В год диалога с народом: вопрос о сохранении здания Кауфманского приюта остается открытым Разное

Автор Тамара Санаева. Фото автора.

В год диалога с народом: вопрос о сохранении здания Кауфманского приюта остается открытым

Известие о возможном сносе столетнего исторического здания, которое в течение более чем 75-ти лет занимал Институт энергетики и автоматики Академии наук Республики Узбекистан (ныне Научно-технический центр АО «Узбекэнерго») в эти дни из самых обсуждаемых в Ташкенте. Информационный портал «Новости Узбекистана» поднял вопрос о необходимости сохранить памятник архитектуры в статье «Сносить нельзя, сохранить для потомков: Ташкент может лишиться еще одного исторического здания».
Публикация вызвала широкий общественный резонанс и необходимость вступить в диалог с представителями власти, в руках которых находится судьба уникального строения.

Реализация Программы по комплексному развитию Мирзо Улугбекского района столицы на 2017–2019 годы вызвала много вопросов у жителей, вынужденных покинуть родные стены в связи со сносом их домов и переехать в предоставляемые квартиры. Но есть среди этих вопросов один, касающийся достояния всего города, — его истории, культуры, человеческой памяти. Люди взволнованы: сохранят ли городские власти памятник архитектуры начала прошлого века, если по плану развития на этой территории намечен снос жилых и нежилых строений?

Чтобы получить ответ на вопрос, который не удалось решить в субботний вечер, с началом рабочей недели по просьбе редакции я предприняла попытку связаться с хокимом района по телефону. Из трех указанных в интернете телефонов два номера в течение часа отвечали длинными гудками, а по третьему номеру вежливый девичий голос автоответчика просил подождать, когда освободится оператор, а спустя минуту сообщал, что свободных операторов нет, и всякий раз давал отбой. Поделилась ссылкой на публикацию и разместила запрос от имени редакции портала «Новости Узбекистана» на странице хокимията в фейсбуке. Решив не ждать у моря погоды, в очередной раз отправилась в Штаб по сносу. Было 11 часов утра 10 июля, и ответственный за охрану здания, в котором разместился Штаб, вновь не пропустил дальше вынесенной за ограждение проходной, объяснив, что нет на месте ответственных «штабистов», а единственный из дежурных слишком молод, не компетентен и не уполномочен беседовать с журналистами.

В год диалога с народом: вопрос о сохранении здания Кауфманского приюта остается открытым

Направилась в Научно-технический центр АО «Узбекэнерго», расположенный тут же, через узкую дорогу. Кругом кипела работа по переезду бывшего института в новое помещение на окраине города: лежавшие под стенами стопки книг загружали в фургон, рядом в махалле кипела работа по сносу частных строений. В холле, тут же вычислив во мне представителя СМИ, подошли научные сотрудники.

— Вы нас защищаете? Спасибо! Может, здание не снесут? Мы здесь всю жизнь проработали.

Ветераны института рассказали, как в 2006 году к ним приходили из Государственного управления в области охраны и использования памятников истории и культуры Узбекистана, провели экспертизу здания и на основе имеющихся в архивах документов внесли его в реестр охраняемых государством объектов. Спустя год новое руководство института пыталось выгодно продать здание — может, это миф, но чего только не было в годы приватизации! – и сотрудники отстояли его, ведь по закону это здание как памятник архитектуры не подлежит купле-продаже.

Направилась в сторону вошедшего в холл директора Научно-технического центра. Представилась, попросила руководителя назвать себя и ответить на вопрос о судьбе здания. Солидный человек отказался озвучить своё имя, а на вопрос «Почему?», резко ответил:
— Не хочу. Мне некогда, работать надо.

Пожелав ему успеха в работе, протянула руку на прощания. Надо отдать должное, не отказался от рукопожатия.

В год диалога с народом: вопрос о сохранении здания Кауфманского приюта остается открытым

Что же случилось с нашими людьми за четверть века, подумала я, если они боятся назвать своё имя и категорически не желают давать интервью?

