Роль Узбекистана и Ташкента в сохранении и приумножении научного потенциала и культурного наследия СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945гг) История

Ссылку на источник прислала Зелина Искандерова.


 

Начало XXI века стало новым этапом в изучении хода, итогов и значения  Великой Отечественной войны, роли народов Советского Союза в достижении Великой Победы. Объективное осмысление событий 1941-1945 гг. как в профессиональном сообществе историков, так и в широких общественных кругах важно для решения многих политических, социальных и культурных проблем современности.

К сожалению не только научные задачи, но и возникающие на постсоветском пространстве проблемы в сфере межнациональных отношений,  попытки манипулирования историческим прошлым, проведения исторической политики в угоду сиюминутным политическим интересам побуждают нас еще и еще раз  обращаться  к опыту суровых военных лет,  когда единение народов стало главным фактором, позволившим победить жестокого агрессора.

Сегодня задачей всех исследователей Великой Отечественной войны на постсоветском пространстве является как изучение различных аспектов войны в академическом, научном плане, так и  активная просветительская позиция. Только она может и должна нейтрализовать нередко встречающееся незнание и непонимание многими людьми истории и последствий ВОВ – важнейшего события в мировой истории XX века. В этой связи особое значение представляют собой исследование не только военных действий, но и анализ жизни тыла, объективный рассказ о его героизме, без которого достижение победы стало бы невозможным.

Одним из факторов, обеспечивших победу СССР в Великой Отечественной войне, стала эвакуация, позволившая спасти жизни миллионов людей, пополнившая рабочей силой, интеллектуальным  ресурсом и производственными мощностями советскую военную экономику, сохранившая культурное наследие. Проведенная в первые месяцы войны эвакуация научных центров, организаций культуры и образования, предметов и объектов культурного наследия является поистине беспримерной по своим масштабам в мировой истории.

Узбекистан в целом и Ташкент в частности стали одними из важнейших эвакуационных центров. В Узбекистан приехало около миллиона эвакуированных разных национальностей, в том числе около 200 тысяч детей из различных областей Советского Союза, здесь продолжили свою деятельность 53 вуза и около 300 творческих организаций.         Работа по размещению эвакуированных объектов осложнялась большой загруженностью Ташкентской железной, дороги, доставлявшей грузы и людские потоки, как на фронт, так и в тыл, занятостью площадей под госпитали, военные училища, эвакуированные организации. Тем не менее, эвакуация учреждений науки и культуры в Узбекистан проходила как целенап­равленный и организованный процесс.

К ноябрю 1941 г. в республике было раз­мещено 22 научно-исследовательских института, 16 высших учебных заведений, 2 библиотеки, перебазированные из Украины, Белоруссии и РСФСР. К 1943 г. на территории республики располагалось уже более чем 40 таких инс­титутов. Из них в Ташкенте было размещено 25 научных учрежде­ний, в Самарканде — 8, в Ферганской области — 5.[1] Пребывание ученых Москвы, Ленинграда, Минска, Киева и других го­родов сыграло большую роль в дальнейшем развитии науки Узбекистана.            

 С началом войны научный потенциал фи­лиал Академии наук СССР  Узбекистана зна­чительно пополнился за счет ученых, эвакуированных из централь­ных районов, страны. Только в Ташкенте находились 375 работников AН СССР.    С приездом видных ученых и специалистов УзФАН стал одним из основных центров их совмест­ной научной работы с узбекскими учеными.

