Павел Степанович Назаров — неизвестный натуралист, повстанец и писатель Tашкентцы История Разное

Прислал Игорь Клишин.

Автор Евгений Эдуардович Шергалин

Мензбировское Орнитологическое Общество

Многие годы естествоиспытатели СССР практически ничего не знали об этом человеке, хотя его имя было хорошо известно в ЧК и на Западе.  В Советской Империи некоторые детали его биографии семь с лишним десятилетий находились под запретом.

Павел Степанович Назаров был способным и талантливым русским геологом, натуралистом широкого профиля и писателем с очень сложной судьбой. После Октябрьской революции он стал одним из руководителей восстания по свержению большевистской власти в Средней Азии. Теперь, спустя почти век после бурных революционных событий, очень трудно восстановить многие факты за давностью лет и из-за распространенности его имени и фамилии.

Он родился в 1863 году в Оренбурге в старообрядческой семье местного мера и владельца рудников Степана Ивановича Назарова и Любови Яковлевой. Вместе с ним в семье росли сестра Маргарита и брат Борис. Еще в детстве Павлик заинтересовался естественными науками и, несмотря на все коллизии и перипетии судьбы, остался им верен до конца своей жизни. Он очень рано выучил казахский язык, знание которого его затем выручало многократно. В возрасте 6 лет переехал в Ташкент, в котором позже прожил около четверти века. Павел обучался зоологии в Московском университете и в Горном Институте в Санкт-Петербурге, получив в нем специальность геолога и горного инженера и показав блестящие результаты в учебе.

В 23 года в 1886 году он публикует свою первую серьезную научную работу «Зоологические исследования Киргизских степей», на которую потом более века будут часто ссылаться зоологи многих специальностей. В 1995 году по инициативе и просьбе оренбургского орнитолога А.В. Давыгоры студент кафедры иностранных языков ОГПИ М.В.Чертков переводит эту работу с французского обратно на русский язык, и она выходит отдельной брошюрой в издательстве ОГПИ. Вот как отзывался об этой работе известный российский и позже советский орнитолог П.П. Сушкин: «Назаров Павел Степанович производил орнитологические исследования в южном Приуралье и Тургайской области в начале восьмидесятых годов 19 столетия.

Насколько мне известно, сборы производились главным образом около Орска и около Уркача (соляные промыслы, принадлежащие семейству Назаровых, между 32 и 33 меридианом и севернее 53 параллели); затем в коллекции проф. Мензбира я видел экземпляры, добытые Назаровым в Тусумских песках и на притоке Тилькара у Иргиза. Назаров успел собрать большую коллекцию, около 1000 экземпляров, но вся она погибла при пожаре в Орске. 

Свои наблюдения Назаров изложил в статье, напечатанной в «Bull. Soc. Imp. Des Naturalistes de Moscornm 1886 г., под названием «Rechercheszoologiques des steppes des Kirguiz» (46 страниц, с картой). Статья заключает в себе физико-географическую и фаунистическую, отчасти и флористическую характеристику местности, список птиц с таблицей распространения, отдельные заметки относительно более интересных видов, и общие замечания о характере и происхождении фауны края. При составлении списка приняты во внимание также наблюдения Эверсмана и Северцова. После Эверсмановских статей о фауне нашего края, работа Назарова была и остается единственной доступной западноевропейским орнитологам. При этом и сам по себе интересно написанный очерк не мог не обратить на себя внимания»

В 1886 году П.С. Назаров становится членом Московского Общества Испытателей Природы и Русского Минералогического Общества. Павел Степанович также являлся членом Русского Императорского Географического Общества. Его научная карьера в Сибири и Средней Азии складывалась удачно, благосостояние быстро росло. В качестве хобби Назаров увлекался акклиматизацией и интродукцией тропических растений в Средней Азии.

Однако 1917-ый год принес две революции. Безусловно, как крупный предприниматель и состоятельный человек, он не испытывал симпатий к новой власти и прекрасно понимал, чем она ему грозит. Однако окончательный переход на сторону злейших ее врагов произошел у Назарова только после получения им известий о расстреле царской семьи.

