Сайид Азимбай, биография Tашкентцы История Старые фото

Шахло Турдикулова прислала книгу, написанную её отцом Уткуром Саидкаримовым, спасибо!. О Сейиде (Сайиде) Азимбае были публикации 1, 2, 3.

Предисловие

Предлагаемый русскоязычному читателю отрывок является частью книги, написанной для своих родственников. Это история рода, которая начинается с моего прапрадеда по мужской линии Сайид Мухаммадбая, который родился в конце 18-го века и умер в середине 19-го века, и заканчивается нашими днями. Книга была задумана давно, но осуществить замысел удалось только сейчас. В книге затронуты судьбы сына Сайид Мухаммадбая Сайид Азимбая, внука Сайидкаримбая и далее всех потомков Сайидкаримбая, коих насчитывается на сегодняшний день более 400 человек. Книга написана на узбекском языке, но по просьбе моих читателей, то есть моих родственников, первая часть была переведена на русский язык и вставлена прямо в текст книги, так что первая часть присутствует на двух языках. Дело в том, что литературный узбекский язык отличается от бытового языка (как и во французском, кстати). И многие мои родственники, обучавшиеся в русских школах, прекрасно разговаривают на узбекском языке, но с трудом понимают литературный язык.

Вторая часть книги не представляет интереса для широкой публики. Это краткие сведения о детях, внуках и правнуках Сайид Каримбая. Я тоже один из внуков Сайид Каримбая. Мой отец Саидабдулла был вторым сыном Сайид Каримбая.

Книга посвящена двухсотлетней истории одного рода. Эта история неразрывно связана с историей всего узбекского народа, пережившего за два века междоусобные войны, российскую экспансию, три революции, две мировые войны, гражданскую войну, голод тридцатых годов и сталинские репрессии

Сайид Каримбай умер в 1916 году, оставив 5 дочерей и 5 сыновей от двух жен. Его дети испытали все «прелести» Советской власти. У них были экспроприированы дома и недвижимость, вплоть до золотых украшений женщин. Только вставшие на ноги во время НЭПа сыновья подверглись гонениям в 30-ые годы. Две дочери эмигрировали в Китай в начале 30-х годов и вернулись только в 1955 году. Один из сыновей провел в сталинских лагерях 10 лет. Один из сыновей, врач по профессии, со своим госпиталем попал в плен и после Бухенвальда эмигрировал в Италию, затем в США и вернулся на родину только 1960 году. Все сыновья и даже некоторые внуки старшего возраста испытали на себе понятие «сын бая», которое было в ходу вплоть до 20-съезда 1966 года. Их время от времени увольняли с работы, отчисляли из ВУЗов. Наиболее «безопасными» были профессии научных работников, врачей, инженеров. Видимо поэтому среди потомков Сайид Каримбая так много ученых, врачей, инженерных работников и в последнее время банковских работников. Если только двое из детей Сайид Каримбая были с высшим образованием, то внуки и правнуки его, абсолютно все, с высшим образованием или учатся в высшем учебном заведении (естественно, кто достиг соответствующего возраста). Среди них 10 докторов наук и около 40-а кандидатов наук, несколько человек носят звания лауреатов различных премий и заслуженные деятели в различных областях.

Для читателей не ташкентцев я внес некоторые пояснения. Вообще-то, книга была рассчитана для «внутреннего употребления», но по предложению моих однокурсников Валентина Сумарокова и Сергея Иванкова, передаю для публикации в Интернете. Может быть, кому-то это будет интересно.

Сайид Муҳаммадбай-предводитель караванов (4-четверть XVIII века -середина XIX века)

По сведениям Мухаммада Солих ходжи Тошканди Мухаммадбай был выходцем из Каратегина или Шунгана и прибыл в Ташкент в молодом возрасте. Его сын Сайид Азимбай в письме Генерал — губернатору К.П. Кауфману пишет, что его отец отличался острым умом и умением предвидеть развития событий. Отец направил его в Нижний Новгород учиться в Коммерческом училище. Это означает, что Мухаммадбай вел торговлю с Российскими городами и имел там много полезных знакомств.

По источникам можно сделать вывод о том, что у Мухаммад бая было три сына Сайидали (?-1869), Саидкасым (?-?) и Саид Азим (~ 1825-1881 й. 1-окт.).

По некоторым источникам Муҳаммадбай был из гулямов1. (Гулям – пленный младший офицер, который стоял выше, чем обычный раб, но не был свободен). Возможно, когда кокандский хан Мухаммад Алихан завоевал Каратегин (≈ 1820 год), взял много пленных и среди них мог быть Мухаммадбай. Один из полководцев хана Лашкар Кушбеги привел его в Ташкентское бекство, которым он управлял. Лашкар кушбеги сам был из Каратегина, и в свое время поднялся из гулямов до полководца. Гулямы, как правило, были ближайщими помощниками своих соверенов. Например, если соверен (сахиб) был купцом, то он мог доверить своему гуляму все дела, связанные с торговлей. Со временем он мог вести собственное дело. Но трудно поверить, что в таком городе как Ташкент, за короткое время, гулям мог стать одним из влиятельнейших лиц города. По мнению Б.Голлендера, Мухаммадбай прибыл в Ташкент с Запада по делам торговли и обосновался здесь. Но ест еще одна версия появления Мухаммадбая в Ташкенте. Со слов дочери Сайид Каримбая Мукамбархон, известно, что полное имя ее прадеда Сайид Мухаммадбай и он, будучи родственником и приближенным Эмира Бухарского, был отправлен (сослан?) в Ташкент по высочайшему указу. Здесь он обосновался в махалле Хавузбаг (между Чорсу и Хадра). В дальнейшем он стал карвонбаши (предводитель караванов) и стал одним из самых крупных купцов Ташкента. Наладил торговлю с российскими городами. В подтверждение этой версии приводим небольшой фрагмент из истории Бухары, взятый из Википедии (Бухарский эмират):

В 1784 году в Бухаре недовольные слабостью Даниялбия горожане подняли восстание, и Даниялбий уступил власть сыну Шахмураду (1785—1800). Нововведения Шахмурад начал с того, что устранил двух коррумпированных влиятельных сановников — Давлата-кушбеги и Низамуддина-казикалона, казнив их в Арке на глазах придворных. Затем Шахмурад торжественно вручил жителям Бухары тарханную грамоту, освобождавшую их от ряда налогов. … На престол он посадил сначала Данишмандчу, а затем Абулгази из потомков Чингисхана, которые реальной власти не имели. … Шахмурад вернул Бухарскому эмирату левобережье Амударьи с Балхом и Мервом. В 1786 году он подавил восстание в округе Кермине, затем совершил успешные походы в Шахрисабз и Ходжент. Шахмурад успешно воевал с афганским правителем Тимуршахом, сумев сохранить за собой области южного Туркестана, населенные узбеками и таджиками. Когда эмир Хайдар (1800—1826) получил престол от отца, весь Мавераннахр подчинялся его власти. Вступление Хайдара на престол сопровождалось распрями и массовыми восстаниями. В 1800 году восстали туркмены Мерва. Вскоре к внутренним междоусобицам добавилась война с Кокандом за Уратюбе, которого Хайдару удалось отстоять.

Большинство населения Ташкента занималось торговлей, чему способствовало расположение Ташкента на пересечении торговых путей. Крупные купцы, объединившись, составляли караваны и таким образом добирались до дальних стран, в том числе и до России. Без сомнения, Мухаммадбай был одним из них, имел широкие связи среди купечества России, если принять во внимание, что он и сына отправлял учиться в Нижний Новгород.

Если верно предположение, что Мухаммадбай из гулямов, то можно себе представить, сколько ума, умения, предприимчивости и честного труда на благо своего соверена пришлось проявить ему, чтобы освободиться и начать самостоятельную деятельность. Мы можем только предположить, что уверенно встав на ноги, Мухаммадбай стал зятем знатного рода “Сайид”ов, и поэтому имена его детей имели приставку Саид. (приставку Сайид или Саид к имени могли иметь только прямые потомки зятя Али пророка Мохаммеда или в первом поколении по женской линии). Но если принять во внимание, что у него были две жены и имя его сына от первого брака было Саидкасым, то и это наше предположение может быть неверным.

“…родной по отцу, но не по матери, намного старше Саид Азимбая и они никогда не были близки” пишет про него городской голова Россицкий в августе 1869 года2. Но это не совсем верно, источники указывают обратное.

Саидкасымбай был всегда рядом со своим младшим братом, считался его ближайшим помощником. Когда умер Сайид Азимбай, то Саидкасымбай лично занимался его похоронами и делами наследства. 21 октября 1882 года Генерал-губернатор М.Г.Черняев наградил его почетным халатом второй степени. И до того он имел награды, в том числе К.П. фон Кауфман наградил его золотой медалью.3

Но после смерти Сайид Азимбая дела у Саидкасыма пошли хуже. Как пример приводим одно любопытное объявление.4 “Как сообщает пристав Сырдарьинского областного суда Ф.Г.Туманов на основании статей 1146 – 1149 Уголовного и Гражданского суда, 10 часов утра 18 ноября 1895 года в зале заседаний Сирдарьинского областного суда в открытом аукционе будет продан участок 5641 кв. сажени, принадлежащий сарту Саидкасыму Мухамедбаеву, с начальной ценой 4000 рублей. Долг Мухаммадбаева перед ташкентским отделением Государственного банка составляет 3432 рублей 16 копеек с процентами……”

Дата кончины Саидкасымбая неизвестна, но в 1895 году ему было чуть более 75-и лет.

Сайид Азимбай Муҳаммадбоев (1825 – 1 октября 1881 года)

В середине и в третьей четверти XIX века Сайид Азимбай был одним из крупнейших купцов Ташкента, который играл важную роль в общественно-политической и экономической жизни города.

Ташкент был яблоком раздора между Бухарским эмиратом и Кокандским ханством. Сайид Азимбай видел будущее благополучие города в сближении с Россией. Поэтому он верно служил российской администрации и многократно был награжден за службу. А в 1867 году, Высочайшим Указом Императора был удостоен звания “Потомственного почетного гражданина”. Два года спустя он стал купцом Первой гильдии.

В декабре 1865 года Сайид Азимбай первым освободил своих рабов и заложил основу отмены рабства в Ташкенте.

В 1866 году Сайид Азимбай был назначен старшим советником Управы, созданной для управления старой частью города, где он играл роль посредника во взаимоотношениях местного населения с русской администрацией.

Сайид Азимбай внес значительный вклад в строительство новой части Ташкента. Он, на подрядной основе построил несколько важных объектов, в том числе тюрьму, артиллерийский склад, мосты и склады. Он же снабжал продовольствием магазины Нового города (тогда Ташкент четко делился на Эскишахар-Старый город и Янгишахар-Новый город). Также был ответственным за весы на базарах города.

Сайид Азимбай первым изложил план коренной перестройки в области образования в своем письме К.П.фон Кауфману в 1871 году.

Своими частыми благотворительными акциями бай занял достойное место в народной памяти.

У Сайид Азимбая были три жены: Ханбиби — дочь Очилди карвонбаши, Иқлим биби – дочь Юсуфжанбая и Рисолатбиби – дочь Шарифходжа ишана.

По сведениям на 1869 год, у Сайид Азимбая были три сына и дочь. Сайид Мурад 15-и лет, Сайид Карим 7-и лет, Сайид Гани 3-х лет и дочь Улуг биби 2-х лет. Кроме них у Сайид Азимбая был приемный сын Мухаммад Сайид Гулям 4-х лет, кторого он усыновил после смерти своего брата Сайид Али. Усыновление было произведено при свидетельстве и по разрешению бекларбека (бекларбек – бек беков) Шадманбая. Этот акт также был узаконен у русской администрации, при свидетельстве четырех казиев (25 марта 1869г.)5.

Из материалов газет 1894 года у Сайид Азимбая был еще один сын – Сайид Султан Сайид Азимбаев6. Из переписи населения 1872 года в семье Сайид Азимбая проживали 5 мужчин, 5 женщин, всего 10 человек, родился один ребенок и умер один человек7. Возможно, родившимся ребенком был Сайид Султан.

По архивным источникам 1910 года жена Сайид Азимбая Рисолатбиби проживала в доме на Хадре вместе с Кароматбиби, Сайид Акрамом, Сайид Султаном и его дочерью Мархаматбиби8. Воэможно, хозяйством в этом доме управлял Сайид Акрамхан.

Деятельность Сайид Азимбая.

Сайид Азим, как все его сверстники учился в школе при мечети. Как только он выучился грамоте, отец отправил его учиться в Нижний Новгород в Коммерческое училище9. Там молодой Сайид Азим основательно изучил русский язык, ознакомился с жизнью русских, получил знания в области коммерции. Самое главное он пропитался духом купечества, так как Нижний Новгород был крупнейщим торговым городом России, ярмарки, проводимые в этом городе, посещали купцы из многих стран.

Сайид Азимбай сформировался как личность в этих условиях и посвятил свою жизнь коммерции. Умный, ловкий, проницательный Сайид Азимбай начал свою деятельность задолго до прихода русских в Туркестан. В начале он занимался мелкой торговлей, но он не собирался быть середнячком, душа требовала славы, почета и богатства.

Все свои силы и умения Сайид Азимбай направил на службу бекларбеку Ташкента, с его поддержки хотел быть известным кокандскому хану10. Ничто его не могло сдерживать в этом его стремлении и потихонечку, поднимаясь по службе, он стал одним из самых доверенных людей бека.

Успехи Сайид Азимбая не могли не тревожить влиятельных людей города, они не хотели видеть его в своих рядах, но пока побаивались что-либо предпринимать.

Такое положение не могло пройти мимо внимания Сайид Азимбая, заставило его задуматься. В среднеазиатских ханствах госпожа удача была очень изменчива – сегодня ты на коне, завтра ты никто. Даже уважаемые, состоятельные люди не были уверены в своем завтрешнем дне, их могли лишить всего, а то и жизни, путем провокаций, наговоров. Поэтому Сайид Азимбай, знающий о превратностях судьбы не понаслышке, с дальним прицелом, выбрал другой путь для укрепления своего положения11.

Накопив достаточно капитала Сайид Азимбай решился на крупную коммерцию. Понимая, что торговля в пределах города не принесет больших дивидендов, он решил серьезно заняться внешней торговлей. Он наладил связи с русскими купцами и очень быстро увеличил свой капитал. Теперь он торговал не только с бухарским эмиратом, кокандским ханством, Восточным Туркестаном, но со многими российскими городами. Его часто можно было увидеть на ярмарках Нижнего Новгорода.

Торговля между Средней Азией и Россией имела давнюю историю, но она была не регулярной. Торговля стала более или менее регулярной после построения оренбургской крепости 1736 году. В этом Ташкент играл ключевую роль, потому что Ташкент был последним оазисом по пути на Урал и Сибирь через казахские степи. Товары, производимые в Средней Азии сначала накапливали в Ташкенте. Через Ташкент шли караваны с хлопком, шелком, сухофруктами, рисом, мехом и каракулем, коврами и верблюжьей шерстью на Урал, Поволжье, Центральную Россию и Сибирь.

Обратно из Оренбурга и Троицка, из Центральной России и Урала привозили хлопчатобумажную ткань, сахар, нефть, металл, медь и из Сибири кожу, войлок, меха и другое.

В ХIХ веке бурно развивалась также торговля Ташкента с регионами Средней Азии. Ежегодно из Ташкента в Фергану и Зарафшанскую долину, в Коканд, Ходжент, Уратюбе, Бухару и другие города отправлялись до 20-и тысяч верблюдов. Из Ташкента отправлялись русские товары – манифактура, изделия из железа и олова и местные ташкентские товары. А в Ташкент везли шелк, ткани, табак, сухофрукты и другие товары.

В то же время Ташкент не прекращал торговлю с восточными странами. В Ташкент из Кашгара поступали разнообразные ткани, из Ирана жемчуга, Из Индии краски, бирюза, китайский форфор, шерстяные платки, ткани и халаты12.

