Наука и образование нуждаются в кардинальных реформах Разное

Иллюстрация: «Газета.uz»

Профессор Туринского политехнического университета в Ташкенте, председатель Общества физики Узбекистана доктор физико-математических наук Даврон Матрасулов предлагает меры по повышению конкурентоспособности системы науки и образования в республике.

Одним из основных показателей уровня развития государства служит конкурентоспособность ее системы образования, науки, трансфера технологий. Это фактор, обеспечивающий инновационный характер экономики, поэтому в развитых странах придают огромное значение непрерывному развитию данной сферы.

Решение этой задачи требует не только постоянных инвестиций в науку и образование, но и правильной организации их структуры, которая должна быть гибкой по отношению к новым задачам и требованиям времени.

Система образования и науки должна уметь приспосабливаться к новым вызовам в экономике и обществе.

Насколько конкурентоспособны наука и образование Узбекистана

Анализ показывает, что состояние науки, технологий и образования в Узбекистане характеризуется отсутствием конкурентоспособности по сравнению не только с развитыми, но и многими развивающимися странами. При этом данный показатель имеет тенденцию к снижению и даже деградации.

Диаграмма 1. Количество публикаций ученых-физиков Узбекистана, Ирана и Турции в международных научных журналах Physical Review, Physical Review Letters и Review of Modern Physics в 1997—2016 годах.

Если в конце 90-х годов прошлого века Узбекистан имел примерно одинаковое с Ираном и Турцией количество публикаций в журналах Physical Review и Physical Review Letters, то на сегодняшний день мы отстаем от них на несколько порядков. Примерно такую же картину можно наблюдать при анализе публикаций в журналах издательской системы Elsevier, публикующей около половины всех научных журналов мира (диаграмма 2).

Диаграмма 2. Количество публикаций ученых-физиков Узбекистана, Ирана и Турции в журналах издательского дома Elsevier в 1997—2016 годах.

Диаграмма 3. Количество публикаций ученых-физиков Узбекистана, Казахстана, Ирана, Монголии и Пакистана в Physical Review в 2007—2017 годах.

Причиной такого состояния является, с одной стороны, неспособность ключевых представителей академического сообщества (академики, доктора и кандидаты наук) адаптироваться к новой реальности, возникшей после распада Советского Союза и обретения Узбекистаном независимости. С другой стороны, это неправильный подход со стороны государства к развитию науки, технологий и к академическому сообществу.

Подход к науке и технологиям основывался на принципах коммерческой окупаемости науки и технологий, а также востребованности научных разработок экономикой страны. Обычно подобные принципы имеет смысл использовать по отношению к науке, достигшей высокого уровня конкурентоспособности, и в условиях развитых экономик.

Вот характерные черты научных групп, руководителей лабораторий, кафедр и институтов в Узбекистане: высокий средний возраст (выше 60 лет), практически полное отсутствие сотрудников от 30 до 55 лет, низкое качество защищаемых и докторских диссертаций, практически нулевой уровень публикуемости в международных реферируемых журналах, обусловливающий непризнаваемость и невоспринимаемость научных результатов, а также отсутствие международного сотрудничества по совместным исследованиям и организациям мероприятий. Научные подразделения Академии наук и вузов Узбекистана являются «центрами отталкивания», тогда как они должны быть центрами притяжения для талантливой молодежи и молодых ученых.

Общепринятые требования к показателям ученых, научных групп, а также институтов таковы:

  • уровень их производительности, включающий в себя публикации научных результатов в реферируемых научных журналах (peer-reviewed journals);
  • цитируемость публикаций, которую определяет так называемый индекс Хирша (h-индекс);
  • подготовка кадров (магистрантов, кандидатов и докторов наук);
  • участие в международных конференциях, симпозиумах в качестве приглашенных лекторов, организация подобных мероприятий;
  • создание научных школ с международным признанием (для выдающихся ученых).

Очевидно, что развитие и рост конкурентоспособности отечественной науки, технологий и образования невозможно обеспечить без соответствия ключевых представителей академического сообщества (докторов наук, заведующих кафедр, директоров институтов, ректоров) критериям конкурентоспособности, подобным вышеперечисленным.

