«Архитектуру наших прадедов мы реставрируем, архитектуру наших отцов — сносим» Tашкентцы

О современном облике столицы, проекте Tashkent City, алюкобонде и главных принципах градостроительства поговорили с Александром Курановым — архитектором с 40-летним опытом, соавтором зданий «Шарк», театра «Ильхом», бизнес-центра «Пойтахт».

Автор: Екатерина Запитецкая.
Фото: Ксения По

Александр Куранов — автор около 700 архитектурных и дизайнерских проектов, основатель и глава Студии архитектуры и дизайна «САД», призер многочисленных республиканских и международных конкурсов (в Азербайджане, Японии, Франции, США), архитектор с 40-летним стажем и 10-летним преподавательским опытом в Ташкентском архитектурно-строительном институте. Его проекты строили в России, Украине, Турции, Испании и других странах.

— Какие архитектурные проекты в Узбекистане за последние 10 лет считаете успешными?
— За этот период не было сделано много значимых проектов. Бывает, люди отсутствуют 5-10 лет, возвращаются и не могут узнать город. И дело не столько в строительстве новых зданий, сколько в правильном отношении к среде обитания — благоустройству: дорогам, цветникам и зеленым массивам. К большей упорядоченности и большому количеству зелени.

Узбекистан — молодая республика, мы на стадии развития и в архитектурном аспекте. Архитектура — дорогостоящая тема, связанная с крупными инвестициями. Практически все вложения инвесторов за последние 10 лет были сделаны именно в строительство нового жилья. За последние 10 лет строилось много так называемых банковских домов.

Обратите внимание на интересную тенденцию: раньше жилье было одинаковым, а общественные здания разительно отличались друг от друга. Сегодня можно увидеть прямо противоположное: жилье стало многообразным, применяются яркие цвета и новые материалы, а общественные здания стали стилистически одинаковыми.

Проект здания Федерации айкидо Узбекистана

— Что думаете о проекте Tashkent City?
— При создании этого проекта иностранные архитекторы не учли градостроительную ситуацию. Прискорбно, что при разработке проекта не были приглашены, пусть даже в качестве консультантов, ведущие узбекские архитекторы. При строительстве большого комплекса очень важно рассмотреть его в связи с архитектурой всего города, с архитектурным наследием. Архитектуру наших прадедов мы реставрируем, а архитектуру наших отцов— сносим… Это не в традициях нашего народа. Оптимальным решением было бы создать 50-метровую тамбурную зеленую зону по периметру участка и не сносить интересные объекты, построенные нашими отцами.

Как концепцию этот проект можно рассматривать, но материал мне кажется сырым. В стилистическом плане архитектура безадресная — фасадные композиции этой фирмы применяли и в Норвегии, и Сомали. В архитектуре должна быть адресность. Представьте, вам завязывают глаза и подводят к новому зданию. Нужно, чтобы вы, когда вам развяжут глаза, могли сказать: «Это Восток. По-моему, Ташкент». Сможет ли это сказать житель или гость столицы, увидев новый комплекс?

Люди путешествуют в основном по четырем причинам: архитектура, уникальные природные явления, шопинг и культурные экскурсии. Архитектура всегда будет на первом месте. По Бухаре или Хиве туристы готовы путешествовать неделями. Если в Ташкенте будут строить то, что они могут посмотреть и у себя на родине, находиться в Ташкенте они будут совсем недолго, а это невыгодно с точки зрения туризма. Нужно строить то, что подчеркивает восточную культуру. Восток любит скрываться от жары и шума, Восток — это не арки, это дворик, деревья и небольшие дома.

Мнение архитектурной общественности – наш родной Ташкент достоин лучшего проекта.

— Как должна работать система, чтобы город был красивым, а постройки — качественными?
— Очень важно повышать престиж архитектора. С нами перестали считаться как со специалистами. Не только в сфере проектирования, но и в правовом плане. Ко мне приезжали французские студенты, я показывал им книги, которые были выпущены в 2000 году: чистенькие беленькие дома, фасады. А теперь? Кроватные сетки и велосипеды на балконах, настройки, пристройки и прочее. Это говорит о том, что архитектор не имеет практического влияния.

Нужно законодательно запретить менять фасады без согласования с архитектором. Ведь сколько на памяти обрушений, взрывов, пожаров от подобных перепланировок. Вы же не будете говорить хирургу, как проводить операцию. Он специалист. А в архитектуре «разбираются» поголовно все. С появлением Интернета человек получил доступ к поверхностным знаниям, и ситуация еще больше усугубилась. Поэтому важно повышать престиж специалиста своего дела.

