Редакционные истории. Часть 2 А. Файнберг

Редакционные истории. Часть 2Л. ШахназароваЧасть первая здесь.

Об опечатках
Тема благодатная, неисчерпаемая, упоительная, написаны о ней тома захватывающего чтения. Но я сейчас хочу рассказать не столько о смешных опечатках, историй о которых у любого редактора целое море, сколько о том, как любопытно и достаточно ярко характеризует человека отношение к ним.

Однажды, редактируя очередную подборку стихов того самого известного поэта, у которого «сдача музыкой звенела», я была приятно удивлена, наткнувшись на единственный среди потока уныло-бездарных, хоть и крепко срифмованных строчек истинно поэтический образ: «Золотистые груди дынь». Ну правда же, здорово? 
А когда подборка в журнале вышла, поэт обратился в редакцию с претензией по поводу проскочившей опечатки: у него в стихотворении, оказывается, было: «золотистые грудЫ дынь»…
Однако надо признать, что претензии были высказаны достаточно цивилизованно, без скандала. Печатался этот поэт очень много, возможно, публикация в местном журнале для юношества не была для него особенно важна. Конечно, есть и еще одна версия, о которой даже не решаюсь думать… Но все-таки – вдруг то, что в нем было от поэта, подало смутный сигнал-звоночек в подсознание: а ведь действительно хорошая строчка получилась?..

Зато поэтессочка Г., увидев опечатку в своем стихотворении, устроила форменную истерику с заламыванием рук и закатыванием глаз. 
Надо сказать, что поэтессочка эта, далеко не лишенная таланта, относилась к той особой категории стихотворцев, которые все свое творчество посвящают исключительно воспеванию собственного поэтического дара. Если Д., другая ташкентская поэтесса, несравненно более высокого литературного «калибра», выбрала для себя позицию все-таки более масштабную, без устали возделывая тему борьбы полов и доказуя величие женщины и ничтожество мужчины, – то наша Г. столь же упорно посвящала стихи лишь одной теме – своей высокой миссии нести в рубище божественно-поэтический глас:

А то, что платье из заплат, –
Так то – для голоса прорехи…

(Кто-то однажды спросил: «А у нее голос… э-э… откуда идет?..»)

Понятно, что, столь трепетно относясь к своему цветаевскому дару, Г. было трудно пережить ошибку в таких бессмертных строчках:

Птицей белой не летать,
Не певать среди попойки!..

Слабым оправданием для машинистки, случайно нажавшей «м» вместо «п», и для корректора, эту опечатку проглядевшего, может служить лишь то, что оно, согласитесь, само просилось… 

Не менее анекдотический недосмотр несколько лет назад допустили в крупной газете, где была напечатана подборка стихов Александра Файнберга. В стихотворении, посвященном воспоминаниям о детстве:

Кого благодарить
За радость и за боль,
Что жив еще во мне
Тот дворик голубой,

— слово «дворик» случайно удлинили на одну букву. А именно – «н».
Шум, переполох, вызовы корректоров на ковер, пересказы с хохотом в редакционных коридорах…
А Александр Аркадьевич, узнав об этом, лишь усмехнулся и пожал плечами.
Он был не только большим поэтом, но и большим человеком.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.