Одесситка превращает морские камни в забавных зверьков Tашкентцы Разное Фото

Вообще-то она из Ташкента, мы хорошо знакомы и многие помнят Ирину Переверзеву и по ЖЖ и по редакторской деятельности. Есть и статьи ее на нашем сайте. Поздравляем со взятием Одессы :-)

Одесситка Ирина Переверзева превращает обычные морские камушки в настоящие произведения искусств. В ее руках камни становятся разноцветными рыбками, игривыми барашками или совами. Культурометр расспросил мастерицу, как родилась идея давать новую жизнь камням и что в этом процессе самое сложное.

— Как появился первый камушек?
— Два года назад была теплая, но ужасно однообразная зима. На руках у меня был грудной младенец, к нему бонусом — первоклассник, два кота, неуправляемая собака и огромное желание разбавить хоть чем-нибудь свой персональный, ежедневный день сурка. Однажды в ленте новостей промелькнул текст про женщину из Италии, которая расписывает камни. Всю свою предыдущую жизнь я работала журналистом, креативным директором, радиоведущей, редактором журнала — то есть, головой, голосом, но никак не руками. А при взгляде на эти камни мне до зуда в пальцах захотелось сделать свой вариант росписи на камне. И в первую же прогулку с дочкой у моря я насобирала плоских камешков, купила краски и кисточки и так все началось. На удивление, хорошо и красиво получилось с первого раза. Я расписала сразу небольшую стайку рыб — три камешка разных размеров.

— Где сейчас эта стайка?
— Две из этих рыбок по-прежнему украшают мой холодильник — самая большая и маленькая. Они прошли огонь, воду и медные трубы: ими два года играла моя маленькая дочь, швыряла, облизывала, ковыряла и так далее. И, надо, сказать, рыбы до сих пор живы-здоровы, кроме незначительных царапин на них никаких дефектов. Это был своеобразный тест-драйв моих изделий. А одна рыбка, средняя, улетела вместе с моим близким другом в Калининград и теперь живет на его холодильнике. За два года мои рыбки расплылись по всему миру. Они живут не только в Украине, но и в Израиле, Голландии, Америке, Узбекистане и Казахстане.

— И вы решили создать новых животных?
— Делать из простых камней красивые и разные сущности (а на сегодняшний день это не только рыбки, но и овцы, драконы, панды, совы и грандиозные планы по освоению собак, кошек и другой живности) мне страшно понравилось. Во-первых, это занятие очень медитативное, очень успокаивает и гармонизирует. Во-вторых, я всю жизнь мечтала делать что-то красивое своими руками и мечта сбылась. В-третьих, это нравится не только мне, но и другим людям и они готовы это покупать. В-четвертых, невероятно, но факт — роспись камней — единственное занятие, за которым меня по неизвестной мне причине не беспокоят мои дети и животные. В-пятых — это работа, которую можно делать дома без отрыва от выращивания детей, что для меня очень важно.

— Что в расписывании камней занимает больше всего времени?
— Охота на камни. Кажется, что их много на морском берегу, но подходят для моей работы далеко не все. Важно сочетание размера, формы, текстуры, выемок и отверстий, сторона, противоположная расписанной должна быть плоской, чтобы на ней хорошо держался магнит и так далее.
Я живу неподалеку от моря и частенько гуляю с детьми на берегу. Как правило совмещаю приятное с полезным — прогулку с поиском камней для работы. Иногда приходится специально ехать на поиски — если заказ срочный или нестандартный. Выбираю камни двумя способами: первый — ищу те, которые нравятся мне и заранее вижу, что из них получится. Второй: ищу под конкретные заказы. К примеру, для панд хорошо подходят большие круглые камни, для сов — чуть вытянутые камни с выступами-хвостиками, для глаз драконов — камни в форме глаза.

— А как вы понимаете, что нарисовать на том или этом камушке? Как приходит образ?
— Форма и структура камня — это исходные данные для создания образа. Как правило,
взяв в руки камень, я уже понимаю, во что он превратится. За всю мою практику было всего пару неудач, когда мне пришлось смывать рисунок и делать все заново. Например, с фиксированной фарфоровой формой, птицей. Когда я расписала ее впервые, результат мне совсем не поправился. Зато сразу стало понятно, как делать не надо.

