Эвакуация в Ташкент Укрсахаросвеклотреста. Воспоминания семьи И. М. Федоренко Tашкентцы История Старые фото

Пишет Федоренко З.Л.

Иван Михайлович Федоренко. Депутат ВС УзССР.

До войны Укрсахаросвеклотрест находился в Харькове — недавней столице Украинской ССР.
Иван Михайлович Федоренко закончил два института: народного хозяйства по экономическому факультету и сельскохозяйственный (оба с отличием !) и, проработав несколько лет в Наркомзёме Украины, в 1933 году был назначен Главным агрономом и завотделом Укрсвеклосахаротреста.

Сын в 1941 году был школьником ( это мой отец), супруга — Сытая Елизавета Павловна — физик, вела научную и преподавательскую работу. В УФТИ ею была сделана и опубликована работа по магнетрону, ставшая классической и упоминавшаяся в учебниках (!). Она подготовила диссертацию, защиту которой назначили на… сентябрь 1941 года.

Но в сентябре уже было не до Учёных Советов…
Разразилась война, сломавшая миллионы судеб.
Уже на третий день после начала Великой Отечественной войны — 24 июня 1941 года был создан Совет по эвакуации учреждений, военных грузов, оборудования предприятий и населения. Учреждения в Харькове закрывались » в связи с временной консервацией», предприятия готовились к эвакуации.
Была запланирована эвакуация и гражданского населения. Отправка людей проводилась централизованно по заявкам предприятий и организаций через эвакуационные отделы городских и партийных органов управления. Всего к 20 октября 1941 года из Харькова было эвакуировано 56 санитарных поездов и 225 эшелонов с людьми. Самостоятельно же эвакуироваться гражданскому населению было практически невозможно : заранее оставить работу и уехать было нельзя : сразу бы обвинили в паникёрстве, с соответствующими выводами, билеты на железную дорогу продавались строго по предписаниям и разрешениям на эвакуацию. А когда уже немцы стояли на пороге, людям было сложно в неразберихе выехать, да и не на чём : к товарнякам не подпускала охрана, боясь диверсантов, которых засылали немцы.
Иван Михайлович Федоренко с первых дней войны занимался эвакуацией сахарных заводов Восточной Украины. Дело было спешное. Немцы продвигались очень быстро. Однажды, он чуть было не попал в окружение : увидев немецкие танки на дорогах, его водитель бросил машину и сбежал, ни Иван Михайлович, ни его помощник водить машину не умели и им пришлось выбираться пешком и на лошадях.
Чтобы семья — жена и сын-школьник могли эвакуироваться вместе с Трестом, Иван Михайлович оформил свою супругу Е.П.Сытую проводником товарного вагона с элитными семенами сахарной свёклы.

Елизавета Павловна Сытая взяла с собой в эвакуацию и двух младших сестёр с детьми, у которых не было другой возможности эвакуироваться : одна — учительница, муж был мобилизован на Черноморский флот, другая — врач, муж её — инженер, был эвакуирован неизвестно куда вместе с заводом, на котором работал. Сёстры Сытые с детьми, запасшись на дорогу долгосрочными продуктами — салом и сухарями, уехали в эвакуацию в самом конце сентября, сами не зная куда, в Белый Свет,…

Сёстры Сытые — Елизавета, Александра и Анна с детьми. В таком составе они уехали в эвакуацию.

Первоначально эшелоны направили в Купянск Харьковской области, куда в начале октября были эвакуированы из Харькова ЦК КП(б)У и Правительство Украины.
До Харькова фронт докатился за два месяца. За город шли ожесточённые бои, т.к. Харьков являлся одним из крупнейших промышленных центров Советского Союза и крупнейшим стратегическим узлом железных и автомобильных дорог. Его дважды отбивали у немцев и сдавали, в этих боях полегло много народу. Фронт долго стоял под Харьковом. Город был оккупирован 24 октября 1941 года,
Пункт назначения эвакоэшелонов менялся по мере продвижения немецких войск на восток.

