Узбекистан: из третьего мира — в первый? Разное


Иллюстрация: Эльдос Фазылбеков / «Газета.uz»

Как Сингапуру удалось стать одной из самых развитых и богатых стран мира? Советы из книги архитектора сингапурского «экономического чуда» Ли Куан Ю.

Автор «Газеты.uz» Никита Макаренко побывал в Сингапуре, прочитал книгу архитектора «экономического чуда» Ли Куан Ю и выписал оттуда советы, которые могут нам помочь в реформах. Удивительно: великий реформатор считал озеленение самым полезным делом для развития страны.

Успехи Сингапура в государственном строительстве уже давно стали своеобразным мемом. Цитаты Ли Куан Ю расходятся по социальным сетям. Граждане молодых стран указывают своим руководителям в сторону Сингапура и говорят: «Посмотрите, они же смогли!». И надеются на свой счастливый шанс.

Действительно, у Сингапура все получилось. Всего за 30 лет на берегу маленького острова из рыбацких хижин выросли небоскребы, способные конкурировать с Манхэттеном. Отсталая британская колония, получившая независимость в 1965 году, сегодня является одной из самых развитых и богатых стран в мире. Третье место по ВВП на душу населения (МВФ, 2018). Пятое место по рейтингу человеческого развития ООН. Самая безопасная страна в мире по версии Gallup.

Я уверен, что многие читатели были в Сингапуре и все видели своими глазами. Я видел много городов в Европе и США, но только в Сингапуре я не смог ни до чего «докопаться». Все сделано так хорошо и на таком высоком уровне, что чувствуешь — здесь живут в XXII веке, а не в XXI.

Я посчитал интересным рассказать вам о секретах Сингапура — ведь наша страна, Узбекистан, сейчас проходит тот же самый путь, что и сингапурцы в середине XX века. А даст советы нам сам бывший премьер-министр Сингапура, архитектор и создатель всех реформ Ли Куан Ю. Цитаты взяты из издания книги Ли Куан Ю «Из третьего мира — в первый» с разрешения издательства «Иванов, Манн и Фербер». Курсивом отмечены мои примечания.

Секрет успеха

Если бы мы были слабыми людьми, то уже погибли бы. Слабые люди голосуют за тех, кто обещает вести по легкому пути, в то время как на самом деле таких путей нет.

Мы руководствовались простым принципом: Сингапур должен был стать более организованным, более эффективным и более энергичным, чем другие страны региона. Если бы мы были просто так же хороши, как наши соседи, у предпринимателей не было бы никаких оснований для того, чтобы обосноваться в Сингапуре.

(Об основных принципах, которые помогли преуспеть Сингапуру) Это — общественное согласие, достигаемое путем справедливого распределения плодов прогресса. Это — равные возможности для всех. Это — система продвижения по заслугам, при которой лучшее место занимает наиболее достойный. Последнее особенно важно, когда речь идет о людях, возглавляющих правительство.

Если бы я должен был описать одним словом, почему Сингапур преуспел, то этим словом было бы «доверие» (confidence). Доверие к нашей честности и компетенции собиралось по крохам. История нашего финансового центра — это история того, как мы укрепляли доверие к Сингапуру как к месту, где бизнес ведется честно.

Сингапур в начале XX века. Фото: New York Public Library.

Таланты — главное богатство

Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять очевидную вещь: талантливые люди являются наиболее ценным достоянием страны… После нескольких лет работы в правительстве я понял, что чем больше талантливых людей работало в качестве министров, администраторов и специалистов, тем более эффективной была политика правительства, тем лучше — ее результаты.

К 90-м годам, благодаря активной вербовке, приток специалистов (в Сингапур) в три раза превысил «утечку мозгов». Мы стали ежегодно предлагать несколько сот стипендий способным студентам из Индии, Китая и других стран региона.

Лучшие министры, входившие в состав первых правительств Сингапура, не были уроженцами города. Три четверти из них пришло извне. Сеть, которая принесла в качестве «улова» лидеров моего поколения, была заброшена в обширном море, раскинувшемся от Южного Китая до Малайзии, Южной Индии и Цейлона.

Разделение богатств

Моей главной заботой было обеспечение каждому гражданину его доли в богатстве страны и места в ее будущем. Я хотел, чтобы наше общество состояло из домовладельцев. Я видел своими глазами разницу между многоквартирными домами с низкой арендной платой, находившимися в плачевном состоянии и жильем, принадлежавшим частным домовладельцам, которым они гордились. Я был убежден, что, если бы каждая семья владела жильем, то это сделало бы ситуацию в стране более стабильной.