Город-плотина, концептуальный проект

— В стремительно строящемся Ташкенте очень популярен алюкобонд. Как вы относитесь к этой тенденции?
— Этот материал незаслуженно критикуют. Его применение дает высокое качество отделочных работ в кратчайшие сроки. Это материал заводского изготовления, что исключает влияние человеческого фактора на качество. Также не приходится сталкиваться с мокрыми процессами (штукатурные, малярные работы и т. д. — Прим. авт.), которые требуют дополнительного времени. При строительстве, например, промышленных объектов, скорость — важный фактор.

Считаю, что есть хорошие примеры использования алюкобонда. Невыразительное старое здание Пожарки (Главное управление пожарной безопасности — Прим. авт.) на Ц-6 приобрело совсем иной облик благодаря алюкобонду.

Нельзя к новым материалам относиться слишком критично. Над их созданием трудятся ученые, экономисты, и только потом они попадают в руки к строителям. Не перестаю повторять ученикам, что самое важное для архитектуры —функциональность. На втором месте— надежность. И только потом можно говорить об эстетической стороне. Конечно, нужно дифференцировать: не стоит использовать алюкобонд, например, при строительстве учреждений культуры, общественных зданий и жилья.

Проект жилого дома
Жилой дом

— Где лучше всего начинать работать выпускникам архитектурного института?
— В государственной проектной организации, потому что там сложившиеся правильные  процессы проектирования, большое внимание нормативной  документации и опытные специалисты со стажем не менее 30-40 лет.

— Что нужно сделать, чтобы у молодых талантливых специалистов было больше доступа к большим и важным проектам?
— Надо возобновить систему тендеров и конкурсов. Сегодня заказчик ищет фирмы, где работают молодые ребята, стремящиеся показать быстрый результат за небольшие деньги. Это порой приводит к плачевным результатам.

Затраты на конкурс небольшие, при этом есть из чего выбрать. Зачастую заказчик сам не знает, чего хочет. У него есть план: допустим, построить детский театр. Как он должен выглядеть, заказчик не представляет. Архитектор может предложить один вариант, ну максимум два или три. Конкурс привлечет десятки вариантов. Например, на конкурс, организованный правлением Союза архитекторов Узбекистана, было представлено 30 работ.

Проект здания Союза архитекторов Узбекистана, призер конкурса

— Где вы черпаете вдохновение?
— Меня вдохновляет весь процесс работы. С первых секунд я начинаю мысленно рисовать будущий проект. Порой так забываюсь, что даже не могу вспомнить, как проехал путь от работы домой. Я никогда не устаю от своего дела.

Я пишу акварелью, владею живописью, графикой, фотографией, пишу стихи. Не терплю вакуум. Человек может найти себя в разных сферах. Важно каждый день отвечать себе на вопрос о том, что ты сделал полезного сегодня и какой след останется от тебя на планете Земля. Это может быть четверостишье, мысль, фотография или картина. Жизнь нам дана не для того, чтобы мы закисали и хандрили. Нужно постоянно быть в движении.

Важно иметь хобби. Если человек владеет только одним ремеслом, которое может стать неактуальным завтра, то это приведет к плачевным результатам. Нужно быть востребованным в нескольких областях.

— Возможно ли, что специалисты из Узбекистана когда-нибудь получат Прицкеровскую премию?
— Это очень почетная и значимая премия. У меня есть любимая книга “Словесные конструкции. 35 великих архитекторов мира», и практически все архитекторы, описанные в этой книге, были удостоены этой премии. Это архитектура для гурманов.

Радует, что архитекторы Узбекистана получили большую, чем раньше, свободу. Это та почва для молодых специалистов, где можно проявить себя в новациях. Есть хорошие молодые и талантливые ребята. Им сегодня открыто информационное пространство, они могут впитывать и узнавать все новое. Но важно иметь качественные базовые знания. Поэтому на определенном этапе жизни для меня стало важным не только воплощать свои проекты в жизнь, но и обучать молодых специалистов.

В Узбекистане много перспективных архитекторов и я верю, что мы сможем получить Прицкеровскую премию в будущем.

В материале использованы проекты Студии архитектуры и дизайна «САД». Источник.