К сожалению, большая часть кандидатов, докторов наук, директоров институтов и даже академиков не отвечают этим требованиям. Это обстоятельство не дает остановить падение и выйти «в плюс», обеспечив рост науки, технологий и образования.

Используя базы данных Web of Science или ScienceDirect, можно увидеть, что большинство кандидатов и докторов наук в нашей стране имеют h-индекс на уровне нуля. Подавляющее большинство докторов наук не опубликовали ни одной статьи в международных журналах со значительным импакт-фактором за последние 15 лет. Примерно так же обстоят дела в плане защиты диссертаций под руководством таких докторов наук.

Ученый с подобными показателями, занимающий должность заведующего лабораторией, кафедрой или профессора кафедры, должен задаться вопросом: имеет ли он моральное право занимать этот пост, будучи неконкурентоспособным и непроизводительным в научном плане. Преобладание таких ученых в академическом сообществе стало фактором, обусловливающим ее ментальность. Она является причиной деградации науки и образования, которую мы наблюдаем последние 15−20 лет.

Еще более печальную статистику можно обнаружить при анализе посещаемости отечественными учеными международных конференций в качестве приглашенных докладчиков, а также в организации вузами и академическими институтами международных конференций и симпозиумов.

Другой фактор, мешающий развитию конкурентоспособной науки в нашей стране, — слишком сложная и неэффективная система защиты диссертаций и привязанность процессов защиты к высшей аттестационной комиссии.

Высшая аттестационная комиссия существует только в нескольких странах бывшего СССР и представляет собой пережиток прошлой системы, который значительно усложняет эффективность процесса защиты диссертаций, предъявляя к ним множество бюрократических требований, которые никоим образом не содействуют конкурентоспособности защищаемых диссертаций.

Это приводит к тому, что уровень, качество и международное признание диссертаций (в виде публикаций в реферируемых мировых журналах) становится не первым приоритетом — и даже не вторым. Как известно, в развитых странах ученые степени присуждаются отдельными университетами, а главным требованием к диссертационной работе является ее публикация в реферируемых международных журналах.

Система высшего образования Узбекистана примечательна тем, что в вузах качеству преподавания уделяется вовсе не первостепенное внимание — куда больше его расходуется на посещаемость, форму одежды и другие не имеющие отношения к качеству образования критерии.

Преподаватели загружены абсолютно ненужными бумажными работами, что не оставляет им времени думать о научной работе. Более того, программа образования на естественно-научных и технических факультетах включает такое количество ненужных для данных специальностей предметов, что иногда их число превышает число предметов, непосредственно относящихся к специальности.

Например, на физическом, математическом и химическом факультетах Национального университета в программе 4-го курса бакалавриата количество не имеющих отношения к этим специальностям предметов превышает 60%. О какой конкурентоспособности специалистов и вообще системы образования можно говорить в таких обстоятельствах?

Некоторые черты системы науки и образования в развитых странах

Западную систему образования отличает узкий характер преподаваемых предметов, их целенаправленность, а также отсутствие углубленности в программе преподавания для бакалавриата.

Кроме того, в западной системе отсутствует централизованная (утвержденная университетом или министерством) программа предметов. Каждый профессор имеет свою индивидуальную программу по предмету, что значительно облегчает для него задачу изложения материала, позволяя максимально улучшить ее презентабельность.

Наличие кредитной системы снимает вопрос о контроле посещаемости студентов: успеваемость студента оценивается количеством кредитов, которые набрал студент.

Другая особенность — отсутствие бюрократических, отчетных и иных нагрузок у преподавателей, что позволяет им достичь максимальной эффективности преподавания, сконцентрировав внимание на процессе преподавания.

В университетах и научных институтах стран Европы, а также США, Японии, Канады и Южной Кореи заведующими кафедр, научных лабораторий и директорами институтов являются ученые, получившие международное признание, достигшие прорывных научных результатов и ежегодно приглашаемые на международные конференции и симпозиумы. Кроме того, сами эти ученые выступают организаторами различных международных научных конференций. Ежегодно под руководством такого ученого проходит защита от одной до трех докторских, от одной до пяти магистерских диссертаций, он публикует от 5 до 15 научных статей в реферируемых журналах.