В 1866 году Ташкент посетил П.И.Пашино, который в своем отчете говорит о 17-и каравансараях на Чорсу и их годовыв оборотах. В начале списка были каравансарайи Сайид Азимбая и Шарафибая, годовой доход которых составлял 400 000 рублей, по тем временам огромные деньги13.

Торговые караваны ходили в Россию двумя путями: через Оренбург, Троицк и в Сибирь через Семипалатинск и Петропавловск. Каждый год по этим караванным путям отправлялись до 18-и тысяч верблюдов с сухофруктами, зерном, хлопком, одеждой, шерстью, коврами и другими товарами14.

Оттуда в Ташкент (11-15 тысяч верблюдов в год) поступали металл, медь, чугун, замшевая кожа, сахар, войлок и многое другое.

Вот как описывает Ф.Скайлер географию караванных путей из Ташкента в Россию и Кашгар: “ Почти все караванные пути из Ташкента шли в Петропавловск и Троицк. Сейчас многие из них проходят через Оренбург, также как и почтовые пути. Этот путь длиной 1300 миль можно было пройти за 60 дней. Путь от Ташкента до Троицка составлял 1200 миль и требовалось 39 дней, чтобы преодолеть их.

Путь в Кашгар был через Нарын, Токмак и Верный, но некоторые караваны шли через Коканд. От Кашгара до Коканда было 300 миль и караваны шли 12-20 дней”15.

Сайид Азимбай сам возглавлял караваны в дальнем пути. Среди предводителей караванов он пользовался большим авторитетом. Этому способствовали его организаторские способности, предприимчивость, богатый опыт, умение находить решение в трудных ситуациях, знакомство со многими русскими купцами. В дальнейшем, когда Сайид Азимбай больше занимался административными делами, среди его друзей и партнеров было много предводителей караванов. Посещая ярмарки в русских городах, тесно соприкасаясь с русскими, он понимал, что рано или поздно среднеазиатские ханства попадут под влияние России, Российская империя начнет поход на юг, чтобы превратить в колонию местные разрозненные ханства. Он прекрасно понимал соотношение сил в военной технике, оружии, живой силе. Самое главное, торговля с Россией была очень выгодна.

В Государственном архиве Узбекистана хранится документ о награждении группы лиц из местного населения, которые помогали установлению и укреплению новой власти после завоевания Ташкента войсками царской России16.

Среди награжденных упоминается Сайид Азимбай Мухаммадбаев, где коротко сказано о его наградах. Согласно документу, “ за освобождение от рабства крестьянина Тобольской губернии Данило Коробкина Генерел –губернатором Оренбурга Катениным 6 июня 1859 года награжден серебрянным кубком17. Кроме того, за эту заслугу Император Александр II указом от 10 августа 1861 года наградил его “Серебрянной медалью Станислава с лентой”.

За развитие торговых связей с Россией, указом Императора от 20 января 1862 года Сайид Азимбай был награжден золотой медалью Станислава с лентой.

Но в целях защиты внутреннего рынка, российская власть ограничивала азиатских купцов. Им разрешалось торговать только в приграничных городах. Чтобы снять эти ограничения Сайид Азимбай решил обратить внимание высокопоставленных чиновников на проблему освобождения русских рабов, которых было достаточно в ханствах.

Сайид Азимбай не хотел допустить ослабления дружественных отношений с Россией. В 1863 году направляясь по делам торговли в Россию он прибыл в город Туркестан накануне атаки русских войск. Тогда Сайид Азимбай выкупил у хакима Туркестана Мирзы Давлатбия за 250 золотых русского пленного и передал русским властям. Этим он добился примирения сторон.

Как пишет свидетель этих событий Мухаммад Салих кары, недовольные этим актом племена дуглатов, аргунов, барлосов и другие племена отказались защищать Туркестан. А российские власти 18 августа 1863 года наградили Сайид Азимбая “Серебрянным Станиславом на ленте”.

Из всего этого видно, что до завоевания Ташкента русскими, высокие российские чины хорошо знали Сайид Азимбая. Когда русские войска начали широкое наступление на Коканд, кокандский полководец Алимкул в начале 1864 года наложил штраф в 1000 рублей за связь с генералом М.Г.Черняевым18.

Чтобы понять обстановку в Ташкенте того времени, необходимо вспомнить историю завоевания Ташкента русскими.

Как говорилось выше, Ташкент был яблоком раздора между Бухарским эмиратом и Кокандским ханством, но в 60-х годах 19-века Ташкент входил в состав Кокандского ханства. Такое положение не устраивало правящую элиту Ташкента. Военные и духовенство были сторонниками перехода под покровительство Бухары, а торговцы, промышленники и землевладельцы были сторонниками российского влияния. Покровительство Кокандского ханства не устраивало никого, так как кокандский хан Худоярхан был ставленником Бухары.

«В Средней Азии тем временем обстановка продолжала обостряться. К югу от Ташкента начались столкновения между царскими войсками и отрядами правителя Зачирчикского района.

Борьба шла не столько за «наследство» Кокандского ханства, которое сейчас по сути дела лишилось своих владений вне Ферганской долины, а главным образом за господство в Средней Азии. …перед Черняевым была поставлена задача добиваться любыми средствами господствующего положения России в Туркестане» (википедия, История Ташкента).

В такой обстановке, Сайид Азимбай, скорее всего, был сторонником того, чтобы Ташкент был вольным городом, центром торговли между Востоком и Западом. Все свои усилия он направил на то, чтобы не было кровопролития. Он прекрасно понимал, что Россия не откажется от своих намерений завоевать Среднюю Азию, после провала крымской компании и чтобы обезопасить свои южные границы от англичан, которые были в Афганистане, готовые двигаться дальше на север.

Все действия Сайид Азимбая были направлены на то, чтобы Ташкент оставался мирным городом. В 1859 году он освободил из рабства русского крестьянина и передал губернатору Оренбурга, в 1863 году предотвратил штурм города Туркестана, выкупив русского пленного у местного хакима. Но… «…9-го мая, основные русские силы были атакованы главными силами Кокандского ханства, только накануне пришедшими из Коканда на выручку Ташкента вместе с полководцем ханства муллой Алимкулом. Мулла Алимкул с 40 тысячным отрядом, в числе которого было до 10 тысяч регулярной, форменной пехоты. …но после 2 часового боя был разбит на голову и, как оказалось впоследствии, сам был смертельно ранен». (википедия, История Ташкента).

Первоначально, генерал Черняев не намеревался штурмовать Ташкент. «Черняев, не имея достаточно сил для непосредственного штурма города, решил принудить Ташкент к сдаче строгой блокадой и голодом, отведя от него воду» (там же).

Из-за провокации афганских наемников в лагере русских, Черняев начал штурм города 15 июня 1865 года. Три дня шла кровавая бойня. Город отчаянно сопротивлялся. Город защищали афганские наемники, кокандская конница и, почти без оружия, горожане числом до 15-и тысяч.

«… было получено сведение, что на базаре, в центре города, собралось до 15 тысяч защитников, которые клялись на коране умереть за веру и за город. Тогда Черняев решил зажечь строения и дома полукругом от Камаланских ворот, чтобы отделить себя ночью огненной полосой от центра города» (там же).

Силы были не равны и поэтому
«…явилась депутация от торгового сословия с просьбой, прекратить огонь и с заявлением, что город сдается. И если ещё не явились с покорностью все аксакалы и почётные граждане, то лишь потому, что заняты восстановлением порядка, успокоением черни и обезоружением забравшегося в город с разных сторон всякого сброда. Черняев прекратил огонь — и на другой день 17-го июня, явились к Черняеву аксакалы и все почётные жители и сдали город. В городе водворилось полное спокойствие, так что на другой же день, Черняев со своим штабом и с конвоем только из 5 казаков спокойно проехал по некоторым улицам, был в центре, на базаре, и даже посетил нескольких именитых и особенно влиятельных ташкентцев. Такое доверие, такая смелость поразили и совершенно обезоружили ташкентцев — в их глазах Черняев стал уже непобедимым и сказочным героем! Этими простыми способами он внушил местному населению уверенность в бесповоротности совершившейся перемены» (там же).

По договоренности с местными жителями русские расположились на левом берегу Анхора, положив начало делению города на Старый город и Новый город.

Для Сайид Азимбая начались трудные времена. Как писал его сын Сайид Каримбай, в одном из писем, “отец надолго был лишен возможности вернуться на родину”. 19 Когда 15-17 июня 1865 года Ташкент был завоеван русскими войсками под командованием М.Г.Черняева “Сайид Азимбай по торговым делам был в Троицке”20. 17 июля 1865 года “за самоотверженную службу и верность российской власти”. “за услуги при занятии Ташкента” были награждены 31 человек – знатные люди Ташкента (Мухаммадбай Саатбай, Ходжа Юнусов, Мирсалихбай и др.). Среди них был и “знатный ташкентский бай и крупный торговец Сайид Азимбай Мухаммадбаев”21. Генерал-майор М.Г.Черняев наградил его серебрянным кувшином, серебрянной сахарницей, а на следующий год генерал наградил его золотыми часами с цепочкой. Прямо на следующий день после завоевания Ташкента Черняев побывал в домах известных людей города, встретился с ними и одаривал подарками. Царские чиновники были заинтересованы в услугах духовенства, крупных купцов, старейщин города для сохранения спокойствия в города. Особая нужда была в верных людях, знающих русский язык. Среди них особо выделялся Сайид Азимбай, своим острым умом, предпримчивостью, своим искренним желанием наладить жизнь в новых условиях.

Так как Сайид Азимбай был знаком задолго до этих событий, он, конечно же, стал одним из близких и доверенных лиц, “он стал единоличным посредником между местным населением и царской администрацией и решительно отодвигал людей, пытавшихся помешать ему в этом”22. Здесь автор цитаты не совсем прав, так как таких людей было немало, судя по списку награжденных.

Одним из первых мероприятий колониальной власти была отмена рабства, потому что в середине XIX века в кокандском ханстве сохранялись остатки рабовладельческого строя. Например в 1865 в Ташкенте было 167 рабов, из которых 93 мужщин, 57 женщин и 17 детей. Эти рабы были, в основном, пленные казахи, калмыки и иранцы23. Как пишет свидетель этих событий историк Мухаммад Солих в декабре 1865 года “Старейшины города получили приглашение собраться у Калан Хауза (хауз – пруд) на Урде. Туда же прибыл М.Г.Черняев, который обратившись к собравшимся, предложил освободить всех рабов и гуламов, будь они куплены или получены в наследство, что было бы угодно петербургскому падишаху и дал два часа на раздумье”. Собравшиеся начали обсуждать предложение группами по 3-5 человек…”Освобождение рабов по чужому приказу это насилие” – сказали некоторые.

В это время купец Сайид Азимбай сын Мухаммад бая подошел к священнослужителям. С рукой на груди, он скромно сказал: “Эй, святые отцы, я прошу разрешить одну проблему. Эти люди торговцы и купцы и не понимают как угодить добром новой власти. По моему предложению они от имени города Ташкента освободили своих рабов и этим заслужили доброе имя, правильно ли я поступил?”

Священнослужители отвели Сайид Азимбая в сторону зло спросили “Вам (купцам) мало, что разорили вилаят?”, но пришедшему за ответом М.Г.Черняеву, проглотив свою злость, ответили, что они согласны от имени города отпустить своих рабов на свободу.

С этого момента рабство в Ташкенте официально было отменено и бывшим рабам отвели земли на территории современного Каракамыша (район Ташкента).

За заслуги при отмене рабства М.Г.Черняев 1866 году наградил Сайид Азимбая золотканным чапаном. Кроме того по представлению Черняева Генерал-губернатор Оренбурга наградил его Андреевской золотой медалью на ленте с надписью “За самоотверженный труд”. Генерал-губернатор вручил ему серебрянный умывальник.

Заслуги Сайид Азимбая были отмечены также Императором Александром Вторым. В январе 1866 года он получил почетный халат и бриллиантовый перстень с изображением императора. 24

Постепенно город залечил раны, и жизнь вошла в мирное русло. Как предприниматель Сайид Азимбай не отказывался от выгодных контрактов и торговых сделок от кого бы они не исходили.

В 1872 году за помощь русским войскам при возвращении из хивинского похода и за предоставление гужевого транспорта для перехода от реки Кли до Ташкента Сайид Азимбай был награжден Андреевской золотой медалью на ленте. Также был представлен к ордену Святой Анны 3-й степени25.

После этого Сайид Азимбай стал самым влиятельным лицом в городе.

Твердая и мужественная позиция купеческого старшины Сейида Азимбая в вопросе об отмене рабства выдвинула его в первые ряды общественных деятелей в годы, когда формировалось новое управление Туркестанским краем. Его избрали председателем махкама — специального органа ташкентского самоуправления, созданного в 1866 году для решения различных внутренних вопросов в соответствии с обычаями местного населения. Таким образом, считает Б.Голендер, Сайид Азимбай стал первым демократически избранным мэром Ташкента. И на этой должности Сайид Азимбай показал себя достойным защитником обиженных. По сохранившимся свидетельствам, он смело вступал в конфликт, если того требовали обстоятельства, с всесильным тогда главой полицейского надзора в Ташкенте есаулом В.Р. Серовым26.

Тщеславие Сайид Азимбая, дружеские отношения с русскими, особенно «дружба» с самим Черняевым не нравилось его недоброжелателям из среды служителей бога во главе с казикалоном Хакимходжа. Сайид Азимбай, чувствуя себя защищенным, не обращал особого внимания на них, но не упускал возможности унизить их. Русский путешественник П.И.Пашино, посетивший Туркестан 1866 году, пишет в своих воспоминаниях: «…На следующий день около хауза напротив губернаторского дома собрался народ. На айване сидели почетные сарты и туда же вынесли стол с подарками и кресло для генерала. Наконец, появился и сам генерал. Он поздоровался со всеми, все собравшиеся поздравили генерала с победой и генерал начал раздавать подарки. Первым подарок, самовар покрытый серебром получил Сайид Азимбай, вторым какой-то мулла, представленный Сайид Азимбаем, получил зеленый бархатный чапан. Затем были розданы разные музыкальные шкатулки, изделия из серебра и больше всего чапаны, купленные на базаре. Казикалону, за то, что не подписал приветственное письмо, не досталось ничего. Он пытался объяснить отсутствие его подписи тем, что письмо требовало редактирования, а его злейший враг Сайид Азимбай отправил его в отряд без правки. Генерал намекнул казикалону, что тот, наверное, состарился, голова плохо варить и пора ему отдохнуть. Тогда казикалон обратился к собравшимся подтвердить слова генерала. Люди прокричали: «Нет, вы нам нужны, мы довольны вами»». 27

П.И.Пашино особо подчеркивает о пиршествах в доме Сайид Азимбая для русских гостей. Он подробно описывает свой визит в дом бая вместе с М.Г.Черняевым: «…подали двухместный фаэтон с дополнительным сиденьем напротив, и мы в сопровождении дюжины конных казаков отправились по улицам Ташкента. Граф В.Д. сел рядом с генералом, я сел напротив. На всех улицах было много народу, и они что-то кричали. Нищие бежали рядом с фаэтоном, а личный адъютант генерала г-н Халдеев раздавал им специально полученные для этого деньги. Женщины не прятались и сидели на крышах. Наконец, мы остановились, сошли с экипажа и, пройдя несколько метров по узкой улице, попали в дом Сайид Азимбая. Там был накрыт стол для завтрака; на столе было много сладостей и мы должны были попробовать их. С двух концов стола в лаганах были казы (особым способом приготовленная колбаса из конины), любимое блюдо М.Г.Черняева, непрерывно подавали кумыс. Должен сказать, местное застолье резко отличается от нашего. На столе сладости, завернутые в бумажки карамелки, домашнее печенье и две-три бутылки вина. Хозяева предлагают вам вначале попробовать сладостей, затем подают желтый (скорее всего, имеется в виду зеленый) чай и после этого подают самса из говядины и сахар, потом суп с пельменями (чучвара), мясной пирог и в конце плов.

