Камеру убери, я сказал Разное

Фотопаранойя сильно вредит имиджу Узбекистана. От нее страдают как журналисты и фотографы, так и обычные жители, а также многочисленные туристы. Колумнист «Газеты.uz» Никита Макаренко объясняет, почему боязнь людей с фотоаппаратом должна быть уничтожена.

Узбекистан — очень дружелюбная страна. До тех пор, пока вы не взяли в руки фотоаппарат или видеокамеру. Это черта, за которой ваша жизнь может полностью измениться. Радостные минуты творчества могут легко превратиться в томительные часы разбирательств в РУВД.

Фотопаранойя мягко обволокла нашу страну и проникла в головы тысяч сотрудников правоохранительных органов, посбонов, охранников, сторожей, вахтеров и прочих адептов ее культа. В их глазах любой фотограф как минимум предатель родины, иностранный шпион, клеветник и пособник мирового терроризма.

У фотопаранойи нет никакого юридического обоснования. Но это не мешает ей существовать. Сегодня мы подробно разберем этот феномен.

Спойлер: снимать можно все и везде, кроме объектов из особого списка. Никто не имеет права запретить вам снимать остальное.

Бей своих

Узбекские любители фотографии сталкиваются с проблемой ежедневно: правоохранительные органы на улицах Ташкента и других городов запрещают фотографировать и снимать без каких-либо внятных объяснений.

Автор статьи провел в прениях с представителями власти многие часы своей жизни. Последний эпизод: куплено официальное разрешение на съемку у директора комплекса «Регистан» в Самарканде. Снимаем. Исключительно в сторону памятников. Подходят двое, рядовой и сержант: «Прекратите съемку. Вы переступили ногой за бордюр, а это территория хокимията, вам нужно его разрешение».

В качестве бонуса за потраченное время я однажды обогатился уникальным советом, как снимать только шедевры. Он был строго продиктован мне бывшим начальником Мирзо-Улугбекского РУВД Ташкента: «Хорошее видишь — снимай! Плохое — не снимай!»

Мы попросили местных фотографов и операторов поделиться своим печальным опытом в Facebook. Перескажу лишь некоторые из десятков историй. В роли запретителей тут фигурируют как правоохранительные органы, так и другие представители власти.

  • «Фотографировал установку памятника Пушкину, заставили удалить фото».
  • «Запретили фотографировать Дворец форумов».
  • «Фотографировали Костел. Остановился автомобиль с милиционерами, пытались увезти в участок».
  • «Запретили снимать природу из окон электрички по дороге в Ходжикент».
  • «Запретили заходить на Мирабадский рынок с фотоаппаратом».
  • «Запретили фотографировать у театра Навои».
  • «Сфотографировал милиционеров, нарушивших ПДД. Был осужден, заплатил штраф за неподчинение».

«Даже за пределами Узбекистана теперь не могу расслабиться и нормально фотографировать», — пишет в Facebook один из фотографов.

Чтобы чужие боялись

От паранойи страдают не только местные жители. Не меньшую боль испытывают и иностранные туристы. Большинство путеводителей полно предостережениями вроде «Будьте осторожны, доставая камеру в Узбекистане!»

Блогеры Lost With Purpose, посетившие Узбекистан в июле 2017 года, пишут: «Никогда-никогда не снимайте что-нибудь военное, электростанции или транспортную инфраструктуру. Большой шанс того, что вы попадете в беду, и они будут думать, что вы шпион».

Паранойя живет не только на улицах, она поднимается в воздух и спускается под землю. Блогер Бен Шлаппиг, пишущий обзоры на авиакомпании, написал в августе, что «Узбекистон хаво йуллари» стала первым и единственным в его практике перевозчиком, запретившим ему фотографировать на борту.

