Алишер Сабиров: Советский период истории Узбекистана требует серьезного и беспристрастного изучения История Разное

Алишер Сабиров: Советский период истории Узбекистана требует серьезного и беспристрастного изучения

Одним из спикеров прошедшего недавно в Москве Международного молодежного форума «Ценностные основы Евразии: семья и духовность» был заместитель председателя Общества историков Узбекистана, кандидат исторических наук, доцент Ташкентского государственного педагогического университета имени Низами Алишер Сабиров, который предложил участникам мероприятия в качестве темы для обсуждения историографический аспект историко-культурной общности России и тюркских этносов. В кулуарах форума мы побеседовали с узбекским экспертом о перспективах взаимодействия сообществ историков России и Узбекистана.

— Алишер, как вы оцениваете перспективы взаимодействия российских и узбекских историков?
— Вполне оптимистично, особенно в свете происходящих сегодня в Узбекистане процессов структурных изменений как в экономике, так и в социальной сфере. Приведу пример: недавно совместно с ташкентским представительством Россотрудничества был создан Общественный форум историков России и Узбекистана. Это общественная площадка, где собрались историки двух стран, где есть возможность обсудить дискуссионные темы исторического дискурса. Итогом этих обсуждения уже стали совместные коллективные труды – монографии, научные статьи и т.д.

Отмечу, что у нас есть хорошие планы и перспективы относительно работы форума историков России и Узбпкистана. Речь идет о разработке единой методологии, работе над учебниками истории для вузов и средних школ, наконец, о совместных исследовательских проектах, связанных с темами, которые являются для наших научно-академических сообществ наиболее спорными и полемичными. К примеру, это взаимодействие Российской империи со среднеазиатскими ханствами – Бухарой, Хивой и Кокандом. Это и антиколониальное движение накануне революции 1917 года. Это и период Гражданской войны и революции в Средней Азии, который до конца серьезно не изучен. В советское время был один господствующий методологический подход для изучения этого периода, который, по мнению узбекских историков, является довольно-таки односторонний. Сегодня же на базе новых источников и данных мы пересматриваем этот подход. Разумеется, совместно с нашими российскими коллегами.

Безусловно, к числу таких спорных и не до конца изученных вопросов истории относится и советский период, когда Узбекистан был одной из республик Советского Союза. Кстати, благодаря проводимой союзным центром политике, Узбекистану фактически была отведена роль «витрины социализма на Востоке». С точки зрения исторической науки, это очень интересный проект, который требует серьезного и беспристрастного изучения.

Наконец, осмысления требует и новейшей истории Узбекистана и России – их взаимодействия начиная с 1991 года по сегодняшний день. Стоит отметить, что у Узбекистана были разные периоды взаимоотношений с Россией – и тесного сотрудничества, и определенной дистанцированности. Эти процессы, на мой взгляд, также требуют совместного изучения.

Коллаборации исторических сообществ России и Узбекистана во многом способствует наличие обширных архивных фондов в Ташкенте и Москве, охватывающих особенно подробно период Туркестанского генерал-губернаторства. Архив в Ташкенте, который, по нашему мнению, до сих пор плохо не изучен, требует тщательного и кропотливого исследования. Это позволило бы объективно взглянуть и на роль российской интеллигенции в развитие экономики и культуры Средней Азии, и ее влияние на политические процессы в регионе.

Среди перспективных направлений совместных исследований можно также назвать изучение роли джадидского движения в Узбекистане и в целом в Туркестане¸ представители которого, как известно, имели тесные связи с российскими демократами. Наконец, большой интерес представляет вопрос Кокандской автономии, которая представляла собой, по сути, первую попытку демократического государственного устройства в Средней Азии.

Все эти вопросы изучаются сегодня в совместных с российскими коллегами исследовательских проектах. Причем мы всегда настаиваем на приверженности беспристрастному научному знанию и избегаем политизации исторической науки. Это приводит нас к единому пониманию многих полемических вопросов исторической науки.

— По каким еще направлениям сотрудничество сообществ историков двух стран имеет перспективы?
— Немалый интерес для совместных исследовательских проектов представляет древний период истории и древние государственные образования на территории современного Узбекистана – Древний Хорезм, Бактрия и Согдиана. Это поле для сотрудничества узбекских и российских археологов.

Еще одно направление взаимодействия – сотрудничество московской и ташкентской востоковедческих школ, которые считаются одними из самых сильных. В этой сфере обмен опытом может осуществляться как по линии Института востоковедения Академии наук Узбекистана и аналогичного института в России, так и Восточного института в Узбекистане и в России.

Наконец, нам необходимы совместные усилия по разработке новых методологических подходов изучения истории – развитие устной истории, визуальной истории, историко-социологических исследований и междисциплинарных исследований.

Источник.

3 комментария

  • ANV:

    «до сих пор плохо не изучен» — звучит как «не будите спящую собаку», надеюсь этот телеспектакль ещё помнят.

      [Цитировать]

  • long59:

    В узбекских учебниках вхождение в Российскую империю описывается как многоходовая комбинация.

    «Одной из причин захвата царской Россией Средней Азии стало прекращение ввоза в Европу американского хлопка… Возник кризис в текстильной промышленности. Надо было искать новые источники сырья. Все это ускорило наступление Российской империи на Среднюю Азию. Так Средняя Азия превратилась в фактор огромной политической и стратегической важности в международных отношениях…» Фактор огромной важности — звучит красиво. А что в итоге? «Широкая программа колонизации орошаемых районов с созданием 300 тысяч русских хозяйств».

    Но советская власть оказалась ещё хуже.

    «Идеи большевиков были непонятны и не соответствовали истинным стремлениям коренного населения республики. Население не желало немедленно перейти к общенациональной форме собственности. Большевики попирали национальные нравственные ценности и традиции… И, если называть вещи своими именами, Узбекистан представлял собой полуколониальную страну…»

    О распаде СССР узбекские историки говорят восторженно: «Осуществилась вековая мечта. Страна, наш народ освободились от политической зависимости, наши границы, закрытые более ста лет, открылись для всего мира. Мировое сообщество с открытой душой приняло Узбекистан».

    (Р. Фармонов, А. Садыков — Всемирная история. Новая история. XVII — XIX вв. Г. Хидоятов, В. В. Костецкий — История Узбекистана (вторая половина XIX — начало XX вв.) К. Усманов, М. Садиков — История Узбекистана (1917 — 1991).)

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.