Сказать своё слово. «Правда Востока» от 20.07 2007 года Tашкентцы

В конце 2017 года Бахтияр Туляганович Ибрагимов избран академиком и Вице-президентом Академии наук Узбекистана. ЕС

Доктор химических наук Бахтияр Туляганович Ибрагимов — главный ученый секретарь Академии наук Республики Узбекистан. Это работа административная, но человек, не имеющий отношения к науке, вряд ли смог бы так хорошо ориентироваться в ее сегодняшних проблемах. А это как раз то, чем главному ученому секретарю и приходится заниматься ежедневно и ежечасно.
Сохранить авторитет на этом ответственном посту сможет только тот, кто сам состоялся как ученый. И поэтому, как это ни трудно — а о проблемах науки судить и писать популярно и понятно всегда трудно,- попытаемся проникнуть в его научную «лабораторию».

— Вы доктор химических наук, а по образованию — физик. Чем все-таки занимаетесь больше?
— Так ставить вопрос просто нельзя. Я по призванию физик. Учась в средней школе, в 1964 году завоевал право защищать честь своей республики на олимпиаде в Москве именно по физике, где занял второе место. Через год участвовал во всесоюзной олимпиаде еще раз. Это и определило мой дальнейший жизненный путь — я решил поступать на физический факультет Ташкентского государственного университета. Отвечать на экзамене вызвался первым, без подготовки решил сложную задачу — в задачниках такие тогда публиковались со звездочкой. Мне сразу поставили отлично, не стали задавать другие вопросы и задачки. С третьего курса получал самую почетную повышенную стипендию, был старостой курса. Когда я был уже на четвертом курсе, на факультет пришло приглашение из Ленинградского университета. Я перешел туда, там же защитил диплом. Работать начал на физфаке ТашГУ, когда организовали Отдел (теперь — институт) биоорганической химии, перешел туда.
В Институте кристаллографии в Москве стажировался в течение двух лет, где осваивал рентгеноструктурный анализ, то есть определение строения веществ с помощью рентгеновского излучения. А строение вещества — это уже химия. Известно, что самые интересные открытия делаются на стыке наук. Недаром многие прорывы, давшие жизнь современным технологиям, дала физическая химия — наука, объясняющая химические явления и устанавливающая их закономерности на основе общих принципов физики. Термин этот ввел в науку еще М.В.Ломоносов.
Когда для Института биоорганической химии Академии наук Узбекистана приобрели в США дифрактометр, меня позвали в Ташкент — приезжай, осваивай. Тогда для ЭВМ нужно было приготовить перфокарты. Мы в общежитии в Москве вечерами проверили 60 тысяч штук, я привез четыре чемодана с перфокартами. Это нужно было для организации расчета структур в Ташкенте.
Моя кандидатская диссертация была защищена в Институте кристаллографии по специальности «кристаллография, кристаллофизика», а докторскую диссертацию я уже защищал по специальности «физическая химия» в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова.

— Ваши исследования неразрывно связаны с Институтом биоорганической химии и с таким известным веществом, как госсипол. Его изучением занимался в Ташкенте в те годы не один институт. Были достигнуты очень интересные результаты, особенно для использования госсипола в фармацевтике. Чем он так привлекателен для ученого? Что нового вами получено при его изучении?
— Госсипол — желтый пигмент, содержащийся в семенах хлопчатника. От слов Gossypium и Phenol, что означает фенольное вещество хлопчатника. Он выполняет в организме растения защитную функцию, обладает широким спектром биологической активности. Его уникальные свойства — противовирусное, противоопухолевое, антипаразитарное, мужское противозачаточное. Госсипол — двуликий Янус, одновременно он обладает как полезными лечебными свойствами, так и вредным токсическим действием. Так, при попадании в организм человека в большой дозе — главным образом с нерафинированным хлопковым маслом — он способен вызывать поражение печени, желудочно-кишечного тракта и органов кроветворения. Недаром в Узбекистане хлопковое масло всегда прокаливают…
Толчком к глубокому изучению госсипола в 1978 году стало сообщение китайских ученых об открытии мужских противозачаточных свойств этого соединения. Очень интересна история его открытия. Известно, что в Китае тоже широко употребляется хлопковое масло. В тридцатых годах прошлого столетия в одной из провинций с целью экономии упростили технологию получения хлопкового масла, и в этой провинции через полтора года … упала рождаемость. Впоследствии выяснили причину — в масле оставался госсипол.
Когда начался бум изучения госсипола, решили подключиться к проблеме и физики. Нами было показано, что молекула этого вещества очень подвижна — ее одна половинка способна легко вращаться вокруг второй. Это придает госсиполу свойство хамелеона, то есть свойство приспосабливать себя (хозяина) к форме и размерам молекул других веществ (гостей) путем формирования пустот в кристаллах госсипола. Известно, что материя не терпит пустоты, поэтому полости в кристаллах госсипола заполняются «гостевыми» компонентами, что позволяет создавать комплексы «хозяин — гость», или клатраты, практически со всеми жидкими органическими веществами малого и среднего молекулярного размера. Нами получено около двухсот клатратов госсипола. Он идеальная модель для изучения клатратов, или соединений включения. В клатратах молекулы «хозяина» образуют пространственный каркас, а молекулы «гостя» располагаются в полостях каркаса. Клатратами занимается супрамолекулярная химия — один из новых разделов науки наряду с генной инженерией, нанонаукой, информационными технологиями.