 Некоторые вузы были объединены с республиканскими и между собой. Москов­ский текстильный институт, например, объединился с Ташкентским текстильным институтом, Московский гидромелиоративный и Харь­ковский институт механизации сельского хозяйства — с Ташкент­ским институтом инженеров ирригации и механизации сельского хо­зяйства, Ленинградская консерватория — с Ташкентской. Эвакуированные вузы, несмотря на огромные трудности, сумели в кратчайшие сроки наладить учебный процесс. Им были предоставле­ны помещения для учебы и общежития, лабораторная база, библио­течные фонды. В свою очередь профессорско-преподавательский со­став и студенты оказали содействие местным институтам в учебной и научной работе, в подготовке национальных кадров, в решении хозяйственных проблем. Одной из важнейших задач высших учебных заведений и науч­но-исследовательских институтов оставалась подготовка высоко­квалифицированных научных кадров — кандидатов и докторов наук, в подготовке которых  большую помощь оказали видные ученые Российской Федерации, Ук­раины и Белоруссии, трудившиеся в тo время в Ташкенте, Самар­канде и в ряде других городов республики.

По особым военным заданиям работали физики, мате­матики, конструктора и ученые других специальностей. Промышленность, переведенная на военные рельсы, требовала различного вида сырья, и во всевозрастающих  размерах. Исходя из этого, ученые интенсифицировали разведку полезных ископаемых по всей терри­тории Узбекистана. Так, например, геологами Узбекистана совместно со специалистами Украины на территории Средней Азии было выявлено 150 месторождений железных руд, значительная часть которых находилась в Узбекис­тане. Эффективность геологи­ческих исследований  создала условия для развития металлурги­ческой промышленности в республике.                          

В феврале 1943 г. УП пленум ЦК КП(б) Узбекистана утвердил программу строительства новых промышленных и энергетических объектов. Ученые активно включились в реализацию этой важной программы. Груп­пой специалистов с участием известных ирригаторов A.H.Аскоченского  и В.В.Пославского был paзработан проект Фархадской гидроэлектростанции на реке Сырдарье.  Инженеров консультировали такие видные энергетики, как академики Т.О.Графтио и Б.Е.Веденеев, прини­мавшие в свое время участие  в разработке плана ГОЭЛРО и возглавившие строительство ряда важных гидроэлектростанций. Всего в республике за годы войны было построено шесть крупных ГЭС, ко­торые позволили выработать электроэнергии в 2,4 раза больше, чем  в 1940 г.

Эвакуированные ученые внесли определенный вклад и в разви­тие химической науки в Узбекистане. В частности, сотрудники Хими­ко-технологического института им. С.М.Кирова разработали техноло­гическую схему местных нефтепродуктов, методов получения безвод­ного сульфита натрия, необходимого для производства соды, стекла и других промышленных нужд.

Сложные задачи в годы войны встали и перед сельским хозяй­ством республики. В этот период еще больше возросла роль Узбеки­стана как основной хлопковой базы страны. В то же время, стояла проблема ускоренного развития и других отраслей сельского
хозяй­ства, прежде всего, резкого увеличения производства продовольст­венных культур. 

Под руководством академика Д.Н.Прянишникова в Узбекиста­не был введен севооборот, включавший в себя хлопчатник, пшени­цу и сахарную свеклу, что позволило в тяжелые годы войны не снизить посевные площади под хлопчатник и создать собственную зерновую базу.

Большой вклад в развитие сельского хозяйства республики внес коллектив Московского зоотехнического института, также эвакуированный в Самарканд. Доценты Я.Я.Шаповалов и А.Ф.Орлов, совместно с учеными Самаркандского сельхозинститута, организо­вали инкубаторий, на базе которой создана инкубаторно-птицеводческая станция.

В Химическом институте проводились работы по изучению коксуемости среднеазиатских углей. Для этой дели на территории завода им. Ильича была построена опытная коксовая печь. Топливная лабора­тория института проводила также исследования других видов топ­лива (нефти, нефтепродуктов, сланцев). Большое значение имели работы по обезвоживанию нефти южного Узбекистана, содержащей большое количество воды.

В Байсунском районе в непосредственной близости от камен­ноугольного месторождения коксующихся углей были обнаружены большие запасы горючих сланцев. Перед учеными-химиками встала задача — получить жидкое топливо из горючих сланцев. Лабора­торными исследованиями было установлено, что местные горючие сланцы являются высококачественными, превосходящими во мно­гих отношениях сланцы из других районов СССР и могут быть использованы в качестве энергетического топлива.