Для меня это был первый визит в дом ташкентского сарта, благодаря М.Г.Черняеву, я должен описать его. На антресолях над воротами хранится овес, рядом стойло, где на привязи стоял вороной карабайир. Направо от ворот большой айван и за ним комната. Прямо напротив ворот комната, где нас потчуют. Кухня была во внутреннем дворе и оттуда люди выбегали с блюдами на руках. Побыв примерно полчаса в доме Сайид Азимбая, опробовав все блюда, мы поехали к Шарафи, который тоже говорил по-русски28.”

(На снимке гравюра 19-го века, где изображен дом Сайид Азимбая. Сейчас на этом месте здание цирка и фонтан.)

По словам Сайид Каримбая, сына Сайид Азимбая, русские правители края часто бывали у них в гостях29.

Такие визиты оказывали большое моральное влияние на местное население. В их глазах Сайид Азимбай был всесильным, способным достигать любые цели человеком. Такие пиршества были причиной легенд и рассказов о Сайид Азимбае, которые передавались из уст в уста еще долгое время.

Один из таких рассказов приводит Н.С.Лыкошин в одном из своих трудов30. Но надо понимать, что в рассказе Н.С.Лыкошин проявляет свое личное отношение к местному население – высокомерное отношение к “аборигену”.

В рассказе говорится о человеке по имени С.А. (здесь легко угадывается Сайид Азимбай). После завоевания русскими Туркестана, он быстрее других нашел с ними общий язык и все усилия направил на то, чтобы возвысить себя в глазах местного населения. В его доме побывали все влиятельные люди русской власти, кроме генерала Э. (речь, видимо, идет речь о генерале Эйлере). Проявив все свое красноречие, наконец, он уговорил Э. прийти к нему в гости. Что же сделал С.А., довольный обещанием генерала? Чуть раньше времени визита генерала он, по пустяковому поводу собрал у себя дома друзей и знакомых и болтал с ними в гостиной. Посреди беседы хозяин пошутил “Как вы думаете, не послать ли к генералу человека, чтобы на часок заглянул к нам, наверное, придет с удовольствием”. Гости удивились бестактности и высокомерию хозяина дома и выразили сомнение, что даже такой человек как С.А. может запросто пригласить такого большого генерала домой. Чтобы закончить спор, он позвал одного из слуг и приказал пойти к генералу и пригласить его на чашку чая. Возомнивший о себе сарт не написал даже, как принято в таких случаях, пригласительную записку, он был уверен, что генерал сдержит слово. Через полчаса во двор заехал на полном скаку слуга, а за ним показалась карета генерала. Удивлению гостей не было конца, а хитрый хозяин дома с поклоном и достоинством вышел на встречу гостю и пригласил его в заранее приготовленную для него гостиную.

Конечно, после таких визитов авторитет Сайид Азимбая среди горожан вырастал. Его враги из-за того что не знали русского языка и не были близки с русскими боялись откровенно бороться с Сайид Азимбаем, и ждали удобного случая.

В 1866 году царское правительство поручило управлять Туркестаном генералу Д.И.Романовскому. Этот боевой генерал вел боевые действия против войск Эмира бухарского.

В том же году Эмир бухарский обратился, через сиятельного полководца Рустамбека с посланием. Послание призывало к восстанию против русских, уничтожению всех русских и их сторонников. Курьера с письмом перехватили противники эмира бухарского, среди них Сайид Азимбай, его брат Сайид Касым и Шарафибай и передали послание русским властям, за что были щедро вознаграждены31.

4 апреля 1866 года было совершено покушение на императора Александра II. В честь чудесного спасения императора Сайид Азимбай построил прекрасную мечеть, которая вписалась в ансамбль Шайхантаура. В ансамбль входили медресе Ишанкули додхох, мечети Занжирлик, Хотин масжид, Гариббай и Оврад. До октябрского переворота площадь Шайхантаура была местом народных гуляний, приобретал особенно нарядный вид в Рамадан Хайит. По пятницам с утра проводились бои кекликов и перепелок. Вереницы людей посещали могилы святых Кабзота, Коктонлиота, Калдиргочбий, Юнусхан и Шайхантаур.

Перестроение Шайхантаура в современном стиле началось в 1924 году. Были построены стадион и двухэтажное здание юридического института. До 1960 года там же находилась фабрика Узгоскино. В 50-ые годы на Шайхантауре проводились народные гуляния на праздники, всевозможные выставки.32

В связи с расширением улицы Навои в 60-ые годы было снесено медресе Ишанкули. Выделявщяяся своим своими уникальными резными деревянными декорами, Хотин масжид (женская мечеть) позже была преобразована в детскую библиотеку. В 1967 году под предлогом благоустройства были снесены Хотин масжид, мечеть Занджирлик, а 1967 году и Оврад мечеть33. Еще раньше, в 30-ые годы, в пылу борьбы с религией были разрушены мечети Гариббая и Сайид Азимбая, имевшие громадное значение в архитектурном ансамбле Шайхантаур34.

Историк К.Фозилова, на основе архивных материалов 1912-1914 годов, подробно описывает махаллю Дегрез, расположенную на западе Шайхантаура. Она особо выделяет мечеть Дастурхончи (Махмуд Дастурхончи), расположенную в центре махалли и мечеть Сайид Азимбая на юго-западе махалли, сейчас там построены цирк и фонтан на площади Хадра35.

За короткое время правления Романовского (один год) произошло одно важное событие в жизни города. Для управления местным населением и решения административных дел 30 августа 1866 года была создана Управа города (для справедливости ради, следует сказать, что вопрос обсуждался начиная с июля 1865 года)36. В управу входили председатель, три представителя местного населения и еще один член управы казий. Первые члены управы выбирались на собрании 200 видных почетных жителей37.

Военный губернатор председателем управы назначил русского чиновника Серова, Старшим советником был избран Сайид Азимбай, а они в свою очередь выбрали младших советников.

Основной задачей Управы была контроль за бюджетом города, распределение денег между благотворительными учреждениями города, в том числе финансирование больниц.

Членам управы были положены оклады: 2400 рублей в год старшему советнику и 900 рублей младшим советникам38.

Большая разница в окладах старшего и младших советников была причиной постоянного недовольства последних. Это выражалось в различных доносах и интригах против старшего советника Сайид Азимбая Мухаммадбаева и, курирующего работу управы чиновника Б.Серова39.

Как пишет А.Гейнс, Серов был известен мошенничестом и мздоимством40. Такое его поведение бросало тень на других членов Управы, порождало различные слухи. Поэтому, после того как царизм прочно обосновался в Туркестане, управу заменили на Общественное хозяйственное управление. Там председателем был назначен Шарафибай.

В 1867 году был принят Устав управления областями Еттисув и Сирдарья, согласно которому вся власть в крае, в том числе в Ташкенте переходила генерал-губернаторству Туркестана. Генерал-губернатор имел право вмешиваться во все дела местного населения, в том числе в традиционные ритуалы и обычаи. Для управления старой частью Ташкента была создана организационная комиссия во главе с начальником канцелярии А.Гейнсом, куда вошли 12 русских чиновников и 40 представителей местного населения. Эта комиссия избирала пятидесятников, а кандидатуры утверждал генерал-губернатор.

16 членов оргкомиссии Шайхантаурского отделения по городу Ташкенту во главе с Сайид Азимбаем выступили против такого “новшества”. Несколько знатных людей Ташкента также были против работы комиссии. Сайид Азимбай, проработав два дня в работе комиссии, выразил недовольство вмешательством русских во внутреннюю жизнь населения. По этом причине он попытался принять меры, чтобы пятидесятники были избраны из близких ему людей. По вечерам он собирал у себя дома наиболее уважаемых людей, раздаривал им подарки и просил поддержать ту или иную кандидатуру41. Организационная комиссия была вынуждена отметить, что деятельность Сайид Азимбая приносит больше вреда чем пользы в работе комиссии. Конечно же, с точки зрения колониальной власти.

Оргкомиссия, изучая административное управление городом, имущественные отношения, судопроизводство и торговлю, пригласила 10 крупных купцов, в том числе Сайид Азимбая и двух татарских купцов Хаджи Юнусова и Латифа Баязидова, для подробного изучения состояния внутренней и внешней торговли Ташкента42.

Купцы дали подробную информацию о состоянии внутренней и внешней торговли Ташкента и проблемах в этой области. Эти сведения послужили основой, принятому в 1867 году “Временному Уставу управления Туркестанским краем”.

К.П.Кауфман, для поднятия авторитета русского государства и предотвращения драматического продолжения событий, по согласованию с центральной властью, решил направить группу представителей местного населения в Петербург. Конечно же, эти представители должны были состоять из лояльных власти людей. В список вошли Шайхулислам Носир (г.Туркестан), Мирзо Талашпан (Чимкент), Амин Суфи Шайхов (кишлак Икон), Худойберген от дуглатов, Байтык Канап (Авлиёота), Сайид Азимбай Мухамедбаев и Ишанхан Имамханов от Ташкента и другие. В марте 1867 года группа прибыла в Петербург, где ее встретили с большой помпой и уважением. Представители Туркестана, согласно плану, посетили министерства, императорский дворец, публичную библиотеку, музеи, Академию наук, зоопарк, Петропавловскую крепость, фабрики, заводы, торговую биржу, тетр, цирк, больницу, Царское Село, магазины и другие примечательные места Петербурга. Целью такого “гостеприимства” было показать мощь российского государства. Их принял сам царь Александр II. Они, в свою очередь, вручили послание с выражением удовлетворения от перехода Туркестана в протекторат России и вечной верности края императору. Это послание подписали и подкрепили печатью 59 старейшин Ташкента, Туркестана, Ходжента, Чимкента и других городов43.

24 марта 1867 года, во время приема Императором депутатов (следует понимать – делегатов, прим.У.С.) Туркестанской области, Сайид Азимбаю Мухамедбаеву была вручена Грамота с высочайшим указом Императора о пожаловании ему звания Потомственного Почетного Гражданина, а также бриллиантовый перстень.44 Два года спустя Сайид Азимбая Мухамедбаева наградил бриллиантовым перстнем с изображением Императора наследный принц престола, сын Императора.45 Указанная выше грамота в золоченой рамке под стеклом висела в гостиной в доме сына Сайид Азимбая Сайид Гани на Лабзаке. Во время посещения школы для глухонемых детей в Петербурге Сайид Азимбай приобрел на память бюст Императора, изготовленный слушателем школы Горячевым. 46 Деньги от благотворительной распродажи шли на нужды школы.

Поездка в Петербург очень высоко подняла Сайид Азимбая в глазах горожан. Он сам стал ставить себя выше других горожан. Вместе с тем “…он представал в различных обликах перед русскими и земляками. Перед русской властью он был скромен, готовый выполнить любое задание, бесконечно предан. А в глазах земляков он был полной противоположностью: чрезвычайно заносчив, отдающий приказы и поручения таким тоном, как будто непослушный человек может быть строго им наказан. Он чувстовал себя не обычным жителем города, а самостоятельным ханом Ташкента, а нам оставалось быть его верными помощниками , хорошими друзьями. Очень интересно было наблюдать, как он шествовал по старому городу: в чудесном чапане, на рысаке с великолепным седлом и в сопровождении многочисленной свиты. Каждый должен был встречать его с поклоном, иначе ему делали внушение. В местах скопления людей его свита кричала “Туринг, бой келур!” (Вставайте, бай идет), как будто это был кокандский хан или эмир бухарский”47.

Мы не можем согласиться с такой оценкой фигуры Сайид Азимбая. Только не знающий менталитет восточных народов мог принять мог принять такое поведение за двуличие. На востоке почести оказывают любому гостю, а с поклоном и подобострастием встречают человека, стоящего выше по службе или имущественному положению. К тому же, Сайид Азимбай был, по меркам 19-го века, в почтенном возрасте – более 40 лет. По семейному преданию, Сайид Азимбай завоевал почет и уважение сограждан защитой простых граждан перед властью и широкой благотворительностью.

Деятельность Сайид Азимбая в составе организационной комиссии

Своеобразной была деятельность Сайид Азимбая в составе организационной комиссии. Важные сведения об активном участии Сайид Азимбая в работе комиссии сохранились среди архивных документов канцелярии генерал-губернатора Туркестана48. как известно, члены комиссии ходили по домам и составляли списки жителей. Им в этом помогали представители местного населения. Сайид Азимбай был проводником членов комиссии по Шайхантаурскому округу.

Деятельность Сайид Азимбая была в следующем – вместе с членами комиссии он ходил по узким улицам старого города и вызывал отсутствующих жителей к месту работы комиссии. Учитывая, что старейшина Шайхантаурского округа был абсолютно не способным человеком, а работа комиссии была срочной, был объявлен указ, по которому во время работы комиссии население должно было находиться дома. Указ был передан населению через самого знающего сарта Сайид Азимбая. К тому же, население уже привыкло выполнять все указания Сайид Азимбая беспрекословно. В этом смысле его работа в комиссии была безусловно полезной, он даже несколько раз поправлял неточности в записях комиссии. Одно это ужу заслуживало поощрения.

Комиссия назначала пятидесятников (одного на 50 хозяйств), они, в свою очередь, выбирали аксакалов округов, старших по арыкам, казиев, и главное, членов Общественного хозяйственного совета (по 5 человек от 4-х округов Старого Ташкента). Председателем Общественного хозяйственного совета был утвержден Шарафибай Зайнулгабудинов. В качестве помощников аксакалов были назначены, без денежного довольствия, 36 т.н. товгачей, которые управляли махаллями49.

Проработав всего два дня в составе комиссии Сайид Азимбай начал собирать у себя по вечерам наиболее влиятельных избирателей дома и, с помощью увещеваний и мелких подарков склонял их голосовать за тех или иных кандидатов, чтобы иметь нужных людей при должности. Значимость Сайид Азимбая в старом городе чрезвычайно выросло. Местные чиновники, аксакалы, казии, курбаши и другие должны были приходить к нему в дом с поклоном и подарками. Противники такого положения превращались во врагов Сайид Азимбая, нещадно преследовались и становились жертвами различных интриг. Влияние Сайид Азимбая было настолько велико, что ни один местный чиновник не мог быть назначен без его указаний, и поэтому все они становились его послушными вассалами. Без его посредничества, без его советов не рашалось ни одно мало-мальски важное дело, за что его благодарили деньгами и ценными подарками. Если кому-то было необходимо удостоверение личности или какие-то гарантии, то он обращался прежде всего к Сайид Азимбаю. Без его вмешательства никто не мог получить подрядные работы, и естесственно он помогал небескорыстно50.

Успехи Сайид Азимбая не давали покоя его недоброжелателям.

Противники Сайид Азимбая, кто-то из ненависти, кто-то из чувства мести, кто-то из зависти начали активные действия. Канцелярия К.П.Кауфмана начала получать разные письма и доносы. В одном из таких доносов от 24 января 1868 года сообщалось, что Сайид Азимбай имеет тайную переписку с кокандским ханом Худаярханом. Фон Кауфман написал резолюцию “Этот донос добавить к предыдущим доносам, на всякий возможный случай. Несомненно, этим обвинениям нельзя верить, но в то же время нельзя доверять и Сайид Азиму” 51.

Отсюда видно, что колониальные власти, хоть и предоставляли своим верным людям какие-то льготы и награждали их, все же пытались ограничивать их возможности. Открывая конторы и торговые дома в Бухаре, Ташкенте и коканде, русские купцы начали выдавливать местных купцов из российских, казахских, а иногда и из местных рынков. Не оправдались надежды купцов на спокойную торговлю под покровительством русских властей.

Учитывая эти обстоятельства Сайид Азимбай решил стать купцом 1-гильдии России. С этой целью он написал заявление следующего содержания на имя русского управляющего городом Ташкентом: “Занимаясь торговлей в Ташкенте, желаю быть принятым в 1-ю купеческую гильдию Ташкента и платить пошлины в государственную казну и прошу Ваше Высокопревосходительство разрешить мне получить свидетельство купца 1-гильдии и дать распоряжение об оном, для чего мною будет уплачена необходимая сумма в казну. 12 февраля 1869 года”52.

