Наследие великой империи, или как в Ташкенте может появиться свой Петергоф Искусство Разное

Дворец великого князя Николая Константиновича Романова в Ташкенте

Фото из личного архива Бориса Бабаева

О ценности и самых уникальных картинах из коллекции великого князя Николая Константиновича Романова в Государственном музее искусств Узбекистана корреспондент Sputnik побеседовал с ташкентским журналистом, руководителем интернет-сайта Kultura.uz Борисом Бабаевым.

ТАШКЕНТ, 2 июн — Sputnik, Дильшода Рахматова. В Узбекистане все активнее обсуждают идею возвращения уникальной коллекции русского и зарубежного искусства великого князя Николая Константиновича Романова в его дворец. Корреспондент Sputnik пообщалась с узбекским журналистом Борисом Бабаевым, снявшим документальный фильм об этих работах, чтобы выяснить, в чем ценность коллекции и что ей может придать новую жизнь.

— Какой след в истории Узбекистана оставил князь Николай Романов? Насколько хорошо современники знают о нем?

— Его имя, подробности жизни в Туркестанском крае до сих пор окутаны ореолом некой  великой тайны. Но все то, что им сделано за многие годы ссылки в Узбекистан, здесь помнят хорошо. Да иначе и быть не могло. Это была очень яркая, масштабная личность. Он так много сделал для развития культуры старого Ташкента: создал целый ряд  успешных предприятий, вложил немалые средства для проведения ирригационных работ на больших площадях в Голодной степи и добился очень высоких результатов, вел  обширную  благотворительную деятельность. Во всем этом четко проявлялся человек недюжинных способностей, обладатель многих талантов и при этом особа царских кровей.

Портрет великого князя Николая Константиновича Романова
ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА БОРИСА БАБАЕВА
Портрет великого князя Николая Константиновича Романова

На долю князя Николая Романова (1850–1918) выпали серьезные испытания. Он был первым ребенком великого князя Константина Николаевича – младшего брата российского императора Александра II, внуком Николая I. Окончил Академию Генерального штаба, в которую поступил по собственному желанию в 1868 году, став первым из династии Романовых, окончивших вуз с серебряной медалью.  После учебы много путешествовал по миру и уже тогда начал собирать свою поистине уникальную коллекцию западноевропейской живописи, старинных предметов, автографов и рукописей.

По мнению одного из исследователей биографии князя писателя Айдына Гударзи-Наджафова, роль Николая Константиновича Романова была незаслуженно забыта, а в его биографии оказалось немало «темных пятен». При этом князь оставил глубочайший след в истории Туркестанского края, в его культурологическом и экономическом укладе.

В 1874 году, обвиненный в присвоении бриллиантов из семейной свадебной иконы родителей, был навсегда выслан за пределы Санкт-Петербурга по указу императора Александра II. При этом высшей монаршей властью  был признан душевнобольным, лишался всех наград, званий, имущества, которое ему должно было остаться по наследству. До приезда на узбекскую землю он почти 7 лет скитался по разным местам и обрел свой дом лишь в 1881 году, прибыв в Ташкент. Здесь он пережил перипетии первого этапа Октябрьского переворота, в январе 1918 года здесь же завершился его жизненный путь . Но его деяния в Туркестанском крае остались в памяти народа, они говорят о государственном масштабе этой личности.

— Расскажите о его уникальной коллекции, которая может в скором времени украсить экспозицию самого знаменитого музея мира…

— Один из старейших музеев республики – Государственный музей искусств Узбекистана отметил совсем недавно свое столетие. Жителям Ташкента и гостям столицы Узбекистана хорошо известно его здание на улице Амира Темура. В собрание музея входят произведения узбекских художников от начала ХХ века до наших дней, а также уникальная коллекция декоративно-прикладного искусства Узбекистана, большая коллекция произведений западноевропейского и русского искусства и предметы искусства зарубежного Востока.

Письмо великого князя Николая Константиновича Романова о строительстве им дворца в Ташкенте
ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА БОРИСА БАБАЕВА
Письмо великого князя Николая Константиновича Романова о строительстве им дворца в Ташкенте

Основой экспозиции послужила богатейшая коллекция картин европейской и русской живописи, собранная  и принадлежавшая великому князю Николаю Константиновичу, почти четыре десятка лет прожившему в ссылке в Ташкенте.  

Небольшой дворец для князя Романова построили в самом начале 1890-х годов по проекту архитекторов А.Л. Бенуа и В.С. Гейнцельмана. Он и сегодня украшает центр Ташкента. На протяжении двух десятилетий Николай Константинович пополнял свою коллекцию  картинами и мраморными скульптурами известных русских и зарубежных мастеров, В 1918 году, после смерти великого князя, его дворец превратили в музей, переместив туда работы живописцев Туркестанского края из краеведческого музея.В 1935 году разросшаяся экспозиция переехала в новое здание Народного дома, где находилась вплоть до ташкентского землетрясения 1966 года. Еще спустя восемь лет на месте прежнего здания возвели современный комплекс Государственного музея искусств Узбекистана, где центральное место занимает коллекция, собранная во время путешествий в прежние  годы  по Западной Европе  Николаем Константиновичем  Романовым.                                   