Когда в 1993 году мы начали продажу акций компании «Сингапур телеком», мы продали значительную их часть всем взрослым гражданам страны за половину стоимости. Мы сделали так, чтобы перераспределить излишки госбюджета, накопившиеся за годы устойчивого экономического роста. Мы хотели, чтобы наши люди владели акциями крупной сингапурской компании — осязаемой частью материального богатства страны.

Сингапур в начале XX века. Фото: Wikimedia Commons.

Воспитание людей

Я подсчитал, что я посетил почти пятьдесят стран и останавливался почти в таком же количестве домов для официальных приемов. Меня поражал не размер этих зданий, а уровень обслуживания гостей. Наблюдая за тем, как содержались эти здания, я всегда мог определить, была ли страна и ее администрация деморализованы, — это было видно по разбитым умывальникам, протекавшим кранам, не работавшим туалетам и общему упадку зданий, в том числе, по плохо ухоженным садам. Высокие официальные лица точно также судили бы о Сингапуре.

Нам пришлось упорно потрудиться, чтобы избавиться от мусора, шума, грубости и заставить людей быть вежливыми и внимательными друг к другу.

Не приложи мы усилий, чтобы убедить людей изменить свои привычки, мы жили бы в куда более грубом и диком обществе. Сингапур не был выпестованным, цивилизованным обществом, и мы не стыдились своих попыток стать таким обществом в течение самого короткого времени. Мы начали с воспитания наших людей. После того, как мы убедили большинство из них, мы стали издавать законы, чтобы наказывать меньшинство людей, преднамеренно нарушавших правила. Это сделало Сингапур более приятным местом для жизни.

Марина-бэй, известный Сингапурский небоскреб. Фото: Никита Макаренко.

Языковой вопрос

Когда в 1959 году мы сформировали правительство, то решили, что государственным языком будет малайский… Но вскоре мы поняли, что рабочим языком и языком межнационального общения должен был стать английский язык. Являясь, по сути, международным сообществом торговцев, Сингапур не смог бы выжить, если бы его жители пользовались малайским, китайским или тамильским языками. Использование английского языка не давало преимущества представителям ни одной национальности.

Правительство терпеливо выжидало, наблюдая, как год за годом все большее число родителей посылало своих детей в английские школы, невзирая на решительную оппозицию… Они (оппозиция) ругали тех, кто выбирал английские школы, как людей близоруких и думавших только о деньгах.

Использование английского языка в качестве нашего рабочего языка предотвратило конфликты, возникавшие между людьми различных национальностей. Это также повысило конкурентоспособность Сингапура, поскольку английский язык является международным языком бизнеса, дипломатии, науки и технологии. Без этого нам не удалось бы привлечь в Сингапур многие крупнейшие межнациональные компании и более 200 крупнейших банков мира, а наши люди не смогли бы так быстро освоить компьютеры и интернет.

Сингапур в 2018 году. Фото: Никита Макаренко

Отношение к истории

Мы прошли стадию, на которой мы опрометчиво уничтожали старый центр города, чтобы построить новые здания… В 1971 году мы основали Управление по охране памятников, чтобы идентифицировать и сохранить здания, имевшие историческое, археологическое, архитектурное или художественное значение. Эти здания включали старые китайские, индийские храмы, мечети, англиканские и католические церкви, еврейские синагоги, традиционную китайскую архитектуру ХIХ столетия и прежние колониальные правительственные учреждения в старом центре города.

Мы старались сохранять отличительные черты Сингапура, чтобы напоминать о нашем прошлом.

Инвесторы интересовались, что новое правительство в Сингапуре собиралось делать со статуей Рафлса (британского колониста, основателя Сингапура). Если бы мы оставили ее, это послужило бы символом признания британского наследия и могло оказать положительное влияние. Я так не считал, но решил оставить этот памятник, потому что Рафлс был основателем Сингапура.

Я и мои коллеги не имели ни малейшего желания переписывать прошлое или увековечивать самих себя, переименовывая улицы и здания или помещая собственные портреты на денежных знаках или почтовых марках.

Озеленение Сингапура

После провозглашения независимости я искал некий способ выделить Сингапур из числа других стран «третьего мира». Я остановился на том, чтобы привести Сингапур в порядок и озеленить его. Частью моей стратегии было превращение Сингапура в оазис «первого мира» в Юго-Восточной Азии, ибо, если бы мы добились стандартов благоустройства города, присущих развитым странам, то бизнесмены и туристы сделали бы Сингапур базой для бизнеса и путешествий в регионе.

