Угроза разрушения памятника «Чорсу базар» и его окрестностей Разное

Купола базара Чорсу, 2017 год. Фото: Йенс Йордан

Специалист по сохранению архитектурного наследия, член ИКОМОС Йенс Йордан выражает беспокойство о судьбе одного из символов Ташкента — базара Чорсу и его окрестностей.

Хокимият Ташкента недавно опубликовал проект преобразования базара Чорсу и его окрестностей. Проведение данной модернизации возможно, но необходимо задуматься о сохранности существующего там целостного ансамбля и отдельных памятников. При этом важно тщательно и компетентно проводить все необходимые мероприятия. К сожалению, приведенный проект реконструкции этого не учитывает.

Качество предлагаемой архитектуры не является предметом данной статьи, однако с помощью последующих трех примеров мы покажем, каким образом, учитывая исторические, архитектурные, градостроительные, научные и этнографические ценности зданий и районов, можно сохранить качество и ценности, которые не могут быть искусственно созданы в результате только возведения новой архитектуры.

Задача нынешнего поколения архитекторов, градостроителей, искусствоведов и реставраторов должна заключаться в сохранении исторической среды для будущих поколений.

Только подлинное сооружение несет информацию и традиции, образ жизни этой части Центральной Азии, а также ее интерпретацию с середины XIX века. Особенно при наличии новых торговых центров и многоэтажных зданий старый город с его функциями, традициями и архитектурными решениями представляет собой особо ценный потенциал для будущего страны, который не должен стать жертвой краткосрочных интересов прибыли.

Проект преобразования базара Чорсу и прилегающих территорий.
Источник:
Facebook-страница хокимията Ташкента, 19 июля 2018 года.

Презентация проекта реконструкции в Ташкенте 19 октября. Фото: «Газета.uz».

Для примера: видение реконструкции базара Чорсу одного из студентов Ташкентского архитектурно-строительного института, представленное на конференции Post Oil City 3 июня 2017 года. Совершенно бессмысленное строительство автомагистралей в стиле 1960-х, разрушение базара, тем не менее, сохранена махалля Гульбазар.

Куполообразные рыночные павильоны

Один из символов Ташкента — большой, украшенный синей мозаикой купол базара, представляюўий собой центр комплекса из восьми куполов с цветочными и геометрическими узорами, которые следуют традиции декора старого города. Согласно традиционным рынкам центральноазиатских городов, купола и закрытые площади чередуются, создавая комплекс рыночных сооружений.

Истоки этих куполов на базарах в Ташкенте начинаются с визита архитектора Андрея Косинского, который приехал в Узбекистан в 1966 году после землетрясения и посетил сардобу (водохранилище), расположенную напротив караван-сарая Рабат-и-Малик, что недалеко от аэропорта Навои. Увлекшись сильным пассивным эффектом охлаждения куполообразного водохранилища, он преследовал эту идею в многочисленных строительных проектах, чтобы использовать этот многовековой принцип для охлаждения целых зданий.

Ташкент должен был превратиться в образцовый город, в котором, с одной стороны, традиции строительства отражаются в современном массовом жилье (например, район Ц-27, спроектированный профессором Геннадием Коробовцевым), с другой стороны, должен был возникнуть «зеленый город» с естественным кондиционированием воздуха конвекцией, водой и озеленением.

Первые идеи возникли в 1967—1969 годы в виде новаторского дизайна торгового центра Чиланзара, где вокруг большого главного купола сгруппированы меньшие купола над торговыми площадками под открытым небом, окрашенные в разные оттенки синего цвета. После публикации в журнале L’Architecture d’Aujourd’hui этот проект получил международное признание и внес вклад в образ Ташкента как «архитектурной лаборатории».

В проектном коллективе работали многие студенты ТашПИ, например, Владимир Азимов, а также другие дипломники под руководством Косинского, работы которых были опубликованы в журнале «Архитектура СССР» (12/1970, стр. 58, дипломники В/ Азимов и Л. Нефедов). Десять лет спустя строительные работы на рынке куполов на Чорсу были начаты по проекту Азимова и Адылова.

Торговые купола с голубыми мозаиками. Проект торгового центра «Чиланзар» коллектива под руководством А. Косинского, 1967−69 годы, личный архив Косинского.

Проект торгового центра, дипломные работы ТашПИ. Источник: «Архитектура СССР». №12/1970, стр. 68.

Торговые купола базара Чорсу. Видны нарушения, вызванные пристройками, ограждениями, рекламными щитами и автостоянками. Фото: Йенс Йордан, июнь 2017 года.

Геометрические и цветочные мотивы характеризуют маленькие торговые купола, которые, к сожалению, скрывают пристройки. Фото: Йенс Йордан, июнь 2017 года.