Обычно кафедры или научные лаборатории состоят из одного, в редких случаях — из двух профессоров, имеющих h-индекс выше 20, одного-трех ученых постдокторального уровня, а также множества студентов докторантуры и магистратуры. Более 80% сотрудников кафедр и научных лабораторий в рассматриваемых странах составляют ученые не старше 30 лет. Руководители кафедр и институтов обязательно уходят на пенсию по достижении определенного возраста, например, в 63 года в Японии, в 65−68 лет — в Европе.

Заведующими кафедр и научных лабораторий становятся не в результате назначения вышестоящего руководства университетов и институтов, а путем жесткого отбора (конкурса), включающего в себя защиту претендентами на должность стратегии и «дорожной карты» развития. При этом акцент при отборе делается на наибольшую конкурентоспособность претендента по упомянутым выше критериям.

Какие реформы нужны системе науки и образования Узбекистана

Решение описанных выше проблем требует принятия кардинальных и нестандартных (с точки зрения устаревшей элиты академического сообщества), но эффективных мер.

Первоочередными мерами в сфере науки и технологий должны быть:

  1. Полное кадровое обновление руководителей научных подразделений Академии наук и вузов путем замены их теми, у кого высокая производительность по обозначенным выше критериям, а также совершенно отличный (от нынешних элит академического сообщества) тип и уровень мышления. Это обновление должно привести к оздоровлению ментальности академического сообщества.
  2. Определение приоритетных направлений для научных исследований и создание национальных лабораторий или центров по этим направлениям. Наиболее важными направлениями должны быть те, что востребованы (не только в нашей стране) и обеспечивают конкурентоспособность науки. Первыми должны быть созданы центр по передовым функциональным материалам, центр оптоэлектроники и передовых информационно-коммуникационных технологий, а также центр по изучению сложных систем.
  3. Создание ведомства, которое будет напрямую обеспечивать трансфер научных разработок и технологий в производство, обеспечивая тем самым востребованность научных разработок экономикой страны. Сегодня значительное количество ученых все еще занимаются давно потерявшими актуальность и востребованность проблемами. Нужно налаживать реальный механизм трансфера технологий в экономику вместо имитации данного процесса.

Эти меры должны составить основу «дорожной карты» развития конкурентоспособной науки и технологий в Узбекистане, которая будет содержать детальное описание первоочередных мер для развития науки и технологий, механизма их трансфера в индустрию, вопросы финансирования, международного сотрудничества, а также меры по интеграции науки и образования. Такая «дорожная карта» должна давать обоснование и описание шагов развития науки в краткой и среднесрочной перспективе.

Ключевым является решение проблемы кадрового дефицита, качества и научного менталитета кадров. Конечно, существующих кадровых ресурсов Академии наук и вузов далеко не достаточно для подобного обновления: в лучшем случае только 20% этого обновления можно обеспечить за их счет. Решить кадровые задачи можно было бы благодаря привлечению ученых из Узбекистана, работающих в университетах Европы, США, Кореи и Японии, которые составят 15−20% требуемого кадрового обновления. Еще 15−20% могут составить ученые из развитых стран, особенно те, кто только что вышел на пенсию. Например, в Южной Корее и Японии, где пенсионный возраст равен 63 годам, выходя на пенсию, профессора все еще обладают высокой производительностью и эффективностью.

Подобная мера может быть осуществлена при содействии международных организаций (к примеру, JICA и KOICA), а также путем индивидуальных контактов отечественных ученых с зарубежными коллегами.

Опыт Лаборатории передовых исследований (группа молодых ученых, работавших до 2010 года в Академии наук и перешедшая затем в Туринский политехнический университет в Ташкенте) по приглашению видного ученого-физика из Японии, после того как он вышел на пенсию в 2008 году, доказывает эффективность подобного подхода. Он и по сей день работает в Узбекистане, успешно сотрудничая с молодыми учеными — магистрантами и докторантами — и публикуя совместные статьи в ведущих мировых научных журналах.