справка

Тяжелым был этот путь… Постоянные бомбёжки на станциях и возле мостов, да и в пути на них постоянно пикировали немецкие бомбардировщики. Валуйки, Лиски, Поворино, Балашов… Там и сейчас, через почти восемьдесят лет видны глубокие воронки, тянущиеся непрерывными цепочками по обе стороны железнодорожного полотна. При бомбёжках поезд останавливался и народ разбегался прятаться. Сёстры Сытые договорились при бомбёжке разбегаться в разные стороны, каждая со своим сыном, чтобы не погибнуть под одной бомбой сразу всем вместе.
Цифры уехавших в эвакуацию и зарегистрированных по месту прибытия разнятся на несколько миллионов человек…
Это те, кто пропал под бомбёжками.
Ближе к зиме начался холод, иней на стенах вагона. Из-за скудного и однообразного питания младший из детей — 4-х летний Володя, сын Анны Павловны, начал болеть, т.к. сало оказалось для него слишком тяжёлой пищей, и есть его он не мог, приходилось у местных для него покупать или выменивать что-то из одежды на подходящие ребёнку продукты : молоко, яйца, если удавалось, то курицу. Поезд продвигался медленно: из-за бомбёжек возникали заторы на путях, нужно было растаскивать разбитые вагоны, ремонтировать пути. На станциях в первую очередь давали зелёный свет воинским эшелонам и эшелонам со стратегически важными грузами, с большим трудом проводникам удавалось добиваться у железнодорожного начальства продвижения вагонов на магистраль с запасных путей, куда их постоянно загоняли.

К зиме вагоны с имуществом и работниками сахаротреста прибыли в с. Богатое под Куйбышевом. Иван Михайлович Федоренко, вместе со всем руководством Треста, был направлен в Среднюю Азию для подготовки ко встрече оборудования, работников и изучения местных агротехнических условий. А эвакуированные эшелоны остались зимовать в с. Богатом: люди разместились кто в теплушках вагонов, кто на квартирах у местных.
Со временем обнаружилась ещё одна проблема — довольствие выдавалось только на проводников, и когда у » пассажиров», которых полулегально взяли с собой новоиспечённые проводники, закончились запасённая провизия и деньги, они стали продавать из вагонов всё, что только можно было продать.
Противостоять голодным людям, которым нечем кормить детей было невозможно, а не довезти вверенное — тоже : по закону военного времени разговор был бы коротким…
Но Елизавете Павловне удалось довезти почти всё, правда, уже без тары…
В Ташкент они прибыли в начале апреля, как раз к посевной.

Население Ташкента за счёт эвакуированных выросло почти втрое. Эвакуированные рассказывали, что берега Салара в районе вокзала были сплошь застроены шанхаями — люди рыли землянки, лепили мазанки, строили себе жилища из подручных материалов.
Эвакуированных «сахарников»- работников Укрсахсвеклотреста поселили в Ташкенте на ул. Гоголя 47 , там тогда был театр оперетты, артисты которого жили во дворе театра в общежитиях барачного типа, вот их и уплотнили (позже в здании театра был кинотеатр «30 лет ВЛКСМ» — хорошо известная всем ташкентцам «Тридцатка»).
Посередине барака шёл широкий коридор, по обе стороны которого были двери в комнаты, у дверей стояли столики с примусами и керогазами. Семью Федоренко поселили в одну комнату — четверо взрослых и трое детей. У эвакуированных с собой ничего не было и Елизавета Павловна, сразу принявшись за устройство быта, как и положено физику, накрутила спираль из проволоки, продолбила канавки в кирпичах, и, подключив к сети, поставила кипятить чайник. Смотреть на это » чудо» — вода кипит на кирпичах — сбежался весь барак и артисты, прямо в сценических костюмах. На одной любопытной, но неосторожной актрисе загорелись перья боа, их потушили сразу, но на сцену она так и пошла, распространяя едкий запах горелых перьев…
В первое время эвакуированные ночевали даже в зрительном зале самого театра оперетты, сдвинув кресла после спектаклей , и на сцене. Хорошо ещё что ташкентский климат позволял спать и во дворе. Потом как-то расселились посвободней, что-то подстроили, кто-то ушёл на квартиру к местным.
Сам Иван Михайлович Федоренко был всё время в разъездах, по делам Сахсвеклостреста. Сразу же — весной 1942 года сахарной свёклой — новой для Средней Азии культурой, засеяли поливные поля, первыми — в совхозе » Малек» Сырдарьинской области, где Главным агрономом был Ф. Гребенник, и к осени 1942 года был получен первый урожай.