В центре большого торгового рынка по-прежнему находится фонтан, мотивы которого исходят от сардобы Рабат-и-Малик. Семь маленьких куполов с цветными мозаиками в сочетании с большим куполом формируют внешний вид базара; взаимодействие разных размеров и индивидуально спроектированных поверхностей — главная особенность, которая отражает все этапы долгой истории планирования.

Как показано, они образуют начало и конец эпохи архитектуры с конца 1960-х по 1980-е годы, в которых современные сооружения с голубыми, мозаичными куполами считались выражением региональной идентичности. Другими примерами являются ресторан «Голубые купола» или чайхана «Самарканд Дарваза» в столице.

В проекте, представленном хокимиятом Ташкента, они должны быть разрушены из-за не представляющего никакой идентичности и бесконечно расширяющегося фасада в треугольной форме. Однако именно их сохранение имеет особое значение. С точки зрения сохранения наследия, модернизация и улучшение базара возможны, но воздействия должны быть более нейтральными, интегрированными в существующую ситуацию после анализа ее и слабых, и сильных сторон.

Здание базара 1950-х годов

Недалеко от большого купола в проекте, представленном хокимиятом, поднимаются два идентичных белых сооружения. Таким образом, примерно в этом месте находится входной павильон, построенный в ходе преобразования базара в 1950-х годах, который согласно этому проекту будет либо полностью обезображен, либо разрушен.

Здание занимает классическую форму большого двора, входная зона показывает украшенный мозаичными глазурованными вставками фасад и сверху световой фонарь. В качестве представителя зданий сталинской эпохи он показывает смешение классических и восточных стилей (не всегда центральноазиатских особенностей): остроконечные арки, с полуколоннами между ними, образуют трехарочный вход, украшенный местами небольшими глазурованными декоративными вставками разных оттенков — синего, бирюзового и желтого цвета. Над средней частью входа, над карнизом возвышается восьмиугольный световой фонарь, поддерживаемый 24 небольшими колоннами с капителями.

Здание послужило определяющей моделью для других сооружений на территории базара, которые копировали его в той или иной степени. Благодаря зданиям 1970-х годов здесь формируется ансамбль, который показывает отдельные этапы развития архитектуры Ташкента и Центральной Азии.

Южный фасад здания базара с 1954 года: классическая конструкция с восточными мотивами и цветной керамикой. Фото: Йенс Йордан, июнь 2017 года.

Вид фонаря: капители в виде стволов пальмы и в фонаре снова орнамент пальмовых листьев. Фото: Йенс Йордан, октябрь 2014 года.

Махалля Гульбазар

До сегодняшнего дня в непосредственной близости от базара сохранились постройки старого города. К примеру, по расположенной на его восточной стороне махалле Гульбазар существуют точные обмеры начала ХХ века, свидетельствующие о том, что основная организация традиционных домов с дворами осталась прежней и, вероятно, существует на протяжении многих веков.

Во время полугодового проекта в 2014 году мы подробно изучили махаллю Гульбазар и обнаружили множество одно- и двухэтажных ценных зданий. Эта застройка формирует улицы и пространства, за закрытыми уличными фасадами которых скрываются очень ухоженные зеленые дворики; некоторые дома имеют традиционные декорированные деревянные потолки, настенные ниши и многие другие черты местной жилой архитектуры.

Однако территория махалли Гульбазар имеет большое значение и по другой причине: здесь формировалось ядро нынешнего города, выявленные археологическими раскопками черты древней урбанизации, которые, по словам археолога М. Массона, по сей день выделяются в топографии данной территории. В районе современного базара рельеф резко падает — это место бывших оборонительных стен.

При любых перестройках в этой исторической части требуются обширные археологические исследования в районе бывшего Шахристана, а также на остальной территории махалли. Остается неясным, почему хокимият предлагает выровнять эту значительную часть истории города и этим уничтожить скрытые в земле следы древнего Шахристана города Ташкента?

Макет махалли Гульбазар на основе исследований весной 2014 года, Узбекско-немецкий архитектурно-строительный центр. Фото: Йенс Йордан, март 2014 года.

Фрагмент исследованной северной части махалли Гульбазар, семестровый проект в Узбекско-немецком магистерском курсе по охране памятников, 2014 год.

Также в 2014 году можно было видеть функциональные связи между махаллей Гулбазар и базаром Чорсу: многочисленные пекарни, снабжавшие хлебом и самсой базар, небольшие рестораны и продовольственные лавки и бывшую квартальную мечеть «Гульбазар», которая тогда использовалась как ателье для близлежащего текстильного базара, благодаря чему впечатляющий купол XVI века был открыт и здание было доступно в рабочее время, в отличие от сегодняшней ситуации, когда памятник не используется.

