Вспоминая Мукарраму Мурадову: «Сегодня жизнь нас всех благословила!..» Tашкентцы Искусство Разное

Вечер памяти ташкентских поэтов, организованный ЛТО «Данко» (20 ноября 2017 г.), продолжился 11 12 17 в Национальной библиотеке Узбекистана имени А. Навои. Данковцы и их гости из ТО «Арча», ЛТО «Истоки» вспоминали многих ушедших поэтов разных лет. Среди них: Александр Файнберг, Абдулла Арипов, Владимир Баграмов, Николай Красильников, Владимир Долбня, Тамара Курдина, Левон Абрамян, Наталья Бунич, Галина Громыко, Наталья Ерёменко, Геннадий Ким, Елена Теплова, Сунатилла Сулейманов, Насреддин Мухаммадиев и многие другие. Наряду с известными литераторами, прозвучали имена малоизвестных узбекских поэтов для русского читателя. Среди них — Мукаррама Мурадова (1949-2005), заслуженный журналист Узбекистана, член СП Узбекистана, о которой я рассказала собравшимся любителям литературы.

Всё самое лучшее в жизни всегда случается неожиданно, незапланированно. Так получилось с моей первой книгой стихов — «Близкое эхо», изданной в 2003 году в университетской типографии. Мои стихи долго лежали в столе. Однажды я их взяла на работу на факультет журналистики НУУз имени Мирзо Улугбека, чтобы поработать над ними во время «окна»: я дежурила в этот день на кафедре теле- радиожурналистики НУУз. Стопку стихов увидела у меня моя коллега Махлиё Мирсоатова и попросила на время забрать домой, чтобы показать их своей свекрови, известному национальному поэту Мукарраме Мурадовой. Прошло несколько недель, и я начисто забыла, в чьи руки я передала рукопись стихов, отпечатанных на компьютере или даже, возможно, на печатной машинке «Эврика» (точно уже не помню).

В один день в перерыве между лекциями и семинарами ко мне подошла Махлиё и передала мне в руки отзыв на мои стихи, написанный от руки шариковой ручкой мелким летящим почерком на нескольких страницах на узбекском языке. Это была рецензия Мукаррамы Мурадовой на мой будущий первый сборник, который она, таким образом, благословила — зажгла для меня зелёный свет в издательский мир. Я обратилась за помощью к другой коллеге, доценту факультета журналистики НУУз Ироде Исмаиловой, прекрасно владевшей двумя языками. Она мне дословно перевела текст, написанный рукой поэта, — я обомлела от неожиданности: столько в нём было бескорыстного чувства признания стихов неизвестного автора, ведь мы с ней даже не были знакомы.

Автор предисловия к моей первой книге стихов «Близкое эхо» писала: «Я лично не знакома с поэтессой, я лишь прочла её стихи и через них полюбила её. Исходя из этого, примите вышесказанное как мнение рядовой читательницы, любящей поэзию, как искреннее признание узбекской поэтессы, современницы автора этого лирического сборника. С уважением: Мукаррама Мурадова, заслуженный журналист Узбекистана, член Союза писателей республики».

Встретились мы с автором рецензии в 2004 году при печальных обстоятельствах — на поминках её единственного сына, когда коллектив кафедры навестил нашу коллегу Махлиё, сноху Мукаррамы, оставшуюся с двумя маленькими детьми, чтобы утешить её в горе. Женщины, согласно восточному обычаю, сидели в зале на курпачах за низким столиком-дастарханом. После поминальной молитвы пили чай со сладостями и тихо, полушёпотом, беседовали о бренности жизни. После печальной тризны я подошла к Мукарраме Мурадовне, обняла страдалицу, поблагодарила за открытое щедрое сердце и вручила ей мою первую книгу «Близкое эхо». Она открывалась её вступительной статьёй, названной цитатой из моего стихотворения «Я вся сиянье дня!..». В этой книге я смогла опубликовать моё стихотворное посвящение Мукарраме Мурадовой, которое вызвало на её скорбном лице тень благодарной улыбки.

Тогда же Мукаррама Мурадова мне подарила свою книгу стихов на русском языке «Цветник» (М., 1983). Это была первая и последняя встреча с добрым Ангелом, чьи стихи и предисловие к моей первой книге «Близкое эхо» озаряют до сих пор мои дни поэтическим вдохновением.

В более чем десятивековой истории узбекской письменной литературы оставили свои бессмертные произведения такие поэтессы, как Увайси, Надира, Махзуна, Зебунниса и другие. В их стихах ярко выражены глубокая вера в безграничную мощь разума, воинственный дух против несправедливости и социального неравенства, боготворение чистой любви и истинной красоты, воспевание свободы народов.

Любимая поэтесса Мукаррамы Мурадовой была Зебунниса (1639-1706), потомок известной династии Бабуридов. Она родилась в Дели, создавала стихи по традиции своего времени на персидско-таджикском языке. Она изучила арабский язык и усвоила основы стихосложения и музыкального искусства, законоведения и логики, проявляла интерес к изучению философии и истории. Зебунниса осталась в народной памяти как поэтесса, воспевавшая человечность, любовь к жизни и природе. Её творчество широко известно в Индии, Иране, Афганистане и Средней Азии. Лирика Зебуннисы — образец классической литературы.

