К этнической истории узбеков Бухарского оазиса в XIX-начале XX вв. История

Бухарский оазис, располагавшийся в долине нижнего Зеравшана, является самым населенным оазисом Среднеазиатского междуречья. Он окружен почти со всех сторон пустыней (Кызыл-Кум), соединяющийся с соседними, менее населенными оазисами только узкими культурными полосами долины р. Зеравшана. Бухарский оазис еще с древних времен считался очагом орошаемого земледелия, а в прилегающих к степям и пустыням районах — скотоводство. Население района издавна занимается выращиванием хлопка, хлебных злаков и разведением каракулевых овец.

Начало научного изучения этнографии и этнической истории оазиса было связано с деятельностью путешественников, представителей дипломатических миссий на территорию Бухарского эмирата в первой половине XIX в. Вопросами этнического состава Бухарского эмирата интеросовались А.Борнс, А.Вамбери, Д.Н.Логофет, Н.Ханыков[1] и Н.А.Аристов[2].

В первой четверти XX века по этническому составу и истории узбекских племен Бухарской области были проведены специальные исследования, основная часть которых была связана с процессом национально-территориального размежевания Средней Азии, проведенным в 1924 году. Однако, полученные данные, по переписи в достаточно полной степени не освещают этнические процессы и состав населения Бухарской области.

Во второй половине XX века значительные исследования населения оазиса были проведены К.Шаниязовым. Он посвятил ряд работ: карлукам, кипчакам, канглы, узы и др.[3] Известно, что часть из них жила и на территории Бухарской области. Публикации К.Шаниязова, заложившего основы узбекистанской школы этнографии, изобилуют интересными фактическими материалами и ценными наблюдениями.

Каракалпаками оазиса занималась Л.С. Толстова[4].

Проводила исследования по этническому составу населения города Бухары О.А. Сухарева, дав подробное описание бухарских кварталов и их этнического состава. Проблемы этнической истории узбеков региона освещались в работах Б.Х.Кармышевой[5].

Одновременно проводились филологические исследования, в которых также затрагивался вопрос этнической истории узбеков Бухарского региона[6]. На основе данных районирования 1926 года М.Мирзаев попытался составить этнографическую карту региона.

Проблеме этногенеза узбеков были посвящены ряд работ академика А.Аскарова[7]. Результаты исследования вышеотмечанных авторов показывают, что в Бухарском оазисе в XIX – начале XX вв. проживали различные этнические группы, большинство из которых составляло тюркоязычное население. Время заселения тюркоязычного населения региона можно условно разделить на несколько этапов. Часть тюркоязычного населения жила в регионе с древней эпохи (носители Кызылкырской культуры). Другая группа переселилась в Бухарский оазис в раннем средневековье (тюрки, карлуки, халаджи). Остальные группы переселялись в регион в различные периоды вплоть до позднего средневековья. Основная масса тюркоязычного населения оазиса являлась потомками узбекских племен, таких как мангыты, кунграты, сараи, алчины, арлаты, бахрины, буркуты, джалаиры, дурманы, калмаки, каракалпаки, катаганы, кенагасы, кераиты, кипчаки, киргизы, кияты, курама, кырки, маситы, минги, моголы, найманы, татары, чагатаи, юзы и др.

По переписи 1924 года общая численность населения в Бухарском и Гиждуванском уездах составляла 301 955 человек. Из них 248 253 человека были узбеками, что составляло 82% населения. Узбеков без племенной идентификации насчитывалось более 62 тысяч, из них 26205 были переселенцами из Хорезма[8].

По данным М.Мирзаева узбекское население Бухарской области в лингвистическом отношении делится на 4 группы:

  1. одноязычная группа узбеков, говоривших, на карлуко-чигиле-уйгурском диалекте. Они составляли большинство узбеков.
  2. Узбеки, говорившие на огузском диалекте.
  3. Узбеки, говорившие на кипчакском диалекте.
  4. Двуязычная группа, говорившая как на узбекском (карлуко-чигиле-уйгурском диалекте), так и на таджикском языках[9].