Про ташкентское метро вы и так знаете. Но посмотрите в рейтинг TripAdvisor (самое популярное приложение для путешественников). Туристы считают столичное метро самой популярной достопримечательностью в городе! Только они лишены возможности фотографировать легально этот памятник архитектуры. Нелегально и так все снимают — полный Google картинок. Что можно скрывать в общественном месте, которое посещают 200 тысяч человек в день?

Или право имею?

Потрачено немало времени в поисках ответа на вопрос: имеют ли право сотрудники правоохранительных органов запрещать съемку на улице? Получить четкий ответ, основанный на законодательстве, не удалось.

МВД Узбекистана на запрос «Газеты.uz» ответило весьма туманно: «Сотрудники правоохранительных органов вправе не допускать фото- и видеосъемку при несении служебной деятельности по охране общественного порядка в порядке, установленном законодательством».

Отметим, что закон «Об органах внутренних дел» не содержит подобных порядков. Не удалось найти никаких других «установленных законодательством порядков».

В нашем распоряжении есть другой письменный ответ — из ГУВД Ташкента, полученный на аналогичный вопрос одним из наших коллег. В нем говорится: «Для проведения фото-, видеосъемки в личных целях для семейного просмотра никаких ограничений не существует».

Более конкретный ответ корреспондент «Газеты.uz» смог получить у заместителя начальника ГУВД Ташкента Дониёра Ташходжаева: «Есть особые охраняемые объекты. В таких местах имеются таблички, что фотографирование и ведение видеосъемки запрещено. Если эти знаки есть, и сотрудник заметил фотографирование, то он имеет право потребовать удалить фото. Но если объект является общественным местом, любой гражданин и иностранец вправе снимать».

Нам хотелось бы опубликовать список стратегических объектов, утвержденный Кабинетом Министров, чтобы читатели знали, куда не стоит направлять камеры, но сделать этого нельзя, так как список секретный.

А судьи кто?

Еще один вопрос, который интересует наших читателей: можно ли снимать сотрудников правоохранительных органов во время исполнения ими своих обязанностей? Зачастую это необходимо для того, чтобы защитить свои права. Как выяснилось, ни в одном законодательном акте этот запрет не установлен.

Следовательно, снимать можно, но с оговорками.

МВД, отвечая на вопрос, вновь сослалось на некий «порядок»: «Снимать можно, но если фотограф раскроет тайны следствия либо помешает проведению следствия, то он может понести ответственность в установленном порядке». Каков этот порядок — неизвестно.

Но очевидно, что деятельность инспекторов ГУБДД или сотрудников патрульно-постовой службы (а к ним чаще всего возникают претензии) не является «следствием».

Замначальника столичного ГУВД Дониёр Ташходжаев ответил нашему корреспонденту, что «снимать [сотрудника] можно, с предупреждением, и если у гражданина есть какие-то вопросы к нему. Но если снимать в „иных целях“ — то это неправильно».

Ранее в журнале «Экономическое обозрение» (№12, 2013 год) представители ГУБДД МВД дали четкий ответ на этот вопрос: «Законодательством Республики Узбекистан не установлен запрет на фото- и видеосъемку сотрудников внутренних дел, в то же время инспектор вправе требовать прекратить съемку, если он несет службу в непосредственной близости с объектами, имеющими стратегическую важность для Республики Узбекистан, при этом инспектор должен разъяснить причину и основания запрета на съемку».

Больше фото, хороших и разных

Складывая вместе имеющуюся информацию, можно сделать вывод:

Во всех общественных местах снимать разрешено, и никто не вправе запретить вам этого делать. Но есть исключение: список стратегических объектов. Их снимать нельзя. Сотрудников правоохранительных органов снимать можно, если только они не ведут следствие.

Так что снимайте в общественных местах и отстаивайте свои права в случае запрета. Попросите сослаться на законодательный акт, запрещающий съемку. Подсказка: его нет.