Эвакуированные свекловоды были в большом затруднении : климат и почвы в Средней Азии были не те, что на Украине, а у местных дехкан не было опыта по выращиванию сахарной свёклы. В связи с этим возникало много вопросов. И.М. Федоренко написал брошюру-инструкцию, а позже он выпустил книгу по выращиванию, хранению, борьбе с вредителями и переработке сахарной свёклы. Там был обобщён опыт первого года на новых землях и собраны рекомендации агрономов и учёных-почвоведов обо всём, что касалось сахарной свёклы.

Кроме работы в Тресте, с первых чисел февраля 1942 года Иван Михайлович исполнял обязанности директора строящегося сахарного завода в г. Янги-Юле Ташкентской области, и занимался организацией его монтажа. Прибывающие эшелоны быстро разгружались и сразу же начинался скоростной монтаж оборудования, люди работали круглосуточно, в три смены, часто отказываясь от выходных.

Елизавета Павловна Сытая в первый же месяц устроилась работать ассистентом на кафедру общей физики в эвакуированный в Ташкент Харьковский транспортный институт : нужно было зарабатывать продуктовые карточки и деньги на обустройство : с собой ведь ничего не привезли. Всё годами нажитое, было в Харькове заперто в квартире на ключ и всё! Одна сестра Е.П.Сытой — Александра Павловна устроилась работать в школу учительницей, другая — Анна Павловна — врачом в госпиталь, через полгода, случайно узнав, что завод, на котором работал её муж, эвакуирован в Барнаул, она по вызову уехала с сыном к нему. Школьники, пропустив год учёбы, пошли в школу, в класс с ускоренной, за счёт сокращения гуманитарных предметов, программой, чтобы догнать сверстников.
Время было очень тяжёлым. Елизавета Павловна рассказывала, что транспорт работал плохо, приходилось идти пешком, выходить рано, чтобы успеть к первой паре, и на улицах приходилось видеть ужасную картину : ехали узбекские арбы с большими колёсами и собирали на улицах умерших за ночь от голода. У многих эвакуировавшихся не было никаких документов — не успели взять с собой или бумаги пропали под бомбёжкой. И люди оставались без возможности устроиться на работу, а, значит, и без карточек…
У работающих тоже было с питанием туговато. Крупные предприятия по воскресеньям организовывали специальный грузовик, для желающих, чтобы люди могли подкормиться : поехать в степь и набрать там черепах для черепахового супа.
Надо сказать, что в Узбекистане сахарная свёкла многих спасла от голода, как приезжих, так и местных. И население Ташкентской, Сырдарьинской, Самаркандской и Ферганской областей ещё и в 70-80 годы с благодарностью вспоминало об этом. Сахарная свёкла частично реализовывалась населению и люди научились готовить из неё различные блюда, кроме того, выписывались работникам побочные продукты производства сахара, содержащие много питательных веществ : жом (-0,3% сах), ботва на корм скоту, мелясса (mélasse -фр.) — кормовая патока, содержащая большой процент сахара.
В марте 1943 года Узбсахсвеклотресту из Наркомата ПП СССР было дано строгое указание развивать дополнительные отрасли хозяйства: огородное, садоводство, рыбное, пчеловодство, откорм птицы для плана поставок.
На выращивании сахарной свёклы в Узбекистане специализировались Самаркандская, Ферганская, Ташкентская и Кашкадарьинская области, где в 1942 г. было выделено 65 тыс. гектаров плодородных земель, а в последующие годы — 70 тыс. гектаров. В Джизакском и Пастдаргомском районах с каждого гектара собрали по 400—800 центнеров сахарной свеклы. Это был богатый урожай.
В феврале 1943 году, после перевода Ронжина М.И. на другую работу, Федоренко Ивана Михайловича назначили Управляющим Узбсахсвеклотрестом, тогда же ему с семьёй выделили квартиру на Первомайской 75 : одну комнату с просторной прихожей, в которой можно было организовать кухню. Комнату сразу же перегородили и получилось две комнаты, хоть и маленькие. По тем временам это были прекрасные условия. Водопровод и туалет — в общем дворе, баня — через три квартала.

