Человек, объединивший цивилизации История

Александр Иванов.


Чжан Цяню было уже за 60, когда он, пройдя, по традиции, серию жесточайших экзаменов, получил младший чин в китайской бюрократической иерархии — лан.
В этом нет ничего удивительного — складывавшаяся под влиянием конфуцианцев система отбора чиновников, которая в будущем станет известна как кэйцзюй, была такой утомительной и изнуряющей, а объем требуемых знаний настолько велик, что не каждому претенденту на чин хватало жизни на подготовку к экзаменам.

Удивительное в жизни Чжан Цяня началось чуть позже, когда император У-ди «счел подходящим послом» новоиспеченного лана и направил его в земли, где китайцы раньше не бывали — далеко на запад.
Так, в возрасте, который многие считают закатом жизненных сил и энергии, началась удивительная карьера этого умнейшего человека, который кардинально изменит современные ему цивилизации.

 
Это изображение связывают с нашим героем
 
Это изображение связывают с нашим героем

Современному читалею может показаться странным, что китайские государства, распадающиеся и воссоединяющиеся, имели весьма слабое представление о своих соседях на западе — путь в Центральную Азию преграждали самые мощные на планете горные массивы — Гималаи, Гиндукуш, Тянь-Шань — и безжизненные пустыни, самая страшная из которых — Такламакан, считалась непроходимой, и Турфанская впадина, лежащая ниже уровня моря, внушающая ужас, но самое главное — дикие кочевые племена, истреблявшие всех «чужаков» и являвшие постоянными источником бед для оседлого Китая.

Китайцы постоянно, во все времена, воевали с кочевниками с запада и севера, и императоры династии Хань исключением не были — императору У-ди сильно досаждали племена хунну, непрерывная война с которыми длилась веками, из года в год, с переменным успехом.
Китайцам известно было о племенах юэчжей (нам больше известных как восточные сарматы), народа, не менее дикого и воинственного, чем хунну, с которыми император рассчитывал заключить союз против их общего врага.

 
Хунну. Китайский рисунок
 
Хунну. Китайский рисунок

Посольство отправилось в путь весной 138 года до н.э., и его постигла неудача: почти сразу же оно попало в плен к хунну. Пленение было «почетным» — самого посла и его слугу, в отличии от остальных, не продали в рабство и даже не ограбили, и Чжан Цянь все десять лет своего пребывания в плену тайно хранил посольский бунчук.

Десять лет плена — невероятный срок, вполне достаточный для того, чтобы впасть в уныние, но Сыма Цянь, китайский Геродот, не зря упоминал, что Чжан Цянь — человек сильный, возможно, подчеркивая не только его физическую силу, но и силу духа.
В плену Цянь женится (может показаться, что почти 70 лет — не время для женитьбы, хотя… после таких экзаменов, как экзамены на звание ланя, жениться, наверное, уже можно) — на женщине из хунну, там же она рожает ему сына.
В плену же Цянь с изумлением узнает, какое великое множество богатых и удивительных государств находится на западе от Китая и начинает тщательно собирать сведения о них.
К хунну попадают таинственные предметы и удивительные лакомства из неведанных миров, а кроме того, Чжан Цянь, которого называют человеком, умеющим входить в доверие, собирает рассказы кочевников о дальних народах, их обычаях и дорогах в их земли.

 
Маршрут путешествия Чжан Цяня
 
Маршрут путешествия Чжан Цяня

Через десять лет Чжан Цянь улучшает момент для давно готовящегося побега, и он бежит.
Бегство явно тщательно подготовлено — сам Цянь, его жена с сыном, его слуга и несколько человек из свиты уходят из центральной ставки хунну верхом и… растворяются: их ловят и не могут найти.

А Цянь какое-то время спустя, преодолев невероятные горы и пустыни, оказывается у озера Иссык-Куль, а потом появляется в Ферганской долине, в стране Паркан (Даюань у китайцев), где очаровывает местного правителя.
Чжан Цянь и сам очарован и поражен увиденным до глубины души — сохранивший способность удивляться в свои семьдесят с хвостиком, он лихорадочно записывает то, что узнает обо всех диковинках этой удивительной страны, которую он называет благословенной.