— Что самое сложное в работе?
— Поиск новых форм и сущностей. К примеру, одна дама, увидев мои работы, попросила сделать ей семейку панд. Я никогда не рисовала панд, но на свой страх и риск согласилась. Несколько дней я изучала фотографии животных, смотрела видео про них, исследовала, как рисуют их другие художники. И только после этого стала делать наброски, сначала на бумаге, потом уже на камнях. Получилось отлично, заказчица осталась довольна, а в моем распоряжении появилась новая сущность, которая, надо сказать, стала очень популярной у заказчиков.
А недавно я стала пробовать работать с фарфором ручной работы — расписывать фарфоровые формы. Это невероятно интересно, увлекательно, но и очень сложно. Роспись объемных объектов требует мастерства, тонкости, терпения и усидчивости.

— А что, наоборот, оказалось на удивление простым?
— Технология изготовления. Я очень переживала за то, что изделия могут оказаться хрупкими, недолговечными, потрескаются, сойдет краска, отвалятся магниты, не подойдет лак и так далее. У меня не было опыта работы с акриловыми красками, тонкими кистями, акриловым лаком, клеем для магнитов. Оказалось, что страхи мои были напрасны. Все получилось с первого раза и работает по сегодняшний день.

— С каким камнем интереснее работать – огромным или миниатюрным?
— Огромные камни — это пока не ко мне. Я люблю все маленькое, миниатюрное. Самый большой камень, расписанный мной — шестисантиметровая панда. А самый большой объект — фарфоровая птичка, ее длина примерно 20 см, высота 7 см.
А вот миниатюрные работы я делаю довольно часто. Средний размер расписываемых мной камешков — 3-4 см. Для росписи я использую самые тонкие кисточки, существующие в магазинах. Самые маленькие рыбки, расписанные мной длиной около 1.5 см. в планах — сделать коллекцию «Мальки». Для них я уже собрала малюсенькие камешки, осталось только найти время на реализациию.

Присмотреть работы Ирины можно на ее страницах в фейсбуке и инстаграмме.

Напомним, что в Одессе есть мастерица, которая собирает морские стекла в удивительные светильники.

2 комментария

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Ташкентские рефлексии
    18 июн, 2013 в 23:59
    Bessler
    В конце 1990-х, начале 2000-х мой дом нежданно-негаданно оккупировала вся творческая молодёжь Ташкента. Звали они меня уважительно — дядя Витя. А пребывали постоянно — днём и ночью. Это была вся кавээновская тусовка страны. Лучшие из лучших. Это и сами кавээнщики, певцы, поэты, журналисты и все кому очень хотелось выложить всё своё творчество и весь свой талант. Среди них была и Ира Переверзева, которую особо ценю за то, что однажды она, работая над текстом ремикса популярной песни для очередной игры КВН, не погнушалась включить туда одну поэтическую строчку сочинённую мной. С тех пор я необычайно горд тем, что по праву могу считать себя поэтом и сценаристом КВН.

    И вот сегодня наткнулся в Интернете на небольшой очерк моей давней знакомой. И не могу не поделиться с Вами её тёплыми и нежными словами о городе в которой я живу, в котором живёт она, и в котором живут мои большие друзья и те, что убелённые сединами, и те, что совсем молоды и составляют собой костяк нового поколения творческой интеллигенции Узбекистана.

    Очень часто мне задают вопрос: «Почему ты до сих пор живешь в Ташкенте, почему не уезжаешь?». Этот вопрос каждый раз загоняет меня в тупик и, как правило, я начинаю невразумительно мычать и делать большие глаза. А все потому, что ответить на этот вопрос коротенько и доходчиво у меня сразу не получается. Ибо вопрос этот требует, чтобы на него ответили единожды, обстоятельно и один раз. Именно поэтому я делаю это здесь и сейчас, в письменном виде, расставляя запятые, точки и палочки в нужных местах.