Тем не менее, очевидно, что нет закона, который регламентировал бы взаимоотношения фотографов, операторов и представителей власти. Было бы неплохо заполнить этот «вакуум» в законодательстве. Причем обязательно в сторону либерализации — нужно защитить права фотографов и видеооператоров. Чтобы законодательный акт можно было продемонстрировать, защищая свои права.

А пока мы призываем руководство МВД донести до рядовых сотрудников, что без законной причины фотографов трогать не нужно.

Именно камеры помогают делать страну прозрачной и открытой. Те, кто против камер, как правило, хотят что-то скрыть. Только вот в XXI веке скрыть практически ничего невозможно. Наберите в Google название любого ташкентского объекта — и найдете там сотни картинок. Несмотря на все запреты.

Фильм, фильм, фильм

Еще один законодательный вакуум, являющийся следствием фотопаранойи, мешает нормальной работе иностранных съемочных групп в нашей стране. Мы хотим привлекать туристов, хотим, чтобы про нашу страну знали, — но не хотим пускать иностранцев с камерами. А вдруг они снимут «плохое»?

Авторитетные продюсеры считают, что это заблуждение.

Станислав Соловкин, генеральный директор кинокомпании Soar Productions, руководитель Кыргызcко-Российского независимого комитета по кино и телевидению, продюсер, принимавший участие в создании программ-призеров Emmy и ТЭФИ.

«Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан могут предоставить ведущим мировым производителям телевизионного контента и кинофильмов потрясающие возможности для создания принципиально нового продукта. Страны уникальны, в том числе и потому, что на менее чем 1% объектов в этих странах когда-либо проводились съемки», — сказал «Газете.uz» Станислав Соловкин.

«Вопреки устоявшемуся мнению, ТВ и кино не только разрушают репутации целых стран и регионов. Они обладают уникальной способностью строить новые репутации и восстанавливать несправедливо испорченные старые. Кроме того, нет более эффективного инструмента для развития международного туризма», — считает Станислав. Он также привел несколько цифр:

  • После выхода на экраны фильма «Властелин колец» ежегодная выручка туристической индустрии в Новой Зеландии выросла в два раза и составила 6 млрд долларов.
  • После показа кинофильма «Храброе сердце» количество посетителей Монумента Уолесса, где снималась картина, выросло на 300%.
  • Замок Хайклер, упоминаемый в сериале «Аббатство Даунтон», ежедневно посещают 1500 туристов.

Почему Тарантино еще не здесь

Сегодня иностранные теле- и кинокомпании, желающие снимать в Узбекистане, сталкиваются с массой преград. Прежде всего — фантастической бюрократией. Как подтвердили письменно в «Узбеккино», единственный документ, который регламентирует пребывание заграничных «киношников» в Узбекистане, — это постановление Кабинета Министров от 2012 года «О порядке осуществления иностранными кинокомпаниями съемок художественных фильмов».

Этот документ — порождение нашей любимой фотопаранойи. Само его название говорит о пробеле в законодательстве. В нем идет речь только о художественных фильмах, но под действие документа сейчас попадают все съемочные группы: и желающие снимать документальное кино, и телесюжеты.

Сам документ настолько бюрократичен (утверждение сценариев, постоянный контроль), что большинство компаний просто плюют и разворачиваются. Некоторые все-таки снимают, но тайком, пребывая в стране как туристы.

Эта ситуация совершенно недопустима, если мы хотим привлекать международный кинобизнес. Необходимо разработать четкий, простой и понятный документ, регламентирующий работу иностранных компаний в стране.

  1. Онлайн-заявка на получение разрешения для съемок с указанием всех локаций.
  2. Получение разрешения в течение 10−15 дней.
  3. Получение бизнес-виз для съемочной группы на основании разрешения.
  4. Беспошлинный временный ввоз съемочного оборудования.

«В идеале должно быть одно общее разрешение — на съемки в стране. Его должна выдавать служба „одного окна“, причем там должны работать не чиновники, а люди кино. Все общественные места должны быть бесплатными для съемок. Государство должно быть заинтересовано в собственной рекламе, поэтому не должно брать за разрешения и съемки денег», — рекомендует Станислав Соловкин, опираясь на опыт других стран.

