Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть двадцать восьмая История

В. Фетисов

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть двадцать восьмая

В конце ноября 1880 года российский «морской агент» (атташе) в Германии капитан 1-го ранга Н. А. Невахович передаёт в Петербург информацию о том, что в Англии готовы к спуску на воду два современных крейсера, предназначенных Китаю. Кроме того, в Германии, начато строительство двух новых броненосцев, которые должны будут усилить мощь морских сил Поднебесной.

И уже в следующем году из английской верфи в Китай отправляются два лёгких крейсера «Чаоюн» и «Янвэй». Надо сказать, что по такому показателю как скорость (16,5 узлов) они превосходили российские корабли. Упоминаемые Неваховичем броненосцы — «Динъюань» и «Чжэньюань» -также были построены и стали самыми мощными китайскими военными кораблями XIX века. Это был серьёзнейший аргумент в геополитическом противостоянии двух империй, Россия ещё не имела подобных кораблей.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть двадцать восьмая

 

Китайский крейсер «Янвэй» («Грозящий») в доке английского Ньюкасла. Фотография 1881 года

Тревожная информация приходит и из других источников. Русский консул в Тяньцзине К. И. Вебер (впоследствии первый посол в Корее) сообщал о переброске из южных провинций Китая к Пекину и в Маньчжурию войск, продовольствия и закупленного в Европе оружия. Всё это непрерывным потоком доставлялось парусными судами и зафрахтованными английскими пароходами. В дневнике военного министра, появляется тревожная запись:

«Поспешил известить по телеграфу начальников дальних пограничных округов, чтобы они занялись разработкою плана для будущего военного устройства наших пограничных с Китаем окраин, ввиду выяснившегося намерения нашего гигантского соседа развить и преобразовать свои военные силы. Уже теперь Китай не тот, каким был лет 15 тому назад, а кто знает, каким он будет впредь через 15 лет».

Войны Петербург явно не хочет. В дневнике Милютина в записи от 12 декабря 1880 года, читаем:

«Вчера присутствовал в совещании по китайским делам; оно происходило в Министерстве иностранных дел, с участием нового министра финансов Абазы. Общее настроение клонилось к уступчивости, для избежания во что бы ни стало войны с Китаем…»

Но и в Пекине, несмотря на усиленную подготовку к войне и угар патриотизма, военного столкновения с могучим соседом явно опасались.
В июле 1880 года по приглашению одного из кланов в столицу империи Цин прибыл знаменитый генерал Чарльз Гордон. Личность настолько неординарная, что не рассказать о нём нельзя.

Чарльз Джордж Гордон, был одним из самых известных британских генералов 19 столетия, известный под именами «Китайского Гордона», «Гордона Хартумского» или «Гордона-Паши». Во время Крымской войны, он был ранен при осаде Севастополя.
В 1857-1858 годах и в 1860 году участвовал в “опиумных” войнах против Цинов.
Крупный знаток Китая, Гордон объехал и изучил значительную часть Цинской империи.

Во время тайпинского восстания (крестьянская война в Китае против маньчжурской империи Цин и иностранных колонизаторов) воевал на стороне китайского правительства, и в звании главнокомандующего китайской армии, сыграл решающую роль в подавлении мятежа.
В 1874 году мы видим его уже в северной Африке, где по поручению Хедива (вице-султана) Египта Гордон участвует в завоевании Верхнего Нила, выступив в Судан во главе 2000 войска. Расположив свою штаб-квартиру в Гондокоро (Исмалия), Гордон воздвиг ряд укреплений вплоть до Великих озёр. Снискав борьбой с работорговлей определенную известность и уважение в этом регионе, генерал Гордон, в 1877 году становится губернатором Судана.

