Рахим Масов: В Англии таджикским артефактам будет лучше Искусство Разное

Автор: Сайфиддин КАРАЕВ, Asia-Plus

За несколько дней до смерти академика мы поговорили с ним о судьбе таджикских артефактов, и узнали, что их очень много, и они остаются пылиться на полках без должного внимания.


Рахим Масов ушел из жизни на 79 году 21 июня в одной из клиник Душанбе.
Фото: Asia-Plus

Время от времени в Таджикистане поднимается вопрос о возвращении из-за рубежа артефактов, когда-то принадлежавших таджикам. Но куда более актуальным остается вопрос хранения и восстановления многочисленных экспонатов, которые лежат в местных хранилищах и фондах.

Ушедший вчера из жизни таджикский ученый-историк, академик Рахим Масов утверждал, что пока еще не настало время требовать возвращения исторических артефактов из-за рубежа в Таджикистан, потому что мы не пока не можем ни правильно их хранить, ни, тем более, достойно показывать их публике.

За неделю до его кончины мы поговорили с академиком о судьбе таджикских артефактов, и узнали, что их очень много, но они попросту валяются и должного внимания им никто не оказывает.  

Амударьинский клад

Таджикские власти  десять лет назад заявили о необходимости возвращения из Великобритании знаменитого Амударьинского клада. Однако, оказалось, что возвращение культурного наследия практически невозможно.

Директор Национального музея древностей Таджикистана академик Рахим Масов убежден, что англичане фактически спасли эти артефакты от уничтожения.

«У нас нет, и не может быть никаких претензий к Великобритании. В противном случае, клад потерялся бы навсегда», — считал ученый.

Экспонат из Амударьинского клада

По словам Масова, здесь главное — сам факт признания этих реликвий таджикскими. Везде говорят об истории этих экспонатов, что они были вывезены из Таджикистана.

«Увидев их,  зарубежный посетитель узнает многое о Таджикистане, возможно, затем приедет в нашу страну в качестве туриста. Это хорошая реклама туристических возможностей республики за рубежом. Кроме того, в Англии таджикские артефакты будут храниться в лучших условиях», — был уверен академик.

Амударьинский клад  — коллекция из 170 золотых и серебряных артефактов времён Ахеменидов, найденная в 1877 г. в древнем городище Тахти Сангин на берегу реки Амударья (древний Окс), в Бухарском эмирате. Экспонируется в Британском музее (ряд экспонатов в музее Виктории и Альберта), куда попала в конце 19 века. Содержит 1300 монет, сосуды, статуэтки, браслеты, медальоны, плакетки, великолепные геммы.

 

Что таджикского в Эрмитаже?

Другая группа артефактов Таджикистана хранится в Эрмитаже. Здесь хранятся образцы настенной живописи, найденной в Пенджикенте в советское время. Тогда этими раскопками руководил знаменитый археолог Борис Маршак, и по договору тогда было так:  найденные вещи делились 50 на 50 – половину забирал Эрмитаж, половина оставалась в Таджикистане.

Эрмитаж входит в Топ-10 самых посещаемых музеев в мире. С этим музеем у Таджикистана долгосрочный договор — с 1946 года. В Эрмитаже есть все условия для хранения и реставрации реликвий. Функционируют целый отдел научной реставрации и консервации и несколько лабораторий по разным направлениям.

Скульптура из древнего Пенджикента, хранящаяся в Эрмитаже

«Если не хранить некоторые наши артефакты там, то здесь, в Таджикистане, мы можем их потерять», — отметил академик в интервью. 

Рахим Масов много раз бывал в Эрмитаже, и сообщил нам, что был удовлетворен состоянием экспонатов.

 

Как сохранить то, что под рукой

Сейчас в Таджикистане более актуальным является не вопрос возвращения артефактов из-за рубежа, а сохранение тех реликвий, которые хранятся в музеях и фондах самой страны.

Экспонат из Амударьинского клада

В Год туризма этот вопрос должен стать одним из основных, так как древности Таджикистана играют заметную роль в привлечении иностранных туристов.

Главная проблема – отсутствие специалистов по реставрации. Для восстановления испорченных временем находок реставраторов приглашают из-за рубежа. Например, японские специалисты реставрировали артефакты Шахристана и другие находки.

Ведущий художник-реставратор Эрмитажа Вера Фоминых периодически реставрирует скульптуру знаменитого Будды, которая хранится в Национальном музее древностей Таджикистана.

Кроме того, она воссоздала несколько фрагментов настенной живописи Пенджикента. 

Рахим Масов считал, что у нас вообще нет таких реставраторов.

«Пора бы учить своих. Но нет базы, где можно было бы подготовить таких специалистов», — сожалел он.

В Институте истории АН РТ рассказали, что в Эрмитаж на подготовку отправлен один специалист, но он реставратор по металлу. Есть два начинающих реставратора Мухайё Каримова и Парвина Абдуллоева. На это – всё. 

В свое время по инициативе Рахима Масова с помощью России была создана реставрационно-техническая лаборатория при Национальном музее древностей. Но она не отвечает современным требованиям, в ней нет элементарных вещей — химикатов и прочего.

Экспонат из Амударьинского клада

 

Страна раритетов

По словам Рахима Масова, экспонаты музея привлекают туристов, но это направление нужно развивать.

«Таджикистан богат раритетами. Все, что находится в музее древностей, — уникально. Музей буквально ломится от экспонатов», — говорил он.

Как рассказали сотрудники музея древностей и специалисты Института истории, в некоторых музеях за рубежом совсем мало экспонатов, но там  умеют преподнести то, что есть, красиво – сделаны витрины, проводятся различные мероприятия.

«Всего одна вещь занимает целый зал, они ее со всех сторон так представляют, а мы не знаем, куда девать экспонаты! Вот даже за окном Академии валяются кучи находок. Практически сидим на кладах и не знаем, как их преподнести всему миру, чтобы приезжали со всех концов света и наслаждались увиденным», — говорил академик.

На сегодняшний же день в музее нет не только специалистов: реставраторов, дизайнеров, художников, экономистов, рекламщиков, но даже нормальных условий: сейчас здесь нет даже отопления, отсутствует кондиционерная система. 

«У нас очень много фондов, где лежат такие вещи, которых еще никто не видел, — отмечал основатель музея древностей академик Рахим Масов. – И музей нужно обязательно расширять. Есть территория; нужны спонсоры, чтобы достроили экспозиционные залы. Именно в этом году нужно поднять этот вопрос — Год туризма, прошло полгода, но музеи — один из ключевых факторов развития сферы туризма — не получают должного внимания».

Экспонат из Амударьинского клада

Из последних находок Масов рассказал о черных тюльпанах – панно, которое откопали в Пенджикенте.

«Оно до сих пор не выставляется. Даже если мы будем ежегодно менять экспозиции, их хватит на несколько лет, но, повторю, нам нужны условия, нам нужны специалисты, которые будут за всем этим следить»,

дал напутствие в своем последнем разговоре академик Рахим Масов.

Источник.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.