Власти в ответ… “сообщили, что в случае вхождения Сайид Азимбая в ряды русских купцов, обязан дать расписку в том, что он не будет открывать посреднических контор, т.е. торговать чужим товаром за вознаграждение”53..

18 марта 1869 года Сайид Азимбай дал такую расписку54. Отсюда можно делать вывод о том, что даже такой крупный международный купец Сайид Азимбай был вынужден соглашаться с несправедливыми ограничениями.

В торговых делах Сайид Азимбай пользовался услугами наемных работников. Он им доверял товары стоимостью в несколько тысяч золотых и конечно же, временами их проверял. Тем не менее, некоторые из них были нечисты на руки.

31 июля 1869 года комиссия Военного суда рассматрела дело приказчика Потомственного почетного гражданина Сайид Азимбая, сарта Нур Мухаммада Коры Байбабаева о хищении товаров на 1500 золотых.

“Суд установил, что сарт Байбабаев в 1865 году получил товаров на 10000 золотых у Сайид Азимбая …и при проверке остатков товара и денег выяснилось, что Байбабаев присвоил себе 1500 золотых, в чем он сам признался и, при свидетелях взял обязательство вернуть их законному хозяину” 55.

По словам выступавшего свидетелем Сайид Касымбая брата Сайид Азимбая, Байбабаев, будучи приказчиком у него, несколько раз был уличен в присвоении им незначительных сумм, но Касымбай не предавал огласке, потому что суммы не превышали 50-100 золотых.

Суд признал Байбабаева виновным и описал его имущество на сумму 1182 рубля 15 копеек, а сам он был сослан в Сибирь56.

В жизни Сайид Азимбая таких судебных тяжб было множество. Одна из них связана с переправой “Уч кайик” через Сирдарью. В 1869 году по разрешению генерала-губернатора Сайид Азимбай взял в аренду переправу “Уч Кайик” и нанял управляющим жителя г.Туркестана Ахмада Абдуманапа. Эта переправа имела важное значение в торговле между Казахстаном и Россией. Через переправу шли тысячи верблюдов с товаром и каждый раз нужно было платить своеобразную пошлину. Это не могло не вызвать недовольство кочевников, которые многократно переправлялись через Сирдарью. В декабре 1869 года они обратились с жалобой к Генерал-губернатору Туркестана, что арендатор Сайид Азимбай назначил слишком большую плату за переправу и она непосильна для кочевников, которые итак платят налоги в царскую казну57. Но начальник управления Сирдарьинской областью генерал-майор Эйлер оставил жалобу без внимания58.

Эта переправа долгое время была головной болью Сайид Азимбая. По приказу Контрольной палаты от 17 марта 1876 года он был оштрафован на сумму 865 рублей за несвоевременную оплату арендной платы59.

Тем временем, Сайид Азимбай продолжал выполнять заказы царской власти. В 1870 году Сайид Азимбай обязался обеспечить туркестанские войска сукном, качеством не хуже привозимого из России. “Для выполнения обязательства он призвал ткачей обновить оборудование и существенно улучшить качество исползуемой пряжи. Несмотря на значительные убытки Сайид Азимбай, раньше оговоренного срока, поставил армии 1645987 аршин сукна. Своим рвением он достиг большой экономии государственных средств, ибо привозное сукно обходилось очень дорого”60.

За заслуги в обеспечении Военного министерства, высочайшим указом Императора Потомственный почетный гражданин Сайид Азимбай Мухаммадбаев был награжден Андреевской золотой медалью на ленте61.

У русской власти были определенные трудности по части сбора налогов. Причина была в том, что не было сведений о численности населения, его социальном статусе, имущественном положении. Организационная комиссия 1868 года не дала желаемых результатов, ее данные были далеки от истины. Поэтому колониальные власти решили провести перепись населения в 1872-1874 годах. Для всех четырех округов Ташкента были заведены специальные книги, созданы необходимые комиссии.

В книге отражались название махалли, фамилия хозяина дома, количество комнат в доме, число мужщин и женщин, число умерших и родившихся, количество скота (лошади, верблюды, рогатого скота, овец, коз), землевладения, название и количество предприятий, число торговых точек, профессия хозяина дома, оборотный капитал, грамотность.

Одна такая книга была заведена для Шайхантаурского округа. Бросается в глаза запись о доме Сайид Азимбая Мухамедбаева в махалле Ховузбаг. Согласно записи там у бая был один дом, но проживали в нем две семьи. К сожалению, нам не удалось установить имя главы второй семьи. Возможно, эта была семья покойного брата Сайид Али. В записях указаны 5 женщин, 5 мужщин, всего 10 человек. Согласно свидетельству, выданному Управлением от 25 марта 1869 года у Сайид Азимбая были трое сыновей и дочь – Сайид Мурад 15-и лет, Сайид Карим 7-и лет, Сайид Гани 3-х лет и дочь Улугбиби 2-х лет. Кроме них усыновленный сын брата Сайид Али Сайид Гулом 9-и лет.

В графе умерших цифра 1, в графе родившихся также цифра 1. Если запись верна, то в доме проживали 5 женщин, кто они? В 1873 году у Сайид Азимбая были три жены – Хонбиби, Иклимбиби, Рисолатбиби и дочь Улугбиби. Возможно, пятой женщиной была вдова Сайид Али.

Согласно записи у Сайид Азимбая было 20 лошадей различных пород, 30 голов крупного рогатого скота. В его владении находились 10 десятин сада, 100 десятин бахчевых, 60 десятин люцерны, 120 десятин рисовых чеков. Кроме того, у него были 3 молотилки, 4 магазина (лавки), 1 каравансарай, как сказано, “пополам с братом”. Этим братом могли быть как Сайид Али, так и Сайид Касым.

Известно, что каравансарай Сайид Азимбая был самым крупным и самым прибыльным из всех каравансараев, расположенных на базаре Чорсу. Он приносил 400000 рублей прибыли в год. Род занятий Сайид Азимбая записан как купец. Не указан оборотный капитал Сайид Азимбая , хотя у других жителей он указан62.

В махалле Хаузбаг проживали ткачи, мардикоры (наемные чернорабочие), сапожники, приказчики, слуги по дому, продавцы, торговцы и другие. Оборотный капитал которых был от 15-и до 250-и рублей.

Подавляющее большинство населения было безграмотным. Грамотными были только приказчики, служители мечети, даллолы (посредники при купле-продаже), и конечно, грамотным был Сайид Азимбай63.

Надо полагать, что сведения в книге записей были неполными. Известно, что Сайид Азимбай кроме домов на Хадре и Хавузбаг имел еще несколько домовладений. По частичной переписи 1910 года его сын Сайид Каримбай и внук Саидабдулла проживали в домах в Хаузбаге, а жена Рисолатбиби в доме на Хадре64. Кроме них у Сайид Азимбая были два дома на Шайхантауре. Как вспоминает Н.Остроумов, Грамота Потомственного почетного гражданина хранилась в знаменитом большом доме Сайид Азимбая на Лабзаке65, где сейчас на его месте построен Академический лицей.

Как пишет М.Рузиев, “Земли Сайид Азимбая простирались от ворот Кайтмас до Куйлюка. Там были сады с урючными деревьями. Ему же принадлежала половина земель вокруг Сарыкуля”66.

Но, надо принять во внимание, что местное население зачастую приуменьшало свое имущество, чтобы меньше платить налоги.

Как пишет Н.С.Лыкошин, на уровень жизни местного населения отрицательное влияние оказывали некоторые древние традиции. Семейные торжества – обрезание, свадьбы – требовали больших расходов. Во время похорон раздавали деньги, ткани, носовые платки и на поминки устраивали большие угощения. Исламская религия не требует всего этого, но люди по-своему интерпретировали уложения Ислама и цеплялись за древние традиции.

Но, несмотря на это, в сознании населения начали утверждаться здоровые мысли. Много лет назад знаменитый Сайид Азимбай добился отмены традиции справлять “мева-туй” (буквально: фруктовые торжества). На них, кроме угощения, гостям преподносили на подносах сухофрукты, лепешки, изюм, которые уносились гостями с собой. Расходы на такие угощения доходили порой до 2000 рублей, огромные суммы по тем временам. Приходилось долго готовиться к таким торжествам.

Постепенно начала уходить в прошлое и традиция раздавать на похоронах деньги, носовые платки и так называемые “фута” (фўта) – кушаков из 6-и метров черной бязи на человека.

Ко времени, о котором мы ведем рассказ, такие пышные свадьбы и похороны встречаются редко. Но,… “в Ташкенте до сих пор, через 15 лет, помнят и рассказывают друг-другу о пышной свадьбе Сайид Азимбая. Последние годы из-за дороговизны, люди начали делать более скромные свадьбы…” 67.

В 1873 году в Ташкентской области появились войска одного из руководителей кокандского мятежа Абдурахмана Офтобачи. Призыв к населению Ташкента поднять восстание и уничтожить всех русских попал в руки Сайид Азимбая. Понимая всю бесполезность такого кровопролития, он передал властям человека с письмом и призвал население к спокойствию. За эту заслугу он был награжден Андреевской золотой медалью на ленте68.

За помощь гужевым транспортом и верблюдами русским войскам при возвращении из хивинского похода Сайид Азимбай был представлен к Ордену святой Анны 3-й степени69.

Осенью 1873 года произошли события, повлиявшие на его здоровье в дальнейшем70. Чтобы наладить добрые отношения со служителями Ислама в городе, он решил жениться на внучке одного из влиятельнейших ишанов Юсуфхан Ишана, дочери ишана Сайид Махмудхана, юной Амбархон (возможно, Камбархон). Ишан Сайид Махмудхан вначале дал свое согласие, но понимая, что это позор для его рода – выдавать дочь за идеологического врага рода, отказался выполнить свое обещание. Причиной было кастовое различие.

Известно, что в мусульманском мире сильно кастовое деление на “белую кость” и “чернь”. Ходжи считали себя потомками пророка и ставили себя выше черни. Также они избегали взаимоотношений с пришлыми кяфирами. В Ташкенте были известны три семьи ходжи – Хантура ишан, Юсуфхон ишан и Ишан Вали. Они за свой счет открывали медресе, где бесплатно при полном пансионе обучались тысячи студентов.

Отказ Сайид Махмудхана выдать дочь за Сайид Азимбая, находящегося в вершине своего могущества, сильно задело его71.

Привыкший все доводить до конца, Сайид Азимбай обратился к казиям. Они решили дело в его пользу, без согласия Сайид Махмудхана. Последний обратился в русский суд, но суд вернул дело снова к казиям. В конце концов в дело вмешался глава города Мединский и решил дело в пользу Сайид Азимбая72. Тогда родственники девочки обратились к Кауфману. Военный губернатор Сирдарьинской области Головачев вынес компромисное решение: ждать совершеннолетия девочки, после готорого Сайид Азимбай имел бы право вновь посылать сватов, а отец девочки выдавать ее замуж только с ее согласия73.

В 1878 году Сайид Азимбай возобновил свои попытки74.

Глава города Ташкента подполковник написал письмо на имя генерал-губернатора следующего содержания. “Анбархан некоторое время назад вышла замуж, произошло это вне российских владений, на Кашгаре, который в это время был занят китайскими войсками. Сейчас она с мужем и отцом вернулись в Ташкент. Сайид Махмудхон был принят генерал-губернатором и ему гарантирована спокойная жизнь под покровительством российских законов75.

В августе 1875 года на почтовой линии Ташкент – Ходжент кокандскими разбойниками (повстанцами?) были разграблены почтовые станции в Ходженте и Кураме. Причененный ущерб был оценен в 10 027 рублей 10 копеек76. По заявлению Сайид Азимбая указанная сумма была ему компенсирована77.

Сайид Азимбай был в очень хороших отношениях с К.П. фон Кауфманом. Кауфман прислушивался к его советам.

По рассказу Н.П.Остроумова, приведенного со слов некоего Раима, во время восстания в Коканде Хан Худаярхан прибыл в Ташкент. Через пару дней фон Кауфман пришел его проведать в его дом. Худоярхан принял его, но разговор не получился – “Я

хан и могу говорить только с равным (с царем)”. Естесственно такой ответ оскорбил генерала и он, даже не притронувшись к столу, покинул его. По возвращению генерал-губернатор собрал других генералов начал советоваться, отправить хана в Россию или оставить в Ташкенте. Общее мнение было оставить хана в Ташкенте. Тогда Кауфман спросил мнение приглашенного Сайид Азимбая. Сайид Азимбай ответил: “Если хан будет в Ташкенте, то каждый день будут приходит к нему люди, кто из сочувствия, кто из любопытства. По всему краю будут разговоры о нем. Возможно, его сторонники захотят его освободить или сделать его поводом для беспорядков. Поэтому Сайид Азимбай предложил отправить Худоярхана в Россию….Генерал подумал и дал распоряжение отправить хана в Оренбург78.

Близкие отношения Сайид Азимбая с новой властью не давали покоя его врагам. Наконец, они начали широкое наступление.

Последние годы жизни (1877-1880) Сайид Азимбай провел, давая отпор различным кляузам своих недоброжелателей, оплачивая разные штрафы и пошлины.

Известно, что Сайид Азимбай, кроме подрядных работ по строительству Нового города, имел договор на снабжение продуктовых магазинов. Для чего брал средства в Управлении окружного интендантства под гарантии. Гарантией служило личное имущество. Из-за разночтений договора о снабжении города продуктами питания, Интендантство налажило штраф в размере 17 890 рублей 50 копеек в качестве неустойки.

Своим заявлением Военному губернатору Сирдарьинской области от 18 марта 1877 года “…договорные обязательства мною выполнены полностью. Согласно договору я брал обязательство на снабжение нескольких магазинов города и в этом подряде гарантами на сумму 200 000 рублей выступил ряд уважаемых горожан. Приведенные факты касаются лишь нескольких магазинов Ташкента, остальные обязательства выполняются без изъяна…” Сайид Азимбай выразил свое несогласие с Интендантством79.

В ответ глава города издал приказ за №19 от 24 января 1880 года, в котором признается правота Сайид Азимбая и перечислены лица ставшие его гарантами на сумму 126000 рублей. Там признается действительным гарантийное письмо за № 10402 от 22 сентября 1879 года. Так как “… гарантии обеспечены имуществом оных лиц, описать их имущество на указанную сумму и следить за тем, чтобы это имущество не перешло в другие руки. … Об отмене такого запрета будет издано отдельное указание”80.

Из документа видно, что интендантское управление выразило доверие к Сайид Азимбаю и продлило договор о подряде до 1 ноября 1880 года.

Насколько подрядные работы рискованны можно увидеть в следующем примере. Шарафийбай Зайнулобидинов был, также как Сайид Азимбай, одним из крупных купцов, верно служил новой власти и имел грамоту Почетного гражданина. Но если речь шла о государственных интересах, государственная машина не щадила никого.

Шарафийбай нарушил договор по поставке в магазины Ташкента и Чиназа продукции на сумму 129.499 рублей 96 копеек и его недвижимость была выставлена на распродажу81.

Сайид Азимбай одно время арендовал розничные весы у города, которые выдавались мелким торговцам за определенную плату. Из-за недобросоветности приказчика и чиновника из городского управления вынужден был платить штраф на сумму почти 3500 рублей82. Правда пополам с городским чиновником Бадал Мухаммадом83.

В дальнейшем Сайид Азимбай отказался от аренды весов84.

30 сентября 1877 года ташкентец Мухаммад Рашид Салихбаев обратился к военному губернатору Сирдарьинской области с заявлением взыскать с Сайид Азимбая Мухамедбаева 1517 рублей 25 копеек за выполненные им работы в строительстве константиновского конезавода. Губернатор передал дело на суд казиев. Однако, Сайид Азимбай отказался от суда казиев и обратился к главе города объяснительным письмом. В письме он пояснил, что он взял подряд на строительные работы на конезаводе у управляющего завода камер-юнкера Г.Савенкова и для этой работы нанял Мухаммад Рашида и выдавал ему деньги на расходы — покупку стройматериалов, зарплату рабочим и т.д. По завершению строительных работ, Мухаммад Рашид был вызван для отчета, сам Сайид Азимбай в это время сильно болел. Бай передал отчет Савенкову, а у Мухаммад Рашида была получена расписка о том, что он за проделанные работы получил сполна и не имеет претензий ни к Сайид Азимбаю, ни к Савенкову. К тому же в течение с 1871 по 1877 годы Мухаммад Рашид нигде и никому не жаловался. Изходя из всего этого он просит дело рассмотреть в суде85. Суд решил дело в пользу Сайид Азимбая.

