Мексика, мы с тобой, желаем стойкости! Tашкентцы Разное

Алина Дадаева:

Утром 19 сентября 1985 года в Мексике случилось восьмибалльное землетрясение, уничтожившее сотни домов и тысячи их обитателей.

Утром 19 сентября 2017 года я еще ни черта не знала о землетрясениях. Нет, в Джизаке нас потряхивало часто. Иногда – под Новый год. Иногда – ночью. Тогда я соскакивала с кровати и неслась к елочке – придерживать, дабы, не дай Дед Мороз, не упала. Мне было ужасно весело: мир так приятно вибрировал в руках и так красиво колыхался в праздничном отражении стеклянных шаров.

(Фото из интернета)
Мне было весело и 19 сентября 2016, на двадцать втором этаже Всемирного торгового центра, где располагалась моя тогдашняя работа. Когда зазвучала «традиционная» учебная сирена (в этот день, с горько-памятного 1985-го, во все зданиях Мексики проводится учебная эвакуация) я преспокойно осталась в офисе и посмеивалась над суетящимися внизу аборигенами с высоты птичьего полета.

Мне было весело вчера, когда в одиннадцать часов утра, по установленному учебному сигналу, нас выставили из здания университета. Еще бы: идет важная конференция, гости из Москвы, вокруг умные и уважаемые тетушки, а бегут, бегут, бегут…

А ровно два часа спустя, ровно тридцать два года спустя со дня землетрясения 85-го, мы снова побежали – по-настоящему. И было уже не так весело. А потом – совсем не весело. А потом – страшно. А потом – больно. Не физически (все обошлось) – морально. За несчастных, которые остались под обломками.

За людей, которые остались без крова.

За школьников, которые погибли под собственными партами.

За матерей и отцов, многие из которых до сих пор не нашли своих детей, ни среди живых, ни среди мертвых.

За тех, кто тридцать два года назад уже пережил этот ужас и теперь переживает его снова.

Остановилось метро. Перестали работать светофоры. В отдельных районах началось мародерство. Пропала мобильная связь. Все рванулись искать своих близких – и город остановился: гигантская пробка окончательно перекрыла ему горло.

Но люди справились. Я никогда не видела такого невероятного – такого самозабвенного и горестного – народного единения. И отчаянно хочу надеяться, что не приведется увидеть его снова.

Уже вечером сотни мужчин (да и женщин!) на свой страх и риск отправились к разрушенным зданиям – помогать спасателям извлекать из-под обломков выживших.

Директор компании, где работает мой муж, видный бизнесмен, аргентинец (даже не мексиканец!), который с детских лет передвигается по городам и весям исключительно в сопровождении телохранителей, бросил своих качков, пересел на мотоцикл и принялся развозить еду и медикаменты пострадавшим. Распустив перед этим всех своих сотрудников с условием, что и они чем-нибудь, да помогут.

В пять часов утра люди уже обрывали фб-страницы административных пунктов. Нашарив сквозь сон телефон, первое, что я прочла, открыв глаза: «Умоляю, скажите, куда приехать. Там дети под завалами погибают, а я сижу, ничего не делая»…

В девять утра в супермаркете, 99% покупателей затаривались продуктами и лекарствами для нуждающихся. Относили в пункты приема гуманитарной помощи свои одеяла, пледы, подушки, одежду. Когда мы подъехали к Красному Кресту, там уже работало порядка тысячи человек. У нас не приняли медикаменты – попросили отвезти в другой район: пожертвований оказалось больше, чем требовалось, грузовики ломились от бинтов, ваты, шприцов… За день мы объехали три точки – все были переполнены добровольцами. По радио то и дело просили остаться дома и поберечь силы для помощи в следующие дни: город прогибается. На сей раз под добротой, сочувствием и милосердием его жителей.

В каждом объявлении: в интернет-новостях, по радио, по телевидению, в соц-сетях – просят помочь пострадавшим животным. В каждом районе заработал бесплатный вет-пункт. Ветеринары, а они в Мексике далеко не бессребренники, бросились даром лечить всех раненых четвероногих. Что уж говорить о врачах, психологах, инженерах, даже некоторых таксистах (а общественный транспорт с первых минут трагедии стал бесплатным).

Клише: то, что не убивает (в прямом на сей раз смысле) делает нас сильнее. Землетрясение – тяжелый урок. Но не ужаса. Взаимопомощи. Эмпатии. Человечности.

P.S. Спасибо, друзья, за вашу поддержку. Знать, что кто-то, помимо твоей семьи, за тебя волнуется на другом конце земного шара – дорогого стоит. Придает устойчивости.

P.P.S. Давным-давно, в мои нежные восемнадцать, когда слово «землетрясение» ассоциировалось только с романтизированными рассказами о ташкентском землетрясении и монументе «Мужество», сложились слова этой песенки, на которую бард Рашид Ахмедов написал музыку. Теперь, несмотря на полную литературную беспомощность, она вдруг стала для меня настоящей.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.