Решила идти дальше по управленческим инстанциям. Направилась в районный хокимият, войдя в него, как у нас принято, со двора. Группка рабочих под палящим полуденным солнцем выщипывала сорняки на будущем газоне, защищенном от палящего солнца натянутой над ним черной сеткой. Зрелище не для слабонервных… Охранник на вахте, изучив мой паспорт и спросив о причине визита, с некоторым колебанием по моему настоянию позвонил в приёмную. Через некоторое время ко мне вышел молодой, по-восточному обходительный сотрудник. Объяснил, что хоким Шерзод Давлятович Кудбиев проводит собрание, а сам он не уполномочен давать ответы журналистам. Я предложила пройти в приёмную, где могла бы подождать хокима. Сославшись на порядки, сотрудник хокимията побеседовал со мной в одном из свободных кабинетов первого этажа, а потом сопроводил в небольшой холл с несколькими кабинетами, и удалился по своим делам, которых у работников любого хокимията немало — сюда поступают десятки тысяч обращений, в том числе пересылаемые через государственные порталы.

Не буду длить «песню акына» о проведенных в холле не минутах — часах. Не сразу заметила, что сижу под выложенной на стене золотыми буквами цитатой из речи главы нашей республики: «Не народ государственным учреждениям, а государственные учреждения должны служить народу». Поддерживаю этот тезис. Главное, чтобы он работал на деле.

В год диалога с народом: вопрос о сохранении здания Кауфманского приюта остается открытым

Сообщили, что хоким района отбыл на другое совещание. Готова была ждать его, сколько потребуется – хоким человек государственный, дел у него предостаточно, судя по тому, что даже по телефону журналисту к нему не пробиться. Спустя четыре часа кто-то в коридорах хокимиятской власти принял «соломоново решение»: предоставить мне встречу с исполняющим обязанности архитектора Мирзо Улугбекского района Миробидом Джамаловым. Оказалось, он пока не числится в штате хокимията, работает в Чиланзарском районе, но не отказал в просьбе помочь мирзоулугбекцам с масштабной реконструкцией. Не отказался также взять на себя ответственность и дать ответы на интересующий редакцию и читателей портала вопрос: какова судьба здания Кауфманского приюта — он же школа-коммуна Лубенцова, Институт энергетики и автоматики, он же Научно-технический центр АО «Узбекэнерго».

В год диалога с народом: вопрос о сохранении здания Кауфманского приюта остается открытым
В год диалога с народом: вопрос о сохранении здания Кауфманского приюта остается открытым

В самом начале беседы архитектор положил передо мною ксерокопию Решения хокима города Ташкента Р. Усманова за № 20 от 9 января 2017 года «О разрешении на снос и подготовку к строительным работам по благоустройству». Документ обязывал хокима Мирзо Улугбекского района выполнить все перечисленные в нем требования по сносу и очистке территории для дальнейшей работы по благоустройству. Ответы архитектора на мои вопросы были деловиты, но не прояснили будущее архитектурного памятника, о котором так болит душа ташкентцев.

— По вопросу об этом здании, — сказал Миробид Джамалов, — пока никакого решения не принято. Вопрос рассматривается Кабинетом Министров Узбекистана, так как это историческое здание, и существует государственная комиссия, которая уполномочена решать такие вопросы. На основе работы комиссии будет сделано заключение Кабинета Министров. На сегодняшний день мы не получили никаких поручений о сносе или реставрации здания.

Спросила, как в таком случае мог бы он прокомментировать информацию о посещении данного объекта премьером и смысл заголовка «Здание Кауфманского приюта в Ташкенте сохранят» на портале gazeta.uz.

— Я ничего не могу сказать, меня там не было. У нас есть решение хокима города о благоустройстве и озеленении данной территории, там будет парковая зона. Об этом здании в решении ничего не написано, и мы никаких поручений не получали.

На вопрос, каково личное мнение архитектора по возможному сносу исторического здания и неужели он не предпримет никаких действий по сохранению памятника старины, Миробид Джамалов ответил:
— Я не свободный архитектор, я на государственной работе. В любом случае, какое бы у меня ни было личное мнение, если будет принято решение, я поступлю по закону. Для меня основание – решение хокима, Кабинета Министров, Президента. Мы должны действовать на основании их решений. Я тоже сторонник того, чтобы наследие осталось – здание это историческое, оно представляет туристический интерес. Я собрал для себя немало информации об этом здании, изучил документы, узнал, когда и как оно было построено, фотографировал, осмотрел его снаружи и изнутри, нашёл редкие снимки в интернете. Если у меня будет возможность, я предоставлю эту информацию.

