Михаил Книжник. ЛЮДИ. ТЕТЯ НАТУСЯ Искусство

Опубликовано в «Новой Юности» №1 2019.

Я не знаю как где, но у нас, на втором лечфаке, те, у кого были врачебные амбиции, с четвертого курса начинали дежурить медсестрами-медбратьями и чаще всего — в реанимационных отделениях. И не только такие, как я, для кого сестринская зарплата была ощутимым подспорьем, но и ребята из семей, в которых подобные суммы погоды не делали. По большому знакомству мне удалось устроиться в хирургическую реанимацию медсанчасти текстильного комбината. И сегодня, по прошествии тридцати с чем-то лет, оглядываясь назад, я считаю это одной из главных удач своей жизни. И не только профессиональной.

Больница та была особой: стратегический комбинат подчинялся напрямую Москве. Больница получала деньги не только от местного минздрава (или «минздоха», как говорил мой папа), но и от комбината. А правило «кто девушку кормит, тот ее танцует» безукоснительно работало и в стране обобществленных средств производства. Говорили, что заведующих отделениями утверждал на должность директор комбината, и были они все люди штучные, или, как это называется в Израиле, — «калибр». И советская национальная политика с реверансами по отношению к одним и процентными нормами к другим этносам как-то отодвигалась на задний план. Состав был по-настоящему интернациональным. Заведовал реанимацией ироничный красавец Вадим Ефимович. Нами, средним медперсоналом, командовала суховатая, резкая и справедливая старшая сестра Раиса Ивановна. Но настоящей хозяйкой отделения являлась нянечка тетя Натуся, она была всеобщая мать, всеобщая заступница, но при этом лаконичные и точные ее характеристики намертво прилипали к объектам. «Мудёнок» или «шалашовка» — после слов тети Натуси они уже иначе не назывались.

Образования не имела никакого, говорила, смешно переиначивая слова. Поликлиническое отделение называла «полуклиникой», поскольку по сравнению с реанимацией, где, случалось, и умирали, в поликлинике происходила медицина легкомысленная, несерьезная. На вопрос «Где ведро?» — отвечала «Окиле балькона». Я и сейчас так говорю, иногда ловя на себе озадаченные взгляды. Была она замужем, муж ее был конструктор и еврей. Как они ладили при всех социальных, образовательных и культурных перепадах, я не знаю. Но ладили. Мужа своего тетя Натуся очень любила и даже покровительственно по-матерински жалела. Тем более, что детей у них не было. Отношение к мужу она отчасти переносила и на остальных евреев, считая их своими и нуждающимися в ее, тетинатусиной защите и опеке. Я ощущал это на себе.

Когда ближе к полуночи затихали обихоженные пациенты, все сотрудники интенсивной терапии собирались тут же, за занавеской, доставалась еда, заваривался чай. И начинались самые блаженные минуты общего трепа. Если не было поступлений, остатки ночи делились между сестрами-братьями поровну, а остальные укладывались поспать. Врач — в кабинете заведующего, мы — на свободных койках в маленькой, проходной палате или на матрасике на полу. Укладывалась и нянечка. И тут начиналось представление. Храпела Натуся, словно реактивный самолет на взлете, и поделать с этим ничего было нельзя. Казалось, что в ответ на ее децибелы открывали глаза пациенты под наркозом. Но поскольку поспать удавалось далеко не всегда, а работала тетя Натуся самозабвенно, не сачковала, на помощь приходила немедленно, то на сверхзвуковые ее способности все, условно говоря, закрывали глаза.

Запомнился мне один разговор. Среди ночи собрались мы за занавесочкой у накрытого домашними разносолами стола. Взяв свою чашку, я выдохнул:

— Господи, как я устал.
— У нас в деревне стыдно было говорить «устал». Я и до сих пор стесняюсь, — сказала тетя Натуся. А было ей тогда хорошо за пятьдесят. Столько, сколько мне сегодня. С той поры я избегаю жаловаться на усталость

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
4

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.