На огузском диалекте говорило население Каракульского и Алатского туманов, некоторых сел Ромитанского тумана: Сепата, Корали, Челонгу, Села Кохиштувон около Газли, села Чандир Вабкентского тумана, некоторых сел Бухарского тумана: Лоша, Харгуш, Хумин, Хумдонак и др. Населения говорившие на огузском диалекте представлено узбеками алат, баёт, джигачи, даргали, жанафар, караун, каравул, саёт, салыр, эрсари, чандир, эски, тамджик, бурджок[10] и т.д.

На кипчакском диалекте говорила часть населения некоторых сел Навоийской (бывшей Бухарской) области[11].

Двуязычним узбекским населением считали себя потомки мангытов, урганджи, найманов[12].

Часть населения Бухарского оазиса к началу XX века была таджикоязычной. Таджикоязычное население с тюркскими родоплеменными названиями в Бухарской области насчитывало более 5 тысяч человек[13]. Они были бывшие узбеки, оказавшиеся в языковой среде таджиков, которые большей частью ассимилировались с таджикским населением по языку, но сохраняли узбекское этническое или родо-племенное самоназвание.

Более 10% населения Бухарской области, а в некоторых районах до 20% составляли переселенцы из Хорезма – урганджи. Переселение их из Хорезма началось после захвата края Чингисханом. Вторая волна переселенцев приходится на вторую половину XIV века, что было связано с походами Амира Темура в Хорезм. Третья волна переселения относится к периоду правления эмира Шахмурада (1785-1800). Группа урганджи жила и в самой Бухаре. Часть их жила в квартале Буйробофон, куда была переселена Шахмурадом. Они жили совместно с туркменами племени хидир-эли[14].

В переписях 1924 года урганджи зафиксированы как единая группа без каких-либо родоплеменных подразделений. Однако, наши полевые исследования показали, что некоторые урганджи знали свое родо-племенное происхождение: саиды, кунграты, махдумы и др. В настоящее время, значительная часть урганджи уже не помнит названий этих групп. Большинство урганджи перешли с родного огузского диалекта на местный бухарский диалект узбекского языка. В этнографическом плане многие урганджи, восприняв культуру бухарского населения, сохранили лишь отдельные элементы культуры хорезмийских предков.

Общая численность урганджи в Бухарской области в 1924 году достигала 26.715 человек. Жили они почти исключительно в Бухарском оазисе, в районе: Вабкент-дарьи — 11.705 человек, сответсвенно в Хайрабаде -1.505 ч., Шофрикане- 4.990 ч.; Султан-рабате — 1.030 ч.; Пирмасте- 4.325 ч.; Абу Муслиме – 440 ч., Хархон-руде-1.810 ч. В Каракульском оазисе было зарегистрирована урганджи в количестве 390 человек[15]. Урганджи жили в таких селах как: Кумак, Ниёз ходжа, Кули Одина, Карабаши, Бринч фуруш, Кули Баён, Касри Азад, Гиждумак, Пирмаст, Анжербак, Чигатой, Гишты, Дехнау, Гаушан, Тез Гузар, Фуругон и др.

Особую группу населения региона представляли представители традиционных элитных религиозных групп: саиды-ишаны, ходжа, шейхи. В 1924 году представителей этих трех привилегированных сословий, насчитывалось в Бухарском оазисе 6580 человек, в том числе: в Вабкент-дарье — 1.810 чел. (все три группы, но в большинстве саид); в Шахруде -1065 чел. (660 саид, остальные ходжа); в Пирмасте — 1.000 чел. (875 ходжа, остальные саид); в Шофрикане — 1.355 чел. (ходжа); в Хархон-руде — 545 чел. (ходжа); в Хайрабаде — 380 чел. (саид); в Султан-рабате -265 чел. (все три группы); в Пайкенте — 165 чел. (саиды). В Каракульском оазисе — 655 душ (475 ходжа, а остальные — шейхи). Часть этой элитарной группы была тюркоязычной, а другая таджикоязычной[16].