Мы высадили миллионы деревьев, пальм и кустов. Озеленение подняло мораль людей и позволило им гордиться городом, в котором они жили. Мы учили их беречь деревья и не делали различия между районами, в которых жил рабочий класс и представители среднего класса… Мы уничтожали мух и комаров, чистили вонючие отстойники и каналы. В пределах года все места общественного пользования были приведены в порядок.

Парк Gardens by the Bay в Сингапуре. Фото: Никита Макаренко.

Для борьбы со старыми привычками была необходима настойчивость. Люди ходили по газонам, мяли траву, портили клумбы, воровали саженцы, припарковывали велосипеды и мотоциклы у больших деревьев, ломая их… Чтобы преодолеть безразличие людей к озеленению, мы приучали детей в школах заботиться о растениях и ухаживать за садами, а они передавали свой опыт родителям.

Ни один другой проект не принес региону большей пользы. Наши соседи пытались превзойти друг друга в озеленении и красоте своих городов. Конкуренция в озеленение приносила пользу каждому, — это хорошо отражалось на морали населения, развитии туризма, привлечении инвестиций. Это было так здорово, что мы все соревновались за то, чтобы стать самым зеленым и чистым городом в Азии. Соревнование во многих других областях могло быть вредным и даже смертельным.

Борьба с пробками

Доходы людей росли, и количество ежегодно регистрировавшихся автомобилей росло по экспоненте. Я считал, что решение проблемы состояло в ограничении темпов роста парка автомобилей до такого уровня, который позволил бы избежать заторов на дорогах. Сколько бы подземных туннелей, эстакад и скоростных магистралей мы не строили, рост парка автомобилей все равно привел бы к образованию пробок.

Мы остановились на схеме, согласно которой будущие владельцы автомобилей должны были приобретать на аукционах сертификаты на право эксплуатации нового автомобиля в течение 10 лет… Эта система оказалась эффективной и ограничила темпы ежегодного прироста парка автомобилей до 3%.

Борьба с коррупцией

Мы решили сосредоточить внимание Бюро по расследованию коррупции на крупных взяточниках в высших эшелонах власти. С мелкой сошкой мы намеревались бороться путем упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах путем издания ясных и простых правил, вплоть до отмены разрешений и лицензирования в менее важных сферах общественной жизни.

Наиболее важное изменение в законе, сделанное нами в 1960 году, позволяло судам трактовать то обстоятельство, что обвиняемый жил не по средствам или располагал объектами собственности, которые он не мог приобрести на свои доходы, как подтверждение того, что обвиняемый получал взятки.

Малооплачиваемые министры и государственные служащие разрушили не одно азиатское правительство. Адекватное вознаграждение жизненно важно для поддержания честности и морали у политических лидеров и высших должностных лиц.

Перекресток в Сингапуре. Фото: Никита Макаренко.

Учиться на ошибках других

Я научился игнорировать критику и советы, исходившие от экспертов и квази-экспертов, в особенности от ученых в области социальных и политических наук. Они располагают множеством обожаемых ими теорий о том, как должно развиваться общество, чтобы приближаться к их идеалу, а в особенности, как сделать так, чтобы бедность исчезла, а благосостояние — повысилось.

Уже в первые годы пребывания у власти я открыл для себя, что среди тех проблем, над решением которых я бился, было очень мало таких, с которыми не сталкивались бы до меня другие правительства и не разрешали бы их. Поэтому я взял за правило искать и находить тех, кто уже имел дело со стоявшими перед нами проблемами, изучать, как они работали над их решением и каких результатов добились. Я предпочитал взбираться наверх, опираясь на плечи тех, кто шел впереди нас.

Вот лишь немногие из советов великого реформатора Ли Куан Ю, создателя одного из самых успешных государств в мире. Конечно, Узбекистан — не Сингапур. У нас другие стартовые условия. Но в одном мы схожи — как и у команды Ли Куан Ю, у руководства нашей страны есть политическая воля изменить общество.

Я надеюсь, что наши decision-makers смогут прислушаться к главному совету Ли Куан Ю: постоянно изучать опыт других, чтобы не совершать повторных ошибок.