Другим способом решения кадровой проблемы является налаживание обменных программ между отечественными ведомствами, ответственными за науку и образование, и их зарубежными аналогами из развитых стран. В рамках таких программ можно эффективно наладить целевую подготовку магистров и PhD по приоритетным направлениям.

Это будет способствовать решению еще одной проблемы, связанной с дефицитом конкурентоспособных научных кадров. Многие ученые жалуются на нехватку или отсутствие современного научного оборудования и научно-технической базы. Но ведь сейчас в вузах и в Академии наук практически нет научных кадров, умеющих работать с таким оборудованием. Даже если произойдет полное оснащение научных лабораторий современным оборудованием, это не окажет существенного влияния на уровень продуктивности отечественной науки. Это обстоятельство является причиной неудачи таких проектов, как Международный институт солнечной энергетики и Центр высоких технологий, где на оснащение современным научным оборудованием потрачены большие средства. Несмотря на это, данные учреждения не производят конкурентоспособных научных результатов в виде научных публикаций в реферируемых журналах с высоким импакт-фактором.

Реформа системы высшего образования должна обеспечить:

  1. Полное избавление профессорско-преподавательского состава от отчетных и прочих бюрократических нагрузок, позволить им полностью сосредоточиться на процессе обучения.
  2. Уменьшение количества не относящихся к специальности предметов. На сегодняшний день, к сожалению, почти во всех вузах количество подобных предметов превышает количество основных.
  3. Назначение заведующих кафедрами на основе конкурса, состоящего из трехэтапного отбора (анализ резюме, собеседование и защита «дорожной карты»), с открытой презентацией на последнем этапе. При этом следует отдавать предпочтение тем кандидатам, которые имеют опыт работы и учебы в развитых странах, а также владеют английским языком и имеют научные публикации в реферируемых журналах.
  4. Определение возрастной границы для профессорско-преподавательского состава на уровне 63 или 65 лет.
  5. Введение для студентов системы экзаменационных кредитов по предметам по аналогии с западными университетами.

В структуре населения западных стран численность людей пожилого возраста преобладает над численностью молодежи, имеет место неуклонный рост данной разности. Этим обусловлено уменьшение числа студентов-коренных жителей и увеличение числа иностранных студентов, что может вызвать существенную замену кадров из коренного населения иностранцами.

В Узбекистане, как и других странах Центральной Азии, в этом плане совершенно противоположная картина: молодежь значительно преобладает над пожилой частью населения. Это свидетельствует об огромном потенциале для подготовки отечественных кадров. Однако нельзя говорить о его реализации без кардинальной реформы системы образования и науки путем принятия вышеизложенных мер.

Источник.

Комментарии не по существу темы будут удаляться. ЕС.

13 комментариев

  • Куврук:

    «Комментарии не по существу темы будут удаляться. ЕС».
    Кто выступит экспертом по выявлению «существа темы»? Но, несмотря на странное предупреждение, заставляющее задуматься всякого желающего комментировать «статусную» статью, все же скажу.
    Наука — это отрасль человеческой активности. Она проистекает не на Луне и не в лабораторной пробирке. Она не определяется индексами цитируемости или количеством публикаций в иностранных научных журналах. Она целиком зависит от состояния общества и его потребности в научных исследованиях и технологиях. Чтобы кивать в сторону университетов Европы, США, Южной Кореи и Японии (а вот у них…), надо иметь соотнесенную степень развития общества и экономики, как в указанных странах. Тогда сранения уместны. Иначе ссылки и кивки повисают в воздухе. Для сравнения — в 2016 г. валовый национальный продукт на душу населения: США ($57466), Япония ($ 38894), Южная Корея ($27538), Узбекистан ($2110). И если молодой талантливый исследователь в Ташкенте сделает открытие в области физики, то где он окажется? Правильно, его позовут в США, Южную Корею или Японию. И что он сделает? Правильно, с радостью примет приглашение. И ничто не остановит бегства мозгов, пока не будут созданы экономически привлекательные условия, и когда страна в своем развитии не сможет обойтись без науки (пока с успехом обходится). Ну, если конечно, не посадить молодого исследователя на цепь или не лишить его заграничного паспорта. Призывы к омоложению, к кадровым перестановкам, к «трансферам технологий» и пр. меры, не раз уже провозглашавшиеся (часто в форме божественного озарения), — есть камлания, взывания к небу о благодатном дожде, они не меняют действительности по существу. Да поймет меня ученый автор заметки.