В 1918 году, открыто проживая в Ташкенте при Советской власти, он втайне помогал Белым войскам и британским вооруженным отрядам стратегической информацией с целью сдержать усиление и распространение власти большевиков в Средней Азии. В момент раскрытия Туркестанской военной организации органами ЧК Павел Степанович Назаров был немного-немало кандидатом на пост премьер-министра в случае свержения советской власти в Туркестане. Об этом рассказал в своей книге «Человек меняет кожу» известный писатель, поэт и драматург Бруно Яковлевич Ясенский. В октябре 1918 года Назаров как один из главных организаторов несостоявшегося переворота был арестован ЧК, приговорен к смертной казни и помещен в камеру смертников.  6 января 1919 он был освобожден. Вскоре власть в городе сменилась снова. С этого момента жизнь П.С. Назарова превратилась в долгие скитания по трем континентам: Азии, Европе и Африке. Назаров долго скрывался от преследовавших его большевиков у местных жителей, у сартов, которые всегда хорошо относились к нему, и затем, в начале 1920-го года, ушел через горы в Кашгарию в Китай. Об этом он позже прекрасно рассказал в увлекательной форме на страницах своей книги «Уход от погони через Среднюю Азию» Hunted Through Central Asia (переведена на английский язык в 1932 и переиздана в 2002 году). В этом произведении (1993 года издания) на странице 160 упоминается и другой известный исследователь Средней Азии, зоолог Н.А. Зарудный.

В Кашгарии Назаров без гроша в кармане, знакомых и друзей прожил 4 года: с 1920 по 1924 год. Он брался за любую работу и чинил ботинки прохожим под городской стеной. 9 ноября 1920 года Назаров писал британскому разведчику и бывшему руководителю британской миссии в Ташкенте, полковнику Фредерику Маршману Бейли, поздравляя его с успешным освобождением из рук большевиков и рассказывая о своих злоключениях: «Я потерял все мое имущество, мои шахты, мою библиотеку, мои сборы минералов и руд, мои бумаги, лошадей, собак, мебель, одежду и т.д.». С Бейли Назаров был тесно связан еще во время подготовки переворота в Ташкенте. Все это время он продолжал оставаться важным источником информации и для китайских, и для британских властей, пока в августе 1924 года, не был вынужден оставить и это место. Это случилось после признания китайским правительством Советского Союза и появления поблизости агента ЧК, известного ему еще по Ташкенту. Во избежание выдачи Советским властям он предпринял еще одно сложное, полное опасностей, двухмесячное путешествие через Гималаи в Кашмир и Индию. Затем он перебрался в Лондон и стал искать работу геологом в любой стране Британской Империи. Собирался работать даже в Афганистане, то есть совсем недалеко от места своих недавних злоключений. В это время он жил недалеко от центра Лондона в одном из отелей, хозяин которого сжалился над Назаровым и позволил ему занять одно из чердачных помещений, где куча тряпок служила ему постелью. Из этого убежища 24 февраля 1925 года он пишет письмо во Францию академику В.И. Вернадскому с просьбой помочь рекомендациями для устройства на работу куда-либо геологом.

Прошло много времени, прежде судьба улыбнулась, и Павел Степанович принял предложение поработать в Экваториальной Африке. Он полагал, что этот регион достаточно удален от советских агентов. В Африке Назаров встретил Малькольма Берра (Malcolm Burr), который, слушая увлекательные рассказы Павла Степановича у костра во время совместных привалов на полевых работах, уговорил его начать описывать свои многолетние приключения. Все тот же Малькольм Берр выступил не только в роли инициатора, но и стал переводчиком книг П.С. Назарова на английский язык. Берр перевел на английский также знаменитую книгу В.К. Арсеньева «Дерсу Узала».

До переезда в Южную Африку П.С.Назаров работал по своей специальности в британской Родезии и португальской Анголе. Затем в 1930 году Назаров осел в Южно-Африканском Союзе, получив его гражданство, где и скончался в Йоханнесбурге, примерно в 1941 или 1942 году. Примечательно, что Малькольм Берр в своем предисловии к первой книге Назарова, изданной в 1932 году, даже не упоминает, в какой стране они познакомились, опять же в целях личной безопасности своего друга и только спустя 10 лет после его смерти пишет, что Павел Степанович нашел вечный покой в Йоханнесбурге.

Назаров вместе с другим русским геологом Павлом Ковалевым был консультантом многих южноафриканских компаний, оба они преподавали в университетах Кейптауна, Претории, Блумфонтейна. В Российской Империи Павел Степанович был женат, но его супруга, видимо, не пережила Гражданскую войну. Известный историк и специалист по противостоянию Британии и России в Средней Азии Питер Хопкирк в своей книге «Разжигая огонь на Востоке» (Settingthe East AЫaze)также кратко описал приключения Павла Степановича Назарова . В этой книге есть единственная опубликованная фотография П.С. Назарова, известная автору.