Именно этого, действительно выдающегося военного и политического деятеля, китайцы пригласили в качестве «советника по военным вопросам». Генерал Гордон был для Пекина бесспорным авторитетом, и его оценка возможной войны привела, в какой-то степени, к мирному разрешению кризиса. Зная на личном опыте возможности, как русской, так и китайской армий, Гордон уверил китайцев, что войска Российской империи куда сильнее цинских солдат.
“Вы не одержите победу в войне с Россией, если только не сожжете Пекин и не переместите императора и столицу в какую-либо удаленную провинцию, — нарисовал страшную картину британский генерал, — и далее добавил, — такой шаг будет губительным для судьбы империи”.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть двадцать восьмая

 

Чарльз Гордон в костюме китайского мандарина.
Из коллекцииThe Royal Engineers Museum and Library & Archive

Китайская аристократия ещё не забыла бегства из Пекина во время последней «опиумной» войны, поэтому совет Гордона произвёл на неё удручающее впечатление.

Была ещё одна причина, — внутренняя, делавшая войну совсем нежелательной при любом её исходе. Императору Гуансюю едва исполнилось десять лет. От его имени правила тётка, вдовствующая императрица Цы Си. Умная женщина и искушённая в интригах правительница, она умело играла на противоречиях различных китайских кланов. После «рецепта» Гордона в сентябре 1880 года в Пекине собрался высший орган империи Цин,- Военный совет (Цзюньцзичу), на котором императрица сделала маньчжуро-китайской элите предложение, чтобы сторонники военного столкновения с Россией приняли на себя обязательство в случае поражения Китая возместить императорской казне все издержки войны, включая выплату контрибуции. Военный совет утвердил это «предложение», направленное прежде всего против лидеров двух самых влиятельных «генеральских кланов» — Цзо Цзунтана и Ли Хунчжана, наместника столичной провинции Чжили.

Для императрицы Цы Си, относящейся к маньчжурскому меньшинству, к этому времени стало абсолютно ясно, что этническим маньчжурам и их власти угрожает любой исход войны с северным соседом. Китай только оправился от тридцатилетних внешних и внутренних потрясений, поэтому затяжная война с Россией явилась бы гибельной для династии. Победа же, неминуемо привела к чрезмерному усилению кланов Ли Хунчжана и Цзо Цзунтана, то есть этнических китайцев.

Для власти маньчжурского меньшинства любое усиление влияния этих кланов было чрезвычайно опасным. Поэтому в Пекине, осознав все угрозы, решили не доводить конфликт до открытого столкновения. Наместник столичной провинции Ли Хунчжан, в отличие от Цзо Цзунтана, также не жаждал реальной войны. От подготовки к военным действиям он уже получил все возможные преференции – крупные финансовые средства, полученные из государственной казны, позволили ему усилить мощь собственных войск.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть двадцать восьмая

 

Ли Хунчжан на демонстрации первого в Китае пулемёта «Максим», фотография конца XIX века

Именно войска Ли Хунчжана первыми получали новые винтовки и пушки, а заказанные в Англии и Германии новейшие крейсеры и броненосцы предназначались для прикрытия морских подступов к Пекину, и также входили в «генеральскую группировку» столичного наместника.
Оставался единственный авторитетный противник мирного решения – Цзо Цзунтан.

Чтобы нейтрализовать «императорского уполномоченного комиссара по военным делам в Синьцзяне», неустанно призывавшего к войне с Россией, его, в конце 1880 года вызвали в Пекин для почётного повышения. Цзо Цзунтан был торжественно назначен «советником трона» и главой Военного министерства.

Путь к мирным переговорам был открыт, и, чтобы продемонстрировать России готовность к компромиссам, бывший посланник Чун Хоу, приговоренный к смертной казни, был помилован, а в Петербург императрица Цы Си отправила Цзэн Цзицзэ — старшего сына Цзэн Гофаня, весьма почитаемого основателя всех китайских «генеральских кланов». Перед отправкой Цзэну-младшему был присвоен титул «хоу», что на русском дипломатическом языке соответствовало титулу “маркиз”.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть двадцать восьмая

 