Элитные группы представляли собой «карахани». Название Карахани, или Карахан, среди топонимов Заравшанской долины связано с родом ходжей карахани. По данным Б.Х.Кармышевой род карахани считал себя потомством «святого» Карахана, известного в народе как Аулия-ата — «Святой отец», мазар которого находился в г. Джамбуле (поэтому в прошлом этот город назывался Аулия-ата). Согласно их легендарной родословной, этот святой являлся потомком Али в шестом колене[17] (Кармышева Б.Х., 1976, с.151).

В XIX-начале XX вв. большинство население Бухарской области назвавшее себя узбеками были оседлыми земледельцами. Поэтому мы не согласны с тезисом о том, что в XIX веке под узбеками понимались лишь потомки даштикипчакских племен. Этноним узбек в этот период имел более широкое распространение. В XIX веке в бухарском оазисе имеется также термин «карача». Этот термин впервые встречается в монгольскую эпоху и обозначал неэлитное кочевое население «чернь». Во время переписи 1924 года в Бухарской области были зафиксированы многие тысячи «карача». Они были оседлыми земледельцами и жили в таких селах как: Йўл бўлди, Хонабод, Мўғулон, Вардонзи и др. В переписи «карача» обозначено как племя, хотя на самом деле, это не этноним. Поэтому мы можем включить карача в одну группу с оседлым населением, не знавшим родо-племенного деления. Отметим, что часть таджикоязычного населения оазисе также обозначала себя как «карача».

Таким образом, результаты анализа переписи 1924 года и наши полевые работы показывают, что во первых, дальнейшее изучение этнических процессов населения Бухарского оазиса является весьма актуальным и перспективным, требующего специального монографического исследования; во вторых этноним узбек в этот период среди оседлого тюркоязычного пласта населения уже имел более широкое распростронение.

А.М. Маликов (Самаркандский Государственный университет)

[1] Ханыков Н. Описание Бухарского ханства. Санкт-Петербург, 1843

[2] Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности. – Живая старина. Вып. 3-4. СПб., 1896

[3] Шаниязов К. К этнической истории узбекского народа. Т., 1977.; Шаниязов К. Узы (Из истории родоплеменных делений узбеков). – Общественные науки в Узбекистане. 1970, №2. ;Шониёзов К. Канг давлати ва канглилар. Ташкент, 1990; Шониёзов К. Карлук давлати ва карлуклар. Тошкент, «Шарк». 1999

[4] Толстова Л.С. Каракалпаки Бухарской области Узбекской ССР (по материалам полевых исследований 1960 г.) // Советская этнография. №5, 1961

[5] Кармышева Б.Х. Очерки этнической истории южных районов Таджикистана и Узбекистана. М., 1976

[6] Мирзаев М.М. Узбек тилининг Бухоро группа шевалари. Тошкент, 1969

[7] Аскаров А. Некоторые вопросы истории становления узбекской государственности // Общественные науки в Узбекистане. 1997. №3-4; Аскаров А.А. Некоторые аспекты изучения этногенеза и этнической истории узбекского народа // Материалы к этнической истории населения Средней Азии. Ташкент, 1986

[8] Материалы по районированию Средней Азии. Кн.1. Территория и население Бухары и Хорезма. Часть 1. Бухара. Ташкент, 1926. С. 149, 262, 256-258, 263, 270

[9] Мирзаев М.М. Узбек тилининг Бухоро группа шевалари. Тошкент, 1969. 11-19 б

[10] Мирзаев М.М. Узбек тилининг Бухоро группа шевалари. Тошкент, 1969. 15 б

[11] Ўша манба. 17-бет

[12] Ўша манба. 21-бет

[13] Материалы по районированию Средней Азии. Кн.1. Территория и население Бухары и Хорезма. Часть 1. Бухара. Ташкент, 1926. С. 232-233-бетлар

[14] Сухарева О.А. Бухара 19 — начало 20 в. (Позднефеодальный город и его население). М., 1966

[15] Материалы по районированию Средней Азии. Кн.1. Территория и население Бухары и Хорезма. Часть 1. Бухара. Ташкент, 1926. С.197

[16] Ўша манба. С.206-207

[17] Кармышева Б.Х. Очерки этнической истории южных районов Таджикистана и Узбекистана. М., 1976. С.151

Источник.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.