«Газета.uz»

6 комментариев

  • J_Silver:

    На кой черт нам все это?
    Сингапур — это Сингапур, а Узбекистан — это Узбекистан! Сингапур — морской перекресток, один из самых оживленных в мире, Узбекистан — страна, от которой до ближайшего моря минимум две другие страны, а Шелковый путь остался в истории!
    Сравнивать бессмысленно — фактически город у моря со 33 миллионной по численности нвселения страной, расположенной в зоне рискованнейшего земледелия с дефицитом воды…

      [Цитировать]

    • ходжаев валерий:

      Не считаете же Вы что все прочитавшие данную статью читали книгу Ли Куан Ю.Разве для Узбекистана не актуальны следующие принципы,выводы и т. д.:
      -Это — равные возможности для всех. Это — система продвижения по заслугам, при которой лучшее место занимает наиболее достойный. Последнее особенно важно, когда речь идет о людях, возглавляющих правительство
      -После нескольких лет работы в правительстве я понял, что чем больше талантливых людей работало в качестве министров, администраторов и специалистов, тем более эффективной была политика правительства, тем лучше — ее результаты.
      -Лучшие министры, входившие в состав первых правительств Сингапура, не были уроженцами города. Три четверти из них пришло извне.
      -Нам пришлось упорно потрудиться, чтобы избавиться от мусора, шума, грубости и заставить людей быть вежливыми и внимательными друг к другу.
      -… В 1971 году мы основали Управление по охране памятников, чтобы идентифицировать и сохранить здания, имевшие историческое, археологическое, архитектурное или художественное значение. Эти здания включали старые китайские, индийские храмы, мечети, англиканские и католические церкви, еврейские синагоги, традиционную китайскую архитектуру ХIХ столетия и прежние колониальные правительственные учреждения в старом центре города.
      -Мы высадили миллионы деревьев, пальм и кустов. Озеленение подняло мораль людей и позволило им гордиться городом, в котором они жили. Мы учили их беречь деревья и не делали различия между районами, в которых жил рабочий класс и представители среднего класса… Мы уничтожали мух и комаров, чистили вонючие отстойники и каналы. В пределах года все места общественного пользования были приведены в порядок.
      И т. д.
      Но Вы в своем амплуа.

        [Цитировать]

  • Сабир:

    http://qps.ru/6t2FA

    Уникальность кейса Сингапура — несколько замечаний по просьбе телезрителей
    22 June 2015 at 19:42

    Outstanding успех сабжа является следствием сочетания нескольких объективных факторов и одного субъективного.

    Факторы объективного характера:

    наследие британского колониального управления: английский язык, культурные, образовательные и психологические связи с Великобританией, конструктивный космополитизм правящего класса и самого Ли Куан Ю в первую очередь

    малое население, при этом плотно сконцентрированное на небольшой изолированной территории (остров). То есть, с одной стороны, население небольшое в абсолютном исчислении, с другой — его плотность и экономическая связность индивидуумов очень высока. Такие страны всегда лучше управляются — смотри примеры западноевропейский малых государств — от Монако до Бельгии. Правителю в таких суверенных образованиях куда сложнее успешно сношать мозг населению, нежели в странах больших. Представьте, что Путин был бы председателем сельсовета независимого села Гадюкино. Сколько бы он продержался без битой морды на фуфлогонстве про враждебные козни Запада и НАТО на фоне разворованных денег, собранных с односельчан на проведение электричества и канализации?

    Сингапур — очень молодая страна. Собственно, тот же бонус, что и у США при основании. Ноль унаследованного имперского священного мозгового дерьма, tabula rasa для вдумчивой реализации накопленного политэкономического опыта человечества. Только у Сингапура этот интеллектуальный багаж на двести лет богаче

    вследствие молодости Сингапур еще не успел испортиться, как очень во многом деградировали по сравнению с 1776 годом США. Отцы-основатели увидели бы мало общего у нынешней Америки со своими идеалами. Фактически, с момента провозглашения независимости в Сингапуре не было еще ни одной реальной передачи власти. С 1960-х гг Сингапур управлялся либо напрямую Ли Куан Ю, либо под его неофициальным, но жестким контролем. Космическое процветание Эппла при Стиве Джобсе не вызывало сомнений — вопрос, что будет с Эпплом через двадцать лет после его смерти.

    Фактор субъективного везения: Ли Куан Ю — предприниматель (от имени государства) и государственный деятель, а не чиновник\выборный политик типа европейских или американских.

    Отсюда эффективность бизнесмена и прозорливость государственного деятеля, думающего о следующих поколениях, а не о следующих выборах

    Он же одновременно — представитель редчайшей породы: честного и компетентного диктатора.

    Уникальное сочетание этих свойств в одном человеке, появившемся в нужное время и в нужном месте, позволило минимизировать практически до нуля тлетворное влияние всеобщего избирательного права.