Не смотря на все трудности первого года войны, в начале 1943 года в Узбекистане уже работали четыре сахарных завода: в Коканде, Янги-Юле, Зирабулаке и Красногвардейске.

В конце 1943 года, когда Харьков уже был освобождён от немцев, часть работников Треста отправили на Украину, где надо было возрождать сахарную промышленность. Заводы и, естественно, их работников из Узбекистана обратно не отпустили, 1-ый Секретарь ЦК КП(б) Узбекистана Усман Юсупович Юсупов специально ездил в Москву, требуя не оголять Республику, сохранить кадры промышленных предприятий, эвакуированные в Узбекистан. Тем самым высоко поднял развитие промышленности в Узбекистане. Уехали, в основном, те, кто с производством связан не был и эвакуировавшиеся самотёком.
И.М.Федоренко в 1944 году отзывали на работу в Москву, но его Республиканское руководство не отпустило. Потом в 1948 году Министр пищевой промышленности СССР В.П. Зотов приглашал И.М. Федоренко на должность начальника «Главсахара» НК ПП СССР с правами замминистра. Но его опять не отпустило партийное руководство УзССР.

Управляющий Узбсахсвеклотрестом Иван Михайлович Федоренко со своим другом — директором Янги-Юльского сахарного завода Андреем Самойловичем Белоконем.

Иван Михайлович Федоренко проработал в должности Управляющего Узбсахсвеклотреста до 1950 года, до избрания его Первым заместителем Председателя Ташоблисполкома.
Елизавета Павловна, когда Харьковский транспортный институт в 1944-м году уезжал обратно в Харьков, получила приглашение уехать с ним, а также она получила вызовы вернуться и ещё от двух институтов, в которых работала до войны, но, ясно, что её мужа с работы никто бы не отпустил. Когда стало понятно, что семья остаётся в Ташкенте надолго (а оказалось навсегда), Елизавета Павловна стала искать возможность заниматься научной работой. Она была приглашена на кафедру экспериментальной физики физмата С.А.Г.У., но уволиться из транспортного было очень трудно : в те времена ни о каких » собственных желаниях» не могло быть и речи. Тем более, транспортный институт считался военизированным и преподаватели даже были обязаны ходить на занятия в железнодорожных мундирах. Елизавета Павловна начала работать в С.А.Г.У. с 1 сентября 1947 года ассистентом кафедры экспериментальной физики, по совместительству оставаясь в транспортном институте ассистентом кафедры общей физики.
Только в 1948 году ей удалось уйти из транспортного института и она получила возможность, кроме учебной работы, заниматься наукой.
Вскоре защитила диссертацию. Елизавета Павловна Сытая проработала доцентом и замзавкафедрой, Зав проблемной лабораторией » Радиофизика», а в 1966-1968 гг. — Завкафедрой физической электроники на физфаке, в САГУ-ТашГУ до выхода на пенсию в 1974 году.
И.М. Федоренко в 1952-1953 гг. работал Первым Зам. Министра пищевой промышленности УзССР.
В 1953 году, когда нужно было организовывать Министерство культуры, объединяющее в себе учреждения культуры, высшего и специального среднего образования, полиграфии, печати, кинематографии, он, как опытный организатор и энергичный, деловой человек, был назначен Первым заместителем Министра культуры, и проработал Замминистра культуры до выхода на пенсию в 1971 году.
Был награждён тремя Орденами Трудового Красного Знамени — в 1946, 1950 и в 1967 гг.
И.М.Федоренко награждался четырежды Почётными Грамотами ВС УзССР, званием Отличник Министерства культуры СССР, Отличник Госкомитета Совета Министров СССР по кинематографии,
Неоднократно избирался Депутатом различных уровней, в том числе Депутатом Верховного Совета УзССР двух созывов, членом бюро обкома, горкома и ЦК партии.
Сахарная промышленность в Узбекистане процветала до 1953 года, когда было руководством страны принято решение засеивать всё хлопком. Сахарные заводы были перепрофилированы.
Кокандский сахарный завод стал масложиркомбинатом, Янги-Юльский — кирпичным заводом…
Специалисты направлены на работу на сахарные заводы Украины и Молдавии.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.