На этом наш разговор завершился. Вопрос о сносе или сохранении и реставрации здания пока не решён. Здание спешно освобождают от имущества, принадлежащего бывшему Институту энергетики и автоматики — вывозят всё, что возможно, на новое место дислокации научного центра. И в считанные дни могут начать снос строения, если Кабинет Министров вынесет заключение о нецелесообразности сохранять данный памятник архитектуры.

Не могу говорить от имени всей общественности, но от себя лично, своих коллег-журналистов и читателей информационного портала «Новости Узбекистана», многочисленных друзей в Ташкенте и по всему миру, прошу хокима города Ташкента Р. Усманова, премьер-министра Республики Узбекистан Абдуллу Нигматовича Арипова и всех, от кого зависит судьба памятника архитектуры, рассмотреть вопрос о сохранении данного здания, имеющего большую историческую и культурную ценность для нашей столицы.

Источник

8 комментариев

  • SEMYON:

    Кому-то дом в нетерпёж построить из николаевского кирпича. А раз так, то снесут (так же как рубят деревья) и плевать хотели на общественное мнение. Скорее всего уже поделили между собой некую сумму. Так что, не волнуйтесь, там уже без нас всё решили.

      [Цитировать]

  • SEMYON:

    «— Я не свободный архитектор, я на государственной работе. В любом случае, какое бы у меня ни было личное мнение, если будет принято решение, я поступлю по закону. Для меня основание – решение хокима, Кабинета Министров, Президента. Мы должны действовать на основании их решений. »

    В первою очередь, он специалист и эксперт в отличии от хокима и остальных, так как имеет соответствующее образование. По закону он имеет право написать рапорт и обосновать нецелесообразность сноса здания с просьбой отменить такое решение.

    «Я собрал для себя немало информации об этом здании, изучил документы, узнал, когда и как оно было построено, фотографировал, осмотрел его снаружи и изнутри, нашёл редкие снимки в интернете. Если у меня будет возможность, я предоставлю эту информацию.»

    Вопрос почему эту информацию он, по закону, не предоставил вышестоящим органам?
    На мой взгляд он или просто дилетант, или заинтересован в сносе! Считаю, что в любом случае, этими словами и бездействием он предал свою профессию и своих учителей!

      [Цитировать]

    • J_Silver:

      Он просто заинтересован сидеть на своем месте и дальше, а еще лучше — пересесть в кресло повыше! Только и всего…
      Никому никакая информация при принятии решений неинтересна…

        [Цитировать]

  • lvt:

    Если там действительно предполагается зелёная зона, то этот сказочный замок просто находка. Как я понимаю, он сейчас весь в перегородках. Но если освободить пространство, там может зазвучать музыка. Молодые актёры и художники, юные студенты всегда нуждаются в залах для показа своих несовершенных, но дерзких творений.

      [Цитировать]

  • Соколов С.В. Израиль.Хайфа.:

    Уважаемый Президент Узбекистана-господин Мирзияев. Только в Вашей власти спасти оставшееся чудо архитектуры Ташкента. Поручите
    реконструцию,благоустройство и авторский надзор здания ПРИЮТА архитектору Сереже Адамову , и получите еще один бесподбный шедевр- достпримечательностьРеспублики.

      [Цитировать]

  • Соколов С.В. Израиль. Хайфа:

    Фоме. Я,написал,как написал. Если, что -то не понятно , обращайтесь к Ереме.

      [Цитировать]

  • Элла:

    Дорогие сограждане! Мне не совсем понятно о чем речь? Вы сами бывали там? В 80-е годы я работала в институте энергетики и автоматики, чуть больше года! Старое скучное здание, внутри вообще ничем не примечательное, разве что высокими потолками…… Ну да, конечно снаружи это здание отличается от современных…. Но, уважаемые, если бы не сносили старые постройки и не возводили новые, разве наш город был бы таким красавцем, как сейчас? Да и не только у нас, во всем мире на смену старому приходит новое…. Да, мы с умилением и ностальгией рассматриваем старые фото улиц нашего города, мы как бы возвращаемся в детство, в юность… а но неужели вы хотели бы, чтобы наш Ташкент и сейчас выглядел как в 50-е,60-е…? Конечно историю надо уважать и помнить, и сохранять исторические места, которые имеют значение в истории и интересны для посещения…. но это здание… Зачем сохранять? Вы думаете это привлечет туристов? или горожан? сомневаюсь….

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.