Под назойливое щелканье затворов

Фотопаранойя должна быть уничтожена, как зловредная опухоль. Имидж страны стремительно меняется, и нужно избавляться от этого наследия былых времен.

Никто не сделает лучшую рекламу стране, чем свободный человек с камерой. Государственный комитет по развитию туризма может выпустить сколько угодно рекламных роликов про горные долины и вкусный плов, но люди все равно поверят только своим друзьям и их фотографиям.

Да заполнятся Instagram и Facebook фотографиями с хештегом #uzbekistan, а телевидение — фильмами, снятыми в Кызылкумах и Чимгане!

 

8 комментариев

  • Доктор Водкин фон Портвейнов:

    Эффективное средство излечения от фотопаранойи — это префронтальная лоботомия, но в некоторых случаях поможет только прямой укол бензина в мозг.

      [Цитировать]

  • ANV:

    «поможет только прямой укол бензина в мозг.»
    Без милиции останемся. (рука-лицо)
    А бензин подоражает. )))

      [Цитировать]

  • Куврук:

    «боязнь людей с фотоаппаратом должна быть уничтожена».
    Радикально, но невыполнимо. Боязнь — фобия, фобии не могут быть уничтожены, только подвергнуты лечению. Но в данном случае нет места фобии. Это политическая традиция, часто смещенная на бытовой уровень. Инструмент манипулирования информацией и управления общественным сознанием. Старая добрая традиция закрытых обществ.
    Не надо самих себя при обсуждении проблемы загонять в угол. Какие разрешения, какие запреты? Любой имеет право снимать с такой же свободой, как пользоваться собственным глазом. Объектив распространяется по миру с фантастической скоростью — фотокамеры, но еще больше телефоны и пр. Фотографами становятся массы, запретить массам снимать невозможно. Бороться с фотографией, все равно, что бороться с зеркалом. Эта аномалия доживает последние дни и в Узбекистане. И запреты скончаются сами по себе, без всякой воли к тому бюрократии. Относительно иностранных компаний — дело сложнее. Это вопрос денег, всегда будет соблазн «подоить». Но телевизионщики — публика непростая, с большим ресурсом влияния на общественное мнение и правительственные институты. В их распоряжении мощный инструмент — посольства. Пусть посольства молвят слово о свободе телесъемки, обращаются в правительство, пусть «загрызут» «Узбеккино», наконец (не велика потеря). Для того они и аккредитованны, не для одного же плова и фестивалей.

      [Цитировать]

  • Алекс:

    Никита! А почему статья на таком «специфичном» сайте? Для такой, «ограниченной аудитории»? Силовики, сюда точно не заходят! Надо, в «Новостях Узбекистана»! На «Газета.уз»… Хотя-бы!

      [Цитировать]

    • Куврук:

      Хотя вопрос и к Никите, но все же замечу, что публика здесь, на сайте, в целом вполне нормальная, не «ограниченная». Заметка обращена не к «силовикам», а к обществу, к людям, мнения и действия которых как раз и способны изменить ситуацию.

        [Цитировать]

    • татьяна:

      На «Газета.уз» статья опубликована еще вчера.

        [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Запрет на съёмку появился после демонстрации по телевидению сериала «На солнечной стороне улицы». В этом фильме узбеки не занимаются ничем иным, как только выращиванием конопли и производством наркотиков. Организатором наркобизнеса и наркобароном является русская женщина. Русский учитель математики и физики с утра до вечера сидит на крыльце и пиликает на гармошке, в промежутках, как идиот, бегает по улице за своим сыном с ремнём. Ну и тому подобные яркие кадры жизни Узбекистана. Авторам фильма ничего не сказали, а меры приняли. С тех пор, фото и киносъёмка в Узбекистане не приветствуется

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.