Таких разборок в конце жизни Сайид Азимбая было много. Иногда он расплачивался за чужие “грехи”.

Так, 15 февраля 1879 года Управление Сирдарьинской области рассмотрело письмо Туркестанской финансовой палаты от 29 декабря 1878 года. Согласно письму, канцелярия Туркестанского генерал-губернатора, под гарантии Сайид Азимбая и купца первой гильдии Сергея Арзамасцева выдала надворному советнику Михайлову 5000 рублей под 5% годовых на развитие шелководства.

… надворный советник Михайлов скончался в 1874 году оставив 74 рубля 55 копеек, каковые сданы финотделу Ташкента…

Один из гарантов Арзамасцев…не имел ничего, кроме долгов и сам он был сослан в Сибирь за мошенничества.

Финансовая палата возложила долги, за вычетом 74 рублей, на Сайид Азимбая, пригрозив лишения части имущества, с дальнейшей продажей через аукцион86.

Глава города Пукалов в своем рапорте генералу-губернатору от 10 марта 1880 года написал, что Сайид Азимбай внес в казну 5675 рублей 45 копеек87.

Группой недоброжелателей Сайид Азимбая руководил казий Себзарского округа Мухитдинходжа. Причиной была старая вражда между Сайид Азимбаем и его отцом Хакимходжа казиколоном, важную роль в упразднении должности козиколон сыграл именно Сайид Азимбай. Поэтому Сайид Азимбай всегда был против того, чтобы его дела рассматривал съезд казиев или лично Мухитдинходжа. Так рассмотрение судебной тяжбы между ним и Турсунбаевым было передано штабс-капитану Сунаргулову. Однако, одна из просбь Сайид Азимбая отстранить Мухитдинходжа от рассмотрения его дела была оставлена без внимания, как военным губернатором, так и главой города Ташкента88.

Враги Сайид Азимбая поняли это как сигнал о том, что авторитет Сайид Азимбая перед властями начал ослабевать. Они начали с еще большим рвением писать жалобы на него. Сайид Азимбай все свои усилия направил на отражение нападков и сохранение своего доброго имени.

Одна из таких жалоб от некоего жителя Себзара Муллы Хакимджана сына Ойдустбий поступила в 1879 году фон Кауфману. Согласно жалобе Сайид Азимбай задолжал Мулле Хакимджану 7138 рублей, которые он брал при выполнении государственного подряд на строительство тюрьмы, артсклада и моста….также при снабжении магазинов продовольствием, когда справлял суннат-туй сыну… Свидетелями он называл казиев. …что с 1874 года он не может получить долги назад.

Спор между Муллой Хакимджаном и Сайид Азимбаем был передан на суд казиев. В начале казийского суда Сайид Азимбай заявил, что за день до этого Мулла Хакимджан при свидетелях отказался от своих претензий. Казии потребовали свидетелей.

Через несколько дней Сайид Азимбай собрал свидетелей. Казии потребовали, чтобы Мулла Хакимджан поклялся, что его жалоба состоятельна. Увидев растерянность Муллы Хакимджана, Сайид Азимбай сам поклялся, что он ничего не брал у истца и никаких поручений ему не давал. Этим он отвел все обвинения89.

Мало того, что дело решилось в пользу Сайид Азимбая, сам Мулла Хакимджан был вскоре обвинен в неуплате госпошлин и невыполнении обязательств. “Туркестанские ведомости” несколько дней печатали объявления о распродаже имущества Муллы Хакимджана.

Несмотря на свои проблемы Сайид Азимбай не забывал о благотворительности, так в апреле 1878 года пожертвовал в пользу раненых бойцов сукна и ткани на сумму 303 рубля 15 копеек90.

В конце жизни Сайид Азимбай участвовал еще в одном судебном рассмотрении. В 1879 году один из наследников бывшего хокима Ташкента (когда Ташкент был в составе кокандского ханства-У.С.) начал претендовать на его дом и земли, купленные Сайид Азимбаем на аукционе. Суд казиев вынес решение в пользу истца Сайидгази ходжи. Сайид Азимбай обратился в русский суд и представил необходимые документы. Суд решил дело в пользу Сайид Азимбая91.

Такие громкие тяжбы подорвали здоровье Сайид Азимбая. После этого он отошел от дел и занялся исключительно благотворительными делами. В 1880 году по приглашению Н.П.Остроумова посетил учительскую гимназию92. В том же году 13 мая он получил последнюю награду – Знак отличия Общества Красного Креста93.

Умер Сайид Азимбай в ночь на 1 октября 1881 года94 и был похоронен на Шайхантаурском кладбище. Из рассказов потомков бая известно, что после сноса кладбища в 1938-1939 году прах Сайид Азимбая, Сайид Каримбая и Сайид Ганибая был перезахоронен на кладбище Шайх Зайнутдин бува на Кукче. Со слов Правнучки Сайид Азимбая прямо в мемориале шейха. По извещению Ташкентской городской думы от 9 июня 1882 года Сайид Азимбай оставил наследникам оцененной недвижимости на 160 тысяч рублей и неоцененного имущества на 100 тысяч рублей95.

Так закончился жизненный путь самого богатого купца Ташкента во второй половине XIX века Сайид Азимбая Мухаммедбаева.

В 1882 году генерал-губернатором Туркестана был назначен М.Г.Черняев. По пути в Ташкент он встретил сосланного из Ташкента, стараниями Сайид Азимбая, Почетного гражданина Ходжи Юнусова. После беседы настроение Черняева испортилось настолько, что даже по приезду в Ташкент он все еще был не в духе.

Скорее всего причиной его плохого настроения было сообщение о смерти Сайид Азимбая и распри между ним и Ходжи Юсуповым. При этом Черняев был рассержен на Ходжи Юсупова.

Как пишет Н.П.Остроумов, 21 октября 1882 года Черняев устроил плов для сартов на “военном плацу” на Куйлюке, для чего земство выделило 5000 рублей. Во время угощения генерал всячески пытался показать свою близость к простому народу, раздавал деньги. После плова он как будь-то почувствовал некоторое удовлетворение, держался увереннее и бодрее96.

По нашему мнению, была еще одна причина угощения. Черняев и Сайид Азимбай были в очень близких, дружественных отношениях и Черняев своеобразно, по восточной традиции отметил годовщину кончины Сайид Азимбая. Наше предположение подтверждает и то обстоятельство, что плац находился на земле, принадлежавшей Сайид Азимбаю и были приглашены все его родственники, которые получили различные подарки от генерала.

Заканчивая наше повествование об одном из самых влиятельных людей Ташкента второй половины XIX века Сайид Азимбае, следует напомнить что это было время самых крутых перемен в истории Туркестана – время междусобных войн, приход русских завоевателей. Так что, было необходимо проявить чрезвычайную деликатность в оценке поступков людей того времени.

Конечно же, Сайид Азимбай как крупный предприниматель прежде всего думал о выгодных для себя контрактах. И тем самым он внес огромный вклад в повышение роли Ташкента как крупного торгового центра в торговле между ханствами Средней Азии, Восточным Туркестаном и Россией.

Сайид Азимбай сыграл роль в отмене рабства в Туркестане, пытался привить местному населению основы европейского образования, призывал население избавляться от некоторых изживших себя местных традиций.

Следует вспомнить и еще об одной заслуге этого выдающегося ташкентского коммерсанта. Именно Сайид Азимбай в 1871 году поднял вопрос о реформе образования для местного населения и об открытии школ нового типа. Справедливо критикуя старую систему религиозного обучения детей, он предложил преобразовать медресе Ишанкула-дадхо на Шейхантауре в школу, где одновременно с изучением традиционных мусульманских наук ввести преподавание современной математики, ремесел и русской грамоты. Так зародились «новомодные» национальные школы. После его смерти, его дело продолжили его сыновья – Сайид Карим и Сайид Гани, которых он воспитал в традициях высокой нравственности, культуры и деловитости.

Вместе с тем, Сайид Азимбай пытался быть выше других, имел неважные отношения с духовенством, конфликтовал с известными и уважаемыми людьми города, как Абдукасим Ишан и Мухитдин казий.

Он слишком доверял русской власти, хотя царская власть относилась к нему настороженно.

Некоторые историки ставят в вину Сайид Азимбаю, то что его не было среди защитников Ташкента во время штурма царскими войсками. И то, что он был близок и верен колониальным властям.

Спустя почти 150 лет мы бессильны и не имеем права давать оценку деятельности такой масштабной личности, как Сайид Азимбай. Но сама жизнь сложна и состоит из противоречий. Нашей задачей была дать некоторые зарисовки из жизни человека, который, как земной человек, то добивался головокружительных успехов, то совершал чисто человеческие ошибки.

Нам остается только гордиться что, по воле Аллаха, Сайид Азимбай был нашим не таким уж далеким предком.

Сайид Каримбай Сайид Азимбаев (1862-1916)

Крупнейший ташкентский купец, меценат и благотворитель Сайид Каримбай Сайид Азимбаев был сыном Наследного почетного гражданина Сайид Азимбая Мухамедбаева. Его мать Иклимбиби была дочерью Юсуфджанбая. Она пережила всех своих детей и умерла в 1926 году, в возрасте более 90 лет. Сайид Каримбай входил в элиту купцов, посредников между русской промышленностью и местными потребителями. Наряду с известными купцами того времени, такими как Арифходжабай, Валиходжабай, Ёвшуббай (Яушев), Курбанбай, он торговал хлопком, различными тканями, кожевенными изделиями, продуктами питания и обувью. Они из Москвы, Петербурга и других городов России привозили посуду из чугуна, зерно, муку. За это их прозвали «московские баи» (“московчи бойлар”) 97. Сайид Каримбай работал также в официальных учреждениях, был более 30-и лет членом городской думы, попечителем городской тюрьмы. Более 20-и лет Сайид Каримбай был почетным попечителем и спонсором 1-русско-туземной школы, активным членом многих благотворительных обществ, спонсором и вдохновителем распространения современных знаний среди населения, основателем и корреспондентом газеты “Тужжор” (“Предприниматель”), идейно близко стоявшей к Джадидам.

Сайид Ганибай (фото внизу), брат Сайид Каримбая, также был одним из богатых людей Ташкента, членом многих благотворительных обществ. Их сестра Улугбиби была замужем за одним из самых богатых людей Ташкента, Арифходжабаем Азизходжиновым.

О сводных братьях Сайид Каримбая, Сайид Мурате и Сайид Султане не сохранились какие-либо сведения в архивных материалах, так как они не сыграли существенную роль в жизни города.

Деятельность Сайид Каримбая

Понимая, что в сложившихся условиях только знание русского языка дает шанс добиться успеха, Сайид Азимбай пригласил домой русских учителей и обучил двух сыновей русскому языку98. Зная русский язык с молодых лет Сайид Каримбай имел много друзей и знакомых среди русского населения. Братья Сайид Карим и Сайид Гани, проживая в стором городе, много времени проводили в русской части города. Хотя их дом в махалле Ховузбаг был построен в восточном стиле, он был хорошо отделан и с широкими окнами. Во внешнем дворе была гостиная в европейском стиле. Мебель в гостиной была привезена из Петербурга. Один из сервантов из орехового дерева до сих пор стоит в доме внучки Сайид Каримбая Муфаррах ая.

После смерти Сайид Азимбая (1881) семейные заботы перешли к Сайид Каримбаю. Он и его брат пошли по стопам отца и стали предпринимателями. Юный Сайид Гани на садоводческой выставке (1882) даже получил малую медаль за полную коллекцию сухофруктов99. Сайид Каримбай совсем молодым получил Серебрянную медаль Станислава на груди100.

Усилия Сайид Азимбая в области просвещения не прошли даром. Первая в Туркестане русско-туземная школа была открыта стараниями сыновей Сайид Азимбая в 1884 году. Основной задачей школы была обучение местных детей русской грамоте и русскому языку. Старый город и Новый город жили обособленно и среди местного населения только несколько человек знали русский язык. Если колониальным властям необходимо было усилить свое влияние через русский язык, то местной молодежи русский язык был нужен для мало-мальского продвижения по жизни. Открытие русско-туземной школы уперлось в отсутствие здания для школы и учителей. Когда генерал-адъютант Н.О.Розенбах посетил старый город он обратил внимание на хорошо гворящих по-русски братьев Сайид Азимбаевых. Из беседы стало ясно, что знанием пусского языка они обязаны своему отцу Сайид Азимбаю, и что в память отца они готовы выделить помещение в своем доме для школы101. Вскоре нашелся и учитель для школы – им стал хорошо знающий местные обычаи и говорящий по-узбекски В.Наливкин.

Братья Сайид Азимбаевы, несмотря на молодость, активно включились в общественную жизнь. По инициативе главы города Ташкента на 3-10 апреля были назначены выборы пятидесятников (один на пятдесять дворов), старейшин и казиев. Согласно указаниям главы города, с 3-го по 8-е апреля жители махалли должны были избрать пятидесятников по махалле (махалля – муниципальная единица самоуправления, объединяющая несколько сот домовладельцев). 8 апреля списки избранных передавались в городскую управу. Пятидесятники в свою очередь в присутствии глав города 9 апреля избрали старейшин и казиев.

По махалле Гишмечеть (Ғиштмасжид) пятидесятником был избран Сайид Гани Сайид Азимбаев102. А от махалли Хаузбаг пятидесятником был избран Сайид Карим Сайид Азимбаев103

Несмотря на то, что пятидесятники не получали заработную плату и не имели постоянных обязательств104, это было почетно для молодых Сайид Карима и Сайид Гани, они заслужили уважение среди местного населения в Шейхантаурском округе.

Будучи пятидесятником, Сайид Каримбай пытался изменить к лучшему жизнь махалли, призывал по новому взглянуть на вековые традиции.

Став членом городской думы в достаточно молодом возрасте, Сайид Каримбай много сделал для улучшения жизни местного населения. Например, начиная с 1 января 1894 года уборка улиц и тратуаров, очистка арыков и ночная охрана жилых районов решением городской думы были переведены в ведение городского управления105. До этого все это было возложено на местное население.

Сводный брат Сайид Каримбая, Сайид Султан был не очень удачлив в предпринимательской деятельности. В архивных документах сохранилось только то , что он решением суда дожен был выплатить 185 рублей 25 копеек некоему коммерсанту Ивану Алексееву106. Известно, что он проживал в районе современного города Янгиюля, на землях принадлежавших Сайид Азимбаю. После смерти Сайид Каримбая единственная дочь Сайид Султана Мархаматбиби была выдана замуж за сына Сайид Каримбая Саидабдуллу, но вскоре их брак распался. Вскоре после октябрского переворота он умер. Нам не удалось установить год его смерти и где он похоронен.

Как и отец Сайид Каримбай занимался просветительской деятельностью. По приказу № 32 Генерал-губернатора Туркестана от 7 июня 1894 года был назначен попечителем 1-русско-туземной школы. По случаю бракосочетания наследного принца и принцессы Алисы Гессенской Сайид Каримбай пожертвовал 200 рублей, за что получил благодарность от генерал-губернатора107. Сайид Каримбай был также директором попечительского совета тюрем Сирдарьинской области (в Сирдарьинскую область входили территории нынешних Ташкентской, Сирдарьинской и Джиззакской областей и центром области был Ташкент). Он пожертвовал на нужды тюрем ткани и сукно, за что снова получил благодарность генерала-губернатора108.

Напомним, что областная тюрьма (ныне Таштюрьма) была построена Сайид Азимбаем.