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Вопрос актуальный. И написан от души. Проблем. естественно, намного больше. Самые, быстрорешаемые проблемы — это публикации научных результатов в реферируемых научных журналах (peer-reviewed journals) и цитируемость публикаций, которую определяет так называемый индекс Хирша (h-индекс). Это вообще плёвое дело. Перед Вами, наглядный пример. Это сайт Скляревского «Муташкент», где я сейчас комментирую статью Даврона Матрасулова. Что Скляревский сделал. Купил доменное имя, поставил программу и больше ничего не делает. Лежит себе каждый день на печи, ноги в потолок. А к нему день за днём публикации как из рога изобилия сыплются. Сайт во всех странах знают и читают. По большей части он популяризирует науку, но встречаются прекрасные, сильные в научном плане, статьи. Кто Вам мешает самим сделать такой электронный научный журнал? Дел-то куча, приобрести доменное имя, закачать программу научных публикаций (сциенсе), зарегистрировать сайт в статусе СМИ, подключитесь через ГУГЛ, сбрасывайте все материалы в базы данных научных библиотек по всему миру и всё. Да ещё — организуйте реферирование публикаций. Наши учёные с этим прекрасно справятся. Теперь об индексе Хирша. Начните с самих себя. Дело в том, что антиплагиат не пропускает публикации с заимствованным текстом, даже если он из Вашей предыдущей публикации. Поэтому на Западе давно догадались давать ссылки на себя родимого. Откроешь такую статью и видишь в ней штук двадцать ссылок на самого себя. ВУЗовские профессора ещё лучше придумали. Они делят журнал на две части. Один для корифеев, второй для молодых учёных. Ну а дальше, сами понимаете, что если выпускник не сослался на работу профессора, то зачёт не получит. Ну и наконец, любимый способ друг на друга ссылаться. Я на тебя, ты на меня. Проще говоря — «Рука — руку моет». Вот так на практике работает Индекс Хирша. Раньше академиков избирали за то, что Гагарина первым в космос запустили, а теперь за то что фиговыми листками из индексов Хирша нынешние учёные мужи свои детородные органы обклеивают.

    В заключение скажу Вам, что то, что я Вам здесь написал о публикациях и индексе Хирша всё так на самом деле и есть. У меня есть свой собственный журнал я в нём прекрасно и без проблем публикуюсь и каждый день смотрю сколько человек и в каких странах меня читают и цитируют. Самое интересное то, что в Узбекистан мои публикации не попадают. И этим я особо доволен, поскольку с гордостью пишу, что Новая Зеландия моими трудами по экономике Узбекистана интересуется намного больше, чем сам Узбекистан. Новая Зеландия, конечно, экзотика, но США, Китай и европейские страны — самые большие «потребители» научной информации. Журнал публикует статьи на русском языке с подробной аннотацией на английском. Этого для зарубежных читателей достаточно. При необходимости русский текст переводят сами. В ГУГЛе переводчик есть. Вот и все проблемы с публикациями. Займётесь вплотную, по ходу дела сами начнёте решать возникающие проблемы. Они там периодически вылазят. В основном, по содержанию работ. Морока, конечно. (Нема у бабы хлопотив — купила порося). Но у Вас то общеинститутский журнал будет. Там специальные люди будут этим заниматься. Сообразят, что да как. Если, что не знаете, спрашивайте у Скляревского. Он Вам всё объяснит. У него журнал уже лет десять. Только у него платформа другая — для популяризации знаний.