 
Экспедиция Чжан Цяня, китайский рисунок на шёлке
 
Экспедиция Чжан Цяня, китайский рисунок на шёлке

Ему надо продолжать свой путь, и он, распрощавшись с правителем Паркана, движется на юг, в Бактрию, в поисках юэчжей. Его путь лежит через Греко-Бактрийское царство (один из последних осколков эллинизма, оно падет через несколько лет после путешествия Чжан Цяня).
Наконец-то наш герой добирается до цели своего посольства — племени юэчжей.
Несколько лет он проводит в восточной Бактрии, но всей его исключительной дипломатической ловкости недостаточно, чтобы выполнить свою миссию — союза с юэчжами заключить не удается, и немногочисленное посольство отправляется назад, в Китай.

В пути ему снова не везет: все в тех же горах Наньшаня он снова попадает в плен все к тем же хунну.
В этот момент в стране хунну начинается междоусобная война: шаньюй (верховный правитель) хунну, десять лет державший в плену Цяня, умирает, Цянь, пользуясь неразберихой, бежит — и, спустя 13 лет с начала своего путешествия, возвращается в Китай.

 
Фреска из Ганьсу, посольство Чжан Цяня
 
Фреска из Ганьсу, посольство Чжан Цяня

Из путешествия, в которое отправлялось более ста человек, возвращаются лишь двое (не считая обретенной в скитаниях семьи) — сам Чжан Цянь и его слуга, Таньи Фу.
Дипломатическая миссия провалена — речь о союзе с юэджами не идет, но сам Чжан Цянь прекрасно понимает, что он привез нечто более ценное — он уверен, что полученные в путешествии знания — гораздо более важная добыча, чем союз с одним кочевым племенем против другого.

Он рассказывает императору о землях, богатых изумительным камнем — нефритом, жедеитом, лазуритом и показывает ему привезенные образцы, он рассказывает об изумительных фруктах, слаще которых нет на земле — винограде и персиках, о сочных травах (семена люцерны он привез с собой и скоро высадит их, как и виноград, на берегах Хуанхэ), о «небесных конях» — легких, тонконогих и быстрых, как ветер.

Наблюдательный Чжан Цянь утверждает, что на западе не знают китайского шёлка и предлагает торговать с западными странами именно им, как товаром легким, компактным и дорогим.

 
Шёлковый путь
 
Шёлковый путь

В землях юэчжей Цянь увидел бамбуковые «китайские посохи из Сычуаня» — он предполагает, что существует морской путь, по которому китайские товары, возможно, через множество посредников, попадают в страны, что западнее горных хребтов, но невероятно трудный путь, который преодолел он сам, через горные перевалы и пустыни, кажется ему более быстрым, и, главное — изведанным.

Несомненный ум и наблюдательность Чжан Цяня и его представления о том, что является настоящей великой пользой для своей страны оказываются оцененными — что, как мы знаем, случалось в истории не всегда, если не сказать — крайне редко — и надо отдать должное императору У-ди, оказавшемуся способным понять своего чиновника, что поздние китайские историки связывают с воспитанием императора, основанным на конфуцианских принципах.

Император, да и весь двор, в восторге от доклада Цяня. Что называется, голова кружится от перспектив.
Начиная с этого момента, династия Хань последовательно проводит политику «10 000 ли» (один ли — ок. 500 метров) — продвижения своих границ на запад.
Хунну и более мелкие племенные объединения мешают этому, но теперь у Китая есть цель — и империя неуклонно оттесняет хунну к северу: еще при жизни Цяня и императора У-ди удается оттеснить хунну из никому не нужных раньше предгорий Тянь-Шаня в сторону родной им пустыни Гоби.

 
Две самых больших имеперии своего времени, которые были неизвестны друг другу до путешествия Чжан Цяня. Обратите внимание на вытянувшийся на запад "хвостик" империи Хань - это итог того самого плана "10000 ли", смысл которго - контроль над Шёлковым путем "до тех пределов, до кторых мы только сможем дотянуться"
 
Две самых больших имеперии своего времени, которые были неизвестны друг другу до путешествия Чжан Цяня. Обратите внимание на вытянувшийся на запад «хвостик» империи Хань — это итог того самого плана «10000 ли», смысл которго — контроль над Шёлковым путем «до тех пределов, до кторых мы только сможем дотянуться»

Что касается самого Цяня, то, после своего возвращения он повышен в должности. Даже его слуга, его постоянный спутник, телохранитель, переводчик и его палочка-выручалочка («выросший в степях, он обладал навыком стрельбы из лука и не раз умело добывал пропитание»), родом из хунну, и тот получает титул — «особого государева посланца».
Чжэн Цяню 77 лет (возраст — вовсе не помеха служить императору), и он — главный советник в одной из китайских армий, ведущих наступление на земли хунну.
Военное счастье переменчиво — и в одной из битв китайцы терпят сокрушительное поражение, почти все воины перебиты, погибает и главнокомандующий — но Цянь….опаздывает к месту битвы и избегает гибели.
Ему положена смертная казнь, но знавший придворные нравы Цянь ухитряется откупиться.

