношений между людьми, овладению глубокими естественнонаучными и общественными знаниями. Они учили, что даже в самые горькие минуты нельзя терять веру в торжество добра, нельзя, чтобы будничные дела заслонили от тебя судьбы мира, заставили забыть о маленьких и больших заботах твоих духовных братьев и сестёр. Нравственный урок, который преподносят нам два великих пастора, два великих просветителя, весьма поучителен. Он свидетельствует о том, что современный человек должен быть высокообразованным, интеллектуально развитым, обладать стремлением к познанию нового. И в то же время, любой успешный в миру человек, не должен терять свою главную дорогу, должен быть глубоко нравственным, гуманным и духовно зрелым человеком.

Литература:

1.СУ РСФСР. Отд. 1, 2. 1929. № 35. Ст. 353.
2.Kahle W. Op. cit. S. 131.
3.ГАРФ, ф. 5263, оп. 1, д. 988, л. 22.
4.Последние годы существования Евангелическо-лютеранской церкви в тоталитарном государстве. http://www.svitlo.net/biblioteka/lut_z_ros/lut_z_ros29.shtml
5.Erinnerungen an die Deutshe Evangelisch-Luterrische Kirchengemeinde in Taschkent. Zerfass Karl. Die Evangelisch – Lutherische Kirche in Taschkent und ganz Usbekistan. St. Petersburg 1996. S . 67.
6.Жукова Л.И. К истории взаимоотношений духовенства Евангелическо-Лютеранской, Римско-Католической и Православной церквей в Ташкенте в свете новых архивных данных. Ташкент, Узбекистан, 08 мая 2008. http://www.touruz.narod.ru/articles/k-istorii-vzaimootnosheniy.htm

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.