    За всю свою жизнь, не такую длинную, чтобы делать окончательные выводы и не такую насыщенную, чтобы выводы претендовали на объективные, я еще не видела более «русского» города, чем Ташкент. Давайте, ревнители национального самосознания, швыряйте в меня тухлыми помидорами! Тем не менее, это именно так. Те русские, что остались и останутся в Ташкенте — наиболее рафинированные и закаленные нелепостью ситуации с незабвенным Совком. Они говорят на чистейшем, литературном русском языке (Вы же понимаете, что быдло и люмпенов из этой категории я исключаю автоматом — их везде полно), они пропитаны аристократизмом и славным прошлым этой земли. Истинные русские, которые никогда не были европейцами, а были уникальной средой, находящейся ровно посередине между Востоком и Западом. Питерцы и Москвичи забыли про Восток и продались Западу. Ташкентцы несут в себе неторопливость знойных ночей, релакс южных зим, деликатность восточного менталитета — уважение к старшим, гостеприимство, бескорыстие и грациозную медлительность жестов. Они, эти русские — мое племя, моя среда обитания, мой прайд, моя стая, мои странные сны.

    Ташкент — город с потрясающей харизмой, настолько впечатанной в мое бедное, израненное сердце, что, всякий раз, когда я покидаю этот город, невидимые нити, привязывающие меня к его трамвайным рельсам и парковым оградам, натягиваются до звона и причиняют мне боль. Пока я — это я, я буду жить в Ташкенте. Да, здесь много такого, от чего меня откровенно тошнит, что меня откровенно бесит — процветающее дилетантство, необразованность, агрессия, глупость, лизоблюдство, закостенелость и мракобесие отчасти.

    Но, я стараюсь отстраняться от негативного, ведь в моих силах делать свой мир таким, как мне хочется. Имею такую возможность. Бродя по осенним уже улицам, я смотрю на звезды и не могу не помнить о том, что по ним же бродили Есенин и Раневская, Ахматова и маленькая Анечка Герман. И масса других персонажей, от которых мой город смог взять отпечатки не только каблуков, но и светлых обликов. Традиции, дорогие друзья, вещь трудноискореняемая. Тем более, традиции русской интеллигенции. А они здесь были, есть и будут, пока Земля еще вертится.

    Я не уезжаю из Ташкента, потому что этот город — вечный источник моего причудливого вдохновения. Только здесь я могу умирать и воскрешать себя, создавать прекрасные фантомы и миражи, писать стихи и песни, любить отчаянно, дарить себя тем, кто этого хочет. Этот город — печь, выпекающая таланты, гениев и муз. Без особых усилий мне удалось поселиться в кругу людей, каждый из которых талантлив хоть в чем-нибудь. Некоторые из них — предметы моего постоянного восхищения. Некоторые — предметы постоянного беспокойства и заботы. Мне есть, что делать и о ком заботиться в этом городе. И он иногда отвечает мне взаимностью и периодически дает понять, что здесь я никогда не пропаду.

    Притягательная аура моих любимых улиц, парков и двориков в центре Ташкента укутывает меня в уютный плед то из цветов вишни, то осенних листьев, то недолгого снега, то тополиного пуха. Без лишнего пафоса и патетики я признаюсь в любви к Ташкенту. Он — вечная моя ловушка в которой я наделала проторенных дорог, нежными путами захвативших меня в плен. И из этого плена не хочется вырываться, потому что без моего города я никто.
    Метки:
    Ира Переверзева, КВН

    Покопался я в своих архивах и нашёл таки небольшой портрет одной из наших ярких звёзд, умницы и красавицы — Ирины Переверзевой.

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    В конце 1990-х, начале 2000-х мой дом нежданно-негаданно оккупировала вся творческая молодёжь Ташкента. Звали они меня уважительно — дядя Витя. А пребывали постоянно — днём и ночью. Это была вся кавээновская тусовка страны. Лучшие из лучших. Это и сами кавээнщики, певцы, поэты, журналисты и все кому очень хотелось выложить всё своё творчество и весь свой талант. Среди них была и Ира Переверзева, которую особо ценю за то, что однажды она, работая над текстом ремикса популярной песни для очередной игры КВН, не погнушалась включить туда одну поэтическую строчку сочинённую мной. С тех пор я необычайно горд тем, что по праву могу считать себя поэтом и сценаристом КВН.
    И вот сегодня наткнулся в Интернете на небольшой очерк моей давней знакомой. И не могу не поделиться с Вами её тёплыми и нежными словами о городе в которой я живу, в котором живёт она, и в котором живут мои большие друзья и те, что убелённые сединами, и те, что совсем молоды и составляют собой костяк нового поколения творческой интеллигенции Узбекистана.