“Сайид Каримбай вместе с братом Сайид Гани имели в Ташкенте крупную подрядную строительную фирму. Фирма занималась ремонтом дорог и строительством административных зданий.

“Унаследовав от отца знатность, честность и благородство братья Сайид Азимбаевы заняли заметное место в многонациональной среде коммерсантов древнего Туркестана. Доверие властей к фирме было высокое109. Например, для строительства профессионального училища в Ташкенте (ныне строительный коллеж) по приказу императора от 19 мая 1895 года была учреждена строительная компания, куда со своей фирмой вошли купцы 1-гильдии братья Сайид Азимбаевы110.

Из истории освещения города Ташкента

До 1917 года благоустройством города занималась городская Управа. Освещение города была возложена на технический отдел Управы, во главе с управляющим отдела. Непосредственно освещением занимались подрядчики, которые брали в подряд улицы и следили за работой имеющихся фонарей, устанавливали новые.

В 1895 году тендер на подряд на освещение улиц Ташкента выиграл Наследный почетный гражданин, купец 1-й гильдии Сайид Каримбай. У него на подряде было 1060 фонарей. Сайид Каримбай этот подряд выполнял в течение 15 лет. Тогда Ташкент освещался керосиновыми лампами. Специально нанятые люди –фонарьщики ежевечерне зажигали эти фонари и утром выключали их. Фонари были очень слабые – всего в восемь свечей. Неодинаково освещались новая и старая части города. В 1905 году из 1897-и фонарей только 552 были установлены в Старом городе.

С 1906 года в городе установили новые фонари в 700 свечей. На фото здание, где был расположен отдел освещения Управы города Ташкента (первое здание слева). Там и сейчас находится управление городской электросети (фото из Интернета).

Политические потрясения в Российской империи в начале ХХ века оказали серьезное влияние на Туркестанский край. Поражение России в русско-японской войне обострила общественно-политическое положение. Различные политические партии требовали коренных реформ. Революция 1905 года потерпела поражение, но 17 октября 1905 года царь Николай II был вынужден объявить свой Манифест. Манифест дал возможность местному населению создавать национальные организации, общества, объединения. Образованные люди, служители культа, предприниматели начали создавать общества для материальной и финансовой помощи бедным семьям, мечетям и медресе, новообразованным школам. Так, 17 сентября 1906 года такое благотворительное общество было создано при медресе Кукальдаш. Инициаторами и организаторами выступили Сайид Каримбай Сайид Азимбаев, Максудходжа Отаходжаев, Абдували Абдукамильбаев, Мирзаабдулла Мухамадбаев111.

Это показывает, что в сознании Сайид Каримбая происходили изменения, он начал близко знакомиться с идеями джадидизма. Особенно, идеи просвещения простого народа, пропагандируемые джадидами были близки и Сайид Каримбаю.

10 августа 1909 года в Ташкенте было создано мусульманское благотворительное общество “Ёрдам” (“Помощь”). Общество, вначале с большой осторожностью, обсуждало вопросы просвещения мусульманского населения передовыми идеями того времени112.

Общество поставило себе задачу морально и материально поддерживать нуждающихся и бедных мусульман в Сирдарьинской области (Ташкент был центром Сирдарьинской области – У.С.). С этой целью общество намеревалось построить сиротские дома, дом престарелых, дом инвалидов, больницы, амбулатории, столовые и чайханы, ночлежки. Также материально помогать нуждающимся и всем студентам. Общество помогало существующим государственным и частным благотворительным учреждениям, учреждало стипендии учащимся средних и высших учебных заведений. Действительные члены общества вносили обязательный взнос в размере 6-и рублей, остальные одного рубля 50-и копеек. Добровольные взносы не ограничивались. К 1 июля 1910 года общество насчитывало до 300 человек. Капитал общества был более 4000 рублей. Организационные расходы составили 500 рублей. Председателем общества был избран Сайид Каримбай Сайид Азимбаев113. Его избрали 300 членов общества114.

Много сделал Сайид Каримбай для того, чтобы народ, особенно, молодежь была образованной и просвещенной. Поэтому он часто бывал в русско-туземной школе, где он был попечителем. Проводил различные мероприятия и испытания знаний учеников. Одним из мероприятий было проведение 18 мая 1895 года выпускных экзаменов всех четырех русско-туземных школ. В большом дворе собрались до 150-и учеников, заведующих школами и учителя. Были также родители и родственники учеников. В большом бухарском шатре поставили стол, на котором были письменные работы учеников и памятные подарки для учеников. Экзамен длился более 2-х часов. В испытаниях участвовали 7 учеников и все успешно прошли экзамен. Каждый из них получил по две книги, письменные принадлежности и карманные часы. Подарки были куплены на деньги почетного попечителя, Потомственного почетного гражданина Сайид Каримбая Сайид Азимбаева115.

Благородный и просвещенный Сайид Каримбай пользовался большим авторитетом среди членов городской думы. Он часто выручал власти в трудные времена, иногда в ущерб собственным интересам. “Туркестанские ведомости” в октябрском номере 1895 года сообщили об одном актуальном вопросе, рассмотренном в Городской думе. Торговля хлебом в Ташкенте была в руках двух-трех татарских коммерсантов, а мелкие торговцы лепешками, несмотря на поддержку Думы и городского управления не могли конкурировать с ними. Дума на своем заседании 18 октября обсуждала вопрос льготное снабжение зерном мелких производителей. Такая поддержка в этом году была непосильной для городской казны и могла разорить, если цены на зерно поднимутся. Во время дебатов гласный (имеющий право голоса – У.С.) Сайид Каримбай Сайид Азимбаев объявил, что свои запасы зерна он обещает продавать мелким производителям до лета следующего года по сегодняшним ценам. И что если цены сильно возрастут, то цена за пуд зерна он поднимет не более чем на один рубль. Это предложение Сайид Каримбая было встречено всеми членами думы с большим воодушевлением116.

1 сентября 1895 года был издан Высочайший Указ Императора о повсеместном открытии домов трудящихся под покровительством императрицы Александры Федоровны. Это было на руку тем, кто заботился о просвещении местного населения. Поэтому, группа состоятельных людей обратилась письмом к генералу-губернатору. Среди них были братья Сайид Азимбаевы и их зять (муж сестры) Арифходжабай. В письме было сказано — “Мы решили просить Ваше высокопревосходительство следующее: 1)В Туркестанском крае учредить общество Домов трудящихся и 2) просить покровительства Ее Величества Императрицы. Во всем крае нет такого общества, между тем необходимость такого общества растет изо дня в день. Изучив Положение о домах трудящихся, их цели, узнав о покровительстве Ее Величества мы надеемся, что Ваше высокопревосходительство возглавит создание такого общества. Мы, в свою очередь, найдем подходящее здание для Дома трудящихся и выражаем надежду, что и другие города Туркестанского края с радостью присоединятся к этому обществу”.117

Это письмо показывает насколько братья Сайид Азимбаевы переживали за улучшение жизненных условий народа. Не забывая о своем бизнесе, они много сил и средств тратили на благотворительность.

В январе 1896 года генерал-губернатор наградил Сайид Каримбая Почетным халатом 1-степени (удост.№802) за попечительство 1-русско-туземной школой118.

В апреле 1897 года в Российской империи провели перепись населения. Перепись проводилась также в завоевонных и присоединенных краях России, в том числе в Туркестанском крае. Сайид Каримбай принял деятельное участие в переписи как член комиссии по городу Ташкенту. Также принял участие в подведении итогов переписи. За эту работу колониальные власти почему-то дважды наградили его бронзовой медалью – первый раз в апреле, после переписи и второй раз в августе, после подведении итогов.

Следует сказать, что организаторские способности Сайид Каримбая были очень развиты. Он был не только инициатором многих мероприятий, но и финансировал их или помогал материально. Сайид Каримбай помогал также в проведении мероприятий, инициируемых властями (это было необходимо для поддержания своего влияния на события – У.С.). Например, в 1898 году он был одним из организаторов праздника по случаю восхождения на трон Николая II, за что был награжден серебрянной медалью.119

Вот как вспоминает известный в Ташкенте лекарь Моштабиб о Сайид Каримбае: “Сайид Каримбай из знатного рода Сайид Азимбая был одним из самых уважаемых людей Ташкента. Сыграл большую роль в развитии науки и культуры. Открыл гимназию в здании школы за цирком.” Дяди Моштабиба учились в этой гимназии вместе с сыном Сайид Каримбая Сайид Маъруфом. Сайид Каримбай был одним из тех богачей, которые финансировали поездку заграницу на учебу узбекских юношей. Он же провел водопровод в махаллю Гулбозор, принимал активное участие в проложении трамвайных путей (“конки”). Сайид Каримбай помог приходу знаменитой компании “Зингер” в Туркестан. Участвовал в открытии банка фирмы “Зингер” в Ташкенте. Офис компании находился чуть выше здания современного театра имени А.Хидоятова. Швейные машинки отпускались в беспроцентный кредит. Знакомые люди забирали машинки только назначив время внесения денег. Для незнакомых было достаточно привести общих знакомых. В здании банка “Зингер” сейчас находится махаллинский комитет махалли Гулбозор120.

Моштабиб приводит одну притчу, связанную с именем Сайид Каримбая, может быть, и преувеличенно. Якобы, когда он ехал в Москву его в пути сопровождал молодой кавказец Назир. На железнодорожной станции Назир застрелил одного генерала (наверное, все же не генерала, а какого-то военного). Собаку генерала звали Шамиль – священное для кавказца имя (Шамиль был предводителем сопротивления экспансии русских на Кавказе – У.С.). Естесственно, Назир был арестован. Будучи на приеме у царя Сайид Каримбай рассказал ему эту историю, свидетелем которой он был. На что царь сказал: “Генерал поступил неразумно, он оскорбил народ” и этим освободил парня от наказания. Этой притчей народ подчеркивал значимость самого Сайид Каримбая перед российской властью.

На месте современного театра имени А.Хидоятова был дом Сайид Каримбая121.

Сайид Каримбай свои коммерческие дела часто вел совместно со своим зятем (мужем сестры Улугбиби) Арифходжабаем. На современной улице Сайилгох до землетрясения 1966 года находилось здание универмага “Детский мир”. До октябрского переворота это было здание торгового центра, принадлежавшее Арифходжабаю и Сайид Каримбаю (на фото в глубине улицы Кауфмана – У.С.).

Сайид Каримбай был не только человеком необыкновенной щедрости, но и настоящим просветителем. В разгар джадидского движения в Туркестанском крае издавались много газет и журналов. Жизнь большинства из них была недолгой, закрывались из-за политических преследований или из-за отсутствия читателей. Одним из таких изданий была газета “Туджор” (“Купцы”), которая была основана Сайид Каримбаем в 1907 году. Сам он написал многие передовые статьи, где поднимал актуальные в то время вопросы. Стараниями редактора газеты Муллы Хошима (позже он стал учителем) вышли 36 номеров газеты. Из-за отсутствия читателей были вынуждены закрыть газету122.

Тем не менее, выход такой газеты был важным событием в культурной жизни населения. Такие газеты были важны в формировании общественного и политического сознания населения Ташкента123.

Обратим внимание на то, какую характеристику национальным средствам информации дает Сайид Каримбай в передовой статье 1-го номера газеты: “Наше время это время бурного развития издательского дела, каждый народ из газет получает духовную пищу, видит мир глазами газет и понимает свое место в большом мире…” 124. По мнению редакции, газета не только приносит пользу хозяину, но и служит широкому слою масс. Газета печатала не только статьи экономического характера, но и новости о общественно-политической и культурной жизни города и мира125.

Б.Голендер считает издание газеты “Туджор” важным событием в среде предпринимателей и коммерсантов. Самое интересное то, что такая газета на русском языке “Туркестанская торгово-промышленная газета” (под редакцией С.Р.Конопка) появилась только год спустя. 126

Сайид Каримбай хотел, чтобы узбекская молодежь получала европейское образование, побывала в дальных странах и расширяла свое мировоззрение. Как писал Сирожитдин Ахмад, в 1909 году в доме Каттаходжа Ходжаева собрались ташкентские джадиды во главе с Мунаввар Коры. На этом собрании были самые самые заметные люди города. В том числе Арифходжабай, Сайид Каримбай, Камильджанбай и другие., всего более 50-и человек. Слово взял Мунаввар Коры: “Созрела необходимость отправить образованных узбекских юношей в Германию. Обученные в Германии они принесут большую пользу нации…Но это можно осуществить только с вашей помощью”. Было решено отправить для начала 4-х молодых людей. Один из присутвовавших передал Мунаввар Коры довольно большую сумму. Остальные тоже не остались в стороне. После подсчета собранных денег снова выступил Мунаввар Коры и поблагодарил всех за вклад во имя будущего и процветания нации127.

Это показывает стремление зарождающейся узбекской буржуазии к национальному единству, росту самосознания.

Особое внимание Сайид Каримбай обращал на развитие научной мысли в крае. Понимал важность изучения истории народа. С конца XIX века в Ташкенте действовал кружок любителей археологии. Братья Сайид Карим и Сайид Гани Сайид Азимбаевы являлись членами этого кружка, а в 1902 году их избрали в Совет кружка, наряду с Мирза Абдулла Исамухамедовым, Мираъзам Мирюсуповым и Махсудходжа Атаходжаевым128.

Без сомнений, Сайид Каримбай не только преуспел в предпринимательстве, но и в общественно-экономической, политической, культурно-просветительской жизни своего социума.

Принимая активное участие в работе городской думы, Сайид Каримбай пользовался высоким авторитетом среди членов думы. Руководство Думы доверяло ему решение многих сложных проблем. Так, в 1907 году дума рассматривала вопрос о создании участковых избирательных комиссий. В старом городе было решено создать четыре комиссии, по одной в каждом округе. Со своими назначенными председателем и заместителем и избираемыми членами комиссии. По Шайхантаурскому округу председателем комиссии был назначен Сайид Каримбай 129.

Сайид Каримбай также входил в состав различных комиссий, в которых он активно отстаивал интересы своего народа. 130

Отстаивая интересы местного населения в Думе, он часто добивался внесения изменений в решения Думы. В 1908 году он добился изменения сроков внесения налога на недвижимость, так как окладные листы полиция подавала слишком поздно и население не успевает за короткий срок внести положенные суммы. Он же вносил множество предложений по вопросам благоустройства города.131

Принимая активное участие в работе городской Думы Сайид Каримбай не забывал о своих коммерческих делах. Так, 20 ноября 1907 года он выиграл тендер на аукционе на аренду угольного склада, предложив наибольшую сумму – 3500 рублей за год, до 1 января 1909 года.132

Чтобы не утомлять читателя, мы не будем приводить полностью один документ сохранившийся в Государственном архиве Узбекистана. Это договор от 17 декабря 1908 года между городской управой и Сайид Каримбаем о размещении рекламы торговых и промышленных фирм на улицах города. Из договора видно насколько Сайид Каримбай ответственно относился к составлению нормативно-правовых документов. Согласно договору Сайид Карим Сайид Азимбаев берет в аренду сроком на пять лет различные принадлежащие городу объекты (стены, здания, будки и др.), где может быть размещена реклама. Сайид Каримбай будет платить в городскую казну по 270 рублей 67 копеек ежемесячно. Кроме того, платежи гарантируются имуществом бая, и вносится депозит в размере 812 рублей (20% от полной стоимости аренды). Договор подписали Потомственный почетный гражданин Сайид Карим Сайид Азимбаев, начальник управы Н.Г.Маллицкий и члены управы гг. А.Мелковский, А.Гуринов, Л.Биллевич, Третецкий.

По другому договору Сайид Каримбай все права и обязанности по первому договору передал Губернскому писарю Петру Александровичу Васильеву. Договор подписали те же лица и П.А.Васильев. Возникает вопрос, почему Васильев сам напрямую не заключает договор с управой. Видимо, вопрос упирается в имущественные гарантии договора, и Васильев выступает здесь в роли приказчика133.