      [Цитировать]

  • ANV:

    Статья хорошая — все болячки отмечены. НО! мне почему-то вспоминается поговорка — «поздно пить «боржоми» когда печень отвалилась». От многих институтов АН остались «коллективы» (если это можно так назвать) в 4-8 сотрудников. В таких областях как биохимия и биофизика многие давно разъехались даже в такие экзотичные страны для нас от Японии и до Бразилии(это которых лично знаю), про США умолчу.
    Похоже придётся опять с нуля Университет основывать как в 20-м году — вот только найдётся-ли Ленинский десант?

      [Цитировать]

  • J_Silver:

    Предлагаемые реформы — смесь наивности и прямого вредительства!
    Все окончательно добить много легче, чем что-то создать или восстановить!
    Стране наука без особой надобности — где наукоемкое производство? Нет его вообще — стало быть нет и науки…
    Ерунда, что в институтах на кафедрах старье бродит — много хуже, что нет и не предвидится никакой лабораторной базы! Кое-где, если не везде нет нормального доступа в Интернет, а местами вообще никакого доступа нет! Библиотеки пустые — некошерную литературу выкинули на свалку истории, а новой нет!
    Главное в институте — чтоб студент в галстуке ходил, а преподаватель бумажки заполнял да дежурил: вечером в общежитие, днем просто в коридоре, а ночью составлял компанию сторожу в отопительный сезон!
    А чтоб что-то публиковать надо придумать что-то достойное этого! А придумаешь — денег нет опубликоваться в достойном месте…

      [Цитировать]

  • ANV:

    «Библиотеки пустые — некошерную литературу выкинули на свалку истории, а новой нет!»
    Вот с этим соглашусь глядя что сотворили со многими библиотеками все эти годы — начиная от музея природы,затем ТашГУ и заканчивая библиотеками некоторых институтов АН.

    «Стране наука без особой надобности — где наукоемкое производство?» — «где деньги Зин?» )))

