Камни, смотрящие в небо. Часть первая История Разное

Владимир Карасёв

(Мегалитические памятники Средней Азии и социальные аспекты этих культур через призму изобразительных сюжетов петроглифов и архитектурно-символических композиций)

История изучения мегалитических памятников в Старом Свете имеет в своём багаже добрых две сотни лет и несколько десятков великолепных имён учёных исследователей, которые стали недосягаемой гордостью археологической науки. Сами памятники (подавляющее большинство из них) приобрели статус национального достояния тех стран, где были открыты и изучены. Эти объекты являются рукотворными страницами, несомненно, важнейших аспектов истории многих народов.

Однако, Средняя Азия, через которую когда-то проходили трансконтинентальные маршруты Великого Шелкового пути, в которой, как в кипящем котле бурно “переваривались” колоссальные массы народов и этносов, до сегодняшнего дня хранила непроницаемое молчание о мегалитических культурах. С чем это было связано для меня остаётся не понятным. Вероятно, со спецификой самой среднеазиатской археологии. Когда большинство исследуемых и изучавшихся памятников были созданы из обычной глины и только в средневековье появляется жжёный кирпич, то внимание раскопщиков всегда было отвлечено от камней, которые за тысячелетия буквально “вросли” в землю. Какими бы большими (мега-с – на языке греков) эти самые камни (лито-с – на том же языке) не были, они всё же были иными, неясными для понимания объектами.
Существенный прорыв в этой области археологического изучения для памятников Средней Азии произошёл в последние годы уходящего столетия. Работы в Южной Сибири, Горном Алтае, Монголии, Японии, Корее и Северном Китае, Индии и Индонезии показали, что памятники мегалитических культур – это не только эксклюзив европейской истории. Существенная разница между памятниками Европы и Азии заключалась лишь в их датировке. Азиатские памятники на порядок «моложе».
К примеру, такие мегалитические объекты, как дольмены Франции и Англии датируются 4800 г. до н.э., а дольмены Индонезии были построены в период 2500 –1500 гг. до н.э. В Индии эти памятники относят к VIII веку до н.э., но некоторые из них датируются лишь 2 веком нашей эры. К тому же, дольмены оказались не такой уж редкостью – только на Корейском полуострове их насчитывается около 20 тысяч.
В Средней Азии, выявленные нами памятники мегалитического характера, оказались не менее конструктивно сложными, чем такие же сооружения Европы. А в некоторых случаях, гораздо интересней в плане информативности и символизма. При этом, следует обязательно заметить, что История Центральной Азии необыкновенно богата самыми яркими и удивительно разнообразными событиями. Империи и царства сменяли друг друга в круговороте кипящих политических страстей и экономических потрясений. Памятники истории и археологии, искусства и архитектуры стоят свидетелями тех эпох.
Археологических памятников на этих пространствах насчитываются тысячи. Однако совсем недавно нами были открыты необыкновенные древние памятники сложенные из огромных скальных камней. Расставленные в определённом порядке, они в своей конструкции составляли самые разные изображения. Это и круги, и квадраты, сложные фигурные композиции из стоящих камней, получивших в научной литературе наименования «херексуры».
Внешне эти строения расположенные в предгорных долинах, на высокогорных плато и труднодоступных ущельях, напоминают памятники называемые «дольменами», а на территории Великобритании – «хенджами». Огромные каменные кольца Стоунхенджа, Анибери и Кольцо Брогара на Оркнейских островах, конечно, древнее памятников обнаруженных нами в Узбекистане и Киргизии, но семантика и символика этих сооружений едина. Древнейшие каменные кладки предварительно датируются вторым тысячелетием до нашей эры, а наиболее «молодые» из них датируются первыми веками нашей эры.
Столкнувшись с выявленными памятниками, перед нами встали вопросы: какова была роль этих удивительных сооружений в древних обществах, кто создавал и строил их? Частично эти вопросы касаются и реальных функций указанных монументов. Каким образом их использовали и как они помогали людям ушедших в небытиё веков? Ответ на поставленные вопросы помог бы понять характер и историю данных обществ. Какими должны были бы быть народы или племена, чтобы такие монументы заняли в их жизни своё осмысленное место?