Одно время Сайид Каримбай занимался скупкой земельных участков. Иногда возникали споры по этому поводу. Сайид Каримбай старался оформлять сделки, опираясь на законодательные акты. Тем не менее, всегда находились недруги и завистники, которые пытались подставить ему подножку. Так в конце 1908 года он купил участок в 500 квадратных саженей на Себзаре за 200 рублей у жителей махалли Дарвазакент Рахимбаевых. Городская управа подтвердила сделку134.

Несмотря на законность сделки, землемерный отдел не давал ходу документу до 1914 года. Причиной была запись в окладной книге, где участок под номером 6142 значился как городское имущество. Оказалось, что участок состоял из двух кусков и посередине проходила заброшенная дорога площадью 47 кв. саженей (скорее, пешеходная дорожка), которую предыдущий хозяин присоединил к себе, чтобы иметь цельный участок. В конце концов, дорогу провели на несколько саженей правее и дело решилось в пользу Сайид Каримбая135.

Иногда кадастровая стоимость сознательно завышалась. Это делалось для повышения залоговой стоимости земли, под залог земельного участка можно было получать ссуду в банке. В 1909 году Сайид Каримбай купил два участка на аукционе за 4700 рублей, но стоимость участков в окладной книге была почти 15000 рублей. После обращения Сайид Каримбая, оценочная комиссия определила истинную стоимость земли близко к той сумме, которую он заплатил136.

По архивным документам видно, что Сайид Каримбай всегда держался в рамках закона, тщательно готовил документы. Конечно, у успешного человека были завистники и недоброжелатели. Они как среди местного населения, так и среди русских чиновников. Все они старались принизить значимость Сайид Каримбая в жизни города. Один пример. Сайид Каримбай подрядился доставлять грузы военного ведомства из Ташкента в Пишпек (ныне Бишкек). Но исполняющий обязанности генерал-губернатора Покотило потребовал доставлять грузы в другой пункт и гужевым транспортом, хотя туда гужевой транспорт мог и не пройти. Сайид Каримбай отказался выполнять работу, не предусмотренную договором. Генерал – адъютант Покотило держал обиду на Сайид Каримбая и ждал удобного случая, чтобы наказать его.

Такой случай представился на праздновании дня рождения императрицы Александры Федоровны 23 апреля 1911 года. Состоялся парад, после которого Сайид Каримбай от имени местных жителей должен был выступить с приветственной речью. В самом начале приветственного слова Покотило грубо оборвал его и не дал возможности выступить. Это сильно обидело Сайид Каримбая, он был оскорблен перед многочисленными земляками и гостями. Он немедленно покинул празднества. Спустя полгода, 17 октября того же года, после того как был назначен новый генерал-губернатор Самсонов, он обратился к нему с жалобой на Покотило.

В жалобе он перечислил заслуги своего отца Сайид Азимбая, и написал о себе: «Я всю жизнь честно выполнял свой долг, заслужил уважение всего населения Ташкента, которое более 30-и лет выбирает меня в городскую думу. Указом Императора много лет был директором попечительского комитета тюрьмы, более двадцати лет являюсь почетным попечителем учебных заведений и являюсь членом многих благотворительных обществ.… Ваши предшественники неоднократно бывали в нашем доме. Я многократно был награжден знаками отличия. Был удостоен чести быть представленным Его величеству Императору». Далее он изложил суть конфликта между ним и генералом Покотило. … «И вот, несмотря на мои заслуги, я необоснованно и глубоко оскорблен генералом Покотило, как будто я совершил нечестный поступок. Что касается моего отказа везти грузы в Жаркент, вместо Пишкека, то он был обоснованным и соответствовал заключенному между нами договору». Сайид Каримбай попросил генерал-губернатора «защитить его честь и доброе имя или разрешить обратиться с жалобой к Его Императорскому Величеству»137.

На жалобе Самсонов написал “прошу выяснить”. В своем рапорте генерал Покотило написал “Я не принял Сайид Карима, чтобы показать перед присутствующими сартами свое отношение к человеку, который не выполнил свои обязательства в трудное для военных время, какое бы он не занимал высокое положение….считаю, что этот сарт стал неуправляемым и принятые мной меры своевременны” 138.

Эти циничные, в духе шовинизма мысли оставляем без комментариев. Возможно, эта была спланированная акция против Сайид Каримбая, так как он все больше сближался с набирающими размах джадидами.

Это событие оказало очень сильно подействовало на Сайид Каримбая, подорвало доверие к колониальной власти. Продолжая работать в думе, он все свои усилия направил на улучшение жизни своих земляков. Для этого он пользовался трибуной думы.

Гласные думы Сайид Каримбай, Арифходжабай и Джурабек Оллакулбеков начали ставить новые и новые требования от имени избирателей. Об этом свидетельствуют протоколы заседаний думы за 1912 год, сохранившиеся в архиве. Так, 30 января дума рассматривала вопрос о расширении сети школ в городе. Тогда Сайид Каримбай и Арифходжабай внесли официальный запрос. По их мнению, план расширения сети школ в городе не затронул старый город, тогда как именно в старой части города количество школ не соответствуют требованиям.

…Дума присодинилась к мнению обратившихся и уполномочила соответствующее управление города на расширение сети школ в старом городе139.

Думая о просвещении народа Сайид Каримбай пожертвовал, огромную по тем временам сумму, 10 000 рублей на строительство театра140.

8 февраля те же трое гласных, Сайид Каримбай, Арифходжабай и Джурабек Оллакулбеков, подняли вопрос о построении отдельной больницы для местного населения в старом городе. Напомнили, что земля, на которой расположилось полицейское управление, как раз была пожертвована для строительства больницы. Они считали, что несмотря на любые расходы, строительство больниц первоочередная задача города141.

Как известно, улицы старого Ташкента не имели покрытий, только кирпичные тратуары, и то не везде. Сайид Каримбай поднял этот вопрос на заседании думы. Его настойчивые выступления дали результат и в смету расходов города были внесены работы по гравийному покрытию улиц Уркуча и Караташ142.

В дебатах в думе, когда обсуждался бюджет на следующий год, Сайид Каримбай сделал заявление, что он уполномочен передать жалобу, подписанную 2 тысячами избирателей, на работу управления по благоустройству в старом городе. Но гласный Арифходжабай Азизходжинов заявил, что Сайид Каримбай Сайид Азимбаев не имеет таких полномочий. Тем не менее, глава города предложил внести жалобу в установленном порядке, и дума приняла соответствующее решение143.

После осени 1915 года Сайид Каримбай перестал посещать заседания думы. Возможная причина — болезнь Сайид Каримбая, если учесть, что он скончался в 1916 году в возрасте 54 лет.

Истинный патриот своего города Сайид Каримбай оставил глубокий след в истории Ташкента, достойно продолжил дело своего отца, заслужил почет и уважение народа.

Потомственный почетный гражданин, купец 1-гильдии Сайид Каримбай был не только успешным коммерсантом и предпринимателем, но и видным общественным деятелем. Вместе с джадидским движением принимал активное участие в общественно-экономической, политической, культурно-просветительской, научной жизни общества. Конечно, наших дилетантских усилий не достаточно для полного раскрытия масштаба такой личности как Сайид Каримбай, но верим, что ученые еще не раз будут скрупулезно изучать жизнь и деятельность этого человека, который оставил глубокий след в истории Ташкента.

Если говорить о личной жизни, то у нас мало архивных материалов. Только результаты переписи населения. Известно, что у Сайид Каримбая были две жены. Имя первой жены установить не удалось, но известно, что в этом браке родились три дочери – Саодатхон, Фарогатхон и Шаходатхон. Старшая дочь Саодат была замужем за внуком Худоярхана, сыном Максудходжи ишана Отаходжаева. Небольшие рассказы о дочерях Сайид Каримбая от первого брака будут в последующих страницах.

Второй женой Сайид Каримбая была Ойпошшахан (1873-1964). По воспоминаниям внуков она была из рода Худоярхана. В браке родились 5 сыновей и две дочери. В книге рассказывается обо всех потомках Сайид Каримбая.

Жена Сайид Каримбая Ойпошшахон (1873 — 1964)

Ойпошшахон пережила своего мужа Сайид Каримбая почти на 50 лет и умерла в возрасте 91 год. После смерти мужа в 1916 году проживала со своим вторым сыном Саидабдуллой. После смерти Саидабдуллы и его старшего сына Саидомонуллы проживала до конца жизни у своего сына Саидмансура на Бешагаче. Зарисовки об этой удивительной женщине сделаны на основе рассказов ее внуков и внучек. По словам самой бабушки, она родилась в 1876 году (по паспорту 1873 год). В 1922 году, во время паспортизации населения Узбекистана, ее сын Саидмансур годом ее рождения наугад назвал 1873 год и фамилию ее записал «Каримова». Она всю жизнь не признавала свой паспорт, возмущаясь тем, что ей дали фамилию по имени мужа, а не по имени ее отца или хотя бы свекра Сайид Азимбая. Только когда ей сказали, что без паспорта не будут хоронить, она признала свой паспорт и никогда не расставалась с ним. Ойпошшахон выдали замуж в 13 лет. Она говорила: — «Я вышла замуж в 13 лет, но в гушангу зашла в 17 лет (гушанга – ложа новобрачных)». Ойпошшахон прожила долгую жизнь, у нее в жизни были и много радостных дней, но и печальных дней тоже было достаточно. Была любимой женой мужа, ласковой и любимой мамой детям, несравненной и обожаемой бабушкой многочисленным внукам и внучкам. Похоже, Сайид Каримбай хотел чтобы его жена была современной и образованной женщиной. Сайид Каримбай для обучения своих дочерей приглашал в дом русских учителей, которые обучали их, кроме русского языка, еще музыке и танцам. По сохранившимся рассказам ее дочерей она занималась вместе с дочерьми.

Прежде чем продолжить наш рассказ о Ойпошшахон, мы приведем отрывок статьи из Интенета о Великом князе Николае Константиновиче Романове, который долгое время жил в Ташкенте и остался в истории Ташкента.

Предпринимательство великого князя

Николай Константинович оказался превосходным предпринимателем. Он одним из первых обратился к наиболее доходной тогда области промышленности в Туркестанском крае — строительству и эксплуатации хлопкоочистительных заводов. При этом он использовал самые передовые технические идеи своего времени — на его заводах использовался безотходный технологический цикл — семена хлопчатника, остававшиеся после переработки сырца в волокно, употреблялись в качестве сырья на маслобойнях, а жмых шёл как на удобрения, так и на корм скоту.

Великий князь занимался предпринимательством, был владельцем ряда предприятий в Ташкенте — завёл мыловаренный завод, фотографические мастерские, бильярдные, продажу кваса, переработку риса, мыловаренные и хлопковые мануфактуры, регистрируя, во избежание родственного гнева, все организуемые предприятия были оформлены на жену…

Доходы от его предпринимательской деятельности составляли внушительную сумму — до полутора миллионов рублей в год. Для сравнения: из Петербурга князю присылали на содержание в год 200 тысяч рублей…”

В Ташкенте князь был известен под именем Князь Искандер. Он взял этот псевдоним подражая Александру Македонскому (азиатская интерпретация – Искандар Зулкарнайн).

Сайид Каримбай, надо полагать, много раз встречался с Великим князем по делам коммерции. Для резиденции князя был построен величественный дворец (см. фото. Ныне Дом приемов МИДа Узбекистана.). Там князь Искандер устраивал приемы, на которые иногда приглашались и видные ташкентцы из местного населения. На одном из таких приемов князь сказал гостям, что в приглашении написано «вместе с супругой», а узбекские гости приходят одни. Все гости дружно пообещали в следующий раз прийти с женами, но с женой пришел только Сайид Каримбай. Чтобы, не дай Аллах, не съесть свинину или прикоснуться к спиртному, Ойпошшахон съела только кусок хлеба и выпила чашку чая. После трапезы, гости начали танцевать. По этикету, хозяин вечера Князь Искандер должен оказывать внимание всем присутствующим дамам. Он пригласил на танец и Ойпошшахон, но она растерянно смотрела вниз, не очень понимая, чего от нее хочет Великий Князь. Неловкое положение разрядил подошедший Сайид Каримбай:

— Моя жена не умеет танцевать, но я обещаю, что через год она будет танцевать не хуже других.

Действительно, в скором времени Сайид Каримбай выписал из Петербурга клавесин. Нанял русских учителей (скорее, учительниц) музыки, танца и русского языка. За год Ойпошшахон научилась довольно прилично говорить по-русски, играла на клавесине простейшие мелодии и танцевала некоторые бальные танцы. По семейному преданию, через год бабушка танцевала с Великим князем польку. Спустя многие годы Ойпошшахон, с ичигами (махси – сапожки из мягкой кожи) на ногах показывала внукам различные па из танцев и рассказывала чем отличаются друг от друга полька, мазурка или вальс. Рассказывала и показывала как она играла на клавесине. По рассказам ее дочери Мукамбархан, она также обучалась премудростям светской жизни вместе с матерью.

После переворота 1917 года в семье Ойпошшахон было много трудных и трагичных дней. Прежде всего, пришлось уволить всех работников, нанятых для помощи по дому. Многие из них не хотели уходить, так как они были как члены семьи. Некоторые из них оставались с ними до начала 30-х годов, когда начался голод.

В начале 20-х годов новые власти начали отъем имущества у зажиточных людей. Такая учесть не обошла и потомков Сайид Каримбая. Были конфискованы дома и недвижимость, золотые и серебрянные украшения и изделия, принадлежавшие потомкам Сайид Каримбая. После второй войны, в трудные дни, внуки полушутя спрашивали: “Где ваши богатства, оставленные нашим дедом?”. Бабушка грустно улыбалась и говорила: “Да конечно, сегодня бы они пригодились, но у нас все отняло государство”. Но однажды, в очередной раз задали этот вопрос, она со слезами на глазах, ответила: “Комиссары отняли все мои украшения, подаренные мне вашим дедом. Я их умоляла оставить мне первый дедин подарок, сделанный в день нашей свадьбы, золотой кокошник невесты. Но комиссары были неумолимы, якобы они теперь должны служить революции. Я долго плакала. Осталось это маленькое кольцо, его не смогли снять с пальца, я его ношу с детства и вам придется хоронить меня с ним.”

Тяжелые годы гражданской войны сменились “НЭП”ом. Умные и умелые дети Сайид Каримбая немного пришли в себя и снова встали на ноги. Но последующие годы принесли немало бед. Как весь узбекский народ, дети и внуки Ойпошшахон пережили трудные времена. Это голод вначале 30-х годов, затем годы репрессии, страшные годы войны и годы послевоенного востановления. Тяжелыми были и личные переживания Ойпошшахон. Падчерица (для истины мы написали “падчерица”. но Ойпошшахон общалась с ней как с родной) Шаходатхан и дочь Мукамбархан эммигрировали в Китай. Пережила преждевременную смерть сына Саидахмада. Сын Саидмаъруф пропал без вести, а младший Амир Саид был репрессирован.

Ойпошшахон была глубоко и искренне верующим человеком. Даже тогда, когда она уже не ходила, она не пропускала пятикратную молитву, выполняя поклоны на подушку. Благодаря ее молитвам вернулись из эммиграции две дочери, вернулся из США пропавший без вести Саидмаъруф и репрессированный Амир Саид. Но в 50-ые годы она потеряла сына Саидабдуллу и любимого внука Саидомонуллу.

Только такая глубокая вера позволила ей переживать трудные дни и прожить долгую жизнь. Только человек такой крепкой верой может сказать своему умирающему сыну (Саидабдулле) “поздравляю сынок, скоро встретишься с Аллахом” (“муборак бўлсин болам, Оллоҳ билан кўришасиз”).