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    То что «вредительство в науке» это точно. Помните как в начале 90-х приехали иностранные эксперты и велели «бюджетные трансферты» сократить. То бишь, деньги на науку, здравоохранение, культуру и т.п. ? Сократили. И тут же в Узбекистан нагрянули доброжелатели, готовые «поддержать» науку. Долларов за 100-200, иногда чуть побольше предлагали выполнить работу по «грантам». Кому попало не давали. «доили» маститых. Садился всего один человек и через полгода-год выдавал всё что было выполнено в его институте за последние четверть века. С потрохами всё выдавал. Ну а после того, как выдал, он становился не интересен и ему больше ничего не давали. Время прошло. Доброхоты обсосали весь Узбекистан. И вот тогда изобрели индекс Хирша. Теперь узбекскому учёному, получившему прекрасный результат, предлагают послать его в «научный реферируемый журнал», где оценят его работу количеством ссылок (Индекс Хирша). Вот учёный и старается. На хрен ему предприятие, Минэкономики, правительство и т.п., где ему за его идею даже спасибо не скажут. Гораздо лучше послать за рубеж и оттуда ему в благодарность за его многолетнюю работу индекс Хирша пошлют. Дураком нужно быть, чтобы не понять, что узбекского учёного просто надувают. Он им готовую работу, а они ему индекс. Да ещё и трезвонят везде, что науки тем больше, чем больше у него индексов. Сосем уж за лоха считают. Раньше хоть сколько-то долларов платили, а теперь не они, а узбек ему платит, за перевод статьи на английский, её редактуру и корректуру, за рецензирование, реферирование и т.д. Ну а взамен — индекс присылают. А теперь, господа узбеки Вы хоть немного подумайте сколько времени Вы исследование Вы творили. Сколько уборщицы денег получали, чтобы Вы в чистоте сидели. Сколько государство за свет, тепло и кондиционер платило и т.д. а Вы взяли и чужому дяде за красивые глазки, свой ночами выстраданный труд, за бесплатно подарили. Чужой дядя руки себе потирает, да ещё Вам разгромное письмо пишет о том, что Вы набитый дурак и Ваш труд никуда не годится. Сидите Вы и опять корячитесь, работу свою на изнанку выворачиваете, чтобы дядя всё понял. Недосуг Вам подумать о том, что Вы интеллектуальный капитал Узбекистана разбазариваете. Недосуг Вам подумать о том, что всё лучшее, из того что Вы сделали Вы очередному мошеннику отдали. И не на благо узбекского народа это пойдёт, а уж тем более, не на Ваше благо. Кто мешает дядям, притормозить Вашу публикацию и выдать её за свою? Вы работаете, а они там жируют. Через некоторое время, они упакуют Ваше достижение в прекрасную упаковку и, непременно, Вам же привезут. Предложат купить. И будете покупать. Никуда не денетесь. Вам Вак не позволит. Это он требует от Вас зарубежных публикаций и индексов Хирша. Не пошлёте заокеанскому дяде результаты своего десятилетнего труда, не получите звание доктора наук. Так что, наш ВАК только числится государственным, на самом деле он работает на заокеанского дядю. Это он заставляет всех узбекских учёных отправлять свои результаты исследований чужому дяденьке. Но кроме чужого, заокеанского, есть ещё и свои плагиаторы. Они в Министерствах и ведомствах сидят. У них главное не мозги, а кресло. Поэтому за кресло они держатся так, что фомкой не отковыряешь. У них там соревнование, кто-кому раньше идею занесёт. Так что идёт узбек, в какой-нибудь орган и предлагает внедрить, что-то. Ему кивают головой, читают, копируют и отдают Вам оригинал. Говорят, что не годится там всё. А сам тут же бежит к вышестоящему обладателю высокопоставленного стула с предложением, тот ещё выше и т.д. по цепочке, пока до Президента Республики Узбекистан многоуважаемого Шавката Миромоновича Мирзиёева не дойдёт. При этом Вас изначально уже не вспомнят. Почувствуйте разницу — заокеанский вор, взамен, индекс Хирша присылает, а свой — на Вас вообще положил. Так что дерзайте мои хорошие. Продолжайте посылать Ваши труды заокеанским мошенникам и своим уважаемым, руководящим людям, тоже.

      [Цитировать]

  • Мих. Мачула:

    Ну выход из этой ситуации всегда есть. Если то, что наработал местный ученый действительно вещь стоящая и представляет собой нечто новое в его области, то нихило было бы перед тем, как посылать статью об этой работе в зарубежный журнал провести работу через патентную лабораторию института, получить отзыв о говизне, затем оформить свидетельство об изобретении с фразой «… отличается тем, что…», отослать в Институт патентной информации, получить свидетельство на изобретение (согласен, пройдет не один месяц) и только потом трезвонить на весь мир — вот, мол, я (мы) выдумали.
    Да, и от своих до поры до времени старайтесь скрыть. Как-то так.

      [Цитировать]

    • J_Silver:

      Про наш институт патентной информации — смешно! Прям живот надорвешь от смеха, зная уровень их работы!

        [Цитировать]

      • Мих. Мачула:

        J_Silver:
        Про наш институт патентной информации — смешно! Прям живот надорвешь от смеха, зная уровень их работы!

        Естественно я написал о московском ВНИИПИ, кухню знаю изнутри — у меня там жена работала редактором в 80-90 годах. Как там у вас, не в курсе. Но это ваши проблемы. Вам с ними жить. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.
        Отвечу заодно и Шамилю.
        Я ни слова не написал о патентах. Это другая история. Я упомянул лишь авторское свидетельство.

          [Цитировать]

  • шамиль:

    М. Мочула — к патенту приклеится директор института , который баран-бараном в науке ,и подобные ему , и придумавший новое — останется за бортом !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!знаю ,видел такое ……….

      [Цитировать]

  • Р.:

    Даврон, разве «phys.rev.» критерий истины? То, что это не так Вы хорошо знаете по опыту.

      [Цитировать]

  • Доктор Водкин фон Портвейнов:

    Очередной бред (или троллинг, что вероятнее, от Ивонина) и его начинают обсуждать.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.