В 20-х и 30-х годах прошлого века  музей пополнился произведениями русских художников из расформированного Румянцевского музея, музейных фондов Москвы и Ленинграда, других городов.  На протяжении нескольких десятилетий  музей приобретал картины у  частных коллекционеров, а также производил обмен произведений из музейных фондов с другими музеями. Таким образом, в Государственном музее искусств Узбекистана сформировалась весьма обширная коллекция,  включающая основные художественные стили и течения русского искусства, и охватывающая период до начала ХХ века, в том числе  иконы  новгородской, московской, строгановской, северной и других иконописных школ XIV–XVIII веков.

Так, русская живопись XVIII века в этой коллекции представлена работами классиков портретного жанра Ивана Аргунова, Владимира Боровиковского, Дмитрия Левицкого и Федора Рокотова. В музейной экспозиции довольно широкий спектр академизма – несколько портретов кисти Карла Брюллова, «Семейный портрет», «Портрет дамы в голубом» Карла Гуна, пейзажи Ивана Шишкина и Ивана Айвазовского,  жанровые и исторические сюжеты, «Суд в Древнем Риме» Степана Бакаловича, картина Генриха Семирадского «Французский художник времен Людовика XV пишет портрет маркизы» и другие. 

В большинстве своем коллекция великого князя  состоит из подлинников самого лучшего периода русского искусства, и это самое главное. В ней немало самых лучших полотен, представляющих  западноевропейское искусство того времени. Это также удивительно красивые, большие, драгоценные скульптуры  итальянских мастеров. Все это попало в Ташкент благодаря Николаю Константиновичу Романову, который эту коллекцию подарил, как он сам выразился «моему любимому городу Ташкенту».

— Каким вам представляется будущее этой коллекции?

— Было бы справедливо выставить эту коллекцию в прежних дворцовых покоях великого князя. В этой обстановке она бы заиграла всеми своими красками еще ярче, как в прежние времена. Об этом говорят все чаще и чаще истинные любители искусств, а недавно с таким предложением выступил Общественный Совет при Государственном музее искусств Узбекистана.

Фактически, это была первая картинная галерея в Центральной Азии, открытая для публики задолго до революции. И сам великий князь тогда выступал там как искусствовед, и «чистой публике», как это тогда называлось, рассказывал об этих картинах, как они приобретались,  реставрировались, привозились. Он не просто заказывал полотна, но и приобретал их на самых авторитетных выставках и антикварных аукционах. В молодости князь не был ограничен в средствах.

Будучи царских кровей, блестяще образованный, он хорошо разбирался в искусстве, отсюда и такая коллекция. Все эти работы целы, и список его картин известен, и они в нашем главном музее страны. У нас есть все основания говорить, что эта коллекция не только уникальная, но и может считаться одной из лучших в мире. 

 — Какие картины конкретно вы могли бы назвать как самые лучшие?

– Несомненно, это знаменитая  «Купальщица» Андреа  Белолли. Посетители подолгу останавливаются у потрясающе красивой мраморной скульптуры «Венера с яблоком». Она была заказана князем у известного итальянского скульптора Томазо Солари и, конечно, производит большое впечатление. 

Нельзя не обойти вниманием целый ряд картин исторического плана. Полотно Николая Ге «Петр I допрашивает сына», не копия, подлинник! Или, скажем, его же прекрасная работа «Княжна Тараканова». Это очень высокое искусство конца XIX века. Знаковая картина Мясоедова «Дедушка русского флота». Хотя за эти годы лак там потемнел,  но полотно  убедительно повествует о зарождении русского флота, который потом в течение столетий  приносил державе новые победы.

Есть и совсем камерные работы. К примеру, это его знаменитый «Католический проповедник» Ксенофонта Маковского. Эта картина висела при входе во дворец князя Николая Романова. Полная экспрессии, она тоже производит большое впечатление, полотно очень  нравилось самому хозяину.

Следует также отметить  акварель, которая  долго висела в его кабинете. Она называется «Орошение в Голодной степи», где  показано строительство первого голодностепского канала. Еще в XIX веке  на свои средства  великий князь прокладывал этот канал на  юге бывшей Голодной степи в Узбекистане. Рисовал эту картину с натуры его давний друг, замечательный художник, академик  Николай Николаевич Каразин, президент Российской академии.  В коллекцию входят также замечательные портреты предков. Это Петр Великий, император Павел,  очень  хорошие дворцовые копии Натье — Екатерина Алексеевна и Екатерина Вторая.

Картина из коллекции великого князя Николая Константиновича Романова
ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА БОРИСА БАБАЕВА
Картина из коллекции великого князя Николая Константиновича Романова

Некоторые западноевропейские картины можно рассматривать как копии, но им по 300 лет, многим и больше, потому им сегодня просто нет цены. Можно сказать, что у нас будет  ташкентский Петергоф, если все это переместить в бывший дворец Николая Константиновича.

Читать далее: https://uz.sputniknews.ru/culture/20190602/11671910/Nasledie-velikoy-imperii-ili-Kak-v-Tashkente-mozhet-poyavitsya-svoy-Petergof.html

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.