Конечно, в жизни Ойпошшахон были счастливые дни, во все времена была в почете, все относились к ней с почтением. Никогда не забывала, что она “голубых” кровей. Не любила некрасивых людей, даже разговаривала с неохотой. Ее просьбы всегда выглядели как приказ. Однажды на Кукче, к Саидаманулле (он был известным хирургом) с каким-то вопросом пришел какой-то человек, занимающий высокий пост. Этот человек ожидал Саидамануллу во дворе, когда туда вышла Ойпошшахон и первым делом она ему сказала: “сынок, принеси мне вон тот кувшин”. А кувшин у нее круглый год стоял на солнце, чтобы иметь теплую воду для омовения. Об этом случае внуки вспоминают до сих пор. Никто не помнит, чтобы бабушка хоть раз готовила. Но отменно готовили все ее невестки, и она утверждала, что их научила она сама. Где истина мы не знаем, но все знают как шутник и балагур Амир Саид ака любил рассказывать одну историю. Однажды по просьбе Сайид Каримбая, Ойпошшахон приготовила плов. Плов прогорел настолько, что оттуда Ойпошшахон смогла подать одну маленькую порцию. Бабушка смеялась наравне со всеми, ничего не опровергая, но и не подтверждая. Тем более Амир Саид ака каждый раз рассказывал по-разному, прибавляя красочные детали.

Ойпошшахон и еще одна ее падчерица Фарогатхан были очень дружны как подружки. И по возрасту они были близки. Фарогат амма жила с сыном Зияд ходжа недалеко и она часто приходила проведать свою “маму”. Но никогда не оставалась на ночь. Каждый раз говорила, Что обязательно ей нужно ночевать дома, Зиёд ходжа ее убьет, если она помрет не дома. Не обращали внимания, что в ее словах нет никакой логики.

В памяти тех, кто знал Ойпошшахон, она осталась красивой, опрятной, ангелоподобной женщиной, настоящим божьим одуванчиком.

1 Саид Азим-бай. Из Туркестанских воспоминаний; статья К=а // ”Восточное Обозрение”, 1882, №7 и №9/, Туркестанский сборник, Т.327 с21.
2 УзГосАрхив,Опись-36, 1-список, 530-дело, 38-(об)-лист.;
3УзГосАрхив,- Опись-36, 1-список, д.2709, л 50
4 ”Туркестанские Ведомости” за 1895 год , №56, 6(18) августа, с 242
5 УзГосАрхив,ф. и-36,оп 1, д 609, лл 1-1
6 “УзГосАрхив, Опись- 36, д 609, лл 1-1 Туркесттанские ведомости” за 1894 г., 17 (29) март, № 19, с. 80
7 УзГосАрхив Опись- -36, д 861, л 14
8 УзГосАрхив,д. 5000, л 354.
9УзГосАрхив,ф. И-1,оп 19, д 10, л 3-3
10 Саид Азим-бай. Из Туркестанских воспоминаний. Статья К-та // “Восточное обозрение” 1882, №7 и №9; Туркестанский сборник, Т.327, с 21.
11 там же с. 22
12 Тошкент. Тошкентнинг қисқача тарихи: ўтмиши, бугуни ва келажаги. – Т.: “Ўзбекистон”, 1972. — Б.21-22.
13 Пашино П.И. Туркестанский край в 1866 году. С.П. 1868г. — С.154.
14 Гейнс а.К. Управление Ташкентом при Кокандском владычестве\\ Собрание литературных трудов, IIII, Спб., 1898, 502-510, 512-516- сс.
15 Саидбобоев З. Тошкент ғарблик дипломат нигоҳида // Ўзбекистон пойтахти Тошкент 2200 ёшда: Халқаро конференция материаллари. –Тошкент: Фан, 2009. – Б.246.
16 УзГосАрхив,ф. И-17,оп 1, д 21, лл 33-34
17 УзГосАрхив,ф. и-17,оп 1, д 21, л 33
18 Толибжонов Қ. Сайидазимбой: далиллар, мулоҳазалар \\ ж. Фан ва турмуш, 1994, №1, 8б.
19 УзГосАрхив, ф.И-1, оп. 31, д. 804, л. 4
20 Толибжонов Қ. Там же, 8-с.
21 Остроумов Н.П. Сарты . Этнографические материалы, Вып. 1.,-Т.; 1896,-с. 107.
22 Саид Азим-бай. Из Туркестанских воспоминаний…. 22-бет.
23 УзГосАрхив, ф. 450, д.7, л. 2-3;ф.36, д. 449, л. 43-46, д. 482, л. 2-7.
24 УзГосАрхив, ф. И — 17, оп.1,ф.36, д. 21, л.34-34
25 УзГосАрхив,д 884, л, 73-74
26 Б. А. Голендер. Одет в комзол особого покроя. «Звезда Востока» №1 2007 г.
27 Пашино П.И.Туркестанский край в 1866 году, — Спб., 1868, с.106.
28 Пашино П.И. там же, с.96-97.
29 УзГосАрхив., ф. И — 1, оп.31, д 804, л. 4
30 Н.С.Лыкошин. Полжизни в Туркестане. Очерки быта туземного населения. – спб., 1916, 62-63 бетлар.
31 УзГосАрхив,ф. И — 17, оп.1, д. 21, л.34: Толибжонов Қ. там же, 9-б.
32 Массон М.Е. Прошлое Ташкента.\\ Известия АНУз ССР. – Ташкент, 1954, №2. – с. 121-122.
33 Муҳаммадкаримов А. Тошкентнома. – т.: “Янги аср авлоди”, 2009-б.78
34 Одилов А.А. Тошкент меъморий ёдгорликлари тарихидан \\ Ўзбекистон пойтахти. Тошкент 2200 ёшда (Тошкент шаҳрининг 2200 йиллик юбилейига бағишланган халқаро илмий конференция материаллари, 26-27 май 2009 йил), Тошкент, “Фан”, 2009. – Б. 248.
35 Фазилова К. Ташкентский квартал литейщиков (махалля Дероз) в конце XIX – нач. XX вв.\\ АНУзССР ООН, Науч. работы сообщения, Кн. 4. – Т.: 1961. – С. 243-244.
36 Добросмыслов А.И. Ташкент в прошлом и настоящем. Исторический очерк. – Т.: 1912. – С. 499.
37 Романовский Д.И. Заметки по среднеазиатскому вопросу………………- С. 259.
38 Добросмыслов А.И. Ташкент в прошлом и настоящем. Исторический очерк. – Т.: 1912. – С. 60.
39 Абдурахимова Н., Эргашев Ф. Туркистонда чор мустамлака тизими. – Т.:Академия, 2002. –Б .36-37.
40 Гейнс А. Там же, — С. 527.
41 УзГосАрхив, Опись -1, 16-список, 55-дело, 64-лист.;
42 Гейнс А.К. Там же- Б. 501.
43 Ўзбекистоннинг янги тарихи. Биринчи китоб. Туркистон чор Россияси мустамлакачилиги даврида. – Т.: “Шарқ”, 2000. – Б.101.
44 УзГосАрхив,ф. И-17,оп 1, д 21, л 54
45УзГосАрхив,ф. И-36,оп 1, д 735, л 96-97 2а. УзГосАрхив,ф. И-1,оп 20, д 3042, л 10
46 Остроумов Н.П. Сарты… сс.107-108
47 Сеид Азим-бай (Из Туркестанских воспоминаний)….сс. 23-24.
48 УзГосАрхив, ф. И — 1, оп.16, д 55, лл.63-64.
49 Азадаев Ф. Ташкент во второй половине XIX века. Очерки социально-экономической и политической истории. Т., “фан”,- 1959, с. 97.
50 Саид Азим-бай (Из Туркестанских воспоминаний)…. с.25
51 Толибжонов К. Там же, с.9.
52 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 486, л.1
53 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 486л. 2.
54 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 486, л.2
55 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 374, л.26
56 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 374, л.27-28
57 УзГосАрхив, ф. И — 1, оп.16, д 226, л.1-2
58 УзГосАрхив, ф. И — 1, оп.16, д 226 л. 24.
59 Толибжонов К. Там же, с.17.
60 УзГосАрхив, ф. И — 1, оп.20, д 3042, лл.2-3.
61 УзГосАрхив, ф. И — 1, оп.20, д 3042, л.10
62 В одном из источников оборотный капитал Сайид Азимбая оценен в 3000р.
63 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 861, л.14
64 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 5000, лл. 342, 347, 354.
65 Голендер Б. Коммерсанты старого Туркестана \\ Звезда Востока, — Ташкент, 2007, №1.
66 Рузиева М. Тошкентнинг ўтмиш қиёфаси. (Прошлое Ташкента)– Т., Фан, 1984, 17 – бет.
67 Лыкошин Н.С. Пол-жизни в Туркестане. Очерки быта туземного населения. — Пг.:1916, — С.341-342, 347.
68 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 1212, лл.5 – 6.
69 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1,д. 884, лл. 73-74.
70 В 1876 году когда П.И.Пашино вместе с генералом М.Черняевым посетил дом Сайид Азимбая, хозяин встретил его прихрамывая и объяснил, что его мучает бухарская ришта. Он подхватил ее год назад, когда пил воду из Зарафшана. П.Пашино. там же, с.118.
71 Саид -Азим-бай (Из Туркестанских воспоминаний)…. с.26
72 УзГосАрхив, ф. И — 17, оп.1, д 12318, лл.1-3
73 УзГосАрхив, ф. И. – 36, оп 1, д.960, л. 5-5.
74 УзГосАрхив, ф. И — 17, оп.1, д 3413, лл.1-3
75 УзГосАрхив, ф. И — 17, оп.1, д 3413, л.5.
76 УзГосАрхив, ф. И — 1, оп.19, д 458, л.1
77 УзГосАрхив, ф. И — 1, оп.19, д 458, л. л. 11-11.
78 Остроумов Н.П. Константин Петрович фон Кауфман-устроитель Туркестанского края. Личные воспоминания Н.Остроумова (1877-1881) с. 210-211.
79 УзГосАрхив, ф. И — 17, оп.1, д 3375, л. 3
80 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 1757, лл.7-7
81 “Туркестанские ведомости” за 1878 год., № 15, 11 апрель, стр.56.
82 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 1439, л.1
83 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 1439, л.1
84 “Туркестанские ведомости” за 1879 год., 23 января, № 4, 11 апрель, стр.14
85 УзГосАрхив, ф. И — 1, оп.16, д 1385, лл.1-3.
86 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 1719, лл. 3-4
87 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 1719, л.16
88 УзГосАрхив, ф. И — 17, оп.1, д 3516, лл.2-4
89 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.19, д 970, лл.8-10
90 “туркестанские ведомости” за 1878 г., № 17, 2 май.
91 Толибжонов Қ. Там же с. 17.
92 Остроумов Н.П. ўша асар, с. 109 (-)
93 УзГосАрхив, ф. И — 36, оп.1, д 1765, лл. 1-3.
94 УзГосАрхив, ф. И — 17, оп.1, д 3375, л. 8
95 “туркестанские ведомости” за 1882 год, 27 июля, № 29.
96 Остроумов Н.П. 2-й Туркестанский генерал-губернатор генерал-лейтенант М.Г.Черняев (1882-1884 гг.) (машинопись, 1930г. февраль) с. 27-28.
97 Саноатчи сармоядорлар. “Тошкент ” энциклопедияси. – Т.: 2009. – Б. – 474.
98 Остроуомов Н.П.Сарты. Этнографические материалы. – Т.:, 1896, с. 109.
99 “Туркестанские ведомости” за 1885 год, 9 июль, № 27сон, с. 107.
100 УзГосАрхив,ф. и-36,оп 1, д 2709, л. 52
101 Остроумов Н.П. Там же, 177-с.
102 УзГосАрхив,ф. и-36,оп 1, д 2707,л. 36.
103 УзГосАрхив,ф. и-36,оп 1, д 2707, л. 51.
104 УзГосАрхив,ф. и-36,оп 1, д 2707, л. 17
105 “Туркестанские ведомости” за 1894 год, № 10, 10 (гг.)февраль, с. 45.
106 “Туркестанские ведомости” за 1894 год, № 19, 17 (29) март, с.80.
107 “Туркестанские ведомости” за 1894 год, № 41, 9 (21) июнь, с. 1.
108 “Туркестанские ведомости” за 1894 год, № 90, 11 (23) декабрь, с. 1.
109 Голендер Борис. Коммерсанты старого Туркестана \\ Звезда Востока. – Ташкент, 2007, №: 1
110 “Туркестанские ведомости” за 1895 год, № 55, 3 август (15), с. 1
111 Мунаввар кори Абдурашидхонов. Тошкентда жамияти хайрия // Хуршид. – Тошкент, 1906. № 3.
112 Добросмыслов А.И. Ташкент в прошлом и настоящем. Исторический очерк. – Т.: 1912. – С. 251.
113 Добросмыслов А.И. Ташкент в прошлом и настоящем. Исторический очерк. – Т.: 1912. – С. 432.
114 Голендер Б.А. Коммерсанты старого Туркестана // Звезда Востока. – Ташкент, 2007. № 1.
115 “Туркестанские ведомости” за 1895 год, № 34, 21 май (2 июнь), с. 160.
116 “Туркестанские ведомости” за 1895 год, № 78, 26 окт. (7 нояб.), с. 332
117 УзГосАрхив,ф. И-1,оп 11, д 1266, л. 4-4.
118 УзГосАрхив,ф. и-36,оп 1, д 2709, л. 52.
119 УзГосАрхив,ф. и-36,оп 1, д 2709, л. 52.
120 Моштабиб – Ҳожи Абдужаббор Муҳаммад Собир ўғли. Асрлар ошган табобат. – Т.: “Davr PRESS”, 2007. – Б.126.
121 Моштабиб – Ҳожи Абдужаббор Муҳаммад Собир ўғли. Асрлар ошган табобат. – Т.: “Davr PRESS”, 2007. – Б.71.
122 Зиё Саид. Танланган асарлар (тўпловчи Ш.Турдиев). – Т.: 1974, — Б. 41-42.
123 Исмоилова Ж. ХIХ асрнинг иккинчи ярми – ХХ аср бошларида Тошкентнинг янги шаҳар қисми тарихи. – Т.: “Фан ва технология”, 2004. – Б.111.
124 Сайид Карим Сайид Азимбой ўғли. Матбуот олами (ёки сабаби таъсис газета “Тужжор”) // Тужжор. 1907, № 1.
125 УзГосАрхив,1-собрание, 4-список, 1216-дело, 8-лист.;
126 Голендер Борис. Коммерсанты старого Туркестана // Звезда Востока. – Ташкент, 2007. № 1.
127 Сирожиддин Аҳмад. Мунаввар қори. // Шарқ юлдузи. – Тошкент, 1992, № 5. – Б.107.
128 Лунин Б.В. История русского востоковедения и археологии в Туркестане. Туркестанский кружок любителей археологии. – Т.: 1958. – С. 130.; еще: Исмоилова Ж. ХIХ асрнинг иккинчи ярми – ХХ аср бошларида Тошкентнинг янги шаҳар қисми тарихи. – Т.: “Фан ва технология”, 2004. – Б.106.
129 УзГосАрхив, д. 718, оп. 1, д. 27, лл. 1-2.
130 УзГосАрхив, д. 718, оп. 1, д. 27, л. 307.
131 УзГосАрхив, д.718, оп.1, л. 520-521.
132 УзГосАрхив, ф. 718, оп. 1, д. 27, л. 614.
133 УзГосАрхив, ф-36, опись-1, дело-4699, лл. 4-5 (об).
134 УзГосАрхив, ф.И-37, оп.1, д. 220, л. 6
135 УзГосАрхив, ф.И-37, оп.1, д. 220, л. 29.
136 УзГосАрхив, ф.И-37, оп.1, д. 220, л.7-7 (об.)
137 УзГосАрхив,ф-И-1, опись -1, дело-804, лл. 4-6.
138 УзГосАрхив,ф-И-1, опись -1, дело-804, л. 2.
139 УзГосАрхив,ф-718, опись -1, дело-37, л. 87 (об).
140 А.Шайхов, Р.Раҳматуллаева. “Асрларнинг силсиласида боқий турган кошонам менинг …” \\ Жаннат макон, 2007 окт., 37 б.
141 УзГосАрхив,ф-718, опись -1, дело-37, лл. 108-108 (об).
142 УзГосАрхив,ф-718, опись -1, дело-37, л. 162.
143 УзГосАрхив,ф-718, опись -1, дело-37, л. 424.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
1

7 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.