Большое практическое значение имела разработка нового мето­да получения пластических масс из местных, менее дефицитных видов сырья. Испытания нового метода получения пластмасс про­водились на Ташкентской бумажной фабрике. Полученные результаты были столь значительны, что с июля 1943-г. они были переданы авиационной про­мышленности для внедрения в производство.

Лаборатория химии растительных ресурсов под руководством кандидата химических наук С.Ю.Юнусова занималась изучением алкалоидоносных растений Узбекистана с целью получения лекарственных веществ. Большую работу в этой области проводили ученые химического фа­культета Ташкентского университета во главе с кандидатом хими­ческих наук А. С. Садыковым.  Были получены по­ложительные результаты по производству сульфидина, кофеина и многих других ценных лекарственных препаратов, которые затем стали выпускаться на Ташкентском и Чимкентском химико-фар­мацевтических заводах. Эти лекарства поступали в госпитали и другие лечебные учреждения.

В годы войны более половины астрономических обсерваторий страны вышли из строя. Главная Пулковская астрономическая об­серватория АН СССР с ее уникальными приборами и инструмен­тами была полностью разрушена фашистами. Сотрудники ее были эвакуированы в Ташкент. В связи с этим значение Ташкентской астрономической обсерватории неизмеримо возросло. Здесь вместе с узбекскими астрономами проводили исследования видные ученые, из Ленинграда, Москвы — профессора В. А. Крат, А. А. Михайлов, А. Васильев, А. Дейч и другие. Работой обсерватории руководил, кандидат физико-математических наук В. П.Щеглов.[2]

Лаборатория времени передавала сведения о точном времени Главному управлению геодезии и кар­тографии при СНК СССР и в его центральные и периферийные аэрогеодезические учреждения, отсчеты моментов точного времени по радио передавались на фронт. Лаборатория службы Солнца информировала о состоянии солнечной активности учреждения Гидрометеослужбы и Народного Комиссариата связи, а также Арктический научно-исследовательский институт.

 

Продолжение следует


[1] Узбекская ССР в годы Великой Оиечественной войны (1941-1945) в 3-х томах. Фан, 1961, с. 209.

[2] Воскобойников Э. Узбекистан в годы Великой Отечественной войны. Ташкент, 1947.с. 27-29.

10 комментариев

  • Эдуард:

    Хорошая статья. История всегда должна опираться на факты.

      [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Спасибо, Эдуард!
    Вы правы — именно большое фактическое богатство работы привлекло изначально мое внимание, вызвало большой интерес, так что захотелось поделиться с земляками на этом сайте!
    С уважением Зелина Искандерова

      [Цитировать]

  • Ходжа:

    «К сожалению не только научные задачи, но и возникающие на постсоветском пространстве проблемы в сфере межнациональных отношений, попытки манипулирования историческим прошлым, проведения исторической политики в угоду сиюминутным политическим интересам побуждают нас еще и еще раз обращаться к опыту суровых военных лет, когда единение народов стало главным фактором, позволившим победить жестокого агрессора.

    Сегодня задачей всех исследователей Великой Отечественной войны на постсоветском пространстве является как изучение различных аспектов войны в академическом, научном плане, так и активная просветительская позиция.»
    Спасибо ! Очень актуально Ваше мнение о необходимости просветительской работы . Ее в последнее время очень не хватает . Молодое поколение Узбекистана должно иметь возможность узнать и оценить важнейшие процессы в во всех аспектах жизни Республики , которые были связаны с описанными Вами фактами .

