Столица нагадила Разное

Сточные воды Ташкента сливаются в реку Бозсу без должной очистки. Загрязненные воды годами отравляют жизнь тем, кто живет ниже столицы. На месте экологической катастрофы побывали Никита Макаренко и Шухрат Латипов.

Канал Бозсу в поселке Нурафшон. 8 августа 2019 года. Фото: Шухрат Латипов / “Газета.uz”

Куда уходит сточная вода из квартир горожан и предприятий? Наверняка, вы уверены, что в таком современном и развитом мегаполисе, как Ташкент сточные воды подвергаются необходимой очистке и только затем сбрасываются в реки и каналы.
Это в теории. Что происходит сегодня на практике, можно увидеть (и понюхать), посетив канал Бозсу ниже Ташкента по его течению. Он превращен в реку из человеческих и промышленных отходов. Такое можно увидеть только в научно-фантастических фильмах про пост-апокалипсис. От канала невыносимо пахнет.
Ташкент забирает чистую воду в свою систему водопровода из канала Бозсу выше города. Но платит не благодарностью — на выходе столица отравляет канал. После этого еще более 60 км до впадения в Сырдарью грязный канал Бозсу питает Ташкентскую область. Он служит источником воды для полива и бытовых нужд в более чем 10 населенных пунктах.

Место сброса сточных вод в канал Бозсу из Бозсуйской станции аэрации. Скриншот: Яндекс.Карты.

Чуть выше поселка Нурафшон, в 4 км западнее Ташкента, располагается Бозсуйская станция аэрации. Через две видимые с берега трубы она сливает сточные воды в канал Бозсу. Станция была построена в 1962 году. Ее фактическая мощность — 750−770 тысяч кубометров в сутки. Это больше трети канализационных стоков Ташкента. Остальное приходится на Саларскую станцию у аэропорта и Бектемирские сооружения на Чирчике.
Принцип работы станции аэрации достаточно сложен. В очистке воды применяется аэрация, активный ил, фильтры, отстойники. В идеале сбрасываемая после очистки вода не должна нести урона экологическому состоянию канала. Но ГУП «Сувсоз» признает на своем сайте, что эффективность очистки на Бозсуйской станции составляет всего лишь 52%. На деле, кажется, все еще хуже.


Просмотр на YouTube

По данным Узгидромета, полученным «Газетой.uz», качество воды в канале изменяется в диапазоне от класса чистых вод до класса умеренно загрязненных вод. И не сильно отличается выше и ниже Ташкента. В 2019 году систематические превышения предельно допустимых концентраций (ПДК) наблюдались только по нефтепродуктам.
Тем не менее, стоя на берегу Бозсу в поселке Нурафшон, сложно поверить в умеренное загрязнение. Жители и сотрудники говорят о том, что сбросы происходят тайно, по ночам.

Молочные реки

У канала мы встречаем местных жителей из поселка Нурафшон Зангиатинского района, которые давно отчаялись. По их словам, проблемы начались примерно в 1995 году. И с тех пор они вынуждены жить в этих условиях.

Вода в канале до сброса из Бозсуйской станции (слева) и после сброса (справа). 8 августа 2019 года. Фото: Шухрат Латипов / «Газета.uz».
«В детстве мы купались в этом канале. Сейчас тут даже руки не помоешь. Когда приезжают проверки, то канал немного чистят, бросают хлор. Для показухи», — говорит один из жителей дома напротив канала. «Когда я делал свадьбу, я попросил станцию перекрыть сток хотя бы на два дня. Гости не хотели приезжать из-за запаха, стыдно. Расплодились насекомые, комары, пауки», — добавляет его сосед.

Специалист местной махалли «Намуна» Саодат Ниёзова говорит, что ни одна из жалоб не помогла решить проблему: «Мы писали письмо президенту два года назад, результата не было. Была встреча в хокимияте. Приезжали из Госкомэкологии. Сказали, что все хорошо. Приезжало и телевидение. У нас постоянно болеют дети, вечером невозможно открыть двери из-за запаха».

Жители подтверждают, что по ночам, примерно около полуночи, станция сливает большие объемы воды, и запах становится совершенно невыносимым. Факт таких сливов подтвердил сотрудник Бозсуйской станции, пожелавший остаться анонимным, опасаясь увольнения. По его словам, сливы необходимы из-за переполнения отстойников.
«Если не спускать воду, она вскипит. Излишки приходится спускать. В основном открываем ночью. Это происходит в выходные, после 9 часов. Согласно порядку, открывать нужно только в аварийных ситуациях. Но открываем часто. Закрываем, когда приходит комиссия», — сказал сотрудник.
Он также выразил сожаление, что сотрудники станции вынуждены принудительно работать после завершения смены, заниматься бетонированием, откачиванием воды и очисткой площадок для отходов. По его словам, никто не жалуется и не отказывается из-за боязни увольнения.

Слив из Бозсуйской станции аэрации. 8 августа 2019 года. Фото: Шухрат Латипов / «Газета.uz».

Кисельные берега

Специалисты «Сувсоз» и ученые считают, что они не виноваты в загрязнении Бозсу. По их словам, всему виной отсутствие очистительных сооружений у предприятий города.
«Нормальная и бесперебойная работа очистных сооружений полной биологической очистки зависит во многом от качества поступающих на сооружения сточных вод. На очистные сооружения Ташкента поступают сточные воды, не предусмотренные проектами очистных сооружений и правилами приемки сточных вод. Пока предприятия будут сбрасывать стоки недостаточно очищенных сточных вод, городские сооружения не смогут работать в нормальном режиме», — сказала специалист «Сувсоз» Нина Пикуль.
«Главная проблема заключается в том, что станции аэрации предназначены для очистки бытовых сточных вод. Но у нас туда подаются и промышленные воды. В них содержатся токсичные вещества, с которыми не в силах справиться активный ил. Он погибает», — добавила Наталья Акиншина, ведущий научный сотрудник отдела прикладной экологии Национального университета Узбекистана.

Ситуация с очисткой сточных вод предприятий в Ташкенте совершенно катастрофичная. На учете в «Сувсоз» находятся 600 предприятий, сбрасывающих недостаточно очищенные сточные воды в городские канализационные сети.

Среди этих нарушителей — CП GOLD DRIED FRUITS, Asklepiy swift, «Бектемир спирт», «Чарм Атор», «Чарм Нур инвест», бойни скота и птицы, бумажное производство и другие, сообщили в «Сувсоз».
«На 243 предприятиях установлены очистные сооружения, но работают они частично и не дают требуемой степени очистки. Отстойники на автомойках построены неправильно и не дают нужного эффекта. На заводах GM и ВЧД2 очистные сооружения не дают требуемой степени очистки», — сказала Нина Пикуль.
Предприятия, сбрасывающие недостаточно очищенные сточные воды, выплачивают компенсационные выплаты. Кроме того, «Сувсоз» приостанавливал деятельность особо злостных нарушителей, но на незначительное время. В законодательстве Узбекистана нет статей, позволяющих приостанавливать деятельность предприятий до доведения сточных вод до утвержденного ПДК.
Экологи, с которыми беседовал автор, утверждают, что предприятиям выгоднее платить штрафы, чем заниматься очисткой своих стоков.

Грязная вода сразу у стока Бозсуйской станции аэрации. 8 августа 2019 года. Фото: Шухрат Латипов / «Газета.uz».

Есть еще одна проблема, ведущая к экологическому кризису. Несмотря на то, что очистные сооружения города не справляются с нагрузкой жителей города и предприятий, в Ташкенте вводятся в строй новые жилые кварталы и промышленные зоны. Перерабатывать их сточные воды город не в состоянии.
«Город растет. Производительности очистных сооружений уже не хватает. Требуется их тщательная модернизация», — сказал руководитель отдела прикладной экологии Национального университета Узбекистана Азамат Азизов.

Кредитные деньги

Как бы это ни звучало странным, но и Бозсуйская, и другие станции совсем недавно были модернизированы. Процесс завершился в 2014 году. Местные жители слышали об этом, но никакой разницы не почувствовали. Давайте посмотрим в документы.
В декабре 2010 года было принято постановление президента (ПП-1443) «О мерах по реализации проекта „Усовершенствование системы канализации Ташкента с участием Исламского банка развития“». На модернизацию канализации ИБР выделил 35,37 млн долларов США.
Из них конкретно на Бозсуйскую станцию аэрации было потрачено 12,9 млн долларов. Какой был от них эффект, если канал остался таким же грязным?
«Во время проведения реконструкции была проведена замена старого оборудования на современное, автоматизированное и менее энергоемкое. Эксплуатация сооружений после внедрения нового оборудования показала улучшение технологического режима и качества очистки сточных вод», — сообщила Нина Пикуль.
По данным «Сувсоз», эффективность работы сооружений до реконструкции составляла 55%, а в настоящее время доходит до 75%. Тем не менее, сотрудники станции отмечают, что новое оборудование не работает должным образом.
«На станции было установлено китайское оборудование. Оно проработало год, потом сломалось. Теперь мы опять работаем по старинке. Технологии, что были внедрены на деньги ИБР, отработали свое. И мы вновь вернулись к советским. Нам обещали, что все будет управляться с пульта, будет автоматика. Но на деле мы все так же работаем руками. Новое оборудование вышло из строя потому, что вода несет мусор, тряпки, песок, даже доски. Насосы засоряются», — сообщил сотрудник Бозсуйской станции.
Самое интересное, что согласно договору с ИБР, наша страна будет расплачиваться с банком за этот кредит вплоть до 2025 года. Выплачивая каждый год по 2,29 млн долларов.
В «Сувсоз» отмечают, что выделенных средств на реконструкцию было недостаточно, и нужны новые инвестиции. В перспективе требуется еще 75 млн долларов на увеличение мощности станции на 100 кубометров в секунду и 696 тысяч долларов на реконструкцию отстойников.

Канал Бозсу у поселка Нурафшон. 8 августа 2019 года. Фото: Шухрат Латипов / «Газета.uz».

У разбитого корыта

После разбора ситуации стали очевидны две главные проблемы:
1. Текущее экологическое законодательство и процедуры абсолютно нежизнеспособны. Как видно из статистики, предприятия не занимаются очисткой своих сточных вод. За это не предусмотрено серьезных наказаний. Источники «Газеты.uz» среди узбекистанских экологов сообщили об известных им фактах коррупции в сфере контроля сточных вод, подмене замеров и других манипуляциях.

Очевидно, что здесь нужна серьезная политическая воля. Иначе предприниматели будут продолжать отравлять те небольшие запасы воды, что имеются в стране. Кстати, по недавней статистике, Узбекистан занял 25-е место в мире в списке стран с высоким дефицитом воды. Есть ли проблема серьезнее?

2. Нужна глубокая модернизация очистных сооружений города и строительство новых. Недалек тот день, когда население Ташкента приблизится к 4 миллионам. Канализационные сооружения города были построены в начале 1960-х годов. Они очевидно не могут справляться с существующим объемом стоков.
Если эти проблемы не решать сейчас, то через 10−20 лет районы по течению рек и каналов ниже Ташкента могут стать непригодными для сельского хозяйства и комфортной жизни.
В подготовке материала принимал участие Шухрат Латипов.

Никита Макаренко
Журналист, продюсер, музыкант и драматург.
Отсюда.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
1

2 комментария

  • J_Silver:

    Что характерно — вопрос архиважный, но никому до него и дела нет! То ли дело обсуждать, где какой дом стоял до эпохи исторического материализма и которые обсуждавшие явно не видели по своему даже самому почтеннейшему возрасту!

      [Цитировать]

  • ANV:

    Похоже ЕС сам себе противоречит — то призывает снести махалли и строить «габусы», то страдает от стоков исходящих из них. Может в консерватории что-то не так?

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.