Если учесть эти экономические и социальные связи, которые так важны для идентичности и подлинности базара и окружающих его городских кварталов, реконструкция должна проводиться в соответствии с международными соглашениями о сохранении памятников.

С 1980-х годов в центре внимания находится сохранение коллекции артефактов прошлых лет, учитывая не только эстетические ценности, как это было распространено в 1970-х годах, но и отношения объекта с окружением или использующим его сообществом. Еще в 1987 году ИКОМОС сформулировал данное положение в Вашингтонской хартии о сохранении памятников в исторических городах, а затем в Венском меморандуме 2005 года и Рекомендациях ЮНЕСКО по историческому городскому ландшафту (Historic Urban Landscape) в 2011 году.

В 2012 году Франческо Бандарини, заместитель генерального секретаря ЮНЕСКО по культуре, и доктор Рон ван Оерс резюмируют следующее касательно учета ценности объектов внутри архитектурных комплексов: «Топография, геоморфология, природные объекты, построенная среда, как историческая, так и современная, инфраструктура над и под землей, общественные пространства и парки, структура землепользования и пространственная организация, их визуальные отношения и все другие элементы городской структуры. Что включает также социальные и культурные практики и ценности, экономические процессы и нематериальные аспекты наследия с точки зрения разнообразия и идентичности».

До конца 1980-х годов развитие в Узбекистане шло параллельно глобальному развитию: Старый город был инвентаризирован, памятники перечислены и подготовлены списки для создания их зон охраны.

В годы независимости происходит перерыв, что в конечном итоге приводит к плохой осведомленности сегодняшних лиц, принимающих решения в Узбекистане. Без знания о фактическом состоянии памятника, без знания о сохранившихся здесь памятниках и традиционных жилых домах, а также исторических и урбанистических ценностей кварталов снос этих объектов для них представляется единственной приемлемой возможностью.

При этом можно было бы выбрать путь сохранения такого ценного культурного актива во всем мире и искать способы передачи его будущим поколениям. За последние 40 лет накоплен большой опыт и разработаны концепции по сохранению в широком диапазоне, международные организации, такие как ЮНЕСКО, а также организации по международному сотрудничеству в конкретных странах, как и в Германии GIZ (Германское общество по международному сотрудничеству) обладают этими знаниями и готовы консультировать в Ташкенте и в других исторических городах относительно принятия необходимых мер.

Также следует отметить, что в законе «Об охране и использовании объектов культурного наследия» описано понятие ансамбля, что является особо ценной градостроительной структурой, требующей сохранения, которая являются свидетельством ушедшей эпохи с ее характеристиками.

В течение столетий в махаллях Старого города развивалось особое применение двора и переходного пространства, таких как айван, и закрытых пространств. Здесь летом тапчан занимает свое место во дворе, а зимой его убирают под айван. Здесь проходят арыки через кварталы и обеспечивают охлаждение, здесь собирают плоды деревьев, здесь существуют общественные места встреч, такие как мечети, чайханы и т. д.

К сожалению, в опубликованном в интернете списке памятников не указаны ансамбли, и вряд ли по отношению к ним возможно последовательное применение закона. Почему, например, офицерские дома на УзБУМе решили добавить в список наследия как ансамбль, а старые городские кварталы — нет?

Как показано на примерах реконструкции куполов базара, рыночного строительства 1950-х годов и махалли Гульбазар, в Ташкенте повторяются те же события, которые мы, к сожалению, видели в последние годы в Бухаре, Самарканде и Шахрисабзе. В Бухаре был разрушен базар возле Арка; в Шахрисабзе уничтожена центральная часть города вокруг базара, включая сам Шахристан, и сменилась так называемой «туристической зоной»; в Самарканде некоторые части колониального города были разрушены для строительных проектов, не учитывающих масштаб.

Заместитель премьер-министра Узбекистана сообщил перед 42-й сессией Комитета Всемирного наследия, что сделанное в Шахрисабзе — это ошибка. Однако в Ташкенте повторяется то же самое.

Перевод с немецкого Dr. Anastasia Malko, Paris.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Йенс Йордан — специалист по сохранению архитектурного наследия, член немецкого Национального комитета ИКОМОС, старший научный сотрудник Дрезденского технического университета и Университета Баухауза. С 2006 года занимается исследованием архитектурного наследия Узбекистана. Принимал участие в создании и реализации Узбекско-немецкой магистерской программы по реставрации, сохранению и менеджменту архитектурного наследия Узбекистана с 2012 по 2015 годы. С 2017 года по настоящее время ведет научно-практический проект по повышению квалификации молодых специалистов из Узбекистана по передаче знаний о состоянии объектов культурного наследия. Эти проекты были поддержаны грантом Фонда Фольксваген (Германия) на подготовку квалифицированных специалистов в области сохранения архитектурного наследия Узбекистана.

 
 

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.