Каменные выкладки, обнаруженные нами в Ферганской долине, в урочищах Гава-сая, Чодак-сая, Сарыкол, занимают пространства на площадях от 3х5 км до 5х12 км и протянулись линией шириной до 7 км у южных склонов предгорий, часто по руслам высохших рек, водоразделам. Ранее эти памятники оставались неизвестными науке, о них не было никаких публикаций.
В центре отдельных групп мегалитических (огромных каменных сооружений – «мегастроений») выкладок расположены погребальные склепы сложной формы – чаще юртообразной, высотой до пяти-семи метров и диаметром до 28-35 м. Как нам удалось установить при предварительном изучении этих погребений, в наземных склепах захоронены вожди и высокие социальные лица племен древней Ферганы – перекрёстка многих путей, в том числе и торговых, общения былых народов Центральной Азии.
Некоторые выкладки несут в себе символы геометрического и космического пространства и являются наземными открытыми храмами уже забытых в истории богов. Но несомненно, что эти изумительные по красоте и глобальности объекты являются местом религиозного поклонения тех племён и народов, которые населяли эти территории свыше двух тысяч лет назад. Они производили там заупокойные мистерии, смысл которых восстанавливается по мере изучения.
Местными жителями, подобные сооружения обычно называются курумами (kurum — (перс.) «вельможа, знатный человек») или мугхона ((тюрк.) комната, жилище магов). У жителей Тянь-Шаня бытуют некоторые легенды и предания связанные с этими сооружениями, в которых фигурируют необыкновенные люди или существа, наделённые сверхъестественными способностями и достаточной степени положительными чертами. В одном из таких преданий говориться, что эти сооружения были жилищами первых сартов поселившихся в этих районах.
Естественно, что немногочисленные исследователи азиатских памятников, задавались вопросами происхождения этих сооружений, которые, по существу, так и остались нерешёнными. Различные исторические реконструкции, которые предлагались даже для европейских памятников, так и не смогли решить, практически, ни одного вопроса. Думаю, что первоначально необходимо разобраться с интерпретацией не только конструктивных особенностей этих объектов, но и знаковыми (символическими) характеристиками, которые эти сооружения содержат в себе. Только так мы сможем узнать функциональную необходимость создания подобных монументов. Это очень сложная задача. Ведь исследователю придётся «перевоплотиться в строителя» этих сооружений, чтобы понять мировоззрение и логику давно забытых народов. По этому поводу, замечательный учёный Колин Ренфрю, с досадой констатировал: «…Вместо этого исследователь рассуждает сейчас с позиций «процесса», рассматривая систему, стоящую и за монументами, и за обществами, которые их строили».
Работы, связанные с составлением карты археологических памятников мегалитического характера на территории Центральной Азии, позволили рассмотреть свыше 7800 объектов находящихся в Узбекистане, Казахстане, Киргизии и Таджикистане. В основном, они располагаются в предгорных и горных районах этих Республик. Огромное количество разнообразных типов этих сооружений открывает широкое поле возможностей для аналитических интерпретаций. Отдельной темой в этом контексте, я считаю объекты, обнаруженные в последнее время на территории Туркмении. Но об этих памятниках разговор должен быть отдельный.
Мегалиты, от самых простых конструкций – одиноко стоящих стел, менгиров, до сложнейших комплексов площадью сотни квадратных метров, можно встретить, практически, на окраине каждого кишлака (небольшое селение) как в Узбекистане, так и в Киргизии, в Таджикистане. У местных жителей они носят название – «азизжой», что в переводе с тюркского языка означает «почитаемое место». В каждом селении эти места трактуются по-своему, но нигде они открыто жителями не посещаются, поскольку считаются местом обитания различных духов.
Наблюдения показали, что главным условием выбора места святилища, была некая сакрализованная отмеченность. Такие условия могут проявляться в разных местах и, как показывает опыт, нередко связано с особенностями ландшафта. Предпочтения отдавались особенно красивым и живописным местам. Кроме того, часто сооружения расположены в труднодоступных и чем-то выделяющихся участках – у необычных по конфигурации скал, родников, водопадов и рощ. Такими, также стали места в чём-то потенциально или реально опасные или, наоборот, знаменующие собой то, что опасность уже путниками преодолена и осталась позади.

Продолжение следует…

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.