— Такие уникальные свойства госсипола, как известно, были открыты в Институте биоорганической химии именно группой ученых под вашим руководством. Даже появился термин — «правило Ибрагимова». Расскажите об этом подробнее и по возможности — популярнее и понятнее.
— Уникальность госсипола заключается не только в его универсальности как «хозяина». Что самое интересное — госсипол способен давать с одной и той же гостевой компонентой несколько клатратов различного строения (полиморфы) при различных условиях образования (кристаллизации). Удалось обнаружить зависимость между заполнением полости гостевыми молекулами и температурой кристаллизации при прочих равных условиях. Так, при обычных условиях госсипол осаждается из растворов в дихлорметане в виде клатрата с широкими каналами для гостевых молекул, и такой комплекс неустойчив: внедренные молекулы начинают покидать кристалл сразу же после отделения от маточного раствора, приводя к разрушению клатрата. При температуре 28-30 градусов образуется более устойчивая модификация клатрата с более узкими каналами, а при 32-34 градусах образуется третий полиморф с вдвое меньшим содержанием молекул дихлорметана в виде полностью замкнутых полостей для включения гостевых молекул.
Эту зависимость сфомулировали в виде правила: чем выше температура кристаллизации полиморфной модификации клатрата, тем более замкнутой будет полость, заполняемая гостевыми молекулами, и тем меньше будет доля внедренной в кристаллическую решетку гостевой компоненты. Но мы с учениками и зарубежными коллегами, изучая ряд других веществ, обнаружили для них аналогичное поведение. Это подтвердили доктор Бишоп из Австралии, профессор Нассимбени из Южно-Африканской Республики. Обнаруженная закономерность подтвердилась при изучении ряда новых веществ, синтезированных в лаборатории профессора Вебера в Германии, Доуда в США. Тем самым было доказано, что нами окрыто новое природное явление в области современной супрамолекулярной химии. Некоторые коллеги предлагают назвать эту зависимость «правилом» или даже «законом Ибрагимова».
Мы постоянно работаем над усовершенствованием этого правила на примере новых веществ. Кстати, в феврале этого года вышла моя обзорная статья в престижном журнале Великобритании, посвященная усовершенствованию «правила Ибрагимова».

— А каково практическое значение открытия? Роль ваших учеников в этом и как решается проблема притока молодых научных кадров?
— На основе открытых нами закономерностей благодаря включению в матрицу основного вещества молекул парфюмов, феромонов и пестицидов можно создавать вещества с совершенно новыми управляемыми, контролируемыми свойствами, причем чтобы достичь необходимого эффекта, их понадобится, к примеру, всего несколько процентов вместо ста. Опираясь на правило, можно контролировать биофармацевтические свойства госсипола, например, подобрать более растворимые (биодоступные) модификации. Мы продолжим эти исследования в соответствии с фундаментальным грантом, полученным на исследование супрамолекулярных особенностей новых органических веществ с целью создания материалов с заданными свойствами. Моя опора в этой работе — мои ученики, кандидаты наук Самад Талипов, Лидия Изотова, Завкибек Тиляков (все физики) и другие, а «правая рука» — С.Талипов, который работает со мной уже более тридцати лет и опубликовал около 200 научных статей, в том числе 100 — за рубежом. Среди моих учеников и доктор химических наук Кайрат Бекетов, он заведует отделом в казахском институте химических проблем. Тоже, кстати, физик по своему первому образованию.
Несомненно, без участия и поддержки моих учеников это открытие не могло бы быть сделано. Все данные получены на основе экспериментальной работы — определения строения клатратов, а это труд коллективный.
Если сформулировать нашу задачу более общо, и применительно не только к моим исследованиям, все зависит от того, как удастся привлечь в науку больше молодежи. Это сейчас главная проблема. Не менее важная, чем финансирование исследований. Но если исследования интересны, проводятся на переднем крае современных научных изысканий, хорошо налажено международное научное сотрудничество и исследования ориентированы на решение приоритетных местных задач, с притоком научной молодежи нет особых проблем. Не менее важно наличие современного научного оборудования. Академией наук проводятся расчеты по созданию Центра коллективного использования уникального оборудования, в первую очередь для химико-биологических исследований. Приобретаются современные дорогостоящие рентгеновский дифрактометр и масс-спектрометры общей стоимостью около одного миллиарда сумов для оснащения такого центра.

— А у себя в семье вы решили проблему молодых научных кадров?
— У меня три дочери и два сына. Дочери подарили мне и супруге Гавхар троих внуков. Один из сыновей только закончил среднюю школу, старший уже учится на химфаке. Как ни сложна судьба ученого, думаю, кто-то из моих детей или внуков изберет эту стезю. Потому что удовлетворение от того, что сказал свое слово в науке, перекрывает все трудные часы, дни, недели, годы, проведенные в лаборатории.

Беседовала Кира Яковлева.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.