Куда вложить 500 млн сум? Искусство

Бэлла Сабирова

Полная версия интервью для SPOT.
Куда вложить 500 млн сум?

Я лично рада, что в прессе обсуждаются инвестиции аж в 500 млн. Но боюсь, что все они уйдут куда угодно, только не в инвестиции в искусство. Представим, что я ничего не знаю об искусстве и у меня на руках эта внушительная сумма. Зачем мне искусство? Лучше вложить в недвижимость, в стройматериалы, в открытие собственного дела, скажем кафе или магазина, можно даже играть на бирже. Для собственника капитала у нас, это наиболее понятные формы вложений.

Если в развитых странах мира сформирован не просто рынок, а целая арт-индустрия, с понятными правилами игры, как в любом бизнесе, где бывают взлёты и падения, удачные и не очень инвестиции, просто покупки для души или с целью подарков близким, то у нас всё гораздо сложнее, а лучше сказать примитивнее. Да, развитая сеть галерей, аукционы, ярмарки, выставочные площадки, издательская деятельность, профессиональные кураторы, музейщики, искусствоведы, критики, художники – это всё очень важно и у нас в этом острая необходимость.

Но как только я думаю о том, что вдруг, по мановению волшебной палочки у нас в миг появится всё вышеперечисленное, мне становится очень смешно. У общества нет запроса на искусство. Оно увлечено не яркими индивидуальностями, а наслаждается ремеслом, народными промыслами, яркими халатиками, чудными сумочками и подушечками из поточного иката (что тоже не плохо конечно).

Потому что на первом месте в нашем обществе не индивидуальность, со всеми своими противоречиями, личными талантами и трагедиями, мыслями, достижениями, а общинное, общее, народное, а значит безликое. Людям трудно объяснить, что успешность развитых стран — в концентрации на конкретном человеке, его правах, вложении в него, в его развитие и достойной оценке, в том числе, и в денежном эквиваленте, плодов его творчества.

Наивно полагать, что вложения в инженеров это важнее, чем в художников. Доказательства – цены на мировом рынке на наследие всем известных нам творцов. Это суммы, исчисляемые в сотни миллионов долларов. И это не спонтанные траты, не стоит быть наивными.

За что люди платят? За конкретную историю жизни, часто несчастную и неоднозначную, не о святых говорим, за талант, способность глубоко мыслить, за всё что описано в критических статьях, литературе, кинематографе. За историю продаж, в конце концов, по которой видно, как цены на художника растут или падают в определенный период времени. И пусть наши провинциальные местные критики сидят, надувая щёки, вещая о «проклятом западе», их не стоит слушать, это просто сотрясание воздуха и непрофессионализм.

Все, что сегодня у нас происходит в искусстве – это не внутренняя потребность общества, это или внешние вливания в искусство, или какое-то чудесное стечение обстоятельств, как галерея, основателем которой я являюсь.

В домах, даже самых роскошных, мы, за редким исключением, не увидим серьёзную живопись, местный фарфор (его и не может быть, Ташкентский фарфоровый завод уничтожен, на его месте пока неизвестно что), стоящую графику. Это или коммерческая поточная худпродукция местных «рафаэлей», которые не способны к соревнованию на мировой арт-арене и сознательно замкнуты в своём узком мирке, яростно фантазируя о внешнем мировом зле за границами своей махаллинской улочки, или дизайнерские находки. Если встречаю культовую репродукцию художников современного мирового искусства – считаю уже хорошо.

С другой стороны, звезда нашего современного концептуального искусства Вячеслав Ахунов, успешно выставляется на лучших мировых площадках мира, а в данное время — в самом известном в России музее современного искусства «ГАРАЖ» в Москве, основателями которого являются Дарья Жукова и Роман Абрамович. Ахунов — наш узбекский живой классик, который имеет серьёзный бэкграунд, его покупают музеи и галереи мирового уровня, и цены там соответствующие. Но для нашего зрителя концептуальное искусство – это тёмный лес, пока невозможно объяснить, как графический лист или коллаж может стоить несколько тысяч евро.

В Италии в конце 14 -15 веке случилось Высокое возрождение, а во времена Рембрандта в 17 веке в Голландии уже давно велась активная аукционная работа, люди вкладывали в искусство, боролись за представленные лоты и существовал вторичный арт-рынок. В Россию же живопись на холсте маслом пришла вместе с реформами Петра I.

А к нам добралась уже из России и сформировалась в виде так называемой, узбекской школы только в прошлом столетии при полном отсутствии арт-рынка в силу известных причин. В итоге, от запада мы отстали на 500 лет, а от России почти на 300. Приходится нагонять поэтому. И деньги не всё решают здесь, даже при их достаточном количестве, нужно еще осознанное желание и уровень культуры для вложения в искусство.

У меня хватит пальцев одной руки, чтобы перечислить местных коллекционеров, в том числе, сформировавшихся среди зрителей нашей галереи. Это святые люди, и я не шучу.

Если сегодня я скажу: «Вкладывайте в искусство, это прибыльная инвестиция», то просто совру, чего я очень не хочу. Я вложила в искусство гораздо более внушительную сумму, чем озвученная вами, и ещё больше здесь – моих внутренних душевных инвестиций.

Получает ли прибыль моё дело? Во-первых, оно покрывает текущие расходы, во-вторых приносит небольшой доход, и самое главное, я чувствую потребность в том, чем я занимаюсь. Вы у нас в Узбекистане не найдёте аналогов созданного нами арт-пространства. Никто, кроме нас, не выставит открытые цены на произведения искусства, которые вы можете свободно увидеть на нашем сайте и в соцсетях. Тем более, никто, кроме нас, не предоставит информацию о проданных работах, по которым вы сможете определить привлекательность инвестиций в того или иного художника и сертификат о том, что вы приобрели произведение именно в галерее, а не где-либо.

И есть люди, конечно, высокой культуры и понимания сути коллекционирования, которые вкладывают в узбекское искусство, пока в основном, советского периода. Это и есть истинные патриоты. Они не прогадают, потому что следят за мировыми трендами, зарубежными аукционными площадками, галереями, где продаётся наше искусство, ведь как ни странно, за рубежом, оно оценено гораздо более по достоинству.

Коллекционер – всегда первый хранитель искусства, которое является маркером уровня культурного развития страны, все музейные коллекции изначально состоят из личных коллекций известных собирателей. Если мы сами не сформируем свой собственный арт-рынок, никто этого за нас не сделает.

Покупая искусство, посещая лекции по мировому и узбекскому искусству, которые мы проводим регулярно, вы вкладываете, прежде всего, в себя, расширяя свой кругозор и понимание происходящих процессов в арт-мире. Приобретая искусство – вы покупаете себе бессмертие, ваше имя и память о вас навсегда будут связаны с приобретённым вами произведением, а это бесценно и почётно в любой точке мира и является лучшей инвестицией.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.