9 комментариев

  • Гога:

    Я конечно извиняюсь. Вы же являетесь членом арх,совета и союза архитекторов Узбекистана. И с вашего молчаливого согласия в городе построено то …, что построено. Боитесь потерять теплое место, если несмотря на ваш протест это воплощается, тогда толку от вас? Создано это не кем нибудь со стороны, а вами и вашими учениками. Вы все это критикуете, но принимаете. В итоге имеем то, что имеем. Так зачем же вас (академиков от узбекистанской современной архитектуры) приглашать. Вы создадите очередную никчемность, как и за последние 25-30 лет. Это мое личное мнение, возможно в чем-то ошибочное или резкое (то прошу прощения еще раз).

      [Цитировать]

    • Алксандр Куранов:

      1-е. Я не являюсь членом какого-либо Совета, возможно по этой причине, не мог влиять на то в чем Вы меня упрекаете…
      2-е. Вы плохо знаете творческие возможности узбекистанских Архитекторов…

        [Цитировать]

  • Мих. Мачула:

    Как проект жилого дома это просто пошлятина. . Напоминает архитектурные фантазии Я.Г.Чернихова. Но на то они и фантазии, чтобы давать пищу для размышления. Жить же в таком доме, растить детей — только в страшном сне, ни за какие коврижки. Сплошные понты.
    А вот, как проект кафе, типа «Снежок», — достойно. Кстати, чем-то даже смахивает, не находите?

      [Цитировать]

    • Алксандр Куранов:

      Работы Чернихова до сих пор Вдохновляют архитекторов всего мира… Ричард Мейер. Девид Чипперфил. Цумтор…. Учите Мат.Часть уважаемый…

        [Цитировать]

      • Мих. Мачула:

        Алксандр Куранов:
        Работы Чернихова до сих пор Вдохновляют архитекторов всего мира… Ричард Мейер. Девид Чипперфил. Цумтор….Учите Мат.Часть уважаемый…

        Когда я был маленьким, у нас дома в Ташкенте были три тома Чернихова. Большая надо сказать редкость. Можно сказать, что я с ними вырос. Поэтому и вспомнил о его фантазиях. И я прекрасно знаю, что у него там образы, мысли, полет мысли, воплощенные в графике. Нечто не реальное, но дающее пищу для размышлений.
        Не обижайтесь, но таким же фантомным и далеким от реальности мне представился проект жилого дома, что вы выставили на всеобщее восхищение..
        Повторю свой простой вопрос: А вы смогли бы сами жить в доме, который вы продемонстрировали здесь, как жилой?
        Только, пожалуйста уважаемый ,без ваших разглаголстований о величии Черникова и нашей узколобости.
        Честь имею.

          [Цитировать]

  • Валентин Богданов:

    Рассказывают про приоритет функциональности и тут же какой-то гипермаразматический проект города-плотины. Можно еще город-угольный карьер или город-рудный отвал построить. Слишком далеки они от народа… Еще символично, что на той же странице новость о начале демонтажа Дома кино. То есть все эти кибитки глиняные как стояли так и стоят, а вот начать именно с Дома кино надо было. Чего же не защищают архитекторы?

      [Цитировать]

    • Алксандр Куранов:

      К сожалению могу лишь посочувствовать Вашим ограниченным, бесперспективным восприятием концепта. Из-за такой, как у Вас узколобной позиции и происходит то, что происходит….

        [Цитировать]

  • Галина:

    Граждане комментаторы, кто-нибудь бывал на планерках при строительстве административных зданий Ташкента? Там проектировщиков вообще ни в грош не ставят. Они (проектировщики) просто обслуживают клиента. Даже если клиент не прав, его надо обслужить.
    К примеру, при строительтсве фонтана по пр. Ш.Рашидова на пл. Мустакиллик, не были предусмотрены бытовые помещения для обслуживающего персонала. Когда я ткнула носом в нормы проектировщиков, они мне ответили, что хоким лично уменьшил сметную стоимость путем «отрезания» куска строительной площади размером 6х12м, примыкающего к насосной. Уменьшить площадь насосной и трансформаторной подстанции,как вы понимаете, было нельзя. Вот и пришлось отрезать бытовки для машинистов и электриков.
    Так что, коль сейчас стали если не слушать архитекторов, а хотя бы прислушиваться — и то слава богу.

      [Цитировать]

  • Gangut:

    «Кроватные сетки и велосипеды на балконах, настройки, пристройки и прочее». В некоторых странах есть такой опыт – балконы и лоджии не являются собственностью владельца квартиры, а передаются ему в «эксклюзивное пользование». Ну и вид, в результате, совсем другой.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.