Мукаррама Мурадова оказалась близка своей предшественнице из далёкого средневековья по своей нежной женской природе и возвышенной поэтической натуре. Она родилась в Узбекистане (г. Андижан). Окончила Андижанский педагогический институт. Обучалась на семинаре известного армянского поэта Геворга Эмина в Москве, была лауреатом премии комсомола Ташкентской области. На родном языке изданы её книги: «Пою о тебе» (1974), «Цветник» (1976), «Светлый день» (1978) и другие. На русский язык переведен Натальей Дардыкиной и издан в Москве в 1983 г. сборник стихов М. Мурадовой «Цветник». Большинство переведённых стихов в этом сборнике оставляют ощущение рождённых на русском языке.

Читая поэтический сборник М. Мурадовой на русском языке, я всегда поражаюсь, как её стихи близки мне по духу. В сонете «Вершины» она утверждает: «К высокому сердце влечётся, / И мысль — всем вершинам сестра…». В других признаётся: «Сегодня жизнь нас всех благословила!..». Стихотворение «Жизнь» автор завершает искренним призывом:

Мы все одной вселенной рождены.
Несёт ли наша кровь секрет природы?
Творим мы —
Иль игрой увлечены?
На что уходят молодые годы?
Один есть способ жизнь благодарить —
Всем существом прекрасное творить.

Мукаррама Мурадова в своих стихах достойно продолжила гуманистические традиции классической национальной литературы. Народный поэт Узбекистана Миртемир в середине 80-х годов прошлого века отмечал, что в творчестве молодой поэтессы находит своё глубокое отражение внутренний мир современной женщины, её радости и горести.

Лирическая героиня поэтессы — обыкновенная земная женщина, самоотверженная и мужественная. Ей дороги интересы и мысли её народа — хлопкороба и крестьянина. Об этом её стихи: «Зима в кишлаке», «Степь и тандыр», «В Каршинской степи», «Чаша жизни» и другие. Она славит труд, родное поле, хлеб из тандыра, домашний очаг. Молодое сердце жаждет любви и внимания, преодолевает боль потерь и учится ценить каждое мгновение жизни, воспевает святые материнские чувства: «Мой сын, сойди с моих колен и рук», «Мать», «Семья», «Зов материнства», «Песня зари» и др.

М. Мурадова находит поэзию в повседневье — уборке хлопка, выпечке хлеба, приготовлении еды, игре с ребёнком. Она вкладывает в свои строки ум, сердце, душу — только те мысли и чувства, которые стали достоянием её души. Она отлично знает и правдиво живописует национальную жизнь. Даже природа в её стихах приобретает неповторимые национальные черты:

Поёт луна натянутой дойрой,
Звучат пещеры — длинные карнаи,
А роща бренькает ореховой струной,
Лучи поют на флейте в этом крае.

(«Горная ночь»)

Мукаррама Мурадова с большой любовью и мастерством пользуется словесной кладью народа. В её стихах просторечье, включённое в поэтический оборот, приходит совершенно обновлённым к читателю.

Её поэтическая судьба, судя по количеству сборников и народному признанию, в литературе была куда счастливей её личной короткой жизни. Она ушла в 56 лет, недолюбив сына и не успев поднять своих внуков, но остались её музыкальные, как песни, полнозвучные стихи, полные любви, утешения и радости земной жизни в рукотворном цветнике:

Люблю мой край

Люблю мой край, когда медовый сок
Прольётся ароматом спелых яблок,
Когда реки прозрачен тихий ток,
А птицы запаслись едою на год.

Любимый край, настал твой пир простой,
Богато стелешь дастарханы снова,
Карнай гудит, зовёт людей на той,
В больших котлах клокочет сочность плова.

Люблю тебя я с самых ранних лет
За долю светлую, за радость нашу.
Друзья мои, соединяйте чаши —
Я наливаю солнечный щербет.

(Перевод Н. Дардыкиной)

На вечере памяти ташкентских поэтов гость данковцев Владимир Кудрявцев из ЛТО «Истоки» прочитал стихотворные посвящения памяти В. Долбни и Ф. Бокарева и тонко заметил: «Рушатся ветром времени и политических перемен многие рукотворные памятники, но жива память народная, её не стереть с лица земли». Барды из творческого объединения «Арча» Лилия Заворотнова и Ольга Абишева исполнили под гитарный аккомпанемент песни Булата Окуджавы: «Давайте говорить друг другу комплименты» и «Любовь и разлука». Ольга Абишева на «бис» подарила публике две авторских песни на стихи Тимура Валитова «Словно разгоревшийся костёр…» и на стихи автора этих строк «Ночной ангел».

Я прочитала своё посвящение Мукараме Мурадовой из моей первой книги «Близкое эхо», когда-то в скорбный час озарившее лицо её адресата признательной улыбкой:

Живём, на разных языках творим,
Но сердцем Вы понять меня могли.
Так понимал Есенин Саади,
И Гёте плакал над стихом Хафиза.

С Востока свет поныне в мир идёт
И побеждает время и пространство.
И несмотря на разность языков,
Мы вышли из духовного собратства.

Мы гимн любви и доброте поём.
И как Атланты держат небо,
Глаголом укрепляем общий дом,
В котором небожители — поэты.

Ташкент, 2003

По решению автора литературно-музыкального проекта, председателя ЛТО «Данко» Армануш Маркарян и пожеланию всех участников и гостей вечера, акция памяти ташкентских поэтов «Чтобы помнили» продлится 18 декабря в 15-00 в Государственной библиотеке Узбекистана имени А. Навои.

Гуарик Багдасарова

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.