    Она написала это 8 сентября 2006 года
    «Очень часто мне задают вопрос: «Почему ты до сих пор живешь в Ташкенте, почему не уезжаешь?». Этот вопрос каждый раз загоняет меня в тупик и, как правило, я начинаю невразумительно мычать и делать большие глаза. А все потому, что ответить на этот вопрос коротенько и доходчиво у меня сразу не получается. Ибо вопрос этот требует, чтобы на него ответили единожды, обстоятельно и один раз. Именно поэтому я делаю это здесь и сейчас, в письменном виде, расставляя запятые, точки и палочки в нужных местах.

    За всю свою жизнь, не такую длинную, чтобы делать окончательные выводы и не такую насыщенную, чтобы выводы претендовали на объективные, я еще не видела более «русского» города, чем Ташкент. Давайте, ревнители национального самосознания, швыряйте в меня тухлыми помидорами! Тем не менее, это именно так. Те русские, что остались и останутся в Ташкенте — наиболее рафинированные и закаленные нелепостью ситуации с незабвенным Совком. Они говорят на чистейшем, литературном русском языке (Вы же понимаете, что быдло и люмпенов из этой категории я исключаю автоматом — их везде полно), они пропитаны аристократизмом и славным прошлым этой земли. Истинные русские, которые никогда не были европейцами, а были уникальной средой, находящейся ровно посередине между Востоком и Западом. Питерцы и Москвичи забыли про Восток и продались Западу. Ташкентцы несут в себе неторопливость знойных ночей, релакс южных зим, деликатность восточного менталитета — уважение к старшим, гостеприимство, бескорыстие и грациозную медлительность жестов. Они, эти русские — мое племя, моя среда обитания, мой прайд, моя стая, мои странные сны.

    Ташкент — город с потрясающей харизмой, настолько впечатанной в мое бедное, израненное сердце, что, всякий раз, когда я покидаю этот город, невидимые нити, привязывающие меня к его трамвайным рельсам и парковым оградам, натягиваются до звона и причиняют мне боль. Пока я — это я, я буду жить в Ташкенте. Да, здесь много такого, от чего меня откровенно тошнит, что меня откровенно бесит — процветающее дилетантство, необразованность, агрессия, глупость, лизоблюдство, закостенелость и мракобесие отчасти.

    Но, я стараюсь отстраняться от негативного, ведь в моих силах делать свой мир таким, как мне хочется. Имею такую возможность. Бродя по осенним уже улицам, я смотрю на звезды и не могу не помнить о том, что по ним же бродили Есенин и Раневская, Ахматова и маленькая Анечка Герман. И масса других персонажей, от которых мой город смог взять отпечатки не только каблуков, но и светлых обликов. Традиции, дорогие друзья, вещь трудноискореняемая. Тем более, традиции русской интеллигенции. А они здесь были, есть и будут, пока Земля еще вертится.

    Я не уезжаю из Ташкента, потому что этот город — вечный источник моего причудливого вдохновения. Только здесь я могу умирать и воскрешать себя, создавать прекрасные фантомы и миражи, писать стихи и песни, любить отчаянно, дарить себя тем, кто этого хочет. Этот город — печь, выпекающая таланты, гениев и муз. Без особых усилий мне удалось поселиться в кругу людей, каждый из которых талантлив хоть в чем-нибудь. Некоторые из них — предметы моего постоянного восхищения. Некоторые — предметы постоянного беспокойства и заботы. Мне есть, что делать и о ком заботиться в этом городе. И он иногда отвечает мне взаимностью и периодически дает понять, что здесь я никогда не пропаду.

    Притягательная аура моих любимых улиц, парков и двориков в центре Ташкента укутывает меня в уютный плед то из цветов вишни, то осенних листьев, то недолгого снега, то тополиного пуха. Без лишнего пафоса и патетики я признаюсь в любви к Ташкенту. Он — вечная моя ловушка в которой я наделала проторенных дорог, нежными путами захвативших меня в плен. И из этого плена не хочется вырываться, потому что без моего города я никто.»

    Вот так и живёт Ирина Переверзева в родном Ташкенте, изредка наведываясь в Одессу. Да и то по необходимости — за камешками!

    Покопался я в своих архивах и нашёл таки небольшой портрет одной из наших ярких звёзд, умницы и красавицы — Ирины Переверзевой.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.