    Говорить, что процветание Сингапура было обеспечено без нефти, газа и тд — значит несколько лукавить или просто не знать матчасть. У Сингапура есть своя нефть, только лучше — географическое положение, вследствие которого он стал крупнейшим мировым портом. В отличие от нефти, GPS-координаты не кончаются, а при неуклонном росте мировой торговли и потоков судов именно в том регионе — пассивные географические бонусы растут сами по себе.

    Про коррупцию: ширнармассы охотно ведутся на мемы типа “расстрелять трех друзей, вы знаете за что, и они знают за что”.

    Меж тем, история знает массу примеров, когда друзья диктатора стрелялись пачками, притом коррупция цвела и пахла (в том числе и в истории нашей страны — масштабы коррупции среднего и низового госаппарата во времена Сталина еще ждут своих исследователей).

    Та же история знает далеко не единичные примеры стран, где коррупция сведена до незначительной, при этом «друзей» никто не стрелял. И единственный пример, где коррупция была изжита “расстрелами друзей”. Что как бы заставляет задуматься.

    Ли Куан Ю — человек, несомненно, заслуженный. Однако кто может, положа руку на сердце, поручиться за то, что друзья были расстреляны по причине коррупции, а не потенциальной конкуренции в будущем для самого Ли?

    Сталин вон штабелями ставил к стенке «друзей» под предлогом шпионства на все иностранные разведки вместе взятые.

    И самое главное.

    А что, кстати, самое главное в наше время?

    Правильно, пиар.

    Все, абсолютно все знают про Сингапур и гениального Ли Куан Ю. Даже в России Сингапур не сходит с уст хрюкающего с экранов ворья, под предлогом что вот типа и без демократии и с задавленными СМИ все может быть хорошо.

    Однако ведь есть кейс Гонконга — который совершенно не на слуху.

    А ведь Гонконг добился совершенно тех же результатов в экономическом процветании, что и Сингапур, при тех же или очень близких системных предпосылках, но без всякого “гениального” Ли и даже намека на оногою.

    В самом деле, и там и там население преимущественно китайское.

    И там, и там — наследие англичан и вытекающие бонусы (притом что в Гонконге оно продолжалось до 1997 года).

    И там и там — крупнейший порт, минимальная коррупция (в Гонконге — без всяких “расстрелов друзей”), низкие налоги, ненапряжное регулирование, любый некогда сердцу #жалкого международный финансовый центр, прекрасная экология и озеленение.

    Минусы всеобщего равного избирательного права в Гонконге были устранены его отсутствием в системе британского колониального правления — при наличии притом свободной прессы.

    В общем, база для сравнительного анализа прекрасная — не хуже, чем сопоставление Южной Кореи и КНДР в целях уяснения фундаментальных свойств свободной экономики и сталинизма.

    И в результате оного анализа мы приходим к выводу, что главная гениальность Ли была в собственном пиаре.

    Процветанию же Сингапур, так же как и Гонконг, был обязан действию факторов вполне системного характера. То есть — географии и Британской империи, мир праху ее, в первую очередь.

    P.S. И еще одно сравнительное наблюдение — из личного опыта.

    Гонконг — хороший современный мегаполис, а Сингапур производит отчетливое впечатление чистой богатой высокоорганизованной… колонии-поселения что ли.

    Безусловно, 100% субъективно.

      [Цитировать]

  • J_Silver:

    Про заголовок — Узбекистан в составе СССР был страной не третьего мира, а можно сказать, что первого! Было даже авиастроение и активное участие в космической программе — какой же это третий мир?

      [Цитировать]

  • Куврук:

    «выписал оттуда советы, которые могут нам помочь в реформах».
    Выписать можно что угодно и откуда угодно. Можно порассуждать о судьбах Сингапура, Швейцарии и пр., насытив эти рассуждения умной терминологией, чужими мыслями и собственными умозаключениями, близкими к первооткрытию мира. Но что это меняет? Когда статика созерцательной мысли перейдет в динамику практического действия? Есть ли у самого общества потребность к переменам и восприимчивость к чужому опыту и успеху? Это к тому, чтобы «выписывание советов» не превратилось в хобби и пустую трату времени.

      [Цитировать]

  • Вот самая главная для узбекистана мысль. Без нее все остальное не имеет смысла.

    Наиболее важное изменение в законе, сделанное нами в 1960 году, позволяло судам трактовать то обстоятельство, что обвиняемый жил не по средствам или располагал объектами собственности, которые он не мог приобрести на свои доходы, как подтверждение того, что обвиняемый получал взятки.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.