Во всех трех книгах П.С. Назарова читатель найдет много интересных сведений, фактов и наблюдений не только по истории, антропологии, этнографии, геологии, минералогии, баллистике, но и по ботанике, зоологии и орнитологии. В книге “Movedon! From Kashgar to Kashmir” в 4 -ой главе на страницах 91-114 автор подробно останавливается на птицах, животных и растениях, встреченных на его пути и жизни в Кашгарии. Павел Степанович был человеком энциклопедических знаний, охотником и лингвистом. Все его книги снабжены указателями названий животных, птиц, растений, встречающихся в тексте, очень интересны и познавательны. Несомненно, что перевод этих книг на русский язык — дело ближайшего будущего.

АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
№ 2 (24) 2013. с. 173-180.

3 комментария

  • Усман:

    Как человек он-то поганенький был, судя по его книге.

      [Цитировать]

    • Gangut:

      Может перевод не удался? Вот что пишет М.Берр:

      «Павел Степанович Назаров родился в Оренбурге на Урале, где его отец владел несколькими рудниками и был главой города — его бургомистром. Он принадлежал к «староверам», которых мы приблизительно можем сравнить с нашими старинными английскими фамилиями, принадлежащими к католической конфессии.
      Он окончил Московский университет, где получил ученую степень доктора, защитив диссертацию по зоогеографии. Затем он получил специальность горного инженера в Горном институте в Санкт-Петербурге и стал членом Императорского минералогического общества, членом Императорского географического общества и Императорского Московского Общества Испытателей Природы.
      В течение нескольких лет он активно путешествовал, совершенствуясь в своей профессии, по Кавказу и более всего по Уралу, а затем поселился в Ташкенте — административном центре Средней Азии, входящей в состав Российской империи, где его отец владел хлопковым заводом. Здесь у него были богатейшие возможности для деятельности и посвящения лучшей части своей жизни исследованиям минеральных богатств края, с нечаянным получением приятных сюрпризов в форме обнаружения огромных и разнообразных богатств, особенно неожиданных после разочаровывающих докладов официальных геологов. Он открыл несколько богатых месторождений и начал добычу таких ископаемых как медь, серебро, каменный уголь, а также обнаружил залежи нефти.
      Человек со многими увлечениями, он уделял большое внимание садоводству, и на этом поприще заслужил значительный авторитет. Он культивировал множество лучших западноевропейских сортов фруктов и цветов в Туркестане и получил золотую медаль от Министерства сельского хозяйства и финансов за культивирование в крае земляного ореха — арахиса, с успехом демонстрируя ценность его масла.
      Его главным отдыхом была охота, и больше всего он любил охоту на гусей и кабанов. При этом он был не просто спортсменом, а внимательным наблюдателем и учёным орнитологом. Он — прекрасный стрелок из спортивной винтовки. Его энциклопедичность характеризует то, что он не мог устоять против желания заняться научным изучением огнестрельного оружия, которое он любил. Он владел полной коллекцией спортивных винтовок из всех стран мира и несколько раз выступал в качестве эксперта в уголовных судах и давал показания перед Императорской комиссией по оружию и амуниции.
      Человек большой широты души и энциклопедических знаний, всегда готовый пошутить и поделиться любовью к природе, категорически не приемлющий лицемерие и обман во всех их формах, твердо придерживающийся своих убеждений и взглядов, однако готовый, как человек действительно научного склада ума, изменить их перед лицом очевидных фактов, Павел Степанович был отличным другом и товарищем. Почти два года мы дружили с ним в дебрях Экваториальной Африки, вместе занимаясь геологической и зоологической работой. Бывало, вечерами у лагерного костра мы обсуждали темы, которыми оба интересовались, и так я узнал о его удивительной одиссее от начала и до конца. Я предложил ему записать её, и затем, после моего возвращения к унылой цивилизованной жизни, испытал огромное удовольствие, когда в моей памяти всплывали картины нашей жизни в Африке и воображаемые картины жизни в Туркестане, пока я переводил на английский язык увлекательную русскую прозу моего друга.
      И таким образом — это моя заслуженная привилегия — представить английскому читателю человека, которого я с гордостью называю своим другом, горного инженера, геолога, минеролога, химика, орнитолога и высококлассного таксидермиста, спортсмена, эксперта по огнестрельному оружию и археолога — Павла Степановича Назарова.
      Объединенный университетский клуб, Лондон, 1932 год.

      Малкольм Берр»

        [Цитировать]

  • Усман:

    А где Б.Ясенский пишет о нем в «Человек меняет кожу»? Это вообще-то про таджикских ирригаторов 1930-го года. Есть там, правда, какие-то вставки и открытые письма чекистов.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.