«Маркиз Цзэн». Фотография 1880-х годов

В Петербурге известие об отправке мирной миссию «маркиза Цзэна» встретили с огромным облегчением. Компромисс был достигнут, и в феврале 1881, за 17 дней до убийства Александра II, новый русско-китайский договор был подписан. В его преамбуле говорилось: «желая, для скрепления дружественных между ними отношений, разрешить некоторые пограничные и торговые вопросы, касающиеся пользы обеих империй».
В итоге России досталось чуть менее трети территории «Илийского края». Китай заплатил России не 5, а 9 млн рублей серебром. Некоторый бонус получила и Британия, поскольку сумма компенсации была выплачена через лондонский BaringsBank и равнялась «девяти миллионам металлических рублей» или одному миллиону четыреста тридцать одной тысячи шестьсот шестьдесят четырём фунтам стерлингов и двум шиллингам.

Комиссаром по передаче Илийского края Китаю был назначен генерал-майор А.Я. Фриде, которому Колпаковский, исполнявший в связи с болезнью Кауфмана обязанности туркестанского генерал-губернатора, вручил военную и гражданскую власть в Илийском крае, снабдив его обстоятельной инструкцией. Главная задача, которая стояла перед туркестанской администрацией заключалась в том, чтобы «сдать Кульджу китайцам без переворота и без пролития крови и остановить население от эмиграции в наши пределы». В середине июня 1881 г. Фриде объехал все поселения Илийского края, убеждая жителей не бояться прихода китайцев и оставаться на своих местах. Однако все его уговоры были напрасны. Везде он получил «самые твердые заявления о желании поголовно переселиться в русские пределы», «ни страх разорения и бедствий при переселении, ни любовь к родине и уважение к могилам предков, остававшихся на китайской территории, ни предупреждение их об отказе в какой-либо денежной помощи при переселении и о недостатках воды и земли в русских пределах, предположенные семиреченскою администрацией под переселенцев, ничего не останавливало таранчей и дунган в их стремлении перейти в русские пределы: Мужчины, женщины, выставляя своих детей, с воплями обнимая ноги комиссара, просили не оставлять их китайцам, обещая своими трудами, поведением, жизнию, если она понадобится, отблагодарить великого белого царя за милостивое разрешение переселиться к нам».

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть двадцать восьмая

 

Генерал А. Я. Фриде. Гравюра Ю. Барановского с фотографии
В. Козловского. Журнал “Всемирная иллюстрация” 1879. Т. 21

В пределы России начался массовый исход мусульманского населения Илийского края. Общее количество переселившихся и принявших российское подданство уйгур, казахов и дунган, составило приблизительно 70 тыс. человек.
13 августа из Кульджи начался вывод российских войск. “Илийский кризис” был мирно разрешён, но обе стороны тут же принялись укреплять свои общие границы, прежде всего, на Дальнем Востоке — в ближайшее десятилетие число войск по обе стороны Амура и Уссури увеличилось вдвое.
Через 20 лет, в 1901 году, России всё-таки пришлось воевать в Маньчжурии. В коалиции с европейскими странами и США, русские войска приняли участие в подавлении “боксёрского восстания”в Китае. Но это уже совершенно другая история, а мы из Семиречья вновь перенесёмся в знойные Туркменские пустыни.

Продолжение следует

Источники:
1. Пиленко А. Новые броненосцы для Китая. Журнал «Морской сборник», №2, 1881
2. Милютин Д. А. Дневник. Т. 3. 1877–1880 гг. Т. 4. 1881–82 гг. М., 1950
3. У. С. Черчилль. Индия, Судан, Южная Африка. Походы Британской Армии 1897-1900. М.:”ЭКСМО”, 2004. С. 115-161
4. О.Р. Айрапетов. На пути к краху. Русско-японская война 1904–1905 гг. Военно-политическая история. М. Алгоритм. 2014
5. Пантусов Н.Н. Записка о переселении кульджинских оседлых мусульман в Семиреченскую область//Отдел редких книг и рукописей Национальной библиотеки РК им. Аль Фараби.

На заставке: “Официальное объявление о передаче Кульджи Китаю”. С наброска Н. Хлудова

Источник.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.