 
А это караван на Шёлковом пути глазами песридских миниатюристов
 
А это караван на Шёлковом пути глазами песридских миниатюристов

Между тем хунну вытеснены с маршрутов, которые через пару тысячелетий назовут Великим шелковым путем (это название придумает географ и историк Фердинанд фон Рихсгофен в XIX веке), и начинается невиданный торговый обмен, который на долгие столетия сделает страны Центральной Азии самыми процветающими землями на планете — потому именно через Согдиану и Бактрию в Европу попадают шёлк, фарфор, бумага, порох, чай — не только предметы, но секреты изготовления (разве что фарфор остается недоступным и будет открыт европейцами заново, в XVIII веке), из Средней Азии в Китай еще со времени путешествия Чжэн Цяня попадают семена неведомых винограда и люцерны, полудрагоценные камни, которые считаются драгоценными в Китае, арабские скакуны, а кроме этого, последовательно — христианство (несторианского толка), буддизм и ислам.

 
Европе тоже были известны и Шёлковый путь, и верблюды, и китайцы, и выглядело это всё, по мнению средневекового художника, как-то так
 
Европе тоже были известны и Шёлковый путь, и верблюды, и китайцы, и выглядело это всё, по мнению средневекового художника, как-то так

Путешествие Чжэн Цяня по своему значению вполне сопоставимо с путешествиями Васко да Гамы или Колумба, оно открыло людям той эпохи новые цивилизации и новые миры, преумножило человеческие знания и человеческие богатства.

Сам великий шёлковый путь, пережив период бурного расцвета (примерно V-X века), когда, бережно хранимый евреями-радонитами и согдийцами, он был безопасен на всем своем протяжении, от китайского Дунхуаня до Бактрии и Согдианы (согдийский язык был общим для всех земель, племен и стран на всем его протяжении).
Начиная с Х века, когда арабы нанесли поражение рассыпающейся династии Тан и стали играть ведущие роли в торговле, он постепенно приходит в упадок.
За обладание шелковым путем (или хотя бы каким-то его небольшим отрезком) ведутся войны: «сесть на трафик» — очень прибыльно.
Но все-таки не войны становятся причиной затухания этого маршрута.

Торговцы окончательно теряют к нему интерес после эпохи великих географических открытий, когда появляются морские пути, которые оказываются не только более быстрыми и безопасными, чем путь через горные перевалы и пустыни, но и более эффективными, более ёмкими: вместительность даже небольшого корабля сопоставима с грузоподъемностью целого каравана верблюдов.
Великий шелковый путь, однако, не умирает и после того, как начинает доминировать океанская торговля, но он становится, скорее, местечковым, а не общецивилизационным, явлением.

 
Пустыня Такламакан, самая сложная и опасная часть Шёлкового пути, которую путешественники считали самой опасной частью дороги, сложнее страшных высокогорных перевалов, а упомянутый выше Рихсгофен называл её "самым тоскливым и безнадежным местом на земле". Стоит учитывать резко континентальный климат этих мест - беспощадня жара летом и невыносимые морозы зимой.
 
Пустыня Такламакан, самая сложная и опасная часть Шёлкового пути, которую путешественники считали самой опасной частью дороги, сложнее страшных высокогорных перевалов, а упомянутый выше Рихсгофен называл её «самым тоскливым и безнадежным местом на земле». Стоит учитывать резко континентальный климат этих мест — беспощадня жара летом и невыносимые морозы зимой.

Что до Чжэн Цяня, то свое последнее посольство, в страну усуней (располагавшуюся в районе нынешней Киргизии и Казахстана), он совершит в возрасте 83 лет. На этот раз он добьется целей: усуни станут помогать императору в бесконечной войне с хунну.

Вернувшись, Чжэн Цянь займет место в ближнем кругу советников императора (став одним из девяти дасинов).
Умрет он в возрасте 85 лет, во время сборов в очередное свое путешествие на запад.

Оттуда.

2 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.