      [Цитировать]

  • Владимир:

    Хотелось бы дополнить этот обширный фактический материал интересной информацией о том, что Узбекистан сыграл важную роль в развитии советской химической промышленности и, в частности, в 40-е годы прошлого века ЧЭХК участвовал как научно-производственная база в отработке технологий и производстве тяжелой воды для работ по Атомному проекту под руководством И.В. Курчатова и А.П. Александрова. В то время по своим возможностям Чирчикский комбинат не имел себе равных в Советском Союзе, благодаря передовым технологиям и разработкам, применявшимся при его проектировании и строительстве в предвоенные годы. Об этом можно прочитать в статье о Л.А. Костандове — выдающемся инженере и руководителе, начинавшем свой профессиональный путь именно на этом предприятии : http://www.niitekhim.ru/download/VHP/2010/VHP_05_57_2010.pdf ,
    а также в статье Бориса Горобца : http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer5/Gorobec1.php

      [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    http://www.youtube.com/watch?v=_fBoasKHxIc

    17.Леонид Костандов. Титан советского химпрома

    Published on Mar 26, 2012
    Цикл документальных фильмов (Россия, 2010-2011). 10 выпусков- 2010г, 8(?) выпусков — 2011г..
    Телеканал «Россия-К» http://www.tvkultura.ru (бывший канал «Культура» )

    Леонид Аркадьевич Костандов стал министром химической промышленности СССР в 1965 году и занимал этот пост в течение 15 лет. Он был блистательным политиком, а в своей отрасли первым. Он был уникальным специалистом — в нем жил и механик, и ученый, и технолог, и маркетолог, и финансист, и организатор. Многие прорывы, которые совершались в Советском Союзе в послевоенное время, — от создания ракетно-космической техники и атомных подводных лодок до появления дамских колготок, — так или иначе связаны с ним. Костандов совершил в отрасли настоящий переворот: он превратил ее в крупнейший в мире комплекс, в котором тесно взаимосвязаны наука, производство и сбыт. 400 новых заводов и промышленных гигантов — вот что было создано при Костандове. Были созданы до того времени не виданные машины, принципиально новые производства, в оборот вошло ранее не использовавшееся сырье. Были внедрены технологии, которых не знала мировая практика. И сегодня 90 процентов химической продукции, идущей из России на экспорт, производится на установках, созданных при Костандове. Считают, что проживи он еще десяток лет, возможно, в его области нашу страну можно было бы сравнить с любой страной Запада.
    ————————————————————————————————————————————
    Наша семья была знакома с Леонидом Аркадьевичем Костандовым — с этим потрясающим человеком и профессионалом высшей мировой пробы! В Ташкенте жили его родные, и моя мама долгие годы работала под началом его (двоюродной?) сестры, Амалии Аркадьевны, которая позднее переехала в Москву, но добрые, сердечные отношения поддерживались ещё много лет…
    Особенно хорошо его знала моя старшая сестра — он даже принял участие в её профессиональной судьбе, когда она с защитой диссертации закончила аспирантуру МИХМА (Московский Институт Химического Машиностроения).
    Леонид Аркадьевич Костандов похоронен в Кремлевской стене, и моя Раечка много лет в день его смерти приходила почтить его память и встречалась там с его семьей и родными…

      [Цитировать]

  • Владимир:

    Как написано в вышеупомянутой статье, в начале 80-х, будучи одним из высших руководителей страны (заместителем Председателя Совета Министров СССР), Костандов в беседе с кем-то из близких сказал: «Наша страна погибнет от некомпетентности власти». Он, как профессионал-управленец высшего класса, не мог не видеть тех негативных тенденций в жизни страны, которые подтачивали ее изнутри.
    Похоже, что единственный памятник Леониду Аркадьевичу Костандову (кроме памятной доски на стене здания МИХМа, где он учился), находится рядом с проходной предприятия «Maxam-Chirchiq», того самого химкомбината, на который он пришел в 1940-м молодым специалистом и директором которого он стал всего через 9 лет. За 4 года его руководства (в 1953-м он возглавил Главное управление азотной промышленности МХП СССР) было сделано очень многое не только на комбинате, но и в городе. Мощное градообразующее предприятие помогало Чирчику обретать новый облик, интенсивно строиться и развиваться. Поэтому память о Костандове там хранится, несмотря на все исторические и экономические перемены.

      [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Огромное спасибо, Владимир!
    Вы знаете, Леонид Аркадьевич никогда не забывал Узбекистан, Ташкент, где жили его родные (работая в Чирчике, он регулярно навещал своих родных и заботился о них), и, конечно же, никогда не забывал Чирчик и родной ему Комбинат, когда уехал в Москву! Моя сестра, живя и работая в Москве, бывала в наших краях в командировках, и обязательно ездила на Комбинат, чтобы потом Леониду Аркадьевичу «отчитаться» — он всегда слушал её сообщения и расспрашивал с интересом! У нас дома потом все это активно обсуждалось…
    Знаете ли Вы, когда поставлен ему этот памятник, знают ли о нем дочери, был ли кто-нибудь из семьи на открытии памятника? Очень трогательно было увидеть памятник — могучий был человек, воистину титаническая фигура нашего времени!
    МИХМ, как я понимаю, долго раскачивался, прежде чем открыли памятную доску…

      [Цитировать]

    • Владимир:

      Уважаемая Зелина! На Ваши вопросы могу лишь ответить, что фото взято на чирчикском сайте (http://chirchik.ru/modules/xcgal/displayimage.php?pid=4398&album=494&pos=165) и, судя по комментарию, памятник был поставлен в середине или конце 80-х годов.
      В прошлом году в Чирчике отметили 55-летие открытия Дворца химиков. В статье «ДВОРЦУ ХИМИКОВ — 55 ЛЕТ: ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ЦЕНТРА КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА ЧИРЧИКА» (http://www.chirchiknews.uz/cgi-bin/main.cgi?lan=r) можно прочитать:
      «А все началось с того, что в 1949 году Л. А. Костандов, будучи директором химкомбината, добивался разрешения на строительство Дворца культуры. Строительство таких сооружений в то время по индивидуальному проекту выполнялось по разрешению Союзного правительства. Однако Костандов добился разрешения. В 1951 году проект закончили, и началось строительство.
      Но в 1953-54 годы началась борьба с излишествами, пошли «хрущевки», требовали убрать колонны. Леонид Аркадьевич Костандов, будучи начальником Главазота в Москве, добился их сохранения, но стройка на это время была остановлена. Зато уже к середине 1957 года коробка была готова, начались отделочные работы…»
      В качестве иллюстрации — фотоснимок Дворца химиков приблизительно полувековой давности.

        [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Большое спасибо, Владимир!
    Какой красавец Дворец! — Ещё один «нерукотворный памятник» Леониду Аркадьевичу Костандову; хочется думать, что Дворец продолжает активно использоваться на благо жителям города…
    Владимир, может быть, есть сведения о сооружении и открытии памятника Костандову в архиве Комбината или в заводоуправлении? — Наверняка найдутся участники или хотя бы очевидцы событий, узнать о которых подробнее было бы так интересно. Чирчик ведь много лет назывался социалистическим городом-спутником Ташкента!

      [Цитировать]

    • Владимир:

      Зелина, по поводу сегодняшней жизни Дворца можно не сомневаться; вот, к примеру, только два сообщения из недавнего выпуска городского еженедельника:
      «23 марта на сцене большого зала Дворца ОАО «Максам-Чирчик» было представлено очередное яркое и зрелищное мероприятие — фестиваль поэзии и песни «Живая нить истоков», организованное отделом самодеятельного творчества. Зрителями фестиваля стали работники предприятия ОАО «Максам-Чирчик», любители и ценители эстрадного искусства, ну и конечно, многочисленные поклонники творчества Дворца.»
      «Во Дворце ОАО «Maxam-Chirchiq» открылась выставка ташкентских художников, которая сразу привлекла к себе широкий круг любителей живописи. На ней представлены полотна широко известных и еще мало известных живописцев нашей республики.»
      Что касается истории открытия памятника Л.А. Костандову, ничем, к сожалению, помочь не могу, так как уехал из Чирчика почти сорок лет назад и контактами с бывшими и нынешними работниками химкомбината не располагаю. Будем надеяться, что участники событий откликнутся и сообщат подробности.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.