Профессия часовщик: интервью с Нариманом Наджатовым о первых курантах и тонкостях мастерства Tашкентцы Фото

Ташкентский мастер Нариман с одного взгляда может определить возраст часов, узнать о механизме, а на слух — найти поломку. Сейчас таких опытных мастеров, как он, в Ташкенте, да и по всей республике, осталось очень мало. Большинство хороших мастеров покинуло Узбекистан в поисках лучшей жизни. В некоторых областях до сих пор нет часовых мастеров. Работа часовщика — сложная, тонкая, искусная. Иногда эту профессию сравнивают с профессией снайпера или хирурга, ведь часовщику тоже необходимы твердая рука и острое зрение. Нариману на данный момент 78 лет, стаж его работы почти 60 лет, и он по-прежнему полон сил и энергии, занимается любимым делом и имеет большие планы на будущее.


Я безмерно счастлив, что работаю часовщиком

У моей мамы была подруга Бахрам Кадыровна Гайфулина, на тот момент — директор среднеазиатского отделения Ювелирторга. Это отделение поставляло украшения и часы во все ювелирные магазины Средней Азии. Она спросила мою маму, не хочет ли она отдать меня в профессию часовщика. Сам я в то время мечтал стать летчиком, но не прошел комиссию по здоровью. Я согласился попробовать себя в часовом деле, и так, благодаря маминой подруге, приобрел навык в ремонте часов.

Я безмерно счастлив, что работаю часовщиком. Ко мне приносят всякие часы: и разбитые, и грязные, а…

…Я ДАЮ ИМ ВТОРУЮ ЖИЗНЬ И РАДУЮСЬ, КОГДА ОНИ СНОВА НАЧИНАЮТ ИДТИ. ЭТО САМАЯ ПРИЯТНАЯ ЧАСТЬ МОЕЙ ПРОФЕССИИ.

В 52 года я поступил в вечернюю школу…

По образованию я техник-плановик. Я окончил ферганский техникум бытового обслуживания. Это образование далось мне непросто. После учебы в школе меня забрали в управление, и 8 лет я проработал в ГЛАВКе; за это время я объездил всю республику, все области, все города. По работе я оказывал практическую помощь: показывал, как организовывать цеха, делал записи нужд и потребностей, потом сдавал эти отчеты руководству.

На тот момент начальник не знал о том, что у меня всего 7 классов школы, потому что я добросовестно выполнял свою работу. И тут отдел кадров докладывает об этом руководителю, который очень удивился. Помню, сказал: «Посмотрите на него, разговаривает, будто два института окончил!». В итоге меня отправили на учебу.

С семилетним образованием меня не брали в техникум сразу, там необходимо обязательное среднее, и в итоге в 52 года я поступил в вечернюю школу и учился вместе с подростками.

ПОМНЮ, Я ОЧЕНЬ БОЯЛСЯ ТОГО, ЧТО НЕ СПРАВЛЮСЬ С ПРОВЕРКОЙ ЗНАНИЙ ПО ЛИТЕРАТУРЕ ИЛИ МАТЕМАТИКЕ, МНЕ БЫЛО ОЧЕНЬ СТЫДНО.

Но я все-таки окончил учебу, все 9 классов. После получения аттестата я поступил в ферганский техникум бытового обслуживания, и мне удавалось совмещать работу с обучением: я учился практически самостоятельно, приезжал только на сессии. В итоге я получил заветный диплом среднего технического образования и возможность официально работать по специальности плановик-техник производственно-технического отдела.

На тот момент ремонт часов был востребован

Я работал в организации «РемТочМех» (ремонт точных механизмов) в специальном отделе, который занимался обслуживанием часов в организациях. Все напольные, настенные, ковровые часы обслуживались мной. Я бывал в Совете министров, президиуме Академии наук, ЦК комсомола, Министерстве финансов, в ТАШГУ, финансово-экономическом институте, больницах, школах. По графику в день приходилось посещать 5-6 организаций, я заводил часы, ремонтировал их при необходимости, чистил… Также были внеочередные поломки.

На тот момент ремонт часов был востребован: каждый гражданин носил часы. До развала СССР у нас в городе было 150 приемных пунктов по ремонту часов, и мы там не только ремонтировали, но и отправляли часть часов на комбинат, где производился ремонт. В этом комбинате было несколько цехов: ремонт часов, обменный фонд (если человек приносил старые часы, он мог забрать такие же, но отреставрированные, чтобы долго не ждать ремонта именно своих, либо могли оплатить разницу за более дорогую модель).

До реорганизации Министерства бытового обслуживания в 1976 году мы имели со всеми часовыми заводами контакт и при необходимости получали необходимые запчасти. А взамен мы производили гарантийный ремонт, плюс оказывали бытовые услуги населению.


История курантов

В 1947 году у нас в городе появились куранты. Их привез из предместья Кенигсберга, немецкого города, часовой мастер, бывший фронтовик, мой товарищ и наставник Александр Айзенштейн. Куранты появились в Ташкенте благодаря случаю и любви Александра к часовым механизмам. Находясь в Кенигсберге, Александр (или дядя Саша, как я его всегда называл), увидел часы на ратуше. Ратушу собирались взорвать саперы, они освобождали город и часы неминуемо были бы разрушены. Айзенштейн уговорил коменданта городка майора Соколова приостановить взрывные работы, чтобы можно было снять часовой механизм. Тогда он сказал: «Я отправлю эти часы в Ташкент. Если я буду жив я, то установлю их и сделаю подарок своей родине».

Куранты — это символическое явление. Начальство одобрило идею отправки курантов в Ташкент, и Айзенштейну выделили целый вагон для механизма.

После прибытия часов в Ташкент Айзенштейн обратился в Горисполком с предложением: «Я привез часы в разобранном виде, разрешите их собрать и установить. Взамен хотелось бы получить квартиру, и я буду обслуживать эти часы на протяжении всей моей жизни». Просьба фронтовика была выполнена и сейчас центр столицы украшают куранты. Впоследствии на заводе Чкалова проектировщики добавили еще три циферблата и вспомогательные механизмы. Александр Айзенштейн обслуживал эти часы до конца своей жизни.

Куранты, 1949 год. Источник фотографии Kommersant.uz

В 1966 году было большое землетрясение, и были повреждены не только здания, но и корпус курантов и один из колоколов. В стенах появились огромные щели. В то время была традиция: к первомайским праздникам на курантах каждый год менялось знамя. После апрельского землетрясения на здание было очень страшно взбираться, и дядя Саша пришел ко мне с просьбой. Я должен был заменить флаг на курантах.

Тогда состоялось мое близкое знакомство с курантами, я узнал их изнутри. У курантов хитрый часовой механизм: они заводятся лебедкой, а не ключом, как обычные часы. Внутри находятся огромные гири, которые висят на уровне трех метров над землей, чтобы их было невозможно достать хулиганам. Еще там установлены усилители звука, чтобы бой часов был слышен как можно дальше.

Я считаю куранты очень красивым украшением города. А вот появление вторых курантов в городе для меня шок и расстройство. Они не работают. Те, заслуженные куранты, стоят, символизируя наш город, а эта копия зачем? В том же месте, да еще и неработающая. Мне искренне непонятно их назначение.


Сложности работы

На сегодняшний день мы, мастера, остались в стороне. Несмотря на то, что теперь мы можем брать патент и лицензию на работу часовым мастером, работать почти невозможно — нет поставки запасных частей. В этом самая большая сложность на сегодняшний день. Мы не можем обеспечить качественный ремонт только из-за нехватки необходимых материалов.

В 2008 году была создана ассоциация «Хунарманд», и сейчас мы считаемся ремесленниками. Исходя из указа, нам должны предоставлять запчасти для ремонта, выделять места в оживленных точках города при магазинах и базарах, чтобы людям удобно было к нам ходить. Но в данное время у нас нет даже элементарного сырья. Часовые механизмы очищаются только авиационным бензином, он избавляет и от пыли, и от ржавчины. В советское время каждому мастеру ежемесячно выделялся этот бензин, чтобы мастер мог качественно выполнять свою работу. А сейчас мы вынуждены самостоятельно искать бензин и покупать его с рук с бешеной наценкой. Не имея этого бензина, очень сложно работать. Я обращался на нефтебазу, но мне ответили отказом, потому что бензин — это стратегически важный продукт, и он не реализуется нигде, кроме бирж. Однако вопрос о том, откуда он берется на базарах, в бутылках, остается открытым.

О востребованности профессии

Профессия востребованная, так как сейчас у каждого человека есть часы. В доме это больше элемент интерьера, декора, стиля. Наручные часы — настоящие ювелирные шедевры, искусство, это украшение. Во времена моей молодости часы были символом успешности, мужчины носили этот аксессуар с гордостью. Сочетание шляпы с наручными часами создавало образ успешного, стильного человека. Часами гордились, их ценили и даже передавали по наследству.

А сейчас весь мир заполонили часы китайского производства, которые очень быстро ломаются. И в этом наша беда — часы завозят, а запасные части к ним — нет. Также есть множество фирм, которые выпускают очень дорогие, красивые часы в золотых корпусах, с драгоценными камнями, но с механизмом очень плохого качества. И опять же, запчастей для них нет, поэтому их путь — переплавка.


Принцип «от мастера к ученику»

Желающих обучаться часовому мастерству на самом деле много, и поэтому я решил преподавать. И не только в Ташкенте, но и по областям. Чтобы обучиться, очень важно обладать такими качествами, как целеустремленность и усидчивость, ведь часовщик постоянно сидит, «колдует» над крохотными деталями, паяет проводки, собирает, чистит, а некоторые детали даже вытачивает.

Кроме техники ремонта в программе обязательно будут уроки о том, как обращаться с клиентом. Это тоже очень важно. Я, например, на работу хожу в рубашке, потому что мы занимаемся обслуживанием населения и должны выглядеть культурно и опрятно. Да и доверие повышается.

Вообще, раньше существовали целые институты, где готовили профессиональных часовщиков. Ученики изучали математику, черчение, металловедение и даже историю часового дела. По завершении обучения ученики получали сертификаты с указанным разрядом (это уровень мастерства). Сейчас мастерство передается по принципу «от мастера к ученику».

Мечты

Моя мечта, как и моих коллег, — заключить договоры с заводами о поставке деталей к механизмам, но это может сделать кто-то вышестоящий над нами, с каждым отдельным часовщиком заводы не будут заключать контракты.

Еще одна наша мечта — чтобы была возможность работать на государство, как раньше. Сейчас мастера вынуждены самостоятельно арендовать рабочие места, закупать запчасти, сырье и инструменты. Конечно, цена на ремонт значительно возрастает. А если бы государство взяло на себя заботу о наших рабочих местах, цены бы снизились.

СТАТЬЯ ПОДГОТОВЛЕНА: